На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Карна и жля

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Это словосочетание никто не смог понять даже приблизительно, а потому не известно даже то, о чем речь идет в предложении с данными словами:

За нимъ кликну Карна и Жля, по скочи по Руской земли, смагу мычючи въ пламяне розе.


Цит. по: С.П. Обнорский. С.Г. Бархударов. Хрестоматия по истории русского языка. Часть первая. 3-е издание. М., 1999, стр. 222.

По данному поводу были высказаны следующие соображения, подводящие итог разысканиям:

За нимъ кликну Карна, и Жля поскочи по Рускои земли, смагу людемъ мычючи въ пламяне розе. Первые издатели полагали, что Карна и Жля — половецкие ханы. Позднее комментаторы стали склоняться к мысли, что здесь, как и в рассмотренном выше упоминании «девы Обиды», — олицетворение отвлеченных понятий. Слово Карна сопоставляли с глаголом карити — «оплакивать». «Жля» — с глаголом «жалеть» или со словом жля (желя) — «обряд оплакивания умерших». Ср.: «Уби Каинъ Авель брата своего и сътвориста желю Адамъ и Евга надъ нимъ» (Слово об Адаме) или «наведе на ны плачь и во веселье место желю» (Ипатьевская летопись под 1185 г.). Сложнее объяснить слово карна. Слов кара, карание и др., с которыми, начиная с В.Ф. Миллера, сопоставляют слово карна, в древнерусских памятниках не зафиксировано. О. Сулейманов (журнал «Простор», 1963, № 6, с. 102) высказал предположение, что «карна и жля» — искажение слов «кара жлан» — «черный дракон» — «известный образ степных мифов», и предложил перевод: «Кликнул кара жлан — черный змей, || И полетел по Русской земле, || Сжигая людей огнем || Из пламенных рогов».


Слово о полку Игореве.  Л.: Советский писатель. Ленинградское отделение, 1967, стр. 494 — 495 // Примечания О.В. Творогова. 

Откуда-то взялось слово людям — очередная ученая вставка, а то ведь без нее ничего не понятно…

Как ни странно, в переводе эти рассуждения не отражены:

По нем завопила Карна, и Жля понеслась по Русской земле, размыкивая огонь людям в пламенном роге.


Там же, стр. 60.

Можно только удивляться: почему же не перевели-то, если значения слов ясны? Так бы и писали: Завопил Плач, и Жаль понеслась по Русской земле, размыкивая огонь людям в пламенном роге. Логично, правда?

Прежде всего следовало обратить внимание на то, что «карна и жля» — это одно понятие, как и выше употребленное «братие и дружино», см. ст. «Деепричастия».

Вот Даль пишет: «КОРНАХА стар. корниха ж. нвг. птица рыболов, чайка; не от того ли, что она вьется над корной или матней невода?»— Нет, не от того, а от персидского слова карнай (горн) — военная дудка, которой подавали знаки в бою. Чайка кричит очень резко и высоко, неприятно, и новгородцам, видимо, это показалось похожим на резкие и высокие звуки горна. Отсюда же происходит слово карнать — резать (корнать у «образованных людей»). Если и был где отмечен глагол карить, то это искажение отсюда. Приводит Даль и слово «КОРНА?», и «КАРНА», в том же значении — матня. Нетрудно далее догадаться, что «жля» значит жалейка, а все вместе — чайка-жалейка.

Разумеется, чайка-жалейка не могла «скакать», а потому в слове «по скочи» легко находим ошибку — поскучи. Вот опять Даль: «Скучить, скулить, скугорить, гов. о собаке, визжать, выть и лаять неугомонно, скучая, требуя чего». О собаке или не о собаке, но чайка-жалейка, однако, тоже не человек.

По поводу же прочих слов можно заметить, что рог — это еще и дудка, все тот же горн, а смага — это жар, в любом смысле.

Потом кликнула чайка-жалейка, заголосила по Русской земле, страсти мыкая в пламенной дудочке.


Зову живых