На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Хованская история. Космография

Дм. Добров • 24 августа 2015 г.
Клоун

Обитаемый мир делится на Хованск, Дохованск и Захованск. Поговаривают также, что где-то на краю земного круга находится страна, называемая Индия, но современная наука опровергла эти вымыслы древних летописцев: никакой Индии на свете не существует. Говорят также, что где-то в Захованске существует древняя местность, исторически называемая Ебропа, но это вымыслы уже не летописцев, а извращенцев. Разумеется, никакой Ебропы на свете не существует.

Отдельные граждане Хованска почему-то полагают, что живут они в местности, называемой Ибанск. Соответственно, две прочие части обитаемого мира они называют Доибанск и Заибанск, но непонимания с прочими гражданами Хованска у них почему-то не возникает. Одни говорят – Хованск, другие – Ибанск, а непонимания нет, все имеют в виду одно и то же и прекрасно понимают друг друга, причем это касается не только географических названий, но и всех без исключения однокоренных слов. Величайшая эта проблема получила в современной науке название Хобанский парадокс. К сожалению, парадокс этот по сей день не разрешен.

Дата основания Хованска и основатели его неизвестны, но современная наука считает, что у Хованска не было основателей: он существовал всегда и будет существовать вечно. Однако академик Хованючкин в своей последней ученой работе, физически сблизив время и энергию…

Трагедия

Дальше часть текста приводимого документа подмочена соком консервированного зеленого горошка. Дело в том, что данный документ совершенно случайно обнаружила в консервной банке здоровая потребительница Хованская, когда вскрывала банку с целью, как она утверждала в суде, приготовления салата. Обнаружив в банке вместо горошка этот уникальный документ, здоровая потребительница Хованская подала в суд на супермаркет, утверждая, что дирекция его нанесла ей моральный вред на сумму сто семьдесят три тысячи тунгусских динаров, по каковой причине потребовала от суда и дирекции выплатить ей восемьсот двенадцать тысяч мрачных ефимков. Дирекция с возмущением отказалась платить, и началась судебная баталия… 

Года через два на судебном заседании генеральный прокурор супермаркета, от скуки ковыряя в носу, попросил у потребительницы Хованской разрешения «глянуть на эту бумаженцию, которую там замариновали». Хованская немедленно назначила цену — тысячу мрачных ефимков. Прокурор от удивления прекратил ковырять в носу и назвал ее мародершей. Он назвала его жмотом. Он возмутился и подробно рассказал ей о своей щедрости. Она назвала его лжецом. Он вспылил, подскочил к ней и стал кричать ей в лицо о своей честности, брызгая слюной и потрясая перед ее носом растопыренными ладонями. Она плюнула ему в лицо. Он упал в обморок.

Когда прокурора супермаркета привели в чувство врачи с прибывших по спецвызову восьми машин скорой помощи, потребительница Хованская с улыбкой протянула ему документ и сказала: «Пожалуйста, читайте. Мне разве жалко? И чего на женщину кричать было?»

Прокурор с прежней скукой пролистал несколько страниц и вдруг заинтересовался… Через пять минут он сказал потребительнице Хованской: «Мы удовлетворим ваш иск сегодня, если я смогу оставить это у себя навсегда». Потребительница Хованская рухнула в глубокий обморок, но все-таки успела прошептать адвокату номер своего счета в ЗАИББе (Заибанском банке). Так «Хованская история» стала достоянием современной науки, а потом и общественности.

Космография

…времени без определенных физических условий.

Никто не знает точно, существуют ли эти лица или они уже умерли. От живых, вернее — от родившихся сравнительно недавно, они отличаются только тем, что не откликаются на свои имена и фамилии, зато откликаются на любые другие. Поэтому в Хованске весьма распространены не имена, а прозвища: многие наши современники, чтобы не обидеть людей прошлого, то ли еще существующих, то ли уже нет, тоже перестают откликаться на свои имена, но охотно откликаются на прозвища. Раскрытие же подлинных имен строжайше запрещено законом, принятым на очередной сессии Депутатского отдела Главного супермаркета Хованска (ГСХ), а прозвища в Хованске обычно подтверждаются государственными документами, даже паспортами.

Поскольку времени в Хованске не существует, а все исторические лица, даже из самой глубокой древности, имеют возможность побеседовать с нашими современниками, то истории в Хованске тоже практически не существует. Например, если школьники в Учебном отделе ГСХ изучают историю, то им ни к чему читать учебники: к ним на урок приходят выдающиеся деятели революции, убеленные сединами, и с воодушевлением повествуют о днях своей отважной молодости… Когда они уходят, учитель, разумеется, объясняет детям, что на самом деле никакой революции в Хованске не было: это вымыслы древних летописцев. На выходе же из Учебного отдела детей, разумеется, встречает представитель Последнего и решительного союза, который объясняет им, что их учитель — заибанский шпион. В совокупности это называется на официальном языке «взвешенная оценка»: каждый человек имеет право ознакомиться с различными точками зрения на историю и выбрать собственное мнение, какое придется ему по вкусу.

«Взвешенная оценка» предполагает, что человек, выбирая между двумя мнениями, обычно взаимоисключающими, сформирует собственное мнение на основании «взвешиваемых». Чаще всего это приводит к тому, что хованцы начинают разделять два взаимоисключающих мнения одновременно; некоторые делают это осознанно и даже гордятся этим, объявляя себя людьми толерантными. Нередко, например, можно услышать утверждение, что революция — это, конечно, вымысел древних летописцев, спору нет, но не можем же мы предать память о жертвах БГК и ССПК? Нет, не можем, просто сил у нас на это не хватает, но и поверить в вымыслы древних летописцев сил тоже…

БГК и ССПК — это некие античеловеческие революционные организации, созданные для убийства простых людей, которые погубили двенадцать миллиардов человек как минимум. Знаменитый писатель Исай Ложный, вырвавшийся из мрачных подвалов БГК, считает даже, что погубленных в застенках БГК было сто тридцать четыре миллиарда, хотя далеко не все разделяют эту точку зрения. Некоторые даже существование БГК и ССПК подвергают сомнению, ибо о них почти ничего не известно, но память об их жертвах священна для всех нас, и мы увековечим ее. Недавно глава Управляющего отдела ГСХ Муля лично издал распоряжение — вековечить! Встретили аплодисментами и слезами. И никто не возражал, кроме, разумеется, подхованцев.

Увы, подхованцы и бублякинцы — это беда Хованска, тяжкий его камень на шее. Подхованцы — единственные люди в мире, на которых не распространяется Хобанский парадокс. Они верят, что название Подхованск хованцы выдумали нарочно, с той только целью, чтобы оскорбить их подчиненным положением, положением под Хованском. Поэтому они требуют называть себя не подхованцами, а подзаибанцами, а местность свою — Подзаибанск. Недавно, впрочем, один знаменитый подхованский историк предложил согражданам плюнуть на хованцев и назвать свою местность историческим именем — Зевсида Великолепная или, еще лучше, Арий Поднебесный, а то и еще какое историческое имя можно придумать, на любой вкус, но возмутительное это предложение было отвергнуто подхованским парламентом с решающим перевесом — девять голосов.

Одновременно подхованцы провозглашают, что хованцы украли у них имя, историю и культуру, а потому должны в законодательном порядке передать им свое имя и все прочее, включая язык. Иначе говоря, хованцы должны, по их мнению, называться подхованцами и заговорить на подхованском языке, а подхованцы будут называться хованцами и говорить на хованском языке. Тогда, наконец, Хованск и Захованск соединятся в их лице, они станут пупом Земли, работать перестанут вовсе и будут целыми днями валяться на лавке да лопать вареники со сметаной, запивая их самогоном. Верят в это многие, хотя и не все. Ну, об их делах мы еще расскажем в своем месте, а претензии их к Муле состояли в том, что вековечить также нужно их память, несчастных подхованцев, как главных жертв БГК и ССПК.

Бублякинцы же — это жители деревни, называемой Большое Бублякино, но хованцы часто в путанице называют эту местность Блябукино, а жителей ее, соответственно, блябукинцы, на что бублякинцы сильно обижаются. Бублякинцы почему-то полагают, что хованцы хотят завоевать их деревню и заставить их работать на себя, чтобы сами они могли целыми днями валяться на лавке да лопать… Ну, это вы уже знаете.

Бублякинцы постоянно ждут вооруженного нападения со стороны Хованска, и это превращает их жизнь в ад — они очень сильно боятся. Чтобы избавиться от страха, они каждое воскресенье пишут коллективные письма главному президенту Заибанска (ГПЗ), в которых умоляют ввести к ним в деревню оккупационную армию, чтобы избавить их от оккупации. Именно по итогам этих душераздирающих писем ГПЗ и решил однажды посетить Бублякино. Приехал он и пришел выступать на местное телевидение с успокоительной речью, которую написали сто тридцать четыре аналитика и восемьсот десять психологов. Увы, по несчастному стечению обстоятельств речь эту не услышал ни один бублякинец. Президент начал свою речь со страстного обращения, выверенного психологами до тонкостей: «Блябукинцы мои!»— После этого все без исключения бублякинцы, как по команде, выключили свои телевизоры и потом начали называть ГПЗ «наш…»

Удалено цензурой

Пошляки,— сказал Фриц.— Надоели уже эти цензурные ограничения, сил нет, свободы слова хочется. Вот я — свободная либеральная личность, образованный и культурный человек, водки не пью (только коньяк), прочих дурных привычек не имею и так далее, все исключительно в положительном духе. Почему я не могу прийти на центральное телевидение и высказать им все в глаза? И это у них называется свобода слова?

— Вам только дайся,— ответил генеральный прокурор Главного супермаркета Хованска,— и тотчас развалите всю общественную систему. Вот я недавно путем сложнейших оперативных мероприятий, разглашать которые строго запрещено, обнаружил чудовищный выпад против самых основ нашего конституционного строя — тайную революционную рукопись, запечатанную в консервную банку вместо…

Продолжение следует

Зову живых