На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Виктор Суворов

Дм. Добров • 13 июля 2011 г.
Виктор Суворов

В конце восьмидесятых годов, в связи с провокационными действиями Горбачева, стал у нас известен знаменитый уже к тому времени британский «историк», писавший под псевдонимом Виктор Суворов, который, растолкав конкурентов из вялых книжных червей, ворвался в британскую науку со своим острым патологическим вопросом: «Кто начал Вторую мировую войну?»— Взгляды Суворова на сей предмет крайне любопытны с точки зрения патологической психологии, так как представляют собой систематизированный бред, т.е. произвольные вымыслы, не основанные на фактах, начисто оторванные от действительности. Судя же по отклонениям интеллекта, бредовое состояние Суворова является симптомом шизофрении, именно же параноидной шизофрении. Ниже на разнообразных примерах умозаключений Суворова рассмотрена его бредовая система, трактующая поджог Второй мировой войны Сталиным.

Вследствие психического заболевания, иначе говоря — распада личности, мироощущение больного приходит в конфликт с действительностью, и побеждает, разумеется, больной, а действительность становится враждебной в бреду, порожденной силами зла. Человек, знакомый с историей, без труда вспомнит несколько примеров того, как бредовые идеи вели на бой с действительностью десятки тысяч и даже миллионы людей. Подобное заражение патологическими идеями здоровых людей называется в науке индукцией бредовых идей (наведением), хотя при погружении в бредовые вымыслы очень большого количества людей — превосходящего эпидемический порог — следует, вероятно, именовать индукцию иначе. К сожалению, проблемы массовых психозов и массовых дегенеративных состояний не являются пока достоянием науки. Существование же даже массовых психозов, психических заболеваний, сомнений не вызывает. Судя по исследованиям Л.Н. Гумилева, иной раз это происходит перед гибелью народа и, несомненно, является непосредственной причиной гибели. Ну, если действительность оказалась плоха или не верна, создана демонами, то стоит ли удивляться безотчетному самоуничтожению народа? Поскольку же действительность непобедима, так устроен мир, народ просто не выдерживает сражения с действительностью и распадается, прекращает свое бытие как цельный организм, система социальных связей.

Бредовая идея может быть определена также как не выводимая, не имеющая объективного источника, не получаемая путем вывода, т.е. это идея глубоко субъективная, следствие распада личности. Вот пример вторичной, лишь систематизирующей бред, идеи из генерального сочинения Суворова «Ледокол»:

Еще до прихода Гитлера к власти советские лидеры нарекли его тайным титулом – Ледокол Революции. Имя точное и емкое. Сталин понимал, что Европа уязвима только в случае войны и что Ледокол Революции сможет сделать Европу уязвимой. Адольф Гитлер, не сознавая того, расчищал путь мировому коммунизму. Молниеносными войнами Гитлер сокрушал западные демократии, при этом распыляя и разбрасывая свои силы от Норвегии до Ливии. Ледокол Революции совершал величайшие злодеяния против мира и человечества и своими действиями дал Сталину моральное право в любой момент объявить себя Освободителем Европы, заменив коричневые концлагеря красными.


В. Суворов. Ледокол.

Во-первых, советские лидеры не нарекали Гитлера «тайным титулом Ледокол Революции»: данных о подобном тайном крещении нет, разумеется, ни в едином историческом источнике, это патологический вымысел, призванный систематизировать бредовые построения Суворова, придать им хоть какой-нибудь смысл. Во-вторых, вдумайтесь, каким же образом можно «расчистить путь мировому коммунизму», поставив под ружье миллионы солдат в Германии и Европе, ненавидевших именно проводников мирового коммунизма, «жидобольшевиков», а не кого-то иного? Каким образом можно было «расчистить путь мировому коммунизму», мобилизовав против него чуть ли не всю европейскую промышленность? И ведь действия Гитлера, направленные против России, носили вовсе не случайный характер, а именно программный, что было отражено в его книге, распространявшейся национал-социалистами в качестве священной:

Мы, национал-социалисты, совершенно сознательно ставим крест на всей немецкой иностранной политике довоенного времени. Мы хотим вернуться к тому пункту, на котором прервалось наше старое развитие 600 лет назад. Мы хотим приостановить вечное германское стремление на юг и на запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке. Мы окончательно рвем с колониальной и торговой политикой довоенного времени и сознательно переходим к политике завоевания новых земель в Европе.

Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены.


А. Гитлер. Моя борьба. Часть вторая. Глава XIV. Восточная ориентация или восточная политика.

По поводу патологических пояснений Суворова о расчистке дороги мировому коммунизму, мировой революции, следует добавить, что в тридцатых годах советских сторонников мировой революции, троцкистов, попросту расстреливали в связи с их политическими взглядами. Но зачем же было расстреливать верных и изобретать способы «построения социализма в отдельно взятой стране», если готовилось триумфальное шествие мировой революции по Европе? Что ж, бредовые вымыслы и должны противоречить действительности, это необходимое условие.

Поскольку Суворов приписал большевикам, да и Гитлеру тоже, недействительные мотивы, невозможные, отсюда следует вывод не только о бредовом его состоянии, но и о функциональном поражении интеллекта — невозможности сделать простейший вывод, что характерно, конечно, для шизофрении. Эти качества образуют у больного органичное единство, единую черту мировосприятия: хотя для образования бредовых идей даже при шизофрении поражение интеллекта принципиально не требуется, наиболее естественным образом шизофреник может порождать бред, иной раз даже систематизированный, «научный», при наличии пораженного интеллекта. Может сложиться даже впечатление, что бредовая идея есть следствие поражения интеллекта, однако это не так.

Мышление шизофреника с поражением интеллекта носит ассоциативный характер, без вывода в математическом смысле, функциональном, на чем, в частности, построены диагностирующие шизофрению проверочные вопросы (лабораторными методами шизофрения пока не диагностируется). Здесь, впрочем, имеются опасные подводные камни: функциональное поражение интеллекта следует отличать от глупости или необразованности… Поэтому проверочные вопросы обычно очень просты. Простота, впрочем, относительна. Вот для примера принципиально простая задачка на функциональное мышление, разрешить которую сможет далеко не каждый:

Парадокс лжеца. Этот парадокс известен в нескольких модификациях. Простейшая из них – парадокс, связанный с человеком, который говорит: «Я лгу»; если он лжет, то он говорит правду, и наоборот.


Х. Карри. Основания математической логики. М.: Мир, 1969, стр. 23.

Человек, для которого указанные слова являются парадоксом, обнаруживает признаки шизофренического мышления — непонимания того, что есть функция, вывод. Дело в том, что значение слова и значение функции есть разные вещи, несопоставимые… Попробуйте обдумать это самостоятельно, и если вы поймете, сможете четко объяснить, в чем ошибка автора названной книги, почему приведенное высказывание не является парадоксом, то считайте, что поняли суть шизофренического мышления, ошибочного, нелогичного. Если же не решите эту задачку, не отчаивайтесь, это не признак шизофрении: вопрос это теоретический, предполагающий понимание основ математики, логики ее, именно же определения функции, вывода, но не понимают сути функции, как видите, даже некоторые математики. Ответ см. в ст. «Сложности современной грамматики».

Измышления Суворова несопоставимы, конечно, с приведенной простой задачей, они гораздо проще, ибо же не носят теоретического характера, вследствие чего понятны в их противоречиях каждому психически нормальному человеку. Суворов проявил откровенное неумение ориентировать образы во времени на основаниях вывода. Посмотрите, например, Суворов корил Сталина за подготовку к военным действиям весной 1941 г., когда вблизи от советских границ уже скопились миллионы вражеских солдат… Очевидное следствие действий Гитлера, попытка советского правительства подготовиться к нападению, даже не отвергается, а вообще не рассматривается, даже в качестве предположения (даже и в голову не пришло, можно не сомневаться). Также и сама методика доказательства своих взглядов носит у Суворова патологический характер:

В Советском Союзе давно и тщательно почищены архивы, а то, что и осталось,– исследователям почти недоступно. Мне посчастливилось совсем немного поработать в архивах Министерства обороны СССР, но я совершенно сознательно архивные материалы почти не использую. У меня много материалов из германских военных архивов, но и их я практически не использую. Мой главный источник – открытые советские публикации. Даже этого вполне достаточно для того, чтобы поставить советских коммунистов к стене позора и посадить их на скамью подсудимых рядом с германскими фашистами, а то и впереди.


В. Суворов. Указ. соч.

«Подчистка» архивов — это тоже систематизирующая бредовая идея, вымысел вне фактических оснований, так как даже в наши дни нет ни единого сообщения об этом, основанного на фактах (бредовые вымыслы встречаются). Что ж, положим, советские архивы и правда «подчищены», но отчего же «сознательно» отказываться от использования германских архивных материалов? Каким образом не только историк, но и человек в своем уме может «сознательно» отказаться от рассмотрения фактов по делу и рассматривать лишь частные мнения по поводу фактов, попытки интерпретировать их? Вот это и есть бредовое состояние — «сознательный» отказ от рассмотрения фактов, противоречащих бредовым вымыслам, так как ни малейшего значения для больного факты не имеют.

Патология интеллекта проявляется у Суворова столь отчетливо, что в некоторых случаях он несет даже откровенную чушь, полную бессмыслицу:

Подобных объяснений действий Сталина коммунистические историки придумали много. Но каждое из этих объяснений несет в себе два порока:

— оно придумано задним числом;

— оно полностью игнорирует позицию советских руководителей, хотя эта позиция изложена более четко и понятно, чем позиция Гитлера в его сочинениях и речах.


Там же.

Почему же пороком является придумывание историками объяснений «задним числом»? Что же, теперь историки должны работать «передним числом», выдавая исторические объяснения до событий? Понимает ли Суворов, что значит слово историк? Какой смысл он вложил в выражение «задним числом»? Это вот тоже типично для самовыражения больных: читаешь их сочинения и гадаешь, что бы это значило… Публикуют их немало, читайте.

Откровенным анекдотом также является упрек советским историкам в игнорировании мнения начальства: уж в чем-чем, а в несогласии со мнением партии советских историков даже заподозрить невозможно было, причем это известно каждому, кто хоть немного знаком с советской историей и историками. Советская история была прекрасна и застенчива, как девица на выданье, краснеющая по любому поводу и без повода, а историки были столь же послушны: женитьба только лишь по любви, без разрешения родителей, есть неприкрытое блудодейство.

Бредовое состояние, например, при банальной паранойе (это лишь относительно легкие забобоны, «моя борьба» за справедливость) отличается от шизофренического тем, что обычно оно привязано к действительности, строится на действительных фактах, интерпретируемых патологическим образом, с вымыслом. Впрочем, именно в силу привязки к действительности паранойяльное состояние при развитии патологических реакций может стать кратчайшей дорогой в специальную психиатрическую больницу или на кладбище. В общем случае эта крайность, пожалуй, хуже шизофрении, опаснее. Шизофренический же бред помимо «теоретического» и «формального» его характера, что тоже не согласно с паранойей, гораздо чаще содержит выдуманные факты, заведомо ложные с объективной точки зрения:

Существует немало указаний на то, что срок начала советской операции «Гроза» был назначен на 6 июля 1941 года. Мемуары советских маршалов, генералов и адмиралов, архивные документы, математический анализ сведений о движении тысяч советских железнодорожных эшелонов – все это указывает на 10 июля как дату полного сосредоточения Второго стратегического эшелона Красной Армии вблизи западных границ. Но советская военная теория предусматривала переход в решительное наступление не после полного сосредоточения войск…


Там же.

Для исторической сенсации достаточно бы было одного указания на источник, где была бы помянута операция «Гроза», даже без вымышленных сроков, но таких указаний не существует. Вдумайтесь, откуда Суворов мог узнать название операции, «Гроза», если ни в едином историческом источнике такого названия операции нет? Голоса с потолка подсказали? Что ж, случается и так: эти голоса часто не только крайне назойливы, но и крайне осведомлены… Откуда они черпают информацию, не известно.

Отметьте также в приведенной выдержке необъяснимый пробел в логике: если операция «Гроза» была назначена на 6 июля, то почему же не названные мемуары и архивные документы указывают на умозрительную готовность войск к 10 июля? Откуда взялась новая дата? Опять голоса?

Больной выдумывает факты, систематизирующие его бред, вовсе не потому, что хочет кого-то обмануть, а потому, что вымыслы его представляются ему высшей истиной, по сравнению с которой действительность лишь малозначимая докука. Откровенное объяснение подобному поведению дал Гегель, заявив в ответ на упрек в несоответствии умственных его построений действительности: «Тем хуже для действительности». Даже если счесть Гегеля не шизофреником, а всего лишь шизоидным психопатом, отсюда можно допустить, что во многих случаях бред основывается на желании больного уничтожить неправильную действительность, беспокоящую его, исправить ошибку природы. Собственно, шизофреник в бреду есть законченный субъективный идеалист: мир есть только то, что мы о нем думаем.

Поскольку схватка с действительностью ведется насмерть, то привлекаемые больным в свидетели авторитеты, скажем авторы мемуаров, способны, как это ни поразительно, дать ложные показания, например у Суворова:

Мой свидетель – Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов (в 1941 году – адмирал, Нарком ВМФ СССР, член ЦК, член Ставки Главного командования с момента ее создания). Вот его показания: «Для меня бесспорно одно: И.В. Сталин не только не исключал возможности войны с гитлеровской Германией, напротив, он такую войну считал… неизбежной… И.В. Сталин вел подготовку к войне – подготовку широкую и разностороннюю,– исходя из намеченных им самим… сроков. Гитлер нарушил эти расчеты» (Накануне. С. 321).


Там же.

Разумеется, Кузнецов не мог нести в своих воспоминаниях бред, точнее намекать на бредовые вымыслы Суворова, это исключено совершенно, можно было даже не читать указанное в воспоминаниях место:

Для меня бесспорно одно: И.В. Сталин не только не исключал возможности войны с гитлеровской Германией, напротив, он такую войну считал весьма вероятной и даже, рано или поздно, неизбежной. Договор 1939 года он рассматривал лишь как отсрочку, но отсрочка оказалась значительно короче, чем он ожидал.

У него, конечно, было вполне достаточно оснований считать, что Англия и Америка стремятся столкнуть нас с Германией лбами. Такая политика западных держав не являлась секретом, и на этой почве у Сталина росло недоверие и неприязнь к ним. Все сведения о действиях Гитлера, исходившие от англичан и американцев, он брал под сомнение или даже просто отбрасывал. Так относился он не только к сообщениям из случайных источников, но и к донесениям наших официальных представителей, находившихся в этих странах, к заявлениям государственных деятелей Англии и Америки.

«Если англичане заинтересованы в том, чтобы мы воевали с Германией, значит, все, что говорится о возможности близкой войны, сфабриковано ими» – таким приблизительно представляется мне ход рассуждений И.В. Сталина.

Он, конечно, понимал, что отрезвить агрессора можно только готовностью дать ему достойный ответ – ударом на удар. Агрессор поднимает кулак, значит, надо показать ему такой же кулак.

Кулаком Гитлера были дивизии, сосредоточенные на нашей границе. Значит, нашим кулаком могли стать советские дивизии. Но совершенно недостаточно только иметь дивизии, танки, самолеты, корабли. Необходима их высокая боевая готовность, полная готовность всего военного организма, всего народа, всей страны.

Убедившись в том, что его расчеты на более позднюю войну оказались ошибочными, что наши Вооруженные Силы и страна в целом к войне в ближайшие месяцы подготовлены недостаточно, И.В. Сталин старался сделать все возможное, что, по его мнению, могло оттянуть конфликт, и вести дело так, чтобы не дать Гитлеру никакого повода к нападению, чтобы не спровоцировать войну.

В те напряженные дни ко мне зашел заместитель начальника Генерального штаба Н.Ф. Ватутин. Он сказал, что внимательно читает наши оперативные сводки и докладывает их своему начальству. Ватутин обещал немедленно известить нас, если положение станет критическим.


Я не сверял все цитаты в патологических измышлениях Суворова: просто Кузнецов очень уж значительный человек, и приписанный ему намек на бредовые вымыслы Суворова выглядит особенно дико. Впрочем, может быть, я привел выдержку из «неправильного» издания воспоминаний Кузнецова, «подчищенного»? Да, это весьма вероятно. Любопытно другое: как Суворову стало доступно «правильное» издание воспоминаний Кузнецова? Опять голоса с потолка?

Что любопытно, генералиссимус ухитрился патологически прочесть не только воспоминания Кузнецова и многих иных, но даже речи самого Сталина:

Сталин неоднократно и раньше на секретных совещаниях высказывал свой план «освобождения» Европы: втянуть Европу в войну, оставаясь самому нейтральным, затем, когда противники истощат друг друга, бросить на чашу весов всю мощь Красной Армии (Т. 6. С. 158; Т. 7. С. 14).


В. Суворов. Указ. соч.

Любопытно выходит у генералиссимуса нашего: неужели материалы «секретных совещаний», страшные планы порабощения Европы, изложены были в общедоступном собрании сочинений Сталина? Речь, вероятно, идет о докладе Сталина «К международному положению» в шестом томе его сочинений и о политическом отчете ЦК в седьмом томе. Первый страшный «секрет» был опубликован в журнале «Большевик», № 11 за 1924 г., а второй публично оглашен 18 декабря 1925 г. на съезде партии (публикация стенограммы, наверно, была в газетах, может быть в «Правде»).

Разумеется, всякий человек, хоть немного знающий большевиков, не поверит в приведенное бредовое утверждение даже без ознакомления с указанными речами Сталина: Сталин не мог считать капиталистические страны неким единым целым, национальным; как и все большевики, он делил эти страны на пролетариат и буржуазию, полагая пролетариат своим союзником. И в указанных томах, и в любом ином месте речь неизменно идет о борьбе пролетариата и буржуазии, а не о завоевательных войнах, называемых империалистическими. Сталин, разумеется, никогда не призывал к империалистической войне, это полный абсурд, бред: он всегда выступал против войны (в отличие от Гитлера). Да, по меньшей мере до выдвижения своей теории о «построении социализма в отдельно взятой стране», пришедшейся не по нраву троцкистам, Сталин тоже верил в возможность победы европейского пролетариата над буржуазией, но здесь не было ничего сенсационного, не известного каждому европейскому журналисту того времени.

В сущности, любой факт может послужить для больного подтверждением его патологическим измышлениям — важен не сам по себе факт, а «правильное» его понимание, интерпретация, вплетение в бредовую систему. Облегчает подобное мировосприятие отсутствие логичного мышления, в частности неумение ориентировать во времени образы мышления на основаниях вывода. Вот для примера один из ключевых моментов обличительной логики Суворова:

22 июня 1941 года Германия внезапно и вероломно напала на Советский Союз. Это исторический факт. Однако это очень странный факт. До Второй мировой войны Германия не имела общих границ с Советским Союзом и потому не могла напасть, тем более – внезапно.

Германия и Советский Союз были разделены сплошным барьером нейтральных государств. Для того чтобы советско-германская война могла состояться, необходимо было создать соответствующие условия: сокрушить барьер нейтральных государств и установить общие советско-германские границы.

Каждый, кого интересует дата 22 июня 1941 года, перед тем как проклинать Гитлера и обвинять его в вероломстве, обязан хотя бы самому себе дать честный ответ на два вопроса:

— кто сокрушил разделительный барьер нейтральных государств между Германией и Советским Союзом?

— зачем?

 Барьер между Германией и СССР был двойным и лишь в одном месте одинарным. Польша – единственная страна, которая имела одновременно границы и с Советским Союзом, и с Германией. Польша – самый короткий, самый прямой, самый удобный путь между СССР и Германией. Польша – самая тонкая часть разделительной стены. Понятно, что потенциальный агрессор, который желал, чтобы советско-германская война состоялась, должен был пытаться прорубить коридор именно здесь.

Наоборот, та страна, которая советско-германской войны не желала, должна была всей мощью своих вооруженных сил, всей своей государственной мудростью, всей силой своего международного авторитета не допустить своего противника на польскую территорию, в крайнем случае начать войну против него еще в Польше, не допуская к своим границам.


В. Суворов. Указ. соч.

Ну, и кто же сокрушил Польшу? Кто напал на нее 1 сентября 1939 г. и в течение считанных дней разгромил польскую армию? Кто вынудил трусливое польское правительство бежать из страны? Здесь вымыслы Суворова, как обычно, прямо противоречат действительности: руководящую роль Сталина в данных событиях он лишь предполагает, но роль Гитлера общеизвестна и никакому сомнению не подлежит. При этом факты обычным образом отбрасываются как величины, не достойные внимания, а рассматривается лишь предположительный замысел Сталина, умозрительный, основанный не на фактах, а на патологическом анализе международной обстановки. Таким образом, предположение оказывается для Суворова весомее действительности — как обычно.

Здесь опять же можно только гадать, каким именно образом Суворов пришел к своему патологическому заключению, так как образы не ориентированы во времени: советские войска вошли на оккупированные Польшей земли Украины и Белоруссии только 17 сентября 1939 г., когда исход войны в результате боевых действий германской армии сомнений уже не оставлял, но именно советские войска оказались у Суворова если и единственным виновником падения Польши, то уж точно главным (так и некоторые поляки думают):

Гитлер обратился к Сталину с предложением совместными усилиями сделать пролом в разделительной стене. Сталин с восторгом принял такое предложение и с огромным энтузиазмом ломал польскую стену, прорубая коридор навстречу Гитлеру. Мотивы Гитлера понятны. А чем объяснить действия Сталина?

Коммунистические историки придумали объяснения действиям Советского Союза.

Объяснение первое: растерзав и утопив в крови Польшу, мы двинули наши границы на запад, т.е. укрепили нашу безопасность. Странное объяснение.


Там же.

При чем здесь историки, если речь идет о политике? И тем более не ясно, почему следует рассматривать мнение историков, начисто проигнорировавших мнение политиков, как полагал Суворов. Вероятно, приведенные им объяснения советских историков тоже вымышлены в бреду — за всех историков сказать трудно, а ссылок нет.

Действия Сталина объясняются предельно просто. С падением Польши произошло воссоединение украинцев и белорусов, к Украине и Белоруссии были присоединены не польские земли, нагло захваченные поляками по итогам революционного распада империи, а также врагов у СССР стало меньше: Польша вовсе не была нейтральным государством, как в бреду заключил наш генералиссимус. Гитлер своими руками лишил себя пары миллионов союзных солдат, которые с удовольствием бы стали воевать против СССР даже за намек Гитлера разрешить им «великую Польшу» (до Днепра), причем наглые заявления польских руководителей о великом союзе с Гитлером звучали до войны даже публично.

Суворов проявляет хорошо выраженную патологию мышления: несмотря на то, что мотивы действий Гитлера ему, по его словам, понятны, а сами действия сомнению вроде бы не подвергаются, итог данных действий призван подчеркнуть вину Сталина в развязывании войны, т.е., как сказано выше, значение имеет не факт, а лишь его «правильное» осмысление — в духе бредовых идей.

Вина Сталина в развязывании войны, несмотря на все агрессивные действия Гитлера и даже агрессивную идеологию национал-социалистов, для отдельных дегенератов очевидна в силу того обстоятельства, что во всем виноваты обычно демоны, а демон для них Сталин — уж точно не Гитлер. Поэтому любые действия Гитлера дегенератам кажутся незначительными и внимания не достойными, причем даже в том случае, если мысли их явно нелогичны: готовить ответный удар по СССР Гитлер начал раньше, чем в СССР стали готовиться к предполагаемому дегенератами нападению, т.е. нет, как обычно, отношения между причиной и следствием, образы мышления не ориентированы во времени.

В помянутой книге Суворов силился показать, что весной и летом 1941 г. советские войска готовились напасть на Германию, но опоздали. При этом никакого значения для Суворова не имело то известное всем обстоятельство, подтвержденное, разумеется, документально, что приказ о подготовке к якобы превентивному удару отдан был Гитлером в конце 1940 г., до предполагаемой и, главное, описываемой Суворовым подготовки СССР к нападению на Германию. Конечно, в связи с концентрацией германских войск на советской границе, в Польше, начавшейся летом 1940 г., в конце концов, в 1941 г., и в СССР начались приготовления к войне: странно бы было, если бы их не было. Действия же Гитлера у генералиссимуса даже не рассмотрены, хотя и упомянуты, как мы видели выше. Только по таким упоминаниям и можно заключить, что Суворов о действиях Гитлера был более или менее осведомлен.

Поскольку вина Сталина была для генералиссимуса очевидна, не Гитлер же начал мировую войну, это ведь просто абсурд, то он нашел еще одну систематизирующую бредовую идею:

Внешне все кажется поровну: часть Польши – Гитлеру. Часть Польши – Сталину. Однако уже через неделю после подписания пакта Молотова-Риббентропа Сталин сыграл первую злую шутку. Гитлер начал войну против Польши, а Сталин объявил, что его войска еще не готовы. Он мог бы об этом сказать Риббентропу перед подписанием договора, но он этого не сделал. Гитлер начал войну и оказался в одиночестве.

Вот и первый результат для Гитлера: он, и только он, виновник Второй мировой войны.


Там же.

Сталин никому не объявлял, что его войска не готовы,— ни Гитлеру, ни Риббентропу, ни кому-либо еще из руководителей Германии. Таких данных не существует, т.е. они родились в бреду, в качестве систематизирующей бред идеи.

Стало быть, мы воочию видим, что бредовые вымыслы бывают главные, образующие бред, и вспомогательные, систематизирующие бред, делающие его «логичным». Вообще, патологическое состояние Суворова крайне любопытно с точки зрения патологической психологии, так как его бред систематизирован отлично, образует даже своего рода мировоззрение, вполне приемлемое для какого-нибудь либерального недотепы (почитайте, например, сочинение Э. Радзинского о Сталине — не смеха ради, а образования для). От глупости же, повторю, построения Суворова отличаются явными вымыслами, заведомо ложной информацией, источника не имеющей.

Убеждение больного в действительности бредовых вымыслов приводит иной раз к тому, что в качестве доказательств бреда приводятся факты, значение которых больной понимает искаженно, под влиянием бредовых идей. Это плохо отличается от глупости, дурак может действовать так же:

Но «перед этим Карбышев с командующим 3-й армией В.И. Кузнецовым и комендантом Гродненского УРа полковником Н.А. Ивановым побывали на погранзаставе. Вдоль границы, у дороги Августово-Сейно, еще утром стояли наши проволочные заграждения, а когда они проезжали вторично, заграждения оказались снятыми» (Е.Г. Решин. Генерал Карбышев. С. 204).

Можем ли мы представить себе картину: чекисты снимают колючую проволоку на границах! […] Зачем же они снимают свою чекистскую проволоку на самой границе?! Они намерены впустить германских шпионов или выпустить своих беглецов?


Там же.

Мы не можем себе этого представить, например потому, что «чекистам» на границе делать нечего, но в приведенной выдержке и не сказано, что проволоку сняли «чекисты» — речь шла явно о немцах. Приведенная чушь, разумеется, призвана свидетельствовать о неясных, но агрессивных намерениях каких-то загадочных «чекистов».

Патологическое состояние привело Суворова к бредовой попытке оправдать Гитлера, ведь не мог же Гитлер желать войны, он и сам заявил перед смертью, что всю жизнь добивался только мира, а войну начали евреи (это уже распад личности, ужас). Суворов, впрочем, постарался объяснить нападение на СССР не загадочными происками евреев, а несколько более рационально с его точки зрения:

В июле 1940 года Гитлер впервые высказывает мысль о том, что Советский Союз может быть очень опасен, особенно если германские войска уйдут с континента на Британские острова и в Африку. 12 ноября 1940 года в беседе с Молотовым Гитлер указывает на необходимость держать в Румынии много германских войск, явно намекая Молотову на советскую военную угрозу румынской нефти. Молотов намек игнорировал. Вот почему Гитлер после отъезда Молотова, обдумав еще раз, в декабре дает директиву на подготовку операции «Барбаросса».

В июне 1940 года, когда германская армия воевала во Франции, Жуков по приказу Сталина без всяких консультаций с германскими союзниками оторвал кусок Румынии – Бессарабию и ввел речные корабли в дельту Дуная. Если Гитлер сделает еще один шаг на запад, в Британию, где гарантия того, что Жуков по приказу Сталина не сделает еще один шаг в той же Румынии, шаг – всего в сто километров, который будет для Германии смертельным?

Гитлер просил главу советского правительства отвести советскую угрозу от нефтяного сердца Германии. Сталин и Молотов угрозу не отвели. Кто же виноват в начале войны? Кто кому угрожал? Кто кого провоцировал на ответные действия?

Великий британский военный историк Лиддел Гарт, тщательно изучив данный вопрос, установил, что германский план в июле 1940 года был очень простым: для того, чтобы защитить Румынию в случае советской агрессии, надо нанести германский удар в другом месте, отвлекая внимание Красной Армии от нефтяных полей.


Там же.

Я не читал работ указанного «великого военного историка», но сомневаюсь, что он находился в бредовом состоянии: ссылка на него, скорее всего, очередной бредовый вымысел генералиссимуса. Дело в том, что бредовая идея Суворова об исключительной справедливости действий Гитлера, направленных против СССР, опровергается широко известным секретным протоколом к т.н. пакту Молотова — Риббентропа:

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

Как видим, Гитлер ничего не просил у Сталина и Молотова и никакой угрозы Германии в возможных советских действиях в Бессарабии не видел. Несмотря на то, что об оккупации в протоколе не сказано ни слова, а словосочетание «интерес к Бессарабии» конкретного смысла не имеет, политика того времени предполагала в том числе оккупацию как выражение своего «интереса», примером чему является присоединение Гитлером Австрии. Намерение же советской власти воссоединить СССР с бывшими территориями империи, отраженное в заключенных с Германией договоренностях, выглядело не только предсказуемым, но и гораздо более логичным и, главное, более понятным, чем, например, тот же гитлеровский «аншлюс», оккупация Австрии. До нападения Германии на Польшу все было обговорено заранее именно с той целью, чтобы не возникло неожиданностей и непонимания. Это было естественно, так как Германия тоже имела свой «интерес». Разумеется, сближение «интересов» есть последний шаг перед их столкновением и войной, что обе договаривающиеся стороны, вероятно, понимали. При этом следует помнить, что в СССР искренне признавали законность «интереса» Германии по слому Версальского мира, см. речь Сталина ниже, но в Германии подобной искренности не было, см. отрывок из книги Гитлера выше. Следует также помнить, что нельзя оценивать данные политические договоренности с точки зрения преступлений Гитлера: до осени 1941 г. никто даже предположить не мог, на что способен Гитлер. Также не следует забывать, что «марксизм-ленинизм» вкупе с «мировой революцией» в данных политических делах не имел вообще никакого значения — как и национал-социализм. События 1939 г. определялись только Версальским миром. Да, большевики на Версальский договор не обратили внимания, но «интересы» России были, конечно же, ущемлены, как и «интересы» Германии.

Избранным дегенератам, не только Суворову, не достаточно, конечно, обвинить Сталина в развязывании войны — требуется еще оправдать Гитлера, так как вина его перед человечеством ужасна и очевидна. Как ни странно, они не понимают, что есть преступления, оправдать которые невозможно. Подобная бесчувственность — это черта шизофреническая.

Иной раз бредовые вымыслы Суворова настолько оторваны от жизни, что напоминают сказки для маленьких детей:

Голиков считал (совершенно обоснованно), что для войны против Советского Союза нужна очень серьезная подготовка. Важнейшим элементом готовности Германии к войне против Советского Союза являются бараньи тулупы. Их требуется огромное количество – не менее 6 000 000. Голиков знал, что в Германии нет ни одной дивизии, готовой воевать в СССР. Он тщательно следил за европейскими баранами. Он знал совершенно точно, что как только Гитлер действительно решит напасть на СССР, он должен отдать приказ на подготовку операции. Немедленно Генеральный штаб даст приказ промышленности начать производство миллионов тулупов. Этот момент неизбежно отразится на европейском рынке. Несмотря на войну, цены на баранье мясо должны дрогнуть и пойти вниз из-за одновременного уничтожения миллионов животных. В тот же момент цены на бараньи шкуры должны были резко пойти вверх.

Голиков считал, что для войны в СССР германская армия должна использовать новый сорт смазочного масла для своего оружия. Обычное германское ружейное масло застывало на морозе, части смерзались, и оружие не действовало. Голиков ждал, когда в германской армии будет сменен сорт масла для чистки оружия. Советская экспертиза грязных тряпок показывала, что Вермахт пользуется своим обычным маслом… Было еще множество аспектов, которые находились под тщательным контролем ГРУ и которые должны были стать предупреждающим сигналом.

Но Гитлер начал операцию «Барбаросса» без всякой подготовки!


Там же.

Несколько выше генералиссимус помянул мемуары Ф.И. Голикова, бывшего до начала войны заместителем начальника Генштаба РККА и начальником Разведывательного управления Генштаба, а потому у предельно невежественного читателя, который только и выдержит дикие измышления генералиссимуса, может сложиться впечатление, что приведенную чушь Суворов почерпнул у Голикова. Нет, это не соответствует действительности: мемуары Голикова обходят его службу в Генштабе, а касаются только фронта.

Прежде всего отметим, что сама постановка проблемы генералиссимусом носит шизофренический характер: на границах собираются миллионы вражеских солдат, а начальник разведки Генштаба следит за ценами на баранье мясо да грязными тряпками… С точки зрения шизофреника это нормально, обычный «формальный» подход.

В наши дни известен доклад Голикова СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Высказывания, [оргмероприятия] и варианты боевых действий Германской армии против СССР» от 20 марта 1941г. (он напечатан в цитированной ниже книге). В этом докладе сделан ошибочный вывод, но ни о баранах, ни о масляных тряпках, ни о прочих шизофренических вымыслах в нем нет ни единого слова.

В любой армии мира существует форма установленного образца, причем никакие «бараньи тулупы» уставом не предусмотрены. Да, у нас во время Первой мировой войны некоторые офицеры ходили зимой в хороших полушубках романовской овчины, но это была форма неустановленного образца, личная одежда. Вероятно, подобная одежда была узаконена в советских войсках, но у Голикова не было причин полагать, что гитлеровская армия одевается по советскому образцу. У немцев никаких тулупов быть не могло и никогда не было, тем более при Гитлере, который, несмотря на образование, напоминал солдафона: при виде своего солдата в тулупе, он бы, наверно, ударился в истерику, решив, что это происки международного еврейства, укравшего все мировое сукно… Разумеется, Голиков находился в своем уме и просто в принципе не мог ожидать беспричинного появления в германской армии тулупов. Бараньи тулупы — это откровенный бредовый вымысел генералиссимуса.

Что же касается ружейного масла, то почему это Голиков должен был ожидать применения зимнего масла летом, когда и началась война? Разве он подобно генералиссимусу страдал шизофренией? Это, конечно, тоже бредовый вымысел — информация, не имеющая источника.

Видимо, генералиссимус слышал нечто неопределенное о разведке, интересовавшейся горюче-смазочными материалами, откуда и вылупился приведенный бредовый вымысел. Что любопытно, на данном примере мы можем проследить, как зарождаются бредовые идеи — четко по правилу «слышал звон, да не знаю, где он»:

№ 18/8033

18 января 1941 года

За последнее время отмечен ряд случаев, когда органы германской разведки, дислоцированные на территории Генерал-Губернаторства [Польши], дают забрасываемым ими в СССР агентам задания о доставке в Германию образцов употребляемых у нас нефти, авто- и авиабензина и масел.

Так:

1. Задержанные 5 декабря 1940 г. на участке 91 пограничного отряда (г. Рава-Русска, УССР) агент Томашевского пункта германской разведки Бумгар В.Н. показал, что в числе прочих заданий он имел поручение доставить в разведку образцы советской нефти и бензина.

2. 3 декабря 1940 г. и в январе 1941 г. закагенты [закордонные агенты] 17 пограничного отряда (г. Брест, БССР) «Савчук» и «Хуторской» на очередных явках докладывали о получении ими заданий Тереспольского пункта германской разведки о доставке в Германию образцов советских авто- и авиабензина.

Во всех трех случаях агентам было предложено при добыче бензина точно выяснять, какой это будет бензин – летний или зимний.

Кроме того, в отношении автобензина было указано достать пробы бензина, употребляемого на военных и гражданских машинах отдельно.

3. Участники вскрытой и ликвидированной в декабре п.г. на участке 91 пограничного отряда (г. Рава-Русска, УССР) шпионской резидентуры Пешановского пункта германской разведки Жук И.И. и Сосновский А.А. показали, что они по заданию разведки доставали и уносили в Германию образцы советских нефтепродуктов, употребляемых на транспорте и промышленных предприятиях. Нефть Сосновский брал на электростанции г. Любачева, Львовской области, на которой сам работал в качестве механика, а бензин «для зажигалки» Жук доставал у знакомых шоферов Любачевского райземотдела и пожарной команды.

4. Задержанные 22 декабря п.г. на участке того же отряда агенты Томашевского пункта германской разведки: Бобель Д.А., Гамилка И.Н., Щурко Н.Н. и Голиян М.А. имели задание разведки доставить в Германию образцы нефти и бензина в количестве, необходимом для анализа.

Первые три из поименованных в настоящее время находятся в Москве, куда доставлены по указанию т. Кобулова в связи с тем, что при задержании у них обнаружены советские деньги в сумме 3692 рубля, вызывающие сомнение в их платежности.

Какую цель преследует германская разведка, занимаясь добыванием образцов наших нефтепродуктов и для чего они ей нужны, ни один из задержанных не указал, ссылаясь на незнание.

Информирован тов. Кобулов.

Генерал-лейтенант (Масленников)


ЦА СВР РФ. Д. 21616. Т. 1. Лл. 540-542. Машинопись на типографском бланке. Незаверенная копия. Имеются пометы и резолюция Меркулова: «Надо выяснить цель этих заданий. 19.01». Указана рассылка.
1941. Документы. в 2-х книгах. Книга первая, М.: Международный фонд «Демократия», 1998, стр. 548 — 549.

По данной информации, в отличие от глупейших измышлений генералиссимуса, можно было предположить, что топливо изучается на предмет применения его в германской армии, т.е. германская армия собирается воевать в СССР и использовать захваченное топливо.

Любопытной также бредовой идеей генералиссимуса является обнаружение агрессивного плана завоевания Европы в речи Сталина в Кремле выпускникам военных академий 5 мая 1941 г. Повлияло на этот вывод, вероятно, только то, что данная речь не вошла в якобы полное собрание сочинений Сталина, куда не вошло также очень многое с 1939 по 1941 г. Вот бредовые измышления Суворова:

А в мае 1941 года Сталин во второй раз говорит нечто важное выпускникам военных академий. Теперь замышляется более серьезное и более темное дело, и потому сталинская речь на этот раз секретна. Пока существовал Советский Союз, речь Сталина не публиковалась, и это дополнительная гарантия ее важности. Сталин говорил о войне. О войне с Германией. В советских источниках с опозданием на 30-40 лет появились ссылки на эту речь. «Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И.В. Сталин, выступая 5 мая 1941 года с речью на приеме выпускников военных академий, дал ясно понять, что германская армия является наиболее вероятным противником» (ВИЖ. 1978. № 4. С 85). История второй мировой войны (Т. 3. С. 439) подтверждает, что Сталин говорил о войне, и именно о войне с Германией. Маршал Советского Союза Г.К. Жуков идет несколько дальше. Он сообщает, что Сталин в обычной своей манере задавал вопросы и сам на них отвечал. Сталин задавал среди прочих вопрос о том, является ли германская армия непобедимой, и отвечал отрицательно. Сталин называл Германию агрессором, захватчиком, покорителем других стран и народов и предрекал, что для Германии такая политика успехом не кончится (Воспоминания и размышления. С. 236).

Золотые слова. Но почему их держат в секрете? Понятно, что в мае 1941 года Сталину несподручно было своего соседа называть агрессором и захватчиком. Но через полтора месяца Гитлер напал на СССР, и майскую речь Сталину следовало срочно опубликовать. Следовало выступить перед народом и сказать: братья и сестры, а ведь я такой оборот предвидел и офицеров своих тайно предупреждал еще 5 мая. В зале кроме выпускников академий сидели все высшие военные и политические лидеры страны, и каждый может это подтвердить. А вот и стенограмма моей речи…


В. Суворов. Указ. соч.

Здесь противоречие, опять ущерб в логике: сначала сказано, что Сталин «дал ясно понять, что германская армия является наиболее вероятным противником», а потом идет утверждение, что Сталину «несподручно было своего соседа называть агрессором и захватчиком». Почему же вероятным противником называть было сподручно, а агрессором несподручно? Если, положим, совесть не позволяла Сталину назвать агрессором исключительно миролюбивую гитлеровскую Германию, то почему же совесть позволила назвать неагрессивное государство вероятным противником? Если же у него не было совести, то почему же несподручно было назвать Германию агрессором? Какие могли быть препятствия, тем более что это соответствовало действительности? А с объективной точки зрения что значит утверждение Суворова о несподручности назвать Германию агрессором и захватчиком, если в помянутой речи Сталин прямо назвал действия Германии захватническими и завоевательными? Откуда же генералиссимусу понятно стало, если не из речи, что Сталину «несподручно было своего соседа называть агрессором и захватчиком»? Голоса с потолка подсказали? Да, похоже на то.

Любопытно, что генералиссимус имел возможность прочитать указанную речь Сталина, ведь он даже указал, где она опубликована (в цитированной выше книге), но прочитать ее либо не удосужился (чего там читать, все и так ясно), либо же снова патологически исковеркал слова Сталина, придав им свой смысл. Ни слова в данной речи не было сказано ни о нападении на Германию, ни даже о вероятном противнике, ни тем более о надвигающейся войне. 

Ниже приведены предположительно те места из речи Сталина выпускникам военных академий, которые послужили генералиссимусу как основа бредообразования на основании указанного выше правила «слышал звон…»:

Почему Франция потерпела поражение, а Германия побеждает? Действительно ли германская армия непобедима?

Вы придете в части из столицы. Вам красноармейцы и командиры зададут вопросы, что происходит сейчас. Вы учились в академиях, вы были там ближе к начальству, расскажите, что творится вокруг. Почему побеждена Франция? Почему Англия терпит поражение, а Германия побеждает? Действительно ли германская армия непобедима? Надо командиру не только командовать, приказывать, этого мало. Надо уметь беседовать с бойцами. Разъяснять им происходящие события, говорить с ними по душам. Наши великие полководцы всегда были тесно связаны с солдатами. Надо действовать по-суворовски [в глазах шизофреника это может быть прямым призывом к агрессии, наступлению,— чисто «формально»].

Вас спросят, где причины, почему Европа перевернулась, почему Франция потерпела поражение, почему Германия побеждает? Почему у Германии оказалась лучше армия? Это факт, что у Германии оказалась лучше армия и по технике, и по организации. Чем это объяснить?

Ленин говорил, что разбитые армии хорошо учатся. Эта мысль Ленина относится и к нациям. Разбитые нации хорошо учатся. Немецкая армия, будучи разбитой в 1918 году, хорошо училась.

[…]

Действительно ли германская армия непобедима? Нет. В мире нет и не было непобедимых армий. Есть армии лучшие, хорошие и слабые. Германия начала войну и шла в первый период под лозунгом освобождения от гнета Версальского мира. Этот лозунг был популярен, встречал поддержку и сочувствие всех обиженных Версалем. Сейчас обстановка изменилась. Сейчас германская армия идет с другими лозунгами. Она сменила лозунги освобождения от Версаля на захватнические.

Германская армия не будет иметь успеха под лозунгами захватнической завоевательной войны. Эти лозунги опасные.

[…]

3-е выступление Сталина на приеме

Выступает генерал-майор танковых войск. Провозглашает тост за мирную Сталинскую внешнюю политику.

Товарищ Сталин: «Разрешите внести поправку.

Мирная политика обеспечивала мир нашей стране. Мирная политика дело хорошее. Мы до поры, до времени проводили линию на оборону – до тех пор, пока не перевооружили нашу армию, не снабдили армию современными средствами борьбы.

А теперь, когда мы нашу армию реконструировали, насытили техникой для современного боя, когда мы стали сильны – теперь надо перейти от обороны к наступлению.

Проводя оборону нашей страны, мы обязаны действовать наступательным образом. От обороны перейти к военной политике наступательных действий. Нам необходимо перестроить наше воспитание, нашу пропаганду, агитацию, нашу печать в наступательном духе. Красная Армия есть современная армия, а современная армия – армия наступательная».


РЦХИДНИ. Ф. 558. Oп. 1. Д. 3808. Лл. 1-12. Текст записи выступления, включенный в макет очередного тома собрания сочинений И.В. Сталина.
1941. Книга вторая, стр. 159 – 162

Все правильно, современная армия есть армия наступательная; наступление в целях обороны — это по сей день военная доктрина многих государств в мире, исключая лишь государства, не имеющие внешней политики, не будем показывать на них пальцем, в Европе их полно. В глазах шизофреника, впрочем, данное замечание уже на банкете, не в речи выпускникам, на которое товарищ Сталин решился только под хмельком, выглядит как агрессивный план покорения Европы. Путаница же между военной доктриной государства и внешней его политикой возникла явно вследствие того, что товарищ Сталин захмелел и расслабился, ведь пили наверняка водку, так как он не решился бы выглядеть перед военными, как Лариосик, персонаж своей любимой пьесы: «Господа, я же не военный — мне столько водки нельзя».

Вдумайтесь, как устроено сознание шизофреника: в его представлении Сталин изложил важнейшую вещь, генеральный план покорения Европы, под горячительные напитки и закуску на банкете, где присутствовали, наверно, сотни человек, причем даже не по своей инициативе изложил, а лишь в ответ на тост какого-то генерала, случайно. Нормальный психически человек, конечно, догадался бы, что сказано это было именно по случаю, в ответ на тост, так как доведением личному составу вооруженных сил военной доктрины и уставов должны были заниматься армейские начальники, а отнюдь не Сталин. Поистине, «формальней», чем Суворов, мыслить уже некуда. Даже этого вполне достаточно, чтобы диагностировать у Суворова поражение интеллекта.

Вспомним теперь для ближайшего рассмотрения генеральную бредовую идею Суворова: Сталин якобы ждал, когда европейские страны ослабят друг друга в развязанной им войне, чтобы нанести смертельный удар всей Европе. Да, но в 1941 году, когда в суворовском бреду запланирована была Сталиным операция «Гроза», даже не шизофреник, а только расслабленный идиот мог не заметить, что ожидаемого ослабления в войне не произошло — наоборот, Германия усилилась так, как никогда не была сильна в истории своей, ибо же никогда Германия не владела чуть ли не всей Европой, прежде всего романской в лице холуев Петена и Муссолини, и никогда не имела многомиллионной армии. Даже знаменитая армия Наполеона меркнет по сравнению с силами Гитлера: только немцев было под ружьем более девяти миллионов, как сообщил в докладе Голикову военный атташе в Берлине генерал-майор В. Тупиков в конце апреля 1941 г., см. указ. соч., а с многочисленными европейскими холуями немецкая армия была значительно больше. Да и вообще, почти вся Европа работала на нацистов, а выдуманное после войны массированное «сопротивление» нацизму даже по отношению к Шарлю де Голлю является анекдотом (он мог бы повести за собой французов, да жаль, что французы не пошли, отдавшись предателю Петену). Может быть, некоторое значение имели югославские партизаны, но тоже не очень большое в масштабе всей войны; во всяком случае, народ Югославии не захотел работать на нацистов, в отличие от прочих народов.— В чем же тогда смысл изложенного генералиссимусом коварного сталинского плана, если действительности план не соответствовал совершенно? Неужели Сталин страдал даже не шизофренией, как Суворов, а идиотизмом? Нет, это тоже не соответствует действительности. Нужно было рехнуться окончательно, чтобы в 1941 году напасть на «ослабленную» после прогулочной войны Германию, подмявшую почти всю Европу и европейскую промышленность, а непокорным британцам под бездействие США устроившую весьма неприятную жизнь под бомбами. Ну, кто же тогда мог сомневаться, что в Европе со всеобщего молчаливого согласия полным хозяином стал Гитлер? Нападение на СССР Германии, руководимой хозяином Европы, в указанной обстановке вполне понятно и даже логично, но неужели Сталин мог избрать для нападения на Германию столь неподходящее время? Нет, конечно.

Патологическое восприятие истории Суворовым, забывшимся в бредовом ослеплении, состоит в том, что он детально «анализировал» действия советских войск, которые, разумеется, готовились к нападению нацистов, но совсем «позабыл» о причинах этих действий — развертывании германской армии и сосредоточению германских боевых частей на советских границах, что, по данным нашей разведки, началось в июне-июле 1940 года, за год до нападения на СССР:

14 июля 1940 г.

По данным Белорусского пограничного округа, с 1 по 7 июля сего года в Варшаву и ее окрестности прибыло семь дивизий немецких войск. Прибывшие войска заняли все казармы и часть учреждений Варшавы. Кроме того, части войск отмечены в Новом Дворе, Рембертуве, Гродиске, Корчеве и других пунктах в радиусе 60 км от Варшавы.

Вокруг Варшавы производятся фортификационные работы. На шоссейных дорогах сооружаются противотанковые препятствия.

Пехота, артиллерия и танки из Люблина (80 км от границы) направляются в сторону советской границы походным порядком.

Против участка Шепетовского и Брестского пограничных отрядов немецкая пограничная полиция снимается с охраны границы и отводится в тыл. Охрану границы несут полевые части германской армии.

По данным пограничных войск Украинской ССР, отмечается прибытие в пограничную полосу в направлении Перемышля германских пехотных и танковых частей и переброска войск из этого района в северном направлении.

За последнее время отмечены вновь прибывшие части германской армии:

в г. Кросно (65 км юго-восточнее Перемышля) – пять пехотных полков; в г. Ярослав (20 км севернее Перемышля) – 39-й пехотный и 116-й артиллерийский полки;

в г. Жешув (60 км северо-западнее Перемышля) – 129-й пехотный, зенитный и артиллерийский полки;

в г. Пшеворск (40 км северо-западнее Перемышля) – 192-й пехотный, 44-й тяжелоартиллерийский полки и 16-й отдельный станково-пулеметный батальон.

7 июня 1940 г. в г. Ярослав прибыло три эшелона немецких войск с 70 танками. Отмечено прибытие танковой части в г.Люблин (100 км юго-западнее Брест-Литовска).

11 июня 1940 г. в г. Ланцет (45 км северо-западнее Перемышля) расположился штаб в составе трех генералов и 30 офицеров.

Начиная со второй половины июня сего года против участка 90-го пограничного отряда отмечается передвижение частей германской армии в северном направлении через пункты Красностав – Замостье – Влодава.

Продолжаются работы по строительству укреплений: против участка Любомльского пограничного отряда в районе Серебрица, Бердице, Дубенка, Холм (45 – 60 км северо-западнее Владимир-Волынского) строятся огневые точки; против участка Рава-Русского пограничного отряда в районе Цешанув – Дзыкув (85 км северо-западнее Львова) производятся работы по отрытию окопов и установке проволочных заграждений; против участка Перемышльского пограничного отряда в районе Жешув – Пшеворск, Яворник Польский, Дынув (35 – 40 км северо-западнее Перемышля) производится отрытие окопов и устанавливаются мины. На работах занято около 2500 солдат и несколько экскаваторов.

В различных местах пограничной полосы производится ремонт шоссейных дорог[...]

Заместитель наркома внутренних дел СССР

генерал-лейтенант Масленников


ЦА ФСБ РФ. Коллекция документов. Машинопись, заверенная копия.
Указ. соч., т. 1, стр. 116 — 117.

Этот документ я привел не в рамках спора с Суворовым, с шизофрениками не спорят, а для иллюстрации его бредовых убеждений. «Сознательный» его отказ от рассмотрения документов наверняка связан лишь с тем, что документы, подобные приведенному, нельзя осмыслить в бредовом духе, «правильном», а объявить тысячи документов подделкой просто невозможно. Это весьма любопытно с точки зрения психологии, так как показывает, что Суворов понимает несоответствие документов его взглядам, но при этом остается в самом искреннем убеждении о правоте своих взглядов. Для нормального психически человека это невообразимо, но при шизофрении подобный разрыв мышления обычен: собственно, это и есть расщепление сознания, шизис по-гречески, откуда и называется болезнь. Также годится здесь термин амбивалентность (двоякая направленность), каковую черту в сфере эмоций Блейлер в 1911 г. выделил как один из диагностирующих признаков шизофрении, и это актуально по сей день. Все это связано с тяжелыми нарушениями высшей нервной деятельности; формально говоря, одна функция дает здесь два значения, например больной может любить кого-либо и одновременно ненавидеть, т.е., например, ему могут приходить мысли убить любимого человека вследствие ненависти к нему. Представить это едва ли можно: это распад личности, который может завершиться утратой даже безусловных рефлексов, «инстинктов», например может исчезнуть потребность в еде.

Всякому человеку в своем уме и не окончательному дураку должно быть понятно, что и генеральное утверждение Суворова о коварстве Сталина не имеет смысла, не логично, противоречит действительности, и все остальные бредовые его вымыслы. Да, но при этом Суворов в Британии и Европе пользуется некоторой популярностью как «историк». В чем же дело? Почему измышления душевнобольного популярны среди нормальных людей? Да, заметную часть поклонников Суворова наверняка составляют душевнобольные, психопаты и дураки, но есть среди его поклонников и нормальные люди, даже не окончательные дураки. Так почему же измышления душевнобольного находят популярность среди нормальных людей, пусть и глупых? Ведь в утверждениях Суворова нет смысла, и доступно это даже дураку, если ему объяснить.

Такого рода извращения, когда душевнобольной в выраженном патологическом состоянии становится кумиром здорового потребителя, отмечают деградацию общества, разложение его, прямой путь к смерти. Да, именно Суворов прямой угрозы людям не несет — опасным является состояние общества, когда заметному числу людей дикие противоречивые вымыслы кажутся не только правдивыми, но и разумными, достойными внимания. Не вполне важно, на каком направлении началась борьба с действительностью и здравым смыслом,— важно, что она уже идет и душевнобольные имеют слово. Это значит, что отныне в принципе возможны любые извращения — процесс пошел.

Большинство больных шизофренией — это тихие безобидные люди, испытывающие даже сложности с социальной адаптацией. Иначе говоря, не общество страдает от них, а они от общества. Вместе с тем незначительная часть больных избирает антисоциальную адаптацию, т.е. выступает со своими патологическими идеями публично с целью исправить ошибки природы и даже приобретает с ходу некоторое количество поклонников среди психопатов, весьма податливых на усвоение бредовых идей. В нормальном обществе круг поклонников безумия должен быть жестко ограничен самой природой, ведь нормальный человек не станет интересоваться бредовыми вымыслами, но в обществе, подвергшемся уже дегенеративному распаду, душевнобольной может завоевать популярность… И тогда в борьбу с действительностью включатся нормальные люди, в худшем случае почти все. Это и станет причиной распада, гибели народа, разложения его как системной целостности. Если люди считают возможным вместе с душевнобольными отрицать факты, действительность, то в конце концов они подобно душевнобольным прекратят свое существование в действительности — либо сами, либо с посторонней помощью.

Возникновение психиатрии — именно психиатрии, а не призрения душевнобольных — связано не с гуманностью, а с опасностью, которую душевнобольные могут представлять для общества, опасностью прежде всего духовной. Первые больницы, вероятно, даже не ставили себе целью лечение, ограничиваясь строгой изоляцией больных, т.е. психиатрия карательна в самой основе своей. Разумеется, многим гуманным людям хотелось бы лечить душевнобольных, но это весьма проблематично при современных условиях, особенно вне психологии, психотерапии и даже воспитания, т.е. современная медицина просто в принципе не способна решить данную проблему, тем более в связи с нарастанием числа дегенеративных личностей и стиранием грани между душевным здоровьем и болезнью. Как это ни смешно, лучший клинический результат при излечении душевных болезней принадлежит протопопу Аввакуму, который при помощи дубины и «молитвы Исусовой» за две-три недели ставил на ноги людей, практически уже потерявших человеческий облик: «Твори молитву Исусову, бешеный мужик!»— Результат столь ошеломляющий, что современный психиатр в него просто не поверит, хотя ничего странного с научной точки зрения в сообщении Аввакума нет: Аввакум лишь снова вырабатывал у больных правильные рефлексы — задолго до Павлова и его учения. Ему, конечно, казалось, что исцеление происходит молитвой, но это явно лишь часть восстановления правильных рефлексов при помощи дубины.

Безусловно, больные имеют право на гуманное к ним отношение, но и общество должно иметь право оградить себя от безумия — пусть не карательными мерами, не принудительным лечением, эффективность которого невысока, но хоть как-то. Разумеется, любое предложение даже по малейшему ограничению дееспособности душевнобольных или ущемлению их прав будет встречено в штыки частью дегенератов, опасающейся политических преследований, хотя политикой в чистом виде никто из них не занимается — или почти никто. Ну, какое отношение, например, Суворов имеет к политике? Никакого, он лишь отравляет людям умы, чему и должна противостоять настоящая политика — ответственная перед потомками. Да, конечно, новый Аввакум с дубиной едва ли станет популярен в наши дни, даже при ошеломляющих клинических результатах, но разве правильные рефлексы можно вырабатывать только дубиной?

Проблема ограничения социальной активности душевнобольных впервые была негласно поднята в СССР в шестидесятых годах, в связи с чем в УК появилась «психическая» статья — 190-1, вводящая ответственность за распространение бредовых идей политического характера, или, на юридическом языке, «заведомо ложных» измышлений. Ну, понятно, что заведомо ложной можно назвать только бредовую идею — исключительно. Срок по статье 190-1 гуманно был установлен значительно более низкий, чем по аналогичной статье 70, поскольку не все душевнобольные являются невменяемыми, часть попадала в места лишения свободы, что принципиально соответствует дубине Аввакума. По новой статье судили «психов», а врагам осталась прежняя статья, семидесятая.

Опыт советской власти следует признать неудачным, так как душевнобольные победили, подняв бунт, горячо поддержанный в США и Европе, где общественные дегенеративные процессы, вероятно, уже необратимы, особенно среди элиты. В итоге сегодня очень многие люди уверены в действительности «карательной психиатрии», что неверно: на принудительное лечение в СССР направляли только больных, см. ст. Карательная психиатрия».

Бредовую идею о «карательной психиатрии» породил Буковский, страдавший тяжелым психическим заболеванием и проходивший в шестидесятых годах лечение у ак. Снежневского, главного специалиста по шизофрении, см. указ. ст. Разумеется, удару дегенератов подвергся в первую очередь ак. Снежневский, грязным оскорблениям, совершенно беспочвенным (больные часто не любят своих врачей). Среди воинствующих дегенератов и дураков распространилось убеждение, что ак. Снежневский в политических целях, по заданию советской власти, выдумал «вялотекущую шизофрению» для подавления в народе высоких мыслей. Нет, словом вялотекущий для характеристики шизофренического процесса пользовались издавна, например его можно встретить у П.Б. Ганнушкина, который умер до рождения Буковского. Воплощения же вялотекущего процесса во всей красе представлены выше. Выверты Суворова — это последствия шизофрении без приступов и обострений, со спокойным образованием систематизированного бреда, «интеллектуальным». Определение этой формы, параноидная, должно рассматриваться как условное, ведь по симптомам, в частности по относительно незначительному их проявлению, возможно иное принципиальное наименование данной формы заболевания — вялотекущая. Отсюда не следует, конечно, что слова параноидная и вялотекущая равны или всегда должны обозначать равные симптомы. Дополнительные определения к диагнозу шизофрения используются только потому, что клиническая картина этого заболевания крайне разнообразна (могут встречаться почти все симптомы, известные в психопатологии), а также разнообразна и скорость шизофренического процесса, распада личности, точнее — рефлексов. Принципиально же определение диагноза ничего не меняет: вялотекущая шизофрения «не существует» ровно в той степени, в какой не существует, например, шубообразная (с приступами). Ну, подумайте, если, например, насморк может быть хроническим и вялым, то отчего же шизофрения не может? Это ведь именно хроническое психическое заболевание, а хронические заболевания часто протекают в вялой форме, не острой.

Победа антисоциально настроенных душевнобольных и психопатов над советской властью создала опасный прецедент, который может превратиться в правило: безумие имеет право на существование, даже если безумие угрожает существованию общества. Если кто опять же вспомнил про «политику», то забудьте о ней немедленно и посмотрите внимательно на наших героев. Вы видите, например, что Буковскому не нравился СССР, но разве же нравится ему современная Россия? Нет, он все так же злобно настроен против нашей страны. То же самое касается и всех прочих больных и психопатов, настроенных антисоциально: им не нравился СССР, но не нравится им и современное наше общество. Да, в любом обществе есть недостатки, даже, представьте, на мировом бастионе демократии, но неужели недостатки СССР и современной России одинаковы? Столь последовательная ненависть определенной группы людей к действительности наводит на самые печальные мысли, в частности — о будущем.

В наше время, при отсутствии государственных мер защиты от воинствующего безумия, от всяческих Суворовых и Буковских, каждый человек должен знать, что такое бред и что такое психическая норма, причем последнее особенно важно. Нормальный психически человек не совершает немотивированных поступков и не делает немотивированных выводов — это удел безумия. Нормальный человек, например, не руководствуется бредовыми идеями, заведомо ложными, не имеющими никаких фактических оснований, и тем более не порождает бредовых идей. Нормальный человек не испытывает беспричинную неприязнь к действительности, порождающую немотивированное и непреодолимое желание немедленно исправить ошибку природы,— это тоже удел безумия. На реформировании действительности специализируются, главным образом, антисоциально настроенные шизофреники и оголтелые параноики, а вообще говоря — больные с параноидным синдромом, пребывающие в бреду, в яростной борьбе за справедливость, чаще всего мнимую (параноики иной раз борются за действительную справедливость, т.к. они привязаны к действительности, а шизофреники — почти никогда, они обычно оторваны от действительности). Данных лиц, видимо, достаточно много в общем потоке или же они выделяются среди прочих, так как в советской психиатрии укрепилось выражение бред реформирования (мания по-старому). Если рассуждать теоретически, то реформировать действительность способен также, например, больной с маниакальным синдромом, точнее маниакально-параноидным, но таких социальных борцов я что-то не видел (да и отличить не всегда легко заочно). Ну, в целом, в любом случае, параноидные черты, видимо, должны наблюдаться всегда — прежде всего, переоценка размера своей личности, мания величия, гордыня по-церковному, мать всех грехов. Наиболее страшна оборотная сторона гордыни — презрение к миру, в частности к людям, например к «ссученной стране» у Буковского.

В сущности, если не вдаваться в тонкости диагностики, отличить больного в бредовом состоянии очень легко, в том числе воинствующего психопата, любой разумный человек сможет это сделать по письменной продукции несчастного. Выше вполне доступно показано, как определяются даже слабо выраженные отклонения интеллекта, отклонения в умственных построениях. Это очень легко, нужно лишь мыслить логично и последовательно, а главное — критично. Последнее качество отсутствует у лиц с параноидным синдромом — это тоже удел безумия.

Завершая, стало быть, творческую встречу с Виктором Суворовым, подчеркну, что я не ставил себе целью отразить все без исключения патологические его измышления, это было бы скучно,— мне хотелось лишь представить их наиболее полно по классам, более или менее разнообразно, чтобы каждый мог отличить подобные выверты у иных несчастных. Хотелось бы верить, что нам удастся избавиться от пагубного влияния психически неполноценных личностей, исходящего, как ни странно, часто из Европы и США и всегда поддерживаемого тамошними несчастными. Хотя последнее может объясняться национальной ненавистью, т.е. более или менее рационально с точки зрения психологии, понятно, не патологически, мотив в данном случае сути дела не меняет. Несмотря на возможный мотив, складывается стойкое впечатление, что люди с параноидными и шизофреническими отклонениями распознают друг друга гораздо лучше, чем самый проницательный врач. Что-то тянет их друг ко другу и что-то очень крепко сплачивает — может быть, всего лишь неприязнь к действительности?

Зову живых