На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Письмо президенту

Дм. Добров • 7 ноября 2015 г.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Тяжелые обстоятельства вынуждают меня обратиться к Вам с этим письмом. Мы, патриоты России, Ваши сторонники, подвергаемся целенаправленным издевательствам со стороны властей Свердловской области. Наглость наших местных властей дошла до того, что мы были объявлены сумасшедшими, а отдельные из нас даже помещены в новую психиатрическую больницу в селе Егорьевка Алапаевского района, построенную специально для политических противников. Знаменитый в некоторых темных кругах бизнесмен Н.И. Ежов, проявлявший попечение о строительстве новой больницы, является вовсе не бизнесменом и даже не Ежовым, потому что это псевдоним, а вообще неизвестно кем. И этот неизвестный человек владеет якобы государственной больницей, нагло объявляя ее частной. Вот до чего у нас дошло, Владимир Владимирович! Каратели в белых халатах уничтожают наш патриотический разум на специальной закрытой лечебнице, а обратиться за помощью мы можем только к Вам лично, потому что везде засели пятоколонники.

Наглость их дошла до того, что они посмели объявить сумасшедшим даже народного депутата Федорова и даже, даже великого патриотического писателя Старикова, якобы они на нас дурно влияют своим патологическим разумом. Подумайте, какая наглость! Народный избранник и великий патриотический писатель у них стали сумасшедшими! Недавно один из пятоколонников в белом халате мне так и заявил: «Вас, батенька, излишне взволновал этот Федоров, да и второй, из подпевал… »— «Позвольте, говорю, милейший, меня взволновал вовсе не депутат Федоров и даже не великий патриотический писатель Стариков, а отсутствие духовного общения с ними через интернет, которого вы лишили меня силой!»— «Хорошо, говорит мне это чудовище в белом халате, давайте разрешим вам духовное общение с этими маньяками. А если вы опять на людей кидаться начнете?»

Ну, что тут скажешь? Работают профессионалы подтасовок, точно бьют, по форме верно, но по существу — издевательство. Да, недавно мы, активисты сборочного цеха, вышли на открытую борьбу с пятоколонниками, а руководствовались мы при этом только Вашим, Владимир Владимирович, политическим призывом: «Если драка неизбежна — бей первым». По Вашему призыву и вышли мы на честный бой с пятоколонниками, встретили их на узенькой дорожке и вломили им, конечно, по первое число (пускай не лезут, гады), но в полиции выяснилось, что никакие это не пятоколонники, а рабочие нашей же вагонки, которые тоже вышли на честный бой с пятоколонниками… А я еще удивлялся, почему это пятоколонники кричат: «Бей пятую колонну!» Для маскировки, что ли?

Да, вышла прискорбная ошибка, господа лекаря! Но неужели очевидную ошибку можно объявить душевным помешательством и прибегать к политическим подтасовкам? Нормальные бы люди, Владимир Владимирович, Вас объявили сумасшедшим, а не Федорова со Стариковым, с которыми мы состоим в духовном общении, потому что мы руководствовались исключительно Вашим призывом, но эти подлые трусы из пятой колонны вообще не способны к политической борьбе. А сильны они только потому, что засели везде, как учит депутат Федоров, и только на Вас теперь вся надежда, Владимир Владимирович!

Когда проявился в обществе наш патриотический порыв по Вашему призыву, а мы ведь так себя и называем, Путинский призыв,— на нас и навалилась пятая колонна во всей ее красе. Меня лично лишили семьи: моя родная дочь незадолго до моего ареста за патриотические убеждения, который пятоколонники называют «принудительная госпитализация», заявила мне про героического депутата Федорова: «Не хочу смотреть этого придурка» (прошу прощения, не грешу против истины и не стесняюсь приводить истинные выражения зомбированных пятой колонной). Вот так, товарищи мои, братья и господа больные, а ведь еще совсем недавно мы всей семьей дружно смотрели замечательную аналитику депутата Федорова, чай пили, я даже телевизор цифровой купил, чтобы из интернета смотреть можно было (пятая колонна блокирует Федорова везде, но интернет ей пока не доступен). А теперь вот героический депутат нашей Родины стал в глазах молодежи просто «придурком» и даже «маньяком», как называет его мой сын… Что они сделали с молодежью, Владимир Владимирович? Это ведь жуткое изуверство!

Поэтому, Владимир Владимирович, я с огромным воодушевлением принял Вашу инициативу по созданию всероссийской организации школьников, устроенной, ясное дело, для того, чтобы вырвать наших детей из грязных лап пятой колонны. Я ходил по камере (мерзавцы называют ее «палата»), призывал Вас всуе и плакал от счастья, никак не мог сдержать слез радости, лившихся ручьями… И что Вы думаете? Эти мерзавцы в белых халатах вкололи мне сульфазин (серу в масле, наркоманы рассказали), называемый в их двуличных записях пирогеналом,— изуверское средство, полученное в тайной лаборатории Берии, которое используется вместо смирительной рубашки (ломает человека хуже, чем при героиновой ломке, как утверждают наркоманы; если же не верите, сами попробуйте себе серу в жопу засандалить!). Вот так у нас и встречают патриотизм, Владимир Владимирович,— серой в персиковом масле! Вкусно, черт побери! Травят наших патриотов серой, как чертей! И после этого они смеют называть депутата Федорова сумасшедшим? А не знаете ли Вы, Владимир Владимирович, как они называют великого патриотического писателя Старикова? Повторять страшусь.

Когда отошел от серы в масле, сел я писать своим детям небольшое письмо на сорока пяти расчетных страницах с кратким изложением своей патриотической позиции (жену спасти уже не надеюсь). Тут, конечно, мерзавцы набежали: «Ага, кричат, систематизация бредовых идей!»— Нет, вы слышали, Владимир Владимирович? Письмо детям родным у этих ненормальных называется «систематизация бредовых идей». И кто из нас сумасшедший?

Я им прямо заявил: «Господа лекаря, требую человечного обращения! Хотите лечить от бредовых идей — давайте человечные средства, атипичные нейролептики!»— «Нет, говорят, на атипичные вашим Путиным денег не отпущено, а потому принимать будете типичные, сульфазин или аминазин, более ничего в нашей глуши не имеем. Сульфазин вам почему-то не нравится (странно, правда?), так что…»— Вы слышали? Аминазин этот жалкие французики изобрели году в 1948 в своей тайной лаборатории Берии, тоже, ясное дело, для пыток. Аминазин, конечно, лучше сульфазина будет, наркоманы его даже хвалят в сравнении, но где же, позвольте осведомиться, технический прогресс? Где человеколюбие? «А это, говорят, ты у своего Путина спроси, который денег на бесплатную медицину не дает» — прямо так и утверждают, враги народа, без малейшего стеснения. У них это называется «психотерапия» (зомбирование), знаем, нарочно хотят перевести все свои мерзкие стрелки на нашего патриотического вождя, последнюю надежду России, он, дескать, во всех их гадостях и виноват. Я-то давно их раскусил, но не все еще понимают, не все еще прониклись засильем у нас пятой колонны. Вполне им проникся пока только депутат Федоров, духовного общения с которым я был лишен изуверами в белых халатах. Великий патриотический писатель Стариков тоже почти все понимает, но и его пятая колонна вырядила в сумасшедшие…

Вот так, товарищи мои, братья и господа больные, вот так ставят у нас знак равенства между патриотизмом и сумасшествием. Вы слышите, Владимир Владимирович, как Вас обвиняют во всех психопатологиях на свете? Думаете, пятая колонна на этом успокоится? Если же вы все-таки находитесь в ложном успокоении, слушайте чудесную аналитику депутата Федорова, слушайте, слушайте, заклинаю Вас… Героический депутат Федоров — это один из немногих людей, которые скажут Вам всю правду в лицо! Все остальные — проклятая пятая колонна!

А по поводу отсутствия атипичных нейролептиков, Владимир Владимирович,— это явное вранье, пока еще, к сожалению, не разоблаченное ни героическим депутатом Федоровым, ни великим патриотическим писателем Стариковым. Да и сами подумайте, если современные лекарства в нашей психбольнице отсутствуют, то какова же роль во всем этом деле вышеназванного мерзавца, который подло скрывается за именем преступного сталинского наркома Ежова? Что, у него денег на препараты нет, если он целую психбольницу в деревне отгрохал для патриотов? Между прочим, пять корпусов да с аллеями! Даже для «алкоголиков» корпус есть отдельный, то есть для патриотов, которые выпивают! Все у него есть, у мерзавца Ежова, нарочно они пытки применяют, Владимир Владимирович, сломать нас хотят сульфазином… Но не знают пятоколонники, что патриотов России серой в жопу не сломить! Когда же я откровенно говорю им это, мерзавцы фиксируют у меня «паранойяльные мотивы» и все время пишут, пишут, пишут своим неразборчивым почерком всякие глупости… А куда же, позвольте осведомиться, написанное ими пойдет, Владимир Владимирович? Куда, я Вас спрашиваю? Кому они потом припишут всю эту «историю болезни»? Ну? Неужели Вам еще не понятно, человеку высших мыслей?

Уже много дней я безуспешно пытаюсь вступить не только в духовное общение с депутатом Федоровым, но и в обратную связь с ним — бесполезно, все попытки пресекаются мерзавцами в белых халатах «для моего же блага». Интернета здесь вообще нет на сто километров вокруг — отрезаны мы от цивилизации в лапах пятой колонны, а письма отсюда не уходят без цензуры «для нашего же блага». Это капкан, Владимир Владимирович, это жуткий капкан для всех нас, патриотов России, которые идут за Вами, за героическим депутатом Федоровым и за великим патриотическим писателем Стариковым.

Недавно, Владимир Владимирович, у меня отняли самое дорогое из оставшегося в этой поганой патологической жизни — Ваш фотографический портрет, который я прятал в подушке. После этого мерзавцы перевели меня в наблюдательную камеру (напомню, они называют ее «палатой»). Это значит, что за всяким моим движением следят через камеру наблюдения два мордоворота-надзирателя, «санитары» на их языке, морда каждого из которых немного шире телевизора. Стоит мне сделать неправильное движение, например спрятать руку под одеяло, как немедленно появляются они оба и спрашивают с угрозой: «Ну? Чего хотел? Укол, что ли, поставить от беспокойства вне очереди?»— Укол значит сульфазин, ибо от аминазина я весьма легкомысленно отказался письменно, под личную роспись (мерзавцы, какие мерзавцы), а ничего другого у них якобы нет. Так и живу пока, но не сдаюсь. Сульфазин принимаю курсами, две недели подряд раз в два дня через две недели отдыха, но не помогает вообще — «бредовые идеи» остаются. Их это, впрочем, не заботит совсем, и пытка продолжается с пугающей регулярностью. Кстати, напомню, сульфазин они называют в своих наглых записках пирогеналом (тот же черт, только за правым плечом). А свалят на кого потом, не понятно еще, да?

К счастью, мне удалось подкупить «санитаров» (обещал им по миллиону на тупую морду), благодаря чему Вы, Владимир Владимирович, и можете читать это скорбное послание патриота, жизнь которого была погублена пятой колонной. Я отлучен от своей семьи и вообще от всего мира, но не сдаюсь — буду бороться до конца, как Вы и учили нас: «Если драка неизбежна — бей первым». Беспокоит же меня только одно — судьба нашего патриотического движения, даже и Ваша судьба, Владимир Владимирович, если хотите честно.

Заклинаю Вас как человека высшей мысли, высшего разума, подумайте сами, кем пятоколонники займутся после того, как уничтожат рядовых патриотов и даже наших великих вождей вроде Федорова и Старикова? Ну? Неужели Вы еще ничего не поняли, Владимир Владимирович? Наши жизни погублены уже окончательно, но все мы живем только надеждой на Вас и на будущее нашей страны под Вашим руководством. Заклинаю Вас, не дайте им победить и заточить Вас вслед за нами в сумасшедший дом… Ну, сами подумайте, если даже великие наши люди вроде Федорова и Старикова в их глазах являются только умалишенными, то кем окажетесь для них Вы? Вы сидите там у себя в столицах и даже приблизительно не знаете, не в обиду Вам будет сказано, каких сокрушительных успехов добились пятоколонники в провинциях, особенно в глубинке. Уже все сплошь оккупировано ими, как и учит депутат Федоров, а Вас, извините, пока только терпят…

Я, Владимир Владимирович, прекрасно уже изучил пятоколонников, даже и тех из них, которые называют себя «психиатрами». Я знаю, чего они хотят. Уверяю Вас и умоляю мне верить: если Вы не примете меры к защите героического депутата Федорова и великого патриотического писателя Старикова, которым грозит психическая опасность, то и сами когда-нибудь окажетесь в наблюдательной палате на курсе сульфазина-пирогенала (эта мерзость может иметь еще сотню названий — для Вас придумают новое, не сомневайтесь). Не скрою, если Вас пошлют к нам в больницу, то мне Ваше соседство будет приятно, но в том ли наша с Вами задача, Владимир Владимирович, чтобы кончить свои дни в сумасшедшем доме? Не должны ли мы, наконец, после двух с половиной провальных десятилетий добиться блага для нашего народа? И это единственное, Владимир Владимирович, что теперь страшно терзает меня ночами… Все остальное уже позади.

Зову живых