На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Российская армия на Украине

Дм. Добров • 4 июля 2015 г.
звезда

Официальная наша точка зрения по поводу украинского вооруженного конфликта состоит в следующем: Россия не участвует в конфликте, и армия ее никогда не ступала на территорию Новороссии. Позиция эта, увы, откровенно не годится ни для внутреннего употребления, ни для внешнего за полной ее абсурдностью и лживостью. Понятно, что демонстративное неучастие России в войне на Украине, направленной против русских по национальному признаку, и даже отсутствие у нашего государства внятной политики на украинском направлении наводит жителей России на мысль о некомпетентности нынешнего политического руководства России, если не о прямой его измене интересам нашего народа. Разве это не ложь и не абсурд с точки зрения большинства? А коли так, то зачем городить заведомую чушь? С точки же зрения мирового зверя позиция наша официальная тоже лжива и абсурдна, ибо ни единый американский генерал и тем более военный аналитик никогда не поверит, что в боях лета 2014 г. российская армия участия не принимала (наши, конечно, тоже не верят). Даже если допустить, что в июле 2014 г. случилось чудо в виде непосредственного божественного вмешательства, то и в данном случае отрицать участие российской армии было бы глупо: ныне в божественное вмешательство почти никто не поверит, тем более непосредственное. Так зачем же отрицать то, что всем кажется очевидным? Зачем отрицать факты? Выглядит это очень дурно, это безответственность, которая вызывает у мирового зверя закономерное недоверие и, соответственно, страх перед Россией, т.е. объективно приближает мировую войну… Спрашивается, зачем делать глупости? С какой целью?

Что же случилось на Донбассе, если взглянуть на данные события с точки зрения американского военного? Весной 2014 г. пророссийские заговорщики захватили в отдельных районах Украины ручное оружие и власть — ничего страшного, даже если учесть недостатки украинской армии, известные американцам еще с 2004 г., когда украинская армия принимала участие в оккупации Ирака совместно с вооруженными силами НАТО. Только слепой мог не увидеть тогда два главных недостатка украинской армии — повальное воровство и повальную безответственность, что, разумеется, и сегодня цветет во всей красе (сегодня, впрочем, добавилось повальное пьянство, дезертирство и мародерство). В открытый бой украинскую армию никто не посылал — ее отправили на осаду Славянска, в котором укрепился Стрелков, и затем на охват восставшего Донбасса с юга, на отсечение его от российской границы. Решение было взвешенным, даже не кровавым, как обычно у американцев, и вполне посильным даже для украинской армии, которая с точки зрения американского военного представляет собой дурно организованную банду без главарей. Впрочем, у банды этой была тяжелая техника, артиллерия и даже, даже авиация, а у противников ее — только ручное стрелковое оружие, как полагали американцы. Так что поставленная задача, повторим, казалась вполне посильной даже для банды, тем более что некоторые организующие силы наверняка были ей приданы (вероятно, американские советники). Разумеется, для полноценного прикрытия границы сил было слишком мало, но о полноценном прикрытии речи и не было: нужно было лишь перерезать коммуникации повстанцев, обеспечив работу блокпостов и разведывательных групп и их снабжение.

В июне все шло отлично, украинские генералы уже, наверно, готовились получать красивые ордена и новые звезды на погоны, великая победа просто витала в воздухе, дурманя головы, но в июле начались неприятности. 5 июля Стрелков практически беспрепятственно, с минимальными потерями, вышел из «окружения» в Славянске, а уже 12 июля обозначил себя близ Донецка, под Иловайском — будущим кошмаром украинской армии, погубленной в Иловайском котле. В то же самое время уже вполне обозначился и Южный котел, в который угодила группировка, пытавшаяся отрезать Донбасс от российской границы… Катастрофа украинской армии в Южном котле была уже очевидна если не в двадцатых числах июля, то к концу месяца точно, когда первые украинские военные, побросав оружие, бежали на территорию России (при этом присяги они не нарушили, что специально отмечалось в украинской прессе). Вот карта боевых действий на конец июля, где котел уже обозначен:

Карта боев на Донбассе

Что же случилось, по мнению американцев? Как могли люди, вооруженные только ручным оружием, фактически парализовать группировку, состоящую из частей шести бригад украинской армии и сводного отряда пограничников, которая насчитывала, по украинским данным, не менее 4 500 человек с бронетехникой и артиллерией? Да, силы украинской армии были рассредоточены по некоторой территории, но и силы ополченцев тоже, значит, были рассредоточены и, тем не менее, превосходили каждую часть украинской группировки и в организации, и в численности, и в средствах поражения. Так что же случилось? Если включить даже самый мощный американский разум, то ответ может быть только один: в операции по уничтожению украинской группировки принимала участие российская армия. Американцы даже полагают, что артиллерийский огонь по украинской группировке велся с территории России, о чем заявляли также некоторые зольдаты достоинства, которым посчастливилось выйти из окружения живыми.

Даже если отвлечься от американского разума, всему миру известного своей прямолинейностью и даже тупостью, то все равно представляется фантастическим, что ополчение Донбасса за считанные месяцы сумело где-то найти технику, артиллерию, боеприпасы, сформировать полноценную армию и парализовать украинскую группировку. Стрелков, будучи еще в Славянске, дал совершенно реалистичный прогноз восстания: без помощи России оно будет подавлено, и спорить с этим трудно даже сегодня. Это, впрочем, он утверждал в осажденном Славянске, но уже через считанные дни под Иловайском он действовал гораздо успешнее украинцев, хотя и не столь быстро, как силы ополчения, блокировавшие украинцев в Южном котле…

Вероятно, ввиду абсурдности версии о чудодейственной, за считанные дни, самоорганизации ополчения родилась еще одна версия — об «отпускниках» и «военторге»: российской армии как таковой на Донбассе не было, но было снабжение ополчения из России техникой, оружием, боеприпасами и военнослужащими, которые приехали в отпуск. Вот, например, сообщение Первого канала от 4 сентября 2014 года:

Сегодня в Костроме простились с десантником Анатолием Травкиным. Около месяца назад он отправился в Донбасс и погиб в бою. О своём решении он не сказал ни жене, свадьбу с которой сыграл незадолго до отъезда, ни командованию части, в которой служил. Официально он просто взял отпуск.

Последние предположения, однако, были официально опровергнуты 19 декабря 2014 года начальником 4-го управления Главного управления кадров Министерства обороны генерал-майором Русланом Васильевым, который сообщил о правилах убытия военнослужащих в отпуск: «Чтобы выехать за территорию России, необходимо сообщить о своем намерении и получить разрешение. Если кто-то, вопреки установленному порядку и требованиям, на свой страх и риск, такое решение принял, то, как говорится, Бог ему судья. С такими фактами, безусловно, будем разбираться. Пока мы не обладаем такими фактами. Их просто нет, поэтому и разбираться не с чем».— Это значит, что погибший на Донбассе Анатолий Травкин и все прочие отпускники не нарушали никаких правил, ибо в управлении кадров не могли не знать, например, о гибели на Донбассе того же Травкина (его должны были уволить со службы в связи со смертью). Соответственно, на Донбассе Травкин и прочие отпускники находились с ведома командования. По приказу же они там находиться не могли, поскольку Россия не воевала с Украиной, а значит, не было и оснований для приказа.

Если же отпускники находились на Донбассе с ведома командования, то вполне вероятно, что тем же командованием они были организованы, а также были организованы для них поставки техники и боеприпасов. Таким образом, формально российской армии на Донбассе не было, но фактически она там присутствовала. И зачем было это скрывать, если верят в это только граждане России и больше никто, а на политическое положение в России это оказывает отрицательное воздействие? Официально, впрочем, никто ничего не скрывает, но и не говорит прямо: внятная государственная политика на украинском направлении у нас просто отсутствует. Увы, наше руководство почему-то не понимает, что запретить Киеву убивать русских может только Москва — исключительно, причем сделать это после начавшегося уже геноцида можно либо военной силой, либо угрозой ее применения. Почему же Москва этого не сделает? Неужели стесняется своих американских «партнеров»? Но, может быть, своего-то народа следовало постесняться больше?

Также попытка нашего руководства отрицать военное присутствие России на Украине и откровенное нежелание его внятно обозначить свои политические цели на украинском направлении крайне отрицательно сказываются на отношениях России с т.н. Западом. Именно из-за Украины никакой войны России с мировым зверем не будет и быть не может: ну, какая мировая война может быть на деревне, в жалкой провинции, взбунтовавшейся против себя под знаменами нацистов? Кому нужна эта взбалмошная, нищая, разворованная провинция и зачем? Чтобы с непредсказуемым успехом вкладывать в ее развитие сотни миллиардов долларов, которых ни у кого нет в настоящее время? Когда же президент Путин играет со своими «партнерами» в молчанку по поводу Украины, они предполагают, разумеется, самое худшее — восстановление СССР и сферы его влияния, не меньше. Прибалтийские гауляйтеры уже в истерике мечутся, от ужаса царапая зубами стену, ясновельможные паны стоном стонут, в мольбе протягивая руки к мировому зверю, а левые и даже правые европейцы в надежде возносят к Путину свои робкие мечты об избавлении от либерального чудовища… Болваны, честное слово: все они наверняка видят события на Украине как возрождение СССР и, соответственно, реальной оппозиции мировому зверю. Нет, следовало бы нашим руководителям сказать всем им откровенно: «Ребята, давайте жить дружно. Мы ни на кого не нападаем, а хотим всего лишь две трети Украины, русских с их землями и малороссов, если будет на то желание всех их. Остальное же засуньте себе глубоко в гей-проход, чтобы уж не вытащить было… Нам чужого не надо, но свое заберем в любом случае».— Что, не наши это методы, не либеральные? Ладно, допустим, не наши, но разумно ли нагнетать международную напряженность и европейскую истерику из-за такого пустяка, как раздел Украины, неизбежный по любому раскладу?

Зову живых