На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Правый сектор

Дм. Добров • 21 июля 2015 г.
сектор

Украинская военно-политическая организация со стадионным названием «Правый сектор», близким для юных футбольных болельщиков, вроде бы не имеет пока принципиальных политических разногласий с украинской властью, тоже опирающейся на бандеровскую идеологию. Проблема их взаимоотношений заключается в разном мироощущении и лишь отчасти мировоззрении. Объединяет их пока только ненависть к России, но разница здесь гораздо более велика, чем сходство: для украинской власти Россия — это исключительно социальное образование, империя коммунизма, на деле — только миф из прошлого, а для «Правого сектора» Россия — это этническое образование, уже сама действительность, но ни в коем случае не миф. Соответственно, и ненависть тех и других к России имеет с точки зрения психологии совершенно разную природу. Украинская власть воюет с главой враждебной империи Путиным, насмерть окопавшимся в ее головушках забубенных, и отчасти ее устремления даже конструктивны, а «Правый сектор» воюет с русским народом, и его устремления всецело деструктивны, смертельно опасны для украинского народа. Украинская власть отбивается всего лишь от воображаемой агрессии России, а «Правый сектор» осуществляет действительную агрессию против русского народа на Донбассе. Ну, и много ли у них общего на деле? Да почти ничего, можно даже сказать, что это диаметрально противоположные политические силы, которые, следовательно, не могут не прийти в столкновение между собой.

Задача украинской власти — сохранить свое господствующее положение и даже укрепить его союзом своим с европейскими элитами, впрочем — тоже мифическим. Что же касается «Правого сектора», то он просто в принципе не может следовать данным курсом, ибо укреплять пока просто нечего даже его руководителям: никакого господствующего положения у них нет. Например, официальный глава «Правого сектора» Ярош — это просто нищий по сравнению не только с президентом Порошенко, премьером Яценюком и министром внутренних дел Аваковым, но и гораздо более мелкими представителями украинской власти. Даже несчастная Юля Владимировна, которую наверняка подло ограбили, пока она томилась в застенках кровавого режима Януковича,— это европейская королева бала по сравнению с Ярошем, ибо воровала Юля еще в девяностых годах с премьером Лазаренко и кладов у нее по миру наверняка немало, даже в диване у нее на черный день наверняка лежит больше, чем у Яроша в банке. Ярошу и подобным ему нужно не укрепить свое положение, а сначала занять его и потом укреплять годами, как та же Юля. Здесь интересы «Правого сектора» и украинской власти тоже диаметрально противоположны, ибо занять высокое положение в условиях жесткого кризиса можно только одним способом — избавив от этого положения кого-то иного: как говаривал Каин, разве сторож я брату своему? Это тоже значит, что столкновение «Правого сектора» с украинской властью неизбежно, если, конечно, он не откажется от своих великих идей и не удовлетворится скромной ролью надсмотрщика за украинским народом в европейском подчинении.

Последнее, впрочем, тоже является мифом прошлого, серьезно относиться к которому могли только бандеровцы прошлых поколений, но уже не представители «Правого сектора», охваченные стадионным задором. Нет, они не отрицают преемственности, но по факту преемниками не являются. Если Бандера и Шухевич наверняка ощущали себя верными слугами великой Европы, которых сильный хозяин по итогам славных их дел погладит по головке, справедливо заплатив им за труды их ратные и разрешив им властвовать у них на деревне, то Ярош и прочие уже не позволят гладить себя по головке: они имеют основания считать себя уже не будущими хозяевами жалкого деревенского клочка земли на западе страны, как Бандера и его люди, а настоящими хозяевами громадной постсоветской Украины, которые и сами возьмут все, что им понадобится. Именно так они ведут себя сегодня: политические притязания их многократно превышают оные «классических» бандеровцев. И здесь тоже лежит бездна между мироощущением старых и новых бандеровцев. Можно даже сказать, что нынешняя украинская власть отчасти представляет собой «классических» бандеровцев, а «Правый сектор» — уже новых.

Разумеется, пока «Правый сектор» открыто не выступает против США, но открытые вооруженные выступления его против украинской власти, которую поддерживают США, уже происходят и не кажутся чем-то из ряда вон выходящим, как это случилось, например, в Мукачеве. Понятно, конечно, что это был передел криминальной сферы влияния, но на Украине иной сферы просто не существует, а потому списывать это на чистый криминал было бы неправильно. Это именно борьба за власть, за существующую власть, всецело криминальную, но пока борьба эта идет на региональном уровне.

Некоторым сегодня почему-то кажется, что «Правый сектор» в любом случае подчинится США и что США в любом случае будут против откровенной нацистской власти на Украине в лице «Правого сектора». Ну, а если не подчинится им «Правый сектор»? Что американцы будут делать тогда? Наложат на Украину экономическую блокаду и тем самым подтолкнут ее к России? Нет, этого они не сделают. К тому же, накладывать экономическую блокаду на феодальное государство просто бессмысленно, как бессмысленно блокировать на международном уровне и мелких феодалов вроде Яроша, а Киев бомбить значит потерять все, наработанное годами. Как ни странно, делать американцам будет нечего — придется признать и «Правый сектор», если он вышвырнет Порошенко и его людей. Разумеется, «Правому сектору» придется обставить кровавую эту заваруху священными ритуальными действиями под названием «свободные демократические выборы», но ни суть случившегося от этого не изменится, ни даже итог «выборов»: если в «выборах» будут участвовать в большинстве представители «Правого сектора», то их в большинстве и выберут, в чем нет ни малейших сомнений. Подобные «выборы» на Украине уже были. Победил в них Порошенко, политический рейтинг которого незадолго до того был гораздо менее погрешности социологических опросов — около 1% против 3,5%. Нынешний же политический потенциал «Правого сектора» все-таки больше…

К агрессивным действиям против украинской власти «Правый сектор» подтолкнет тот очевидный уже факт, что у американских хозяев украинской власти нет почти никаких разногласий с российской властью — за исключением только геноцида русских на Донбассе, согласиться на который Путин просто не может, ибо это будет стоить ему карьеры, а может быть, и жизни. К настоящему времени Путин согласился уже на все американские условия, явив просто фантастическую покорность под истошные вопли некоторых его пропагандистов о гениальном его величии и противостоянии США,— осталась последняя уступка, но допустить геноцид русских на Донбассе Путин, повторим, просто не сможет по причине самосохранения. Видимо, американцы это уже поняли. К тому же, на фоне деятельности ИГИЛ резко обострилась тема стратегического сотрудничества США с Россией, и Украина в качестве тактического поля боя немедленно потеряла для США то значение, которое имела в 2014 году и ранее. Да и сами украинцы показали себя за последние полтора года исключительно плохо, ужасно. И если в «Правом секторе» еще кто-то не понял, что США легко и свободно вышвырнут Украину на помойку, где ее не подберет даже Путин, ибо не пойдет он против США, то скоро это понимание придет, а виновата в очередном этом «предательстве» окажется, разумеется, украинская власть, ибо США и Россия для «Правого сектора» по степени досягаемости подобны планете Марс. «Правый сектор» идет по пути ненависти, и свернуть с него он уже не сможет: до сих пор в мировой истории никто с этого пути еще не сворачивал, что позволяет предугадать и действия «Правого сектора». И в данном смысле «Правый сектор» можно рассматривать как величину, отчасти условную, просто собрание всех деструктивных украинских сил. Да, эта организация и на деле является объединением разных деструктивных политических сект; вероятно, по данной причине некоторые оценивают ее невысоко. Это ошибка в связи с мировым историческим опытом, о чем чуть ниже. 

Увы, партия «Правого сектора» беспроигрышна, потому что США поддерживали на Украине не какую-то определенную политическую силу, а самую политическую систему, негативную по отношению к России, в рамках которой и действует «Правый сектор». Даже по лучшему раскладу отношений США с Россией, если «Правый сектор» не выйдет за рамки либерализма в экономике и будет хотя бы на словах придерживаться общепринятых в либеральном мире священных политических ритуалов, поддержка США ему обеспечена из одной любви их к «демократии» (праву сильного) — конечно, только после победы «Правого сектора» в схватке за власть, которая может и не состояться.

Вопрос будущего Украины заключается, таким образом, только в том, способен ли «Правый сектор» взять власть в нынешних условиях? Увы, если отталкиваться от мирового исторического опыта, обобщенного в теории Л.Н. Гумилева, то победа «Правого сектора» представляет собой скучную неизбежность, но только в том случае, разумеется, если не будет вмешательства в украинские дела извне. Поскольку же вмешательство это ныне невозможно просто в принципе, то следует предполагать в будущем неизбежную победу «Правого сектора» в схватке за власть с «классическими» бандеровцами. Дело в том, что данная организация представляет собой, по определению Гумилева, этническую антисистему, предельно живучее воплощение нигилизма, уничтожить которое в себе лишь с огромным трудом способен даже вполне здоровый этнос. Чтобы на деле уничтожить антисистему, нужно уничтожить каждого ее члена, а в наше время это практически невозможно, да и этнос украинский переживает теперь период этнического распада, будучи уже сильно разъеден антисистемными проявлениями нигилизма даже в части «классических» бандеровцев… Увы, дегенеративный этнический процесс пошел, массовый психоз, и остановить его уже невозможно. Это конец, причем конец этот будут страшным.

Даже если отвлечься от этнической причины грядущей победы «Правого сектора» и рассмотреть только политическую обстановку на Украине, то нетрудно будет заметить, что украинская власть опозорила себя уже окончательно и бесповоротно, в том числе холуйством перед США, а единственной реальной оппозицией является на Украине все тот же «Правый сектор», ибо воспринимать жуликов из какого-нибудь «Оппозиционного блока» как реальную альтернативу нынешней власти способен только сумасшедший. Нет, реальной альтернативой является только «Правый сектор», члены которого еще ничего существенного не украли и даже никого не предали, почему и чисты пока в глазах обывателя. К тому же, украинский обыватель сильно напуган происходящим и, как ни странно, боится начала гражданской войны, будто она не идет уже второй год, а в данных условиях военно-политическая организация со своими идеями величия имеет явные преимущества перед любым воровским шалманом. С дальнейшим же ухудшением экономической обстановки на Украине, которое совершенно неизбежно в нынешних условиях, громогласный радикализм политически также опередит тихушников из любой воровской кодлы. К сожалению, политически победа «Правого сектора» в борьбе за власть тоже представляется неизбежной: один только страх неизбежно загонит украинцев под власть «Правого сектора». Теперь спасти Украину от последнего шага в пропасть сможет только истинное чудо…

Нашей же власти следует готовиться к страшному удару: когда наши украинские «друзья и партнеры», как привычно называет их президент Путин, сменятся на откровенных уже живоглотов, по уши измазанных в крови русских людей и жаждущих ее еще, то удобно ли будет признавать их за друзей и тем более партнеров по геноциду нашего народа? Ну, а что же останется делать в рамках проводимой ныне рабской политики, когда гнева США наша власть боится больше, чем геноцида собственного народа?

Зову живых