На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Бандера

Дм. Добров • 15 мая 2014 г.

Вчера, дорогие наши читатели, в нашей столице случилось просто потрясающее происшествие: Верховному Совету Украины на закрытом заседании явился сам — кто бы вы думали?— Степан Бандера. Да-да, тот самый, Герой Украины — взял себе и явился среди бела дня. Или не явился, а причудился? И вообще, Он ли это был? Да, в зале заседаний было сделано несколько фотоснимков, и эксперты подтвердили: это был Он, нет ни малейших сомнений. Да, но как же давно умерший человек может материализоваться снова? Не был ли Он галлюцинацией? С таким вопросом мы обратились к знаменитому психиатру Бене Бондаренко, который, впрочем, предпочитает называться Бандеренко.

— Скажите, господин Бандеренко, это была массовая галлюцинация?

— Массовых галлюцинаций не бывает.

— А-а… А что бывает?

— Вы о чем?

— Ну, об этом — явлении Бандеры народным избранникам.

— А что вас, собственно, удивляет? Идеал нации лично явился депутатам — в силу государственной необходимости. Почему вы решили, что это похоже на галлюцинацию?

— Да я не знаю… Не похоже?

— Ничуть, смею вас заверить как профессионал.

— Так… А как же это? Он ведь давно умер.

— Идеал нации бессмертен.

— А-а… Значит, это нормально?

— Совершенно нормально.

— А почему же тогда весь Верховный Совет развезли по психиатрическим больницам?

— Ну, люди испытали вполне понятное потрясение от встречи с мечтой. Разве вы никогда не волновались, когда ваши мечты чудом исполнялись?

— Да я как-то…

— Вот и они немного переволновались от радости. Ничего страшного: подлечат и выпишут.

Да, ничего страшного, говорит профессионал, но читать стенограмму исторического заседания, признаюсь, было немного страшновато от мистического ощущения встречи с великим прошлым нашей страны…

Мы приводим фрагменты стенограммы исторического заседания Верховного Совета, на котором депутаты обрели Идеал нации. Увы нации, стенографистки не сохранили нам все заседание, потому что постоянно падали в обморок от счастья…

* * *

Турчинов: Вы, Симоненко, не коммунист, а лжец и вообще враг нации! Видал я коммунистов в свое время… Симоненко! Вы что, с ума сошли? Что вы рот открываете и на меня пальцем показываете? Чего?

Симоненко: З-з-з… за…

Турчинов: Чего – за? Вы, наконец, будете говорить на государственном языке или нет?

(И.о. президента Турчинов оглядывается и падает с кресла в обморок. На председательское место садится С.А. Бандера)  

Бандера: Симоненко, чего вы опять рот открываете? Не признали?

Симоненко: Я коммунист, господин Бандера, и вас не боюсь!

Бандера: А этот не коммунист, да? (Показывает указательным пальцем вниз, где лежит тело и.о. президента Турчинова). Вы, Симоненко, от него отличаетесь только тем, что не предали свою партию за тридцать сребреников, как он. Предателей не люблю. Что? Кто сказал, на суку вздернуть гниду? Встаньте!

(Встает Ирина Фарион)

Бандера: О, здесь дамы… Ваша фамилия?

Фарион: Ирина Фарион, Степан Андреевич.

Бандера: Жидовка?

(Ирина Фарион с грохотом падает в обморок)

Бандера: Симоненко, чего это с ней? Может, женское?

Симоненко: Вы же сами назвали ее врагом нации.

(Легкий ропот в зале)

Бандера: Я?

Симоненко: Ну, да. Враги украинской нации, по вашему учению, господин Бандера, это ляхи, жиды и москали. Забыли уже?

Бандера: Это не мое учение. У меня, товарищ Симоненко, мать была полячка из бедных — Мирослава Глодзинская, а при рождении моем родители нарекли меня по-польски Стефаном, чтоб вы знали. Так и на могиле моей в Неметчине написано — «Стефан Бандера». По документам-то я всегда был Стефаном. А с ляхами, жидами да москалями Митька-сволочь переборщил или, может, другой кто из москалей, не помню уже.

Симоненко: Митька-сволочь?

Бандера: Да Донцов же! Вы что, историю Украины не знаете? Сволочь был редкостная, теперь в аду горит, задницей на сковородках вертится и жалко причитает: «Прости, Украина»… Ну, не будем о грустном, уважаемые господа. Вы, значит, всё заседаете, да? О народе поди думаете?

(Ропот восхищения в зале. Многие падают в проходах на колени и со стуком бьются лбами об пол. Раздаются реплики с мест: «О народе!», «О народе, Степан Андреевич!»)

Бандера: Что ж, хорошо. Молодцы! О народе думать хорошо. Тогда позвольте спросить вас, уважаемые господа, до чего довели вы нашу Украину? Ну? Те же самые коммунисты, извините за выражение, оставили вам, вороватым мерзавцам, изобильную и процветающую страну в таких границах, о которых даже Митька-сволочь в юности мечтать не мог. И что? Что вы с ней сделали, ворюги?

(Весь зал, кроме фракции КПУ, бросается в проходы, падает на колени и со стуком бьется лбами об пол)

 

[Разрыв в стенограмме]

 

Бандера: А эту курву, товарищ Симоненко, я бы лично на осине вздернул! И рука бы не дрогнула! Сколько она нашему народу убытков нанесла, а эти вороватые сволочи в президенты Украины ее двигали! Холера! Пёсья кровь! Пердолина старая!

(Стоны в зале, истерические крики, удары лбами об пол, реплики с мест: «Это не мы! Она сама, Степан Андреевич!»)

 

[Разрыв в стенограмме]

 

Бандера: А какой враг нашего народа придумал вам лозунг «москалей на ножи»? Мы, патриоты Украины, воевали не против москалей и даже не против жидов, а против власти московских жидобольшевиков. Разница понятна или объяснить?

(Покаянные удары лбами об пол, обмороки, стоны, реплики с мест: «Понятна!»)

 

[Разрыв в стенограмме]

 

Симоненко: Господин Бандера, вы коммунист!

Бандера: Нет, товарищ Симоненко, я не коммунист. В тридцатых годах, признаюсь, я был по убеждениям национал-социалистом, но с тех пор по сей день случилось так много всего, в том числе — с Ромкой-сволочью, что лучше уж в свете этих событий быть коммунистом… Вы меня понимаете?

(Покаянные удары лбами об пол, обмороки, стоны, нечленораздельные крики, реплики с мест: «Понимаем!»)

Симоненко: Не понимаю! Извольте объясниться, господин Бандера! Кто такой Ромка-сволочь?

(Недовольный ропот в зале, удары лбами об пол, плачи и стоны)

Бандера: Не притворяйтесь глупее, чем вы есть, товарищ Симоненко. При чем здесь Ромка? Забудьте о нем навсегда. Я не садист, как обо мне говорят ваши москали! Ну, да, Ромка на сковородке теперь вертится, и пусть вертится, а я-то при чем? Просто я любил Украину и боролся с ее врагами — в первую очередь, с польской фашистской властью, запрещавшей у нас украинский язык и подвергавшей украинцев полонизации, а потом меня понесло… Но вы-то, сволочи продажные, что теперь делаете? Разве не то же самое, что ляхи в двадцатых и тридцатых годах делали с нами? Разве не польские фашисты запрещали нам говорить и учиться по-украински? И вы хотите, мерзавцы, чтобы я вас поддержал, когда вы теперь делаете то же самое, что ляхи в наше время?

(Покаянные удары лбами об пол, плачи и стоны, нечленораздельные выкрики с мест, удары лбами об стену, общая истерика)

 

[Разрыв в стенограмме]

 

Бандера: Да, уважаемые господа, мы были жадны, глупы, жестоки, раболепны, и у нас была еще тысяча недостатков, но мы-то боролись за нашу Украину, как умели. А вы, сволочи, за что боролись? За развал нашей Украины? За благо вашего хозяина? Зачем, зачем вы, идиоты кромешные, своими руками развалили нашу Украину?

(Стоны и плачи, истерики, обмороки, нечленораздельные выкрики, реплики с мест: «Это не мы!»)

 

[Разрыв в стенограмме]

* * *

Да, дорогие наши читатели, стенограмма великой речи Героя Украины продемонстрировала всем украинским политикам текущий вектор развития. Все, как один, мы говорим вслед за Героем Украины: москали, прочь с дорогой нашей Родины! Так завещал нам великий наш вождь Степан Бандера.

Зову живых