На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Кметь

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Это слово с потерянным значением встречается в Слове о полку Игореве в следующем предложении:

…а мои ти Куряни сведоми къ мети, подъ трубами повити, подъ шеломы възлелеяны, конець копия въскръмлени…


Цит. по: С.П. Обнорский. С.Г. Бархударов. Хрестоматия по истории русского языка. Часть первая. 3-е издание. М., 1999, стр. 220.

Слово «сведоми» значит известные, знатные, но переводят это совершенно иначе, неправильно:

А мои куряне опытные воины: под трубами повиты, под шлемами взлелеяны, с конца копья вскормлены, пути им ведомы…


Слово о полку Игореве.  Л.: Советский писатель, Ленинградское отделение, 1967, стр. 58 // Перевод Л.А. Дмитриева, Д.С. Лихачева и О.В. Творогова.

Слово кметь, конечно, поминает В.И. Даль: «КМЕТЬ м. стар. парень, крестьянин || земский воин, ратник. Слово южное, в Нвг. Пск. его не знали, у юж. слв. и поныне; не латин. ли comes, comites?».— Это неверно, в  Новгородской Первой летописи слово кметь встречается как в тексте, так и в приложениях (документах юридических), да и значение у Даля указано не старое, уже искаженное славянами.

Вот как данное слово употреблено в Ипатьевской летописи:

Изяславъ же отъ святое Софьи поеха, и съ братьею, на Ярославль дворъ, и Угры позва со собою на обедъ и Кияны, и ту обедавъ с ними на велицемъ дворе на Ярославли, и пребыша у велици весельи; тогда же Угре на фарехъ и на скокохъ играхуть, на Ярославли дворе, многое множество. Кияне же дивяхутся Угромъ множеству, и кметьства ихъ, и комонемъ их.


Ипатьевская летопись. Рязань: Александрия, 2001, стр. 288 — 289 // Русские летописи. Т. 11.

Здесь «кметьство» отличается от множества, т.е. либо от парней вообще, либо от некоего качества — множества как множества телесного, величины телесной и силы. Вполне вероятно, что в подобных случаях «кметьство» — это качество, например умение (к слову уметь):

Святославъ же, величаяся, показа имъ богатьство свое; они же видевше бещисленое множьство, злато, и сребро, и паволокы, и реша: «се ни въ чтоже есть, се бо лежить мертво; сего суть кметье луче, мужи бо ся доищють и болше сего».


Лаврентьевская летопись. Рязань: Александрия, 2001, стр. 192 — 193 // Русские летописи. Т. 12.

Здесь в виду имеются точно не люди, а некое их качество, которым и обладают мужи, способные найти больше показанного.

Вместе с тем слово это применимо было и к людям:

…и пустилъ есмъ Половечкскыхъ князь лепшихъ из оковъ толико: Шаруканя 2 брата, Багубарсовы 3, Овчины братье 4, а всехъ лепшихъ князий инехъ 100; а сами князи Богъ живы в руце дава [самих князей Бог живыми в руки дал]: Кокусъ с сыномь, Акланъ, Бурчевичь, Теревьскый князь Азгулуй, и инехъ кметий молодыхъ 15, то техъ живы ведъ, исекъ, вметахъ в ту речку въ Славлий…


Там же, стр. 241 — 242.

Здесь слово кмети стоит в качестве синонима к сочетанию «лепшие князья», т.е. это отнюдь не крестьяне и не простые ратники.

Стало быть, видим, что слово кметь употреблялось в древнерусском языке в буквальном значении своего корня. Очевидно ведь, что слово это является однокоренным со словами меткий, умелый, заметный, сметливый, а приставная К в нем того же свойства, что и в словах корова (рёва), козел (зол), кобура (бурая), кричать (к слову речь). Так и следует перевести сочетание «сведоми къмети» в Слове о полку Игореве, например знатные удальцы. На славянские же значения внимания обращать не стоит, так как эти языки являются производными от русского, см. ст. «Древняя Русь и славяне», а следовательно, новые значения русских слов, полученные не носителями языка, могут быть очень далеки от сути корня, что прекрасно видно по указанному у Даля значению слова кметь.

Зову живых