На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Плюсквамперфект

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Данное составное сказуемое названо от латинского сочетания plus quam perfectum (больше перфекта) и выражает, как принято считать, действие, завершившееся ранее другого прошедшего действия (перфекта). Вот плюсквамперфект в Слове о полку Игореве:

Тии бо два храбрая Святъславлича, Игорь и Всеволодъ, уже лжу убуди, которую то бяше успилъ отецъ ихъ Святъславь Грозный Великый Киевскый, грозою, бяшеть притрепеталъ своими сильными плъкы и харалужными мечи, наступи на землю половецкую, притопта хлъми и яругы, взмути реки и озеры, иссуши потоки и болота, а поганаго Кобяка изъ луку моря отъ железныхъ великихъ плъковъ половецкихъ яко вихръ выторже. И падеся Кобякъ въ граде Киеве…


Цит. по: С.П. Обнорский. С.Г. Бархударов. Хрестоматия по истории русского языка. Часть первая. 3-е издание. М., 1999, стр. 222.

Теперь плюсквамперфект, вырожденный или нет, обозначает действие незавершенное — начавшееся, но прерванное другим действием или даже приведшее к не запланированному итогу вследствие другого действия: хотел было сделать, да не вышло. Примерно так обычно и переводят:

Так и те два храбрых Святославича, Игорь и Всеволод, уже зло пробудили, которое перед тем усыпил было отец их, Святослав грозный великий киевский, грозою своею, усмирил своими сильными полками и булатными мечами; пришел на землю Половецкую, притоптал холмы и яруги, взмутил реки и озера, иссушил потоки и болота. А поганого Кобяка из лукоморья, из железных великих полков половецких, словно вихрем вырвал, и пал Кобяк в городе Киеве…


Слово о полку Игореве. Л.: Советский писатель, Ленинградское отделение, 1967, стр. 61. // Перевод Л.А. Дмитриева, Д.С. Лихачева и О.В. Творогова.

Падежей переводчики не знали. «Тии» — это именительный падеж множественного числа, и к именительному или винительному падежу двойственного числа «два храбрая Святъславлича» он относиться никак не может, ни при каких условиях (он указывает на «поганых», помянутых выше). Таким образом, ни единый падеж в предложении со сказуемым единственного числа не согласован: «Тии бо два храбрая Святъславлича, Игорь и Всеволодъ, уже лжу убуди». Можно бы было решить, что сказуемое относится к слову «два», бывшему прежде существительным, но данное слово в сочетании «два храбрая Святъславлича» не является главным, т.е. это двойственное число — два храбрые Святославличи, где главным, повторю, является сочетание храбрые Святославичи, а слово два — определением к нему.

Вероятно, глагол «убуди» написан с ошибкой, а подлежащим здесь является «тии», так как из двух именительных в предложении первый обычно и ставится первым по порядку. В таком случае сочетание «два храбрая Святъславлича» будет или вторым падежом именительным, или падежом винительным, первым или вторым, см. о них ст. «Двойные падежи». По сути же второй винительный будет равен второму именительному, а потому выбор остается между первым и вторым падежом дополнения в сочетании «два храбрая Святъславлича», которые дадут следующие значения:

Они же двух храбрых Святославличей ложью «уже убуди», на ложь побудили.

Они же во двух храбрых Святославличах ложь «уже убуди».

Выбрать следует первое, так как ложь понималась, кажется, в вещественном смысле:

1218: И бысть на зиму, побеже Матеи Душильцевиць, съвязавъ Моисѣиця бириць ябетниць; новгородци же, угонивъше и, яша и на Городище, и въиде лжа въ городъ: выдалъ Твьрдиславъ князю Матѣя. ... и възвониша у святого Николы ... копяче люди на Твьрдислава. Новг. 1 лет., 58 (XIII в.).


Цит. по: Словарь-справочник «Слова о полку Игореве». В 6-ти выпусках. М.-Л.: Наука, Ленинградское отделение, 1965 — 1984. Выпуск 3 , стр. 59. // Составительница В.Л. Виноградова.

Сочетание же «уже убуди» — это перфектное составное сказуемое, пара к идущему далее плюсквамперфекту, и буквально переписывать это в перевод не следует: «уже» в данном случае означает лишь совершенность действия «убуди», перфект.

Далее в придаточном опять встречаем второй падеж — «то». Вот у Владимира Мономаха в письме его к Олегу в точности такой же второй падеж с весьма ярким по смыслу плюсквамперфектом:

Оли то буду грех створилъ, оже на тя шедъ к Чернигову поганых деля, а того ся каю.— Если тем было грех сотворил (буду грешен), что


Повесть временных лет. Издание второе, исправленное и дополненное. СПб: Наука, 1999, стр. 106. // Подготовка текста, перевод, статьи и комментарии Д.С. Лихачева.

Здесь видим, что плюсквамперфект использован как выражающий действие сомнительное, до некоторой степени условное, соотнесенное с покаянием, пресекающим грех. Частица же то в разбираемом предложении Слова о полку Игореве, в отличие от приведенного примера, присоединяет дальнейшее без союза «оже» (что).

И остается несообразность в связи действий: плюсквамперфектом в придаточном разбираемого предложения выражено действие, не предшествовавшее действию в главном, а наоборот — последовавшее за действием Игоря и Всеволода, побужденных на ложь, что подчеркнуто даже формально — союзом «которую», т.е. сначала возникла ложь, а потом, соответственно, были действия Святослава, что ясно также из контекста:

И падеся Кобякъ въ граде Киеве, въ гриднице Святславъли. Ту Немци и Венедици, ту Греци и Морава, поютъ славу Святъславлю, каютъ Князя Игоря, иже погрузи жиръ во дне Каялы, рекы Половецкия…


Цит. по: С.П. Обнорский. С.Г. Бархударов. Указ. соч., стр. 222

Выходит так, что либо плюсквамперфекты употреблены в разбираемом предложении неправильно, либо в некотором ином значении, скажем абсолютном, отличном от современного относительного, ярко выраженного уже у Мономаха, либо же в предложении какая-то ошибка в связях.

По «здравому смыслу», этому вечному спутнику истины, кажется так, что плюсквамперфект в разбираемом предложении является величиной отнюдь не «большей, чем перфект», а равной: действия Святослава являются совершенными и необратимыми вне связи с каким-либо иным действием, что к современному употреблению вроде было сделал отношения не имеет: 

Они же двух храбрых Святославличей на ложь побудили, которую тем уничтожил отец их, Святослав грозный великий Киевский, грозою, потрепал своими сильными полками да булатными мечами, что вступил на землю Половецкую, притоптал холмы и овраги, возмутил озера и реки, иссушил потоки и болота, а поганого Кобяка из Лукоморья от железных великих полков половецких вихрем исторг. И свалился Кобяк в городе Киеве…


Строго говоря, подобное сказуемое, есть сделалъ, является обычным перфектом, см. ст. «Перфект и настоящее время», а употребление на месте главного глагола имперфектной формы «бяшеть» вызвано, вероятно, тем, что данное сказуемое стоит в придаточном предложении: в главном бы стояло было сделалъ. Иначе говоря, язык, на котором написано Слово о полку Игореве, не предполагает никакого плюсквамперфекта, во всяком случае в разбираемой форме. Это анахронизм — черта более позднего времени, приписанная прошлому. И хотя Слово о полку Игореве написано после Мономаха, все же следует помнить, что написано оно «старыми словесами», как заявлено в самом начале сочинения,— древним русским языком, гораздо более древним, чем имеем мы в любом ином сочинении.

Следует также отметить, что в приведенном выше переводе авторы не заметили свой ошибки в восприятии времени: действия Святослава у них предшествуют действиям Игоря и Всеволода, «перед тем усыпил было», но дальше, после пленения Святославом Кобяка, выясняется из их перевода, что действия Игоря уже завершены, ведь находится он в плену… Эта шизофреническая петля времени есть следствие совершенно бездумного переписывания древнего сочинения на современный лад.

Зову живых