На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Сирийская война

Дм. Добров • 22 октября 2015 г.
самолеты

Вступление России в религиозную мусульманскую войну пока в Сирии, а далее — возможно, в Ираке подается нашими СМИ как великое достижение Путина, однако никакого достижения пока нет и не будет даже в лучшем случае исхода боевых действий, идеальном. Для понимания сути происходящего достаточно осознать не против кого идет война на Ближнем Востоке, а за что именно и чем она очевидным образом закончится в случае победы над заявленным врагом — террористами т.н. Исламского государства. Разумеется, в случае победы над Исламским государством американский контроль над Ближним Востоком будет восстановлен. В чем же именно заключаются здесь интересы нашей страны? За что воюют и умирают наши военнослужащие, боевые потери которых наша власть превратила в государственную тайну, охраняемую законом? За американский контроль над Ближним Востоком?

Нашими продажными СМИ, коммерческими, пропагандируется идея, что мы спасаем Сирию от смерти, но это очевидным образом не соответствует действительности.

Во-первых, если наша власть не способна избавить от геноцида даже собственный народ на Донбассе, у себя под носом, то каким же образом она может спасти Сирию, лежащую за морем? А чем в нашем политическом представлении иракские террористы отличаются от украинских, если те и другие целенаправленно уничтожают мирное население, проводят геноцид по религиозному или национальному признаку? Отличие очевидно: иракские террористы лучше украинских, ибо они, например, не обстреливают жилые кварталы баллистическими ракетами и прочими мощными снарядами и не устраивают уничтожаемым экономическую блокаду с очевидным желанием вызвать массовый голод. Да, но главными и единственными врагами России в представлении Путина являются именно иракские террористы, хотя уничтожают-то наш народ украинские… Парадокс? Можно ли обречь на страдания миллионы своих людей и броситься спасать чужих? Если дело обстоит именно так, то возникает закономерный вопрос, в своем ли уме наш Юлий Цезарь?

Во-вторых, война в Сирии идет уже пятый год, и до сих пор воевать за спасение Сирии Путину и его окружению даже в голову не приходило. Если у нас были и сохраняются четкие политические установки, четкая и понятная внешняя политика, то почему мы не спасали Сирию раньше, когда положение Башара Асада было еще не катастрофическим? Увы, здесь возникает тот же вопрос: если мы сейчас, с гениальным, как обычно, опозданием на несколько лет, спасаем именно Сирию, то в своем ли уме наш Ганнибал?

Пропагандируется в наших СМИ также идея о борьбе с террористами, но разумна ли наша борьба с ними? Истоки нынешнего распада Ирака и терроризма очевидны: американцы в 2003 г. напали на Ирак, уничтожили государство, подвергли народ геноциду (применялось даже химическое оружие) и поставили во власть своих марионеток, которые по сей день воруют, наверно, на пятой украинской скорости… Да, но если причины терроризма и вообще озлобленности в Ираке заключаются во внешнем и внутреннем насилии над жителями страны, в несправедливости, то можно ли победить иракский терроризм тем же насилием, которое его и породило? Да и вообще, может ли насилие породить справедливость, а не новое насилие? Неудивительно, что этого не понимают иракские террористы,— удивительно, что этого не понимает наш Александр Македонский. Положим, иракские террористы потеряли разум от ненависти. От чего же потерял разум наш гений? От усиленной работы на благо России?

Если из чистого любопытства продолжить сравнение иракских террористов и украинских, то нельзя не отметить, что озлобленность иракских есть следствие социального развала в их стране, а озлобленность украинских — наоборот, причина. Спрашивается, кто же объективно опаснее для мира, иракские террористы, у которых ненависть является лишь реакцией на события, или же украинские, в основании действий которых лежит ненависть? Ответ очевиден, и здесь опять возникает вопрос: в своем ли уме наш Наполеон Бонапарт?

Иракский терроризм есть стихийное течение — обусловленное внешними причинами, а украинский — целенаправленное, обусловленное внутренними причинами, идеологией безусловного превосходства украинцев над русскими (именно так это и подается: дикий кочевой сброд, туранцы по Грушевскому, против удивительно культурного «европейского» народа). И если попытка через насилие уничтожить стихийный терроризм только расширяет его стихию и, соответственно, является бессмысленной, то уничтожение идейных террористов не только вполне возможно, но и осмысленно. Понимает ли это наш гений? Неужели он позабыл, как дела обстояли в Чечне? Что именно сыграло там решающую роль в уничтожении террористов, насилие или устранение несправедливости?

Нет, вроде бы ничего он не забыл, все помнит, даже события в Ираке пока еще оценивает адекватно:

Откуда поступают новые рекруты? В том же Ираке в результате свержения Саддама Хусейна были разрушены государственные институты включая армию. Мы тогда ещё говорили: будьте аккуратными, острожными, куда вы выгнали этих людей? На улицу. Что они будут делать? Не забывайте, справедливо было или несправедливо, но они были в руководстве достаточно большой региональной страны – во что их превращаете?


Если предположить, что наш герой пока еще остается в здравом уме и твердой памяти, хотя бы частично, то все сказанное выше к действительности отношения не имеет: мы не спасаем Сирию и не боремся с терроризмом, а защищаем американские интересы на Ближнем Востоке. Путин надеется, вероятно, что за отстаивание американских интересов хозяева простят ему поступки, за которые он был наказан… Едва ли здесь будет иметь большое значение исход войны в Ираке — преданность важнее, хороший раб должен преданным.

Опасения действия Путина вызывают, прежде всего, потому, что американским условием прощения его, высказанным неоднократно, является «выполнение минских соглашений», т.е. геноцид на Донбассе, ибо иным путем хотя бы частично выполнить минские соглашения просто невозможно. Наши бандеровские партнеры это понимают и вполне готовы к этому: они и не думали сокращать свою военную группировку на Донбассе, которая составляет около девяноста тысяч голов, да с бронетехникой и артиллерией, причем Путин не может этого не знать.

Мало того, геноцид на Донбассе опасен будет стихийными выступлениями против русских уже по всей Украине: когда т.н. сознательные украинцы, отупевшие от пропаганды ненависти к русским уже окончательно, увидят, что защитить русских на Украине просто некому, они немедленно бросятся грабить и убивать русских по всей стране… Увы, мистер Путин играет с огнем, причем явно не отдает себе в этом отчета.

Также очевидно, что безответственные действия Путина расширяют в России социальную базу терроризма, направленного в поддержку Исламского государства. Уже пресечены были попытки терактов в Москве и Краснодаре… Можно ли уверенно утверждать, что новые теракты в России не готовятся и что любая новая попытка совершения теракта будет пресечена?

Весьма прискорбно также и то, что настоящие-то террористы, идейные, богатые и убежденные, а не озлобленные поборники справедливости с бомбой в кармане, полуграмотные и нищие, всегда почему-то являются нашими друзьями — от бандеровских наших партнеров до ваххабитских, не говоря уж об американских. Да, наши многочисленные «друзья» из американского гадюшника почему-то ненавидят нас, не скрывая этого, но Путин, невзирая на это, не только публично объявляет их нашими друзьями, но и утверждает, что врагов у нас совсем нет, кроме, конечно, иракских террористов. Шизофреноподобное это мироощущение до добра не доведет.

Еще более прискорбно то, что наш Ганнибал ввязался в религиозную войну между суннитами и шиитами, не понимая, куда он лезет, полагая, вероятно, что в исламском мире религия и политика ничего общего между собой не имеют, как у нас или в Европе. Увы, Путин крупно ошибся: вся политика исламского мира так или иначе завязана на религию. Суть конфликта в Сирии состоит в том, что подавляющее суннитское большинство граждан Сирии не только считает себя обиженным властью алавитов, коих представляет Башар Асад, но и вовсе не считает алавитов за мусульман, т.е. власть алавитов, с их точки зрения, должна быть устранена в любом случае и, разумеется, будет устранена в любом случае, как бы ни сопротивлялся Вови ибн Володя аль-Ленингради. Шииты же признают алавитов мусульманами, вероятно, только потому, что им требуются политические союзники: их очень мало и в Сирии, и вообще на Ближнем Востоке.

Да, далеко не все сунниты в мире поддерживают террористов-суннитов из Исламского государства, скорее наоборот, большинство против, но у всех суннитов без исключения нет совершенно никаких причин поддерживать в Сирии именно Асада, а не суннитское большинство населения, как это делает умный месье Путин. Американцы, скорее всего, понимают эти элементарные вещи, а потому можно полагать, что Путин и прощения от хозяина не заслужит, и приобретет, благодаря своей военной поддержке алавитов и шиитов, массу врагов в суннитском мире. Впрочем, разве врагов приобретет пан Вови, а не Россия?

Сказать ли, что американцы устроили своему непокорному рабу ловушку? Нет, дело обстоит значительно проще: хочешь быть рабом — будь им, слушайся хозяина, и нечего из себя Юлия Цезаря корчить перед своим народом. Нашего гения предупреждали неоднократно: не надо бомбить сирийскую оппозицию, но ответом на предупреждения были глупейшие заявления нашей прессы о том, что оппозиционные бандиты ничего не отличаются от бандитов Исламского государства. Святая простота, это для какого-нибудь идолопоклонника в Москве или шиита в Тегеране они не отличаются, а для суннита на Ближнем Востоке очень даже отличаются, сильно отличаются…

Самое большее, чего просто в принципе сможет добиться Путин в Сирии,— это не допустить резни алавитов и шиитов, на что хозяин Путина согласен, публичных возражений не было, в отличие, кстати, от мнения хозяина по резне на Донбассе, «выполнению минских соглашений». Власть же в Сирии все равно сменится, все равно придут американские марионетки, как и везде, но будут они суннитами, в отличие от Асада, что вполне устроит суннитов исламского мира.

И еще одним прискорбным моментом в деятельности нашего гения является то очевидное обстоятельство, что у него нет экспертной базы для принятия решений: окружают его либо поддакивающие холуи, либо болваны вроде министра иностранных дел Лаврова. Это очень плохо для всех нас, влюбленных в нашего героя беззаветно,— плохо это скажется на нашем будущем.

Стало быть, в результате действий пана Вови в Сирии Россия получит массу врагов, в том числе среди внесистемных террористов, а друзей приобретет только среди сирийских алавитов и ближневосточных шиитов, которые ныне находятся в изоляции, благодаря стараниям хозяина пана Вови. Если отвлечься от крови нашего народа, которой Путин хочет вымолить себе прощение перед хозяином, то это единственный итог войны в Сирии, понятный уже сейчас. В дальнейшем же может быть только хуже.

Зову живых