На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Неличные формы

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.

Неличные формы глагола и причастия не имеют лица, числа, времени, а неличные причастия не имеют и падежа. В древнерусском языке их было три — инфинитив, причастие краткое и супин, который, впрочем, можно считать достигательным наклонением инфинитива. Вот некоторые простейшие примеры из Слова о полку Игореве:

  1. Спала Князю умь похоти, и жалость ему знамение заступи, искусити Дону великаго.
  2. Пети было песь Игореви, того (Олга) внуку.
  3. Кая раны дорога, братие, забывъ чти и живота, и града Чернигова, отня злата стола, и своя милыя хоти красныя Глебовны свычая и обычая?
  4. Мало ли ти бяшетъ горъ подъ облакы веяти, лелеючи корабли на сине море?

Цит. по: С.П. Обнорский. С.Г. Бархударов. Хрестоматия по истории русского языка. Часть первая. 3-е издание. М., 1999, стр. 219, 221, 225.

Ни единое из данных предложений не переведено. Перевод трех первых предложений вообще ничего общего с подлинником не имеет, а в четвертом только похож на подлинник, без точности:

  1. Страсть князю ум охватила, и желание отведать Дону Великого заслонило ему предзнаменование.
  2. Так бы пелась тогда песнь Игорю, того внуку.
  3. Что тому раны, дорогие братья, кто забыл о чести и богатстве, и города Чернигова отцовский золотой престол, и своей милой жены, прекрасной Глебовны, любовь и ласку!
  4. Разве мало тебе было под облаками веять, лелея корабли на синем море?

Слово о полку Игореве.  Л.: Советский писатель, Ленинградское отделение, 1967, стр. 57, 58, 59, 64 // Перевод Л.А. Дмитриева, Д.С. Лихачева и О.В. Творогова.

Инфинитив в первом предложении относится к главному сказуемому, а потому в подлиннике следует убрать запятую между ним и сказуемым, перенеся ее в более подходящее для нее место: «и жалость ему, [что] знамение заступи искусити Дону великаго», помешало отведать, где придаточное присоединено без союза, нормальное явление. Слово же «спала» значит опала (в переносном смысле гнев), а «похоти» — к слову похоть. Можно сказать, например, гневом князю ум застелило.

Во втором предложении дательный «того внуку» относится к инфинитиву, у которого в данном случае должно быть второстепенное подлежащее: Петь бы песнь Игорю его внуку.

В третьем предложении неличное сказуемое «забывъ» следует переводить инфинитивом, современной неличной формой:

Какой путь страдания, братцы, забыть о почестях в жизни, во граде Чернигове об отчем золотом престоле да о своей милой жене, красной Глебовне, в совете да любви…


Здесь небольшая ошибка в подлиннике — союз И между двойным падежом «чти живота», что можно заключить по дальнейшим двойным падежам, см. ст. «Двойные падежи».

Примеры такого рода сказуемых, происходящих, видимо, из дательного падежа, можно посмотреть в следующем издании: А.А. Потебня. Из записок по русской грамматике. Т. I —II. М., 1958, стр. 381. В приведенном примере второстепенное сказуемое (определение второстепенного подлежащего) можно перевести личным дательным, забывшему, но инфинитив в переводе будет точнее в принципе, по сути употребленной неличной формы.

Неличное причастие с инфинитивом до некоторой степени схожи по сути своей, и потому в древнерусском языке мы даже в составном сказуемом можем встретить неличное причастие, которое соответствует современному инфинитиву: «И седе Олегъ княжа въ Киеве» [1], сел княжить.

В четвертом предложении инфинитив не является прямым дополнением к сказуемому, а сам образует неличное самостоятельное определение «бяшетъ подъ облакы веяти, лелеючи корабли на сине море». Подобное возможно и в современном языке; странно, что переводчики этого не знали:

Мало ли тебе гор — пребывая под облаками веять, лелея корабли на синем море?

Можно также ввести это определение через союз чтобы. О второстепенном же сказуемом «бяшетъ» см. ст. «Имперфект». Здесь его можно опустить без ущерба для смысла, но не для стиля.

В этом предложении несколько нарушен порядок слов, по ошибке или по правилу, скорее второе: слово «горъ», относящееся к «мало ли» стоит после глагола «бяшетъ», входящего в придаточное. С сохранением порядка слов подлинника получается следующее: Мало ли тебе пребывая гор под облаками веять, лелея корабли на синем море? По данному поводу можно вспомнить известное предложение из Ипатьевской летописи, где порядок слов нарушен схожим образом, впрочем приемлемым с точки зрения нынешней: «А та вся створив азъ, рече Игорь, недостоино ми бяшеть жити», Ипатьевская летопись. Рязань: Александрия, 2001, стр. 434.— Все то сотворившим, сказал Игорь, недостойно мне пребывая жить.

При помощи неличных форм образуются либо составные сказуемые, т.е. при едином главном подлежащем, либо самостоятельные, второстепенные, т.е. при второстепенном подлежащем в косвенном падеже, чаще всего в дательном, как выше. Широкий класс самостоятельных второстепенных сказуемых описан в статье «Самостоятельные причастные обороты».

Вот пример составного сказуемого в Слове о полку Игореве, правда с личной формой причастия:

На Немизе снопы стелютъ головами, молотятъ чепи харалужными, на тоце животъ кладутъ, веютъ душу отъ тела. Немизе кровави брезе не бологомъ бяхуть посеяни, посеяни костьми Рускихъ сыновъ.


Цит. по: С.П. Обнорский. С.Г. Бархударов. Указ. соч., стр. 225.

Принципиально эта пара соответствует составным сказуемым современного английского языка: главное слово выражает время действия, а причастие — самое действие. Поскольку же имперфект не имеет своего времени повествовательного, то составное сказуемое переводится деепричастием — засевая (делая засеянными).

Вот еще пример из Слова о полку Игореве, где идут причастия в личной форме:

Игорь рече, о Донче! не мало ти величия, лелеявшу Князя на влънахъ, стлавшу ему зелену траву на своихъ сребреныхъ брезехъ, одевавшу его теплыми мъглами подъ сению зелену древу; стрежаше е гоголемъ на воде, чайцами на струяхъ, Чрьнядьми на ветрехъ.


Цит. по: Указ. соч., стр. 226.

Здесь выделенные причастия согласованы со второстепенным подлежащим «ти» (тебе) в падеже, т.е. представляют собой не только второстепенное сказуемое, но и приложение. Несмотря на согласование в падеже, отмеченные второстепенные сказуемые лучше, как мне кажется, перевести инфинитивом, как выше, т.к. по сути они представляют собой тоже определение, да и сами определены имперфектом «стрежаше» (возможно, в подлиннике ошибка, допущенная при переписке):

Игорь говорит:

— О Донец, полно тебе величия — лелеять князя на волнах, постилать ему зеленую траву на своих серебряных берегах, одевать его теплыми туманами под сенью зеленеющего дерева, сторожа его гоголем на воде, чайками на струях да черными утками на ветрах.

О переводе отрицания см. ст. «Отрицание».

Обратите внимание, если убрать в переводе слово величия, то сказуемые сольются с главным в составное: полно тебе лелеять князя на волнах… Кажется так, что мы получили предикативное дополнение, подобное, например, следующему в простейшем случае:

Но приидетъ часъ, да всякъ, иже оубиетъ вы, возмнитъ ся службу приносити богу, Ин. 16, 2.— службу приносящим богу.

О связках такого рода см. указанную выше статью о двойных падежах.


[1] Повесть временных лет. Издание второе, исправленное и дополненное. СПб: Наука, стр. 14 // Подготовка текста, перевод, статьи и комментарии Д.С. Лихачева.

Зову живых