На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Правило Кирилла, митрополита Русского, с епископами Далматом Новгородским, Игнатием Ростовским, Феогностом Переяславским и Симеоном Полоцким, собравшимися на поставление епископа Серапиона Владимирского

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.
летопись
Перевод источника: Памятники древне-русскаго каноническаго права. Ч. 1. СПб, 1880, стр. 84 — 102.

Преблагим Богом нашим, который во всем промышляет о нашем спасении, по неисповедимым путям его, по всему устроению и ухищрению Пресвятого Его и Пречистого Духа, все в устроенный порядок приведшего, достойными и дарованными силами Его, святительской честью для всех, спасительно принявших очищение, чтобы со всей бережностью спасительно блюсти святые правила пресвятых апостолов и после них бывших преподобных наших отцов, слово жизни имевших, своими пречистыми законоположениями, словно некими стенами чудесными оградивших Божью Церковь и камень твердости в основание ее положивших, о которой клялся Христос, что неразрушенной ей быть даже от ада, и которую как надежду имеем, что нам сказано Спасителем нашим: дерзайте, я победил мир,— тем самым я, Кирилл, смиренный митрополит всея Руси, многие же видел и слышал непорядки в церквях, то ли так держащих, то ли иначе, несогласие многое и грубость или от нестойкости пастырской, или от обычая неразумного, или от неприлежных епископов, или от неразумных правил церковных. Помрачение же сталось прежде всего от облака мудрости эллинского народа, ныне заблиставшего, сиречь истолкованного и благодатью Божьей осиянного, неведения тьму отогнавшей, все просветившей светом разума и от грехов избавившей. От того же неведения в прочем да сохранит нас Бог, а грех да простит, а во прочих святых правилах да просветит нас и вразумит, как не преступать отеческие заповеди, горе наследуя. Какой же прибыток получили мы, оставив божеские правила? Не рассеял ли нас Бог по лику всей земли? Не взяты ли были города наши? Не пали ли сильные наши князья от острия меча? Не поведены ли были в плен дети наши? Не запустели ли святые Божьи церкви? Не томимы ли мы всякий день безбожными и нечестивыми поганцами? Все это случается с нами, потому что не храним правил святых наших преподобных отцов. Ныне же я помыслил со святым Собором, с преподобными епископами, как внецерковные вещи отличить верно.

1. Дошел до нас слух, что некие из братии нашей дерзнули продавать священный сан, причисляя их к церквям и взымая с них некие так называемые уроки, и что забыли они правило, изреченное святыми апостолами и преподобными отцами нашими. Да слышат ясно все: поставленный на мзде да отлучен будет, а также и поставившие его. Это правило двадцать девятое святых апостолов, а также находим в правилах Шестого вселенского собора в Халкидоне правило второе: «Если кто покупает и продает поставление, даже ключника церковного поставит на мзде, в своем чине беду примет, сиречь отлучен будет. И ходатаи о таком поставлении, если причтенные, от своего чина отлучены будут; если же мирские люди или монахи, да будут прокляты». Никто благодати Божьей не продает: втуне ведь, как сказано, приняли, втуне и отдадите. Видишь, как негодовал Петр на Симона-волхва, говорил, серебро твое да будет тебе в пагубу, ибо благодать Божью надеешься богатством стяжать. Сказал Елисей Гиезию: принял ты серебро Нееманово и одежды, но и проказа его пристанет к тебе и к семени твоему навеки. Потому что невозможно Богу служить и мамоне. Злее же Македонская ересь. Македоний и прочие духоборцы рабом Божьим хульно Духа Святого называли. Раба себе сотворяя, покупая и продавая, они Иуде равны, соучастники его. Да будет отлучен Македоний, всей священнической службе лих и проклят. Уже, впрочем, братия, слушаем правила божественные и не наслушаемся, пока не отпадем, ибо не золотом, не серебром избавлены были от суетной жизни, но дорогою кровью Агнца Божьего непорочного, пречистого Христа. Так нас научили мужи священные, а мы следуем евангельским, апостольским и отеческим заповедям, веруем и говорим прочим: отсель если кто явит себя от святого нашего Собора или игумена в игуменство, приняв от него что, освящая на мзде, называемой посошное, или постригая мирского попа на мзде в игуменство, или попа поставит на церковь, приняв от него что, да будет проклят. Епископы же, когда хотят поставить попа или дьякона, пусть разыщут жизнь его, какую жизнь имел до поставления, да призовут знакомых соседей, которые знают его с детства, как говорит правило седьмое Феофила, архиепископа Александрийского: «Да узнают поставленных всех священниками, если одинаково мыслят, и тогда епископ пусть их испытает, и с пришедшим свидетельствовать о нем пусть поставлен будет. В тайне же поставление не бывает». И всем нам ведомо будет, когда, коли пришелец будет из иной стороны, утаивший согрешение, украдет он священство. «Незнакомого ни в коем случае не святить», как четвертого Собора шестое правило говорит. Из иного в иной город не ставить, если в своем пределе найдется, а прежде нечего обещать. Раба на священство не приводить, если прежде господин не отпустит его перед многими свидетелями с грамотой, и отпустит по желанию, а по поставлении пусть не присваивает себе. А желающих поставленными быть пусть испытают тонко. Если жизнь их чистой обнаружится, если девство соблюли, девицу по закону привели и законное соитие было, если грамоту хорошо знают, то и тут их скоро не поставляйте: пусть будут не кощунники, не хищники, не пьяницы, не клятвенники, не сварливцы. Потом подобает испытать их о вещах греховных, вдруг в блуде содомском были, то ли со скотиною, то ли в руку грешили, то ли в разбое, если только не в детском, то ли прежде поятия жены своей растлил девство, то ли с многими лежал, или от жены своей законной блуд сотворил, а также если в лживом послушничестве состоял или убийство сотворил волей или неволей, или ростовщик, или челядь томил голодом и наготою, страдою насилье творя, или от налогов бегал, или чародей. Если кто из названных вин хотя бы в одной пойман будет, тот не может быть попом, дьяконом или причетником. Если же кто свободен будет от всех вин поручением отца духовного, также и поручатся за него семь попов иных с прочими добрыми свидетелями, то пусть поставлен будет. Первым делом пусть дадут ему еухию, сиречь молитву посвящающую [1], о пострижении в причетники, в малую фелонь [2]. Потом же пусть себе читает [3] в соборной церкви, и читает, пока не поймет все, чтобы передал его епископ старшему в церкви на обучение. По многих же днях будет дьякон не менее 15 лет, поп же не менее 30 лет. Не взымать с них ничего, разве как я установил в митрополии. Пусть будет так во всех епархиях: возьмет клир 7 гривен с попа и с дьякона тоже. Если же кто по уставе нашем более возьмет с дьякона, с попа или с игумена, или с просвирников и с нищих насильно, или на жатву, или на сенокос, или на провоз, или иное некое «соборное» возьмет, или наместников поставит на мзде, или сборщика пошлин, или когда божественные пошлины собирают, то некое берут у властителей церковных, или для скаредного прибытка отлучают кого-то от Церкви, не по Божьему закону, но своего ради прибытка или некоей выгоды, таковых отлучаем.

2. Далее узнали о божественном крещении: смутно неким образом и неразумно мешая миро божественное с маслом, мажут по всему телу крестящегося, что есть самое злое невежество. Не помнят правила, сказанного в Лаодикии: «Подобает освящающемуся святым крещением в крещении миром мазаться, мазью небесною, и причастным быть к Царствию Христову». Миро отдельно, а масло отдельно. По оглашении же мажут маслом древесным по всем суставам, говоря: «Помазается раб Божий маслом во имя Отца и Сына и Святого Духа ныне и присно и во веки веков, аминь». Потом же крестят себе, погружая тремя погружениями во имя Отца, Сына и Святого Духа, и провозглашают «аминь». После мажут миром по органам чувств, говоря: «Печать и дар Святого Духа». По иным же местам не мажут, только по лбу, по глазам, по ушам, по ноздрям, по губам, как во святых отца нашего Кирилла в оглашенных его словесах писано. Сказал же он: кто помазан маслом, тот выше радости, сказал, в обручении, из-за которого воистину христиане называемся: помазает нас Бог в усыновление славы своей. Потому по крещении миром мажем только органы чувств, заграждая прежде всего вход лести, нетленными делаясь пречистым Духом Божьим и вечно хранимыми от злокозненного врага, чтобы никак нас не подвигли чувства на зло: уши на слушание злое, глаза на смотрение злое, уста на вкушение злое, ноздри на обоняние злое, но вечно бы были благоухаемы и спасаемы, как и Церковь Божья пречистая, хранимая Духом Святым. Всякого же по крещении пусть сподобляют пречистого тела Божьего и честной крови, хоть в городах, хоть в селах, где ни будут крещены. Более же пусть не обливают никого, но погружают: нигде не написано про обливанье, но про погружение в сосуд отдельный. Без причащенья же пусть не крестят никого.

3. Потом же узнали еще о бесовский держащих обычай проклятых эллинов, чтобы в божественные праздники позор некий бесовский творить — со свистом, с кличем и с воплем скликая неких скаредных пьяниц, биться дрекольем до самой смерти, снимая с убитых одежду. На укоризну это творится Божьим праздникам и на досаду Божьим церквям. Больше тем самым досаждают нашему Спасителю и Заступнику, который нас избавил от проказы смертной и от тягости дьявольской, возвеселив сердца наши святыми честными праздниками, чтобы знали и помнили спасение как Его таинство, чтоб почитали Его в святых Божьих церквях, во хвалу и в песнь создавшего нас, и прочее по нашему законоположению. Мы наследуем святым и преподобным нашим отцам: если найдутся по сих правилах бесчинство творящие, пусть изгнаны будут из святых Божьих церквей, а убитые пусть будут прокляты в сей век и в будущий. Если нашему законоположению противятся, то приношений от них не принимать, сиречь просвир и кутей, ни даже свечей. Если и умрет, то за ним пусть не ухаживают иереи и службу над ним не творят, и не класть их близ Божьих церквей. Если же который поп дерзнет что сотворить над ними, да будет чужд своего сана.

4. Еще нашли в пределах Новгородских дьяконов, берущих божественного Агнца и прежде попов причащение творящих, чтобы потом с пришедшими после попами причащаться. Забыли правило пятьдесят пятое, сказанное во Фригии: «Дьяконам прежде пресвитера не входить во святой алтарь, а попам прежде епископа». Никейского же собора правило восемнадцатое писано же так: «Слышали, говорит, о некоторых, что некие дьяконы прежде епископов к благодарению прикасаются. Повелеваем отсель дьяконам после попов взымать причащение». Следуя тому же святому Собору, отсель повелеваем не дьяконам Агнца вынимать, а попам. Если кто найдется после нашей заповеди это творящий, то негодованием епископа от места того пусть отлучен будет, если сведает; если же нет, то прощен будет. Если же не покорятся, но вопреки скажут, пусть будут все отлучены. Если же люди сплетни начнут пускать, пусть будут прокляты.

5. Далее узнали в той же стороне об уродство творящих, бесчинство святительское, упиваясь без меры в святые пречистые дни постные, от светлой недели вербной до дня всех святых, чтобы не быть божественному приношению и божественному крещению до дня всех святых. Мы же следуем божественному правилу, говорено ведь: «Поп упившийся пусть останется или отлучен будет». Мы заповедуем преподобным епископам: если не покается, повелеваем всех отлучить. Лучше ведь один достойный служитель, чем тысяча беззаконных. Если же появятся пиры творящие люди, не покорившиеся правилу сему, прокляты пусть будут.

6. Потом же узнали в той стороне, что некие не священники освящают приносимые в церковь плоды, сиречь крупы или кутьи, за мертвых. Повелеваем отсель такому не быть: не от дьяконов пусть не освящено будет. Написано же в правиле восемнадцатом Никейского собора, а также Собора в Лаодикии в пятнадцатом правиле: «Не священнику не петь, не честить на амвоне и божественное слово людям не читать, если священнического пострижения на голове не имеет и благословения от своего пастыря, по святым правилам, не принял». Если же принял, вообще таковому нельзя иначе петь или честить на амвоне, если не облачится в белые одежды. Малые же одежды называются на греческом языке диффера, или фелонь. Повелеваем же отсель во всех церквях «Апостола» не честить, «Псалтырь» не петь и в алтарь не входить неосвященному. Дьяк, если освящен будет, пусть не прикасается к сосудам освященным, даже святое кадило никак не дерзнет пусть принести, если не дьякон или поп, ни даже самый великий подьячий. Пономарей же по всем церквям из чистых пусть освящают, да не будет всем просто входить во святой Божий алтарь. Ничто же пусть не внесено будет в Божий алтарь, ни кутья, ни иное что отнюдь. Поп или дьякон пусть не входят праздно или ленно, чтобы не досаждать пречистому месту, бесчинно входя.

7. И так слышали, что в пределах Новгородских невест водят к воде. Отныне не велим тому быть. Если же, то проклинать повелеваем. 

8. И так слышали, что в субботу вечером собираются вкупе мужчины и женщины, играют и пляшут бесстыдно, и скверну делают в ночь святого воскресения, как праздник Диониса празднуют нечестивые эллины: вместе мужчины и женщины, словно кони, визжат и ржут и скверну делают. Отныне да оставят это. Если же, то в прежде помянутый суд попадут.

9. О кресте, который на земле и на льду рисуют. Никто пусть не рисует креста на земле и на льду, когда воду крестят, да не укоряемо будет победное оружье наше. После крещения ведь попирают ногами люди, кони, весь скот и псы, потом и одежды стирают и поливают его сквернами. Не тем крестом освящается вода, что исправлен на льду, а тем, что в священнических руках. А некие говорят, мол освятил я крест трижды или четырежды. И крестов много связав, воду крестить и до восьми дней в перенос носить, а потом разрешать кресты,— что сего безумия горше? Почитая не разумеем, хоть мы сатанинскими соблазнами и многими грехами связаны, хотим крестом разрешиться. Крест же освятился кровью Христовой и освящает все — людей и воду, а креста — никто, так каким образом мы крест освящаем, вяжем и разрешаем? Отсель не будет так. Если же, то проклинать повелеваем.


[1] «Анагностьскую», к сл. νά и γνσις, поверх и знание, т.е., вероятно, ознакомительную, вводную.
[2] Фелонь — верхняя одежда священника. У причетников же малая фелонь, короткая, см. у Даля в словаре.
[3] «Конархает», к сл. конарх — читающий каноны и стихиры, см. у Даля в словаре.

Зову живых