На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Слово о полку Игореве. Синтаксис



Темные места Слова о полку Игореве

Дм. Добров • 24 июля 2015 г.

Темные места Слова о полку Игореве, неясные при переводе,— это не столько «ошибки переписчика» или неизвестные древние слова, сколько следствие незнания переводчиками грамматики древнерусского языка, главным образом — его синтаксиса. Разумеется, любое естественное искажение текста, возникшее при переписке, может быть легко восстановлено, если восстанавливающий знает…


Двойные падежи

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

А половци неготовами дорогами побегоша къ Дону Великому; крычатъ телегы полунощы, рци лебеди роспущени. Игорь къ Дону вои ведетъ…

Того старого Владимира не льзе бы пригвоздити къ горамъ Киевским: сего бо ныне сташа стязи Рюриковы, а друзии Давидовы…

…о Днепре словутицю! ты пробилъ еси каменныя горы сквозе землю Половецкую.


Деепричастия

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Тогда Игорь възре на светлое солнце, и виде отъ него тьмою вся своя воя прикрыты, и рече Игорь къ дружине своей…

Рекъ Боянъ, и ходы на Святъславля пестворца стараго времени…


Имперфект

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Не лепо ли ны бяшетъ, братие, начяти старыми словесы трудныхъ повестий о пълку Игореве, Игоря Святъславлича! начати же ся тъй песни по былинамь сего времени, а не по замышлению Бояню.

Мало ли ти бяшетъ горъ подъ облакы веяти, лелеючи корабли на сине море?


Неличные формы

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Спала Князю умь похоти, и жалость ему знамение заступи, искусити Дону великаго.

Пети было песь Игореви, того (Олга) внуку.

Кая раны дорога, братие, забывъ чти и живота, и града Чернигова, отня злата стола, и своя милыя хоти красныя Глебовны свычая и обычая?

Мало ли ти бяшетъ горъ подъ облакы веяти, лелеючи корабли на сине море?


Отрицание

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Не буря соколы занесе чрезъ поля широкая; галици стады бежать къ дону великому.

Великый Княже Всеволоде! не мыслию ти прелетети издалеча, отня злата стола поблюсти?

Жены Рускiя въсплакашась аркучи: уже намъ своихъ милыхъ ладъ ни мыслiю смыслити, ни думою сдумати, ни очима съглядати, а злата и сребра ни мало того потрепати.


Перфект и настоящее время

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Длъго. Ночь мркнетъ, заря светъ запала, мъгла поля покрыла, щекотъ славий успе, говоръ галичь убуди.

Въстала обида в силахъ Дажь-Божа внука. Вступилъ девою на землю Трояню; въсплескала лебедиными крылы на синем море у Дону плещучи, убуди жирня времена.

Тогда врани не граахуть, галици помолкоша, сорокы не троскоташа, полозию ползоша только, дятлове тектомъ путь ко реце кажуть, соловии веселыми песьми светъ поведаютъ.


Плюсквамперфект

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Тии бо два храбрая Святъславлича, Игорь и Всеволодъ, уже лжу убуди, которую то бяше успилъ отецъ ихъ Святъславь Грозный Великый Киевскый, грозою, бяшеть притрепеталъ своими сильными плъкы и харалужными мечи, наступи на землю половецкую, притопта хлъми и яругы, взмути реки и озеры, иссуши потоки и болота, а поганаго Кобяка изъ луку моря отъ железныхъ великихъ плъковъ половецкихъ яко вихръ выторже. И падеся Кобякъ въ граде Киеве…


Самостоятельные причастные обороты

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Солнце ему тъмою путь заступаше; нощь, стонущи ему грозою, птичь убуди; свистъ зверинъ въ стазби; дивъ кличетъ връху древа, велитъ послушати земли незнаеме, Влъзе, и по морию, и по Сулию, и Сурожу, и Корсуню, и тебе Тьмутораканьскый блъванъ.

Тъй клюками подпръся о кони, и скочи къ граду Кыеву, и дотчеся стружиемъ злата стола Киевскаго, скочи отъ нихъ лютымъ зверемъ въ плъночи изъ Белаграда, обесися сине мьгле, утръ же воззни стрикусы, оттвори врата Новуграду, разшибе славу Ярославу, скочи влъкомъ до Немиги съ Дудутокъ…


Три ошибки печати

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Уже соколома крильца припешали поганыхъ саблями, а самаю опустоша въ путины железны. Темно бо бе въ г день: два солнца померкоста, оба багряная стлъпа погасоста, и съ нимъ молодая месяца, Олегъ и Святъславъ тъмою ся поволокоста […]. На реце на Каяле тьма светъ покрыла: по Руской земли прострошася Половци, аки пардуже гнездо, и въ море погрузиста, и великое буйство подасть Хинови.

А ты буй Романе и Мстиславе храбрая мысль носитъ васъ умъ на дело. Высоко плаваеши на дело въ буести, яко соколъ на ветрехъ ширяяся, хотя птицю въ буйстве одолети. Суть бо у ваю железныи папорзи подъ шеломы латинскими. Теми тресну земля, и многи страны Хинова, Литва, Ятвязи, Деремела, и Половци сулици своя повръгоща, а главы своя поклониша подъ тыи мечи харалужныи. Нъ уже Княже Игорю, утрпе солнцю светъ, а древо не бологомъ листвие срони: по Рсии, по Сули гради поделиша; […] а Игорева храбраго плъку не кресити. Донъ ти Княже кличетъ, и зоветь Князи на победу.

Ярославе, и вси внуце Всеславли уже понизить стязи свои, вонзить свои мечи вережени; уже бо выскочисте изъ дедней славе. Вы бо своими крамолами начясте наводити поганыя на землю Рускую, на жизнь Всеславлю. Которое бо беше насилие отъ земли Половецкыи! На седьмомъ веце Трояни връже Всеславъ жребий о девицю себе любу. Тъй клюками подпръся о кони, и скочи къ граду Кыеву, и дотчеся стружиемъ злата стола Киевскаго. Скочи отъ нихъ лютымъ зверемъ въ плъночи, изъ Бела-града, обесися сине мьгле, утръ же воззни стрикусы оттвори врата Нову-граду, разшибе славу Ярославу, скочи влъкомъ до Немиги съ Дудутокъ. На Немизе снопы стелютъ головами, молотятъ чепи харалужными, на тоце животъ кладутъ, веютъ душу отъ тела. Немизе кровави брезе не бологомъ бяхуть посеяни, посеяни костьми Рускихъ сыновъ. Всеславъ Князь людемъ судяше, Княземъ грады рядяше, а самъ въ ночь влъкомъ рыскаше; изъ Кыева дорискаше до Куръ Тмутороканя; великому хръсови влъкомъ путь прерыскаше. Тому въ Полотске позвониша заутренюю рано у Святыя Софеи въ колоколы: а онъ въ Кыеве звонъ слыша. Аще и веща душа въ друзе теле, нъ часто беды страдаше. Тому вещей Боянъ и пръвое припевку смысленый рече […]: ни хытру, ни горазду, ни птицю горазду, суда Божиа не минути.


Определение уже бо

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Игорь къ Дону вои ведетъ: уже бо беды его пасетъ птиць; подобию влъци грозу въсрожатъ по яругамъ...

Уже бо, братие, не веселая година въстала, уже пустыни силу прикрыла.

Уже бо Сула не течетъ сребреными струями къ граду Переяславлю, и Двина болотомъ течетъ онымъ грознымъ Полочаномъ подъ кликомъ поганыхъ.

Ярославе, и вси внуце Всеславли уже понизить стязи свои, вонзить свои мечи вережени; уже бо выскочисте изъ дедней славе.


Частица бо

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Боянъ бо вещий, аще кому хотяше песнь творити, то растекашется мыслию по древу, серымъ вълкомъ по земли, шизымъ орломъ подъ облакы. Помняшеть бо речь първыхъ временъ усобице; тогда пущашеть i соколовь на стадо лебедей, который дотечаше, та преди песь пояше старому Ярослову, храброму Мстиславу, иже зареза Редедю предъ пълкы Касожьскыми, красному Романови Святъславличю. Боянъ же, братие, не i соколовь на стадо лебедей пущаше, нъ своя вещиа пръсты на живая струны въскладаше, ониже сами княземъ славу рокотаху.


Союз кое

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Храбрыи Князи доспели на брань. Инъгварь и Всеволодъ, и вси три Мстиславичи, не худа гнезда шестокрилци, непобедными жребии собе власти расхытисте? Кое ваши златыи шеломы и сулицы Ляцкии и щиты! Загородите полю ворота своими острыми стрелами за землю Русскую, за раны Игоревы буего Святъславлича.


Связка се

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

О Руская земле! уже не Шеломянемъ еси. Се ветри, Стрибожи внуци, веютъ съморя стрелами на храбрыя плъкы Игоревы…

И ркоша бояре Князю: уже Княже туга умь полонила; се бо два сокола слетеста съ отня стола злата, поискати града Тьмутороканя, а любо испити шеломомь Дону.

Ваю храбрая сердца въ жестоцемъ харалузе скована, а въ буести закалена. Се ли створисте моей сребреней седине! А уже не вижду власти сильнаго, и богатаго и многовои брата моего Ярослава…

Нъ се зло Княже ми не пособие; на ниче ся годины обратиша. Се Уримъ кричатъ подъ саблями Половецкыми, а Володимиръ подъ ранами.


Союз ти

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Седлаи, брате, свои бръзыи комони, а мои ти готови, оседлани у Курьска на переди; а мои ти куряни сведоми къ мети, подъ трубами повити, подъ шеломы възлелеяны, конець копия въскръмлени…

Рекъ Боянъ, и ходы на Святъславля пестворца стараго времени Ярославля Ольгова Коганя хоти: тяжко ти головы кроме плечю; зло ти телу кроме головы: Руской земли безъ Игоря.


Союз тогда

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Тогда Игорь възре на светлое солнце, и виде отъ него тьмою вся своя воя прикрыты, и рече Игорь къ дружине своей…

Тогда при Олзе Гориславличи сеяшется и растяшеть усобицами; погибашеть жизнь Даждь-Божа внука, въ Княжихъ крамолахъ веци человекомь скратишась.

Тогда врани не граахуть, галици помлъкоша, сорокы не троскоташа, полозию ползоша только, дятлове тектомъ путь къ реце кажутъ, соловии веселыми песьми светъ поведаютъ.


Союз тому

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Всеславъ Князь людемъ судяше, Княземъ грады рядяше, а самъ въ ночь влъкомъ рыскаше; изъ Кыева дорискаше до Куръ Тмутороканя; великому хръсови влъкомъ путь прерыскаше. Тому въ Полотске позвониша заутренюю рано у Святыя Софеи въ колоколы: а онъ въ Кыеве звонъ слыша. Аще и веща душа въ друзе теле, нъ часто беды страдаше. Тому вещей Боянъ и пръвое припевку смысленый рече: ни хытру, ни горазду, ни птицю горазду, суда Божиа не минути.


Что такое синтаксис?

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Каждому должно быть понятно, что определение синтаксиса как предмета, изучающего строй предложений и словосочетаний, будет неудовлетворительным ровно до тех пор, пока не будет дано определение предложения и словосочетания. Существующие же ныне определения, мягко говоря, ненаучны, нелогичны — ввиду как сложности предмета, так и отсутствия законченных представлений о логике, в том числе научной…

Зову живых