На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Чага, кощей и шереширы

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Слова чага и шереширы встречаются в Слове о полку Игореве один раз, а кощей трижды, причем, судя по употреблению их в одной картине, слова эти загадочные как-то связаны по смыслу:

Ту Игорь Князь выседе изъ седла злата, а въ седло Кощиево.

Великий княже Всеволоде! не мыслию ти прелетети издалеча, отня злата стола поблюсти? […] Аже бы ты былъ, то была бы Чага по ногате, а Кощей по резане. Ты бо можеши посуху живыми шереширы стреляти удалыми сыны Глебовы.

Стреляй Господине Кончака, поганого кощея за землю Рускую.


Цит. по: С.П. Обнорский. С.Г. Бархударов. Хрестоматия по истории русского языка. 3-е издание. Часть первая. М., 1999, стр. 222, 223, 224.

Вот как пишут по поводу слова чага:

Чага ‘половецкая девушка, пленница, рабыня’… […].

Чага — кыпч., полов. čaγa ‘цыпленок, ребенок’… […].

Итак, нет сомнений в том, что чага в «Слове» представляет собой тюркское заимствование в значении ‘девушка — невольница, рабыня’, хотя в тюркских языках — древних и современных, а также в монгольском оно сохранилось только в значении ‘ребенок, цыпленок, детеныш’.


Н.А. Баскаков. Тюркская лексика в «Слове о полку Игореве». М., 1985, стр. 157.

Любопытно, почему же это нет сомнений, когда они должны быть у каждого мыслящего человека? Я уж не говорю о выдуманном значении — по «здравому смыслу» оно не годится в Слово о полку Игореве. Вот для осмысления перевод:

Великий князь Всеволод! Не думаешь ли ты прилететь издалека, отцовский золотой престол поберечь? […] Если бы ты был здесь, то была бы невольница по ногате, а половец по резане. Ты ведь можешь посуху живыми шереширами стрелять, удалыми сынами Глебовыми.


Слово о полку Игореве.  Л.: Советский писатель, Ленинградское отделение, 1967, стр. 62 // Перевод Л.А. Дмитриева, Д.С. Лихачева и О.В. Творогова.

Да что же это за человек-то такой, который восхищается низкими ценами на рабов? Вяжется ли это со Словом о полку Игореве? Хоть немного-то переводчики думают, что пишут? Похоже, что нет, раз бессмысленно переписывают всякую чушь.

По поводу исконно русского слова кощей, о чем даже дети знают, существуют следующие научные построения:

П.М. Мелиоранский (1902) определяет происхождение этого слова из qoš ‘кочевой поезд, вереница вьючных животных и арб’, а qoš-čy из qoš + čy — аффикс деятеля — ‘состоящий при обозе’ ~ ‘погонщик вьючных животных’. При использовании в качестве qoščy пленников слово это получило новое значение — ‘пленник, раб’.

В современных языках, например казахском, киргизском, каракалпакском, ногайском, qoš ~ qos имеет значение 1) ‘шалаш, временное жилище, в котором живут рабочие, пастухи’ и 2) ‘соха, плуг, прочие земледельческие орудия’, а qoš-čy ~ qos- čy — 1) ‘сопровождающий в пути, конюх’ и 2) ‘пахарь’.


Н.А. Баскаков. Указ. соч., стр. 158.

П.М. Мелиоранский глубоко заблуждался. Ну, что значит кощей бессмертный? Бессмертный раб? Где и когда «слово это получило новое значение ‘пленник, раб’»? Хоть один-то пример должен быть? Почему значения всегда нужно выдумывать?

Любопытно, что слово кощей встречается в Ипатьевской летописи, правда значение его из текста не ясно:

Братья же вси пожаловаша на Мьстислава, оже утаивъся ихъ пусти на воропъ [набег] седельникы свое и кощее


Ипатьевская летопись. Рязань: Александрия, 2001, стр. 369 — 370. // Русские летописи. Т. 11.

В.И. Даль определяет седельника так: «седельник стар. конюший или род конника при седле князя, почетный конвой и воинская охрана». Есть у Даля и слово кощей: «КАЩЕЙ м. сказочное лицо, в роде вечного жида, с прилагат. бессмертный […] || стар. смерд, подлый раб».— Последнее, однако, противоречит Ипатьевской летописи: на вороп «подлых рабов» не пускают, поскольку дело это весьма ответственное: того и гляди, по миру пустят, ограбят, зажилят добро… Можно допустить, что седельники — это конная охрана князя, а кощеи — пешие. Самое же слово происходит от слова сечь — ко-сечей, с той же приставкой, что и в словах корова (рева), козел (зол), кобура… Видимо, в более широком смысле кощей — это простой воин, откуда понятно и значение прозвища Кощей Бессмертный. Отсюда понятно также предложение «Ту Игорь Князь выседе изъ седла злата, а въ седло Кощиево», т.е. из золотого седла пересел в седло простого воина.

Указанное значение слова кощей в Ипатьевской летописи, пеший воин, применительно к шахматной игре преобразилось в слово пешка, а связь слова кощей с шахматами можно установить из загадочного слова «шереширы». Обратите внимание на выражение Слова о полку Игореве — «посуху живыми шереширы стреляти». Это значит, во-первых, что шереширы имеют отношение к воде, а во-вторых, что неживыми шереширами тоже можно «стрелять». Отношение шереширов к воде подтверждается у Даля: «ШИРЯ? Ширь? ж. стар. струг, лодка», или, иначе говоря, ладья, как называется у нас шахматная фигура. Вероятно, первая часть слова, шере-, связана с названием шахмат — шатранг, что позволяет допустить за «шереширами» шеренговые ладьи, шатранговые то ли с персидского, то ли с арабского языка. Отсюда «чага» — это король шахматный, чаган в смысле каган, каковое диалектное произношение вполне возможно.

По таком раскладу получаем совершенно логичное высказывание, даже и любопытную образность в смысле высокой литературы, о которой сказано столько громких слов и к алтарю которой уложено столько цветов:

Коли бы ты был, то пошел бы король по полушке, а пешка по чекушке, ты ведь можешь по свету живыми ладьями двигать, удалыми сынами Глебовыми.


Ну, а значения денежных единиц «ногата» и «резань» даны условно, относительно. Из трех древнейших летописей эти слова встречаются только в Новгородской Первой, но установить их точное значение невозможно: ясно лишь, что это меры платежа. Резань — видимо, это синоним слова рубль — Даль определяет как самую мелкую русскую монету, и это вполне логично, так как слово копейка появилось не ранее Александра Невского или Дмитрия Донского, у которых на печати и появился всадник с копьем, изображаемый теперь на копейках, а также на гербе Москвы. Ногату же Даль определяет как древнюю монету, «четыре на куну», т.е. золотую, вероятно, к тюркскому слову кюн, солнце, откуда и куница по цвету.

Для любопытства еще можно добавить, что нигде, ни в Европе, ни в Китае, ни даже в Персии, шахматные ладьи не изображались в виде боевой лодки, ладьи,— везде это боевая башня (у китайцев иной раз на слонах, откуда понятно имя другой фигуры — слон). Лодка же вместо башни встречается только, кажется, в Индии, на родине шахмат. При этом нет сомнений, что шахматы наши предки заимствовали у персов (впрочем, вернее на базаре в Багдаде), о чем говорит название фигуры — фарзин, ферзь, как называют эту фигуру шахматисты, пренебрегая именем королева (отсюда, вероятно, слово ферязь — облачение, одежда определенного покроя, мужская и женская, без ворота и пояса с длинными рукавами, а исток, видимо, в том, что ферзь тоже объемлет по функциям прочие фигуры, в том числе и коня по договоренности, «седельника»,— «ферзь всяческая», как указывает Даль).

Зову живых