На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Русская весна

Дм. Добров • 7 ноября 2014 г.
Русская весна

К чему же приведут события, начавшиеся с распадом Украины и получившие название Русская весна? Чего нам ждать, новых потрясений или новой России? К сожалению, пока положение остается неопределенным: в обществе нашем есть осознание стоящих перед нами сложностей и готовность их преодолеть, но образа будущего, цели развития, для нас пока не существует. Если же общество не имеет цели, пусть даже самой примитивной, то ожидать развития и преобразований попросту глупо: ничего не случится. Вопрос, стало быть, только в том, появится ли перед нами ясная цель… Да, но как же она может появиться? Снизойдет свыше? Нет, обычно цели перед обществом ставят политики, а политики наши ничего менять не собираются, причем общество их поддерживает.

Положение складывается парадоксальное, противоречивое: как показывает пример присоединения к России Крыма и одобрение его обществом, народ наш готов к расширению, к построению значительно более сложной этнической системы, т.е. обладает необходимым запасом пассионарности, но при этом не готов воевать, как утверждают социологи, т.е. не обладает необходимым запасом пассионарности:

По итогам опроса социологи выяснили, что половина опрошенных хотела бы видеть расширение территории страны за счет присоединение земель с русскоязычным населением к России. Но только 8% от всех участников опроса одобряют военные операции. Не одобряется большинством и присоединение территорий к России с компактным проживанием русских, если такова будет воля их населения (15%).


Объяснить это можно так, что только 8% общества осознают стоящую перед Россией цель и ради этой цели готовы принести определенные жертвы. Это не так уж и мало — тем более на фоне общественного мнения, в целом одобряющего построение более сложной этнической системы. Впрочем, это большинство, кажется, жаждет чуда, но чудес такого рода не бывает: мирным путем такие вопросы не решаются. И война, кстати, уже идет… 

Вероятно, желание чуда порождено в нашем обществе мирным присоединением Крыма и, соответственно, надеждой на Путина, который способен творить чудеса… Увы, это заблуждение: Путин не способен творить чудеса. Мирное же присоединение Крыма вызвано вовсе не чудодействием Путина, которое «внесут во все учебники истории», как полагают люди невежественные, а всего лишь трусостью украинских генералов. Они бы струсили и без публичного запугивания, но началось и публичное запугивание. Кроме Путина пугал украинских лампасов лично командующий Черноморским Флотом России А.В. Витко:

«Горячие головы в нынешнем руководстве Украины озвучили разрешение применять оружие. Хочу предупредить всех, и прежде всего личный состав ВМС Украины,– не дай Бог хоть кто-нибудь даже из рогатки выстрелит. Спички – это не игрушка. Прошу отчётливо это понять».


Разумеется, все украинские генералы, даже самые тупые, представляли себе огневую мощь ЧФ, а потому генеральский окоп на Украине опустел мгновенно, причем вне зависимости от данных слов. Ну, знаете ли, так бывает: один на трое суток уехал лично проверять БД и был недоступен даже по радиосвязи, у второго жутко заныли к весне старые раны, у третьего вдруг мучительно заболела жена… Явление знакомое: перед началом первой войны в Чечне у нас было так же — в генеральском окопе остались очень немногие, в частности — П.С. Грачев, который не имел удовлетворительного опыта командования даже дивизией, но вынужден был возглавить крупную группировку (публично он позиционировал себя в качестве командира полка, вспомните: «Одним парашютно-десантным полком за два часа»). Тогда министра обороны Грачева и Россию попросту предали следующие лица: главком сухопутных войск генерал армии В. Семенов и три заместителя министра обороны — Б. Громов, Г. Кондратьев и В. Миронов. Далее после попытки возглавить операцию, не подписав ни единого боевого приказа, от командования отказался командующий СКВО генерал-полковник А. Митюхин. Далее отказался исполнять боевой приказ заместитель командующего сухопутными войсками Э. Воробьев… Итого шесть предателей только в лампасах, о предательстве которых известно достоверно. А сколько прочих генералов и нам не известных полковников вслед за своими начальниками шмыгнуло в засаду? Ну, и почему на Украине в генеральском окопе должно было случиться иначе?

Не должно было, конечно, и украинские источники свидетельствуют, что украинские лампасы тоже сели в засаду, как и названные выше:

«Ни одного представителя Генштаба за все это время не было на территории части. Ни одного представителя командования Военно-морских сил не было на территории части за все время с первого числа. У меня каждый день были только представители Российской Федерации. Я их генералов изучил более, чем своих, понимаете?»


Это заявил младший офицер украинского флота, который просто не понимал, что происшедшее в Крыму является вполне нормальным: украинский генеральский окоп в полном составе сел в длительную стратегическую засаду и, соответственно, саботировал все приказы своего руководства. В генеральском окопе не было сделано ничего, не только плана оборонительной операции не было, как, кстати, и у нас во время первой войны в Чечне, но и оперативного командования наверняка не было (у нас его тоже фактически не было — Грачев не справился и запил с горя, как намекал потом Л.Я. Рохлин). И после этого некоторые украинские лампасы публично изображали из себя невинных младенцев, унижая своих подчиненных: «А какой вам нужен был приказ, чтобы Родину защищать?»— Это намеренная подлость, поскольку каждый генерал, даже самый тупой, прекрасно представляет, каких приказов в подобных случаях ждут его подчиненные. В вооруженных силах все без исключения делается по плану и по приказу, а «самодеятельность» не приветствуется. Поэтому призыв к «самодеятельности» — это наглость даже для украинского генерала.

Если продолжить сравнение Крымских событий с Чеченской войной на уровне генеральского окопа, то нетрудно догадаться, почему запил Грачев: он-то прекрасно себе представлял, каких решений и приказов ждут от него его подчиненные, но он со своим штабным окружением, стало быть, не оправдал их ожиданий… Тут уж не запить — застрелиться впору. Грачев, впрочем, не мог нести ответственность за предательство людей, командный опыт которых был гораздо масштабнее, чем его успешное командование полком и, может быть, более или менее успешное командование дивизией.

Таким образом, присоединение Крыма — это следствие вовсе не чудодействия Путина, а трусости украинских генералов, представлявших себе, чем закончится для их карьеры даже попытка вступить в бой с ЧФ России. Поскольку же ЧФ находился в украинском Крыму на законных основаниях, то попытка нападения на него могла быть расценена с точки зрения международного права только как агрессия, чего не могли не знать украинские генералы. При этом, даже если бы командующий ЧФ превысил свои полномочия, квалифицировать его действия как агрессию было бы невозможно. Обстановка явно складывалась не в пользу украинских лампасов, и они поняли это прекрасно.

Нам тоже следует понять, что либеральное руководство России не только не планировало и даже не мечтало о воссоединении России и Крыма (исключением является Ю.М. Лужков), но и не сделало для этого ничего хорошего. Действия нашего руководства были не гениальны, как теперь утверждают поклонники Путина и некоторые окончательно отупевшие представители Запада, а безалаберны и безответственны, по итогам чего «мировое сообщество», как американцы обычно именуют себя и своих рабов, и подняло вой об «аннексии» Крыма Россией. Ну, зачем наше руководство вело публичную политику там, где она была просто вредна? Зачем было публично угрожать людям, которые от страха чуть сами лампасы себе не спороли? Зачем командующий ЧФ публично угрожал Украине (это очень весомая угроза) и, как следует из приведенного выше свидетельства, посылал своих подчиненных на переговоры с украинскими военными? Зачем было публично вмешиваться во внутренние дела Украины, т.е. публично нарушать международное право? А зачем президент Путин публично чуть ли не войну Украине объявил? И после этого он искренне хотел сохранить хорошие отношения с Европой? Нет, это даже не безответственность — это чистое безумие. А зачем нужно было усиливать ЧФ после украинской «революции»? Ведь очередное это безумие, наряду с публичным вмешательством во внутренние дела Украины, и вызвало вопли «мирового сообщества» об «аннексии». Разве дальновидные и ответственные политики не должны были необходимым образом усилить флотскую группировку в Крыму задолго до украинской «революции», еще во время многомесячного беснования толпы в Киеве? Помилуйте, да Путин прокололся везде, где только можно было… А нам просто повезло, что у власти в Киеве оказались катастрофические идиоты. Впрочем, повезло или нет, узнаем несколько позже: еще ничего не кончилось…

Как же наше общество воспринимает совершенно безответственное поведение Путина? Увы — как без малого гениальное. Путинские апологеты, отупевшие, кажется, уже сильнее нашего западного идеала, хотя сильнее и некуда, убежденно заклинают, что присоединение Крыма войдет в учебники истории как праматерь всех побед… Войдет, пожалуй, но только как образец безответственности в деле, которое имело блестящие политические перспективы (стратегические). Да, если рассматривать присоединение Крыма с точки зрения командира полка: «Одним парашютно-десантным полком за два часа!»— то решение Путина, возможно, было и гениальным, но президент России и командир полка — это несколько разные должности и, главное, разная степень ответственности, не так ли?

К сожалению, не Россия присоединила к себе Крым, а наоборот, Крым присоединил к себе Россию, причем практически единогласно, в отличие от метрополии. Мечта о воссоединении разделенного нашего народа, как видим по Крыму, сильна на оторванных от России окраинах, но вовсе не столь сильна в самой России… Это плохо. Да, большинство нашего народа поддерживает бескровное присоединение Крыма, но забывает о том, что бескровно подобные события не проходят: жертву принести все равно придется, а война уже идет — пока только с Украиной, но украинское руководство намерено идти до конца. Правители украинские даже не скрывают, что собираются воевать с Россией и, мало того, собираются уничтожить Россию при помощи своих хозяев… Готовы ли мы ответить на это?

Сегодня Россия находится в полной неопределенности, в противоречии: мы готовы к чему-то, но не знаем — к чему именно, даже не представляем; у нас нет идей, руководящих обществом, потому что руководит нами нетерпимая к иным идеям либеральная идеология, которую мы презирали бы, если бы знали ее хоть немного; маргинальные же наши идеи тоже противоречивы, в частности — «национализм», потому что в заметной своей части он является откровенным интернационализмом; в целом мы против либералов и их политики, но беззаветно влюблены в главного нашего либерала Путина… Противоречив даже наш любимый Путин: будучи либералом до мозга костей, он ухитрился насмерть разругаться с мировыми либералами, Западом.

В связи с данной неопределенностью можно бы было думать, что нас не ждут никакие изменения и тем более потрясения, ведь мы их не хотим, но следует помнить, что изменения и потрясения навязаны нам внешней средой и безответственной политикой нашего правительства, а наш противоречивый настрой сыграет в этом отрицательную роль. Наша либеральная власть за двадцать лет своих «реформ» совершенно дезориентировала общество, и наш любимый Путин недавно это понял (взял под контроль историю, т.е. идеологию), но сделать уже ничего не успеет — даже если будет действовать в верном ключе, что весьма сомнительно. Вероятно, к выходу из либерального тумана нас приведут только грядущие потрясения — если, конечно, не заведут еще дальше в туман, как это случилось на Украине.

Конфликт с мировыми либералами, в который вступил Путин, в конечном  итоге приведет к тому, что наша власть просто не сможет существовать на избранных ею же либеральных основаниях, но поскольку отказываться она от них не собирается, то после ряда ее безответственных действий, выраженных ныне, например, в падении курса рубля, в России возникнет революционная ситуация, определенная Лениным: верхи не могут жить по-старому, а низы не хотят. Собственно, к тому и идет очевидным образом. Вся наша либеральная «экономика», построенная за двадцать лет «реформ», сейчас просто рушится, причем причина проста до смешного: нас выгнали из мирового либерального кубла, в котором заправляют США, и отныне наша элита уже не сможет паразитировать на обществе привычным для нее образом — отправляя свои денежки и детишек на Запад. Нужно будет перестраиваться, но кто же хочет перестраиваться? Да никто, даже Путин. Мы воочию видим, что либерал Путин уже не может жить по-старому, но не хочет жить по-новому, беспомощно цепляясь за либерализм и глупо нападая на мировых либералов, а это значит, что конфликт между властью и обществом будет разрастаться… Ну, неужели хоть кто-то верит, что Путин своими воинственными заявлениями перепугает мировых либералов до полусмерти, а они сердечные с перепугу примут нас обратно в либеральное кубло? Да быть того не может. На старой жизни поставлен крест. Понимает ли это Путин?

Сейчас конфликт между властью и обществом, может быть, еще незаметен, хотя Путин уже беспокоится по поводу своей популярности, но скоро он может разрастись до критических пределов — тем скорее, чем глупее будут действия и беспомощнее метания нашей власти. У Путина, впрочем, остается шанс для «революции сверху», как поступил в схожей обстановке Сталин, и эту революцию наше общество примет с восторгом, как и все прочие деяния Путина, даже безответственные, но Путин-то к революции совершенно не готов, если судить, например, по его речи на собрании клуба «Валдай». Когда-нибудь он, конечно, спохватится, но будет уже поздно. Спохватится и мировое либеральное кубло — например, если Чубайса повесят на ближайшей осине, но и эта реакция запоздает.

Чтобы осознать опасность складывающегося ныне положения, можно сравнить Россию с Украиной: как Украина разрывает ныне все отношения с Россией, обрекая себя на невозможность существования, так и мировые либералы разрывают отношения с нашей элитой, тоже обрекая ее на невозможность существования… Кончено, полной аналогии нет, но положение схожее. Принципиальная же разница в том, что Украина на погибель себе сделала «европейский выбор», а мы должны от него отказаться во имя спасения России, но на это наша элита, к сожалению, не способна: она вообще ни на что не способна, как и украинская. Мировые либералы напрасно ждут от нашей элиты, что она свергнет Путина: это попросту невозможно, да и заменить Путина некем (либералы непопулярны).

Фактически мы уже поставлены в положение, когда нам срочно нужно наводить порядок в своей стране, но уже полыхает война на Украине — война именно с нами, целью которой является уничтожение России, не стоит обманываться. Опять, уже который раз в истории, на нас наступают великие потрясения, а мы к ним совершенно не готовы… Зато мы страстно любим нашего Путина, и хотя бы это обнадеживает — все-таки это единство, которое, впрочем, скоро может испариться вслед за любовью к Путину. Ну, можно ли любить жену, которая гуляет на сторону? Путину следует все-таки определиться, а именно — отказаться от либерализма. Понимает ли он это? Понимает ли он, что отказ России от либерализма последует с неизбежностью восхода солнца, а отказаться от него может не только власть, но и сам народ? Зачем же пускать дело на самотек?

Либерализм — это не только порочная глобальная «экономика», с которой бессовестно кормятся США, но и порочная идеология — идеология наживы, которая позволяет ради наживы все, все без исключения, если это прямо не запрещено законом. Мировой либерализм сегодня находится отнюдь не в лучшем положении, и если глобальная «экономика» вдруг рухнет, т.е. по тем или иным причинам произойдет массовый отказ от доллара как единственной в мире валюты, то великие потрясения могут произойти во всех странах, которые «интегрированы» в эту самую «экономику», как Россия. Нам выпала просто чудесная возможность пережить этот кризис раньше иных «развитых стран» и, соответственно, подготовиться — например, к распаду Европейского Союза и многим войнам на данном пространстве. Войны же в Европе начнутся обязательно, если только исчезнет диктатура США: во-первых, проживающие там народы, мягко говоря, не питают любви друг к другу и никогда не питали (войны в Европе были всегда), а во-вторых, Европа — это очень выгодная для жизни климатическая зона, которую деградировавшие бесполые европейцы уже просто не способны удерживать за собой… И никакое «современное оружие» им не поможет: воюют люди, а не «современное оружие». Друг с другом, впрочем, они еще повоюют, но воевать с сильным противником уже не смогут. Да и миграция туда идет просто катастрофическая. Сегодня, например, уже едва ли логичным выглядит заявление, что в Германии живут немцы, а во Франции — французы: инородцев там, наверно, уже не меньше, чем немцев и французов, причем размножаются они гораздо быстрее, чем немцы и французы. Все, это начало конца, но правящие в Европе либералы осознать этого не способны…

Взрывным этническим процессам в слабеющей системе, деградирующей, как Европа, нужен только толчок, и европейцы, к сожалению для них, понять не способны, что, разжигая войну на Украине, они приближают свой конец, так как войны вспыхнут и у них. Хотя единство наше с Европой призрачно, все-таки можно говорить о единой нашей цивилизации — некогда христианской. Цивилизация — это самая слабая степень структурного единства (основанного на множестве подмножеств), которое можно выразить формулой этнос — суперэтнос — цивилизация, где суперэтнос состоит из этносов, а цивилизация из суперэтносов, в нашем случае — европейского и российского, между которыми существуют химерные зоны вроде Украины и Прибалтики (зоны контакта суперэтносов), совсем слабые, проблемные в смысле этногенеза — «национальной идентичности», как говорят либералы (они обожают бессмысленные выражения). Разумеется, химерные зоны посыплются первыми, а поскольку у нас дегенеративная прослойка в обществе (субпассионарная) гораздо меньше, чем в Европе, то Европа и рискует гораздо больше… Нет, даром ей война на Украине не пройдет.

Нам пора уже осознать, что этнический мир, в котором мы живем, отнюдь не вечен: народы приходят в него и уходят, одни оставляют по себе след в истории, создавая поистине великие культуры и цивилизации, а другие пропадают в поколениях и веках совсем без следа, и даже самое имя их забывается очень скоро. Процессы эти сопровождаются великими потрясениями мира, разложением одних народов и ликованием других, уничтожением одних культурных ценностей и зарождением новых, ибо за смертью любого народа всегда начинается жизнь нового — новый великий путь или новая безвестность.

Несомненно, это случится в Европе — гибель многих этносов и распад суперэтноса — несомненно, кровавый, поскольку это обычно для Европы. И нам не стоит упрямо лезть за Европой в могилу, пусть даже украшенную золотом. Не стоит и цепляться за прошлое, в том числе за полумертвую Украину, воскресить которую теперь может только чудо. Прошлого уже не вернуть, а потому нужно спокойно относиться, например, к разделу Украины и даже исчезновению самого этого имени. Как сказал, кажется, Мао Цзэдун, когда дует ветер перемен, нужно ставить не щит от ветра, а ветряную мельницу. Удивительная в своей простоте мысль: ветру нельзя помешать, но его можно использовать…

Несомненно, нас ждут великие потрясения, но наградой нам за потрясения будет обновленная великая Россия, ибо же обрести подлинное величие можно только в борьбе.

Зову живых