На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Завершение Ипатьевской летописи

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.
летопись
Перевод источника: Ипатьевская летопись. Рязань: Александрия, 2001, стр. 474 — 479 // Русские летописи. Т. 11.

В году 6707 (1199) благоверный великий князь Рюрик Ростиславич отдал дочь свою Предславу в Рязань за Ярослава за Глебовича.

В то же время благоволил Бог, обновляя милость свою к нам, благодатью единородного сына своего, господа нашего Иисуса Христа, и благодатью Пресвятого животворящего Духа вдохнув мысль благую в богоприятное сердце великому князю Рюрику, сыну Ростиславову, по рождению же из божественной купели духовно нареченному Василием. Он же, с радостью приняв мысль, как благой раб верный постарался немедленно усугубить ее делом, дабы не наказан был скрывший талант. Того же года, месяца июля в десятый день, на память святых сорока пяти мучеников, в Никополе мученых, в субботу имеющую быть, заложил он тенёк каменный близ церкви монастыря Святого Михаила, что на Выдубце, о чем многие из древних не дерзали подумать, ни за дело взяться. Сто одиннадцать лет назад создана была церковь, и за столько-то лет приходили многие самодержцы, держащие престол княжения Киевского: от боголюбивого Всеволода, создавшего церковь ту, родов было четыре, но ни один не наследовал любви его к месту тому. Сей же богомудрый князь Рюрик пятый был от него, как пишут о праведном Иове от Авраама: Всеволод родил Владимира, Владимир же родил Мстислава, Мстислав же родил Ростислава, Ростислав же родил Рюрика и братьев его. И братья его были добры да боголюбивы, одни старше его, другие младше. Да не благоволил Бог о деле страны той, вовремя требуя слуги своего.

Сей же христолюбец Рюрик, лет немногих будучи, нажил чад от плоти своей, по которым известно, как время событиям положить. Духовно же больше возрастание было в наследниках его, как вещал царь тот: сегодня детей сотворю, которые возвестят правду твою, господи, спасения моего. Мудролюбие его стало началом страха господня: воздержание как некую основу полагая, по Иосифу же целомудрие, Моисееву добродетель, Давыдову кротость, Константиново правоверие, да и прочие добродетели прилагая, во соблюдение заповеди владычной так и философствовал себе, молясь каждый день так спасенным быть — являя к добродетелям милость от великих до самых малых, подавая просящим обильно, влечение имея к монастырям да церквам и любовь ненасытную ко зданиям. Так же и христолюбивая его княгиня, тезоименинница будучи Анне, родительнице Матери Бога нашего, которая благодатью и называется, ничем же иным не утруждалась, но только церковными надобностями да милостью к обиженным немощным и всем бедствующим. Вместе же они, патриаршеский подвиг совершая, венец от Воздаятеля общий приняли, блаженством насытившись, возвещенным во Евангелии, которому пути и богонаблюдаемых детей своих учили.

Но во всем больше того делая, великий князь Рюрик старание крепкое дальше по праотеческим стопам следовать во заботе о Святом Михаиле, прежде помянутом монастыре, как известно всем, богомудрым делом показал. Нашел он сообразного делу художника, приятеля своего по имени Милонег, а во крещении Петр, словно Моисей в древности того Веселеила, начальником сделав богоизволенному делу и не просто мастером прежде описанного тенька, а чтобы явил он здание тщательно во соблюдение святого храма, ни от кого помощи не требуя, но своей во Христе помощью, поминая господа, говорящего, мол вся мошна верующему.

В году 6708 (1200) завершил он тенек тот месяца сентября в двадцать четвертый день, на страсть святой первомученицы Феклы. В тот же день приехал в монастырь великий князь Рюрик, кир Василий, с христолюбивой княгиней, с сыном Ростиславом, с дочерью Предславой и со снохой Ростислава и поставил кутью у Святого Михаила, молитву произнеся о приятии труда старания своего. Потом помянул писание Златоуста: добрая молитва как устье, более же всех для малосильных. И сотворил он пир немалый, трапезу с приготовлением, накормив игуменов с калугерами всеми да со всяким чином церковным, одарив всех от первых до самых последних, не только тут живших, но и случившихся тогда. И возрадовался духовно об исполненной так на деле царской мысли его.

Игумен же Моисей с братией во Христе велегласно восславили Бога, Святого Михаила и великого князя здоровье, словно едиными устами говоря: «Диво ныне видят очи наши. Многие же, прежде нас бывшие, желали видеть то, что мы видим, да не видели и слышать не сподобились, что Бог нам даровал твоим княжением. Не только же отнял ты уничижение наше, но и со славой приял нас, поставив пространно ноги рабов твоих. Мы же смиренные что воздадим тебе против благодеяния твоего, которое творишь и сотворил уже нам? Только, хотя и не требуешь ты воздаяния, вздохи и молитвы о здравии да о спасении  твоем. Бог же милости воздаст тебе по труду мзду, да и архангел Михаил, которому послужил ты не лестью».

Но во Христе державно милосердствуя обо всех, по обычаю твоему благому, и нашей грубости писание прими как дар словесный на восхваление добродетелей. В сокровищницу княжения твоего любовь и пожелания ввергнув, как вдовица та два медяка, в прочем на милость твою надеясь, словом явиться в господе дерзаем. И потом, не из скудости ума нашего нищего, а из дел твоих притчу выведя, с преподобным Мефодием говорим: ныне сбылись божественные словеса его, которые положил во своих о себе писаниях, пророчествуя: в малом небе, богомудрого душе, всегда возвещая славу Божью правотою веры, истинностью словес и добрыми делами, в небесах бессловесным естеством являясь сочувственно и самодержавно, только светом солнца и приращением луны, украшением звезд и неизменным сохранением уставов времен владычные повеления возвещают славу его, чтобы всем, хорошо видящим, Творца за то похвалить доброго ради упражнения.

Здесь же более того нам о тебе открывается: словеса честные, дела благолепные и держава самовластная, к Богу изваянная славою выше звезд небесных, не только в русских пределах известная, но и сущим в море далече, во весь свет, по пророку, вышли. Богомирные твои словеса и в конце света христолюбивые твои дела, которыми везде владыка твой славится,— да видел бы и описал евангелист дела ваши добрые,— прославят отца вашего, который на небесах, по делам ведь многие боголюбцы познаются. Без лени бы идти за тобой ревностно, найдя в тебе проводника, подобного Моисею, в новый сей Израиль, уводящего из рабства немилосердия и из мрака скупости.

Засим же не на бреге ставши, а на стене твоего созидания, пою тебе песнь победную, как Мариам в древности. Ныне, по Исайе, обновляются острова, и рекою праведных душа, видя обновление честного храма господня утверждением твоим в Боге, как и при Зоровавеле, освобождается из Вавилонской безнадежности.

Ныне и множество верных киевлян, и сожители их больше тщания и любви ко архангелу господню иметь начинают, не только ради спасения своего, но и нового ради чуда, которое во дни царства твоего свершилось. Утверждая недвижно ноги на удобренном тобой здании, очами любезно глядя, отовсюду веселье души привлекая, мнят, будто небес достигли. И так с любовью отходят, восславляя богомудрость твою. Блаженные же, не видевшие, но верующие, радуются, как пророчествовал Соломон: восхваляемому праведному радуются люди.

Ныне пропали из многих сердец помышления суетные и глаголы маловерные: одни говорят, мол золотым волосом соткана церковь с небес и тем утверждена, а другие — мол поступает церковь в монастырь, да и разное многие, но ни от одних не было помощи в утешение истине, пока не пришел, кому жалко. Сталась благодать и милость во преподобных его и посещение во избранных его.

Еще же и мы, должные тебе молельщики, наш вечный господин, единомышленно прибывая к избранному сему месту, надеемся незабвенно узнаны быть, жаждая от тебя милости, как олень на источниках водных. Бог милости и отец щедрот, любовь единородного Сына его и причастие Святого Духа да будет с царством твоим вместе с любимыми тобою, да и архангел Михаил, покрывающий и хранящий под покровом крыльев тебя, ныне, вовеки и в будущей жизни. Аминь.

Зову живых