На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Будет ли революция в России?

Дм. Добров • 19 мая 2012 г. • Обновлено 19 января 2016 г.
рабочий и крестьянин

Будет ли революция в России? Существует множество людей, которые уверены на уровне мироощущения, что общественные процессы, в том числе революционные, сродни, например, атмосферным явлениям, ибо не зависят от воли людей, а развиваются по каким-то сложным общественным законам. Да, такие процессы возможны, например развитие языка, но революционное свержение той или иной власти к ним не относится. Например, в данном духе наши власти предержащие оценивают экономику и экономические дела, а весьма немногочисленные и разрозненные противники их столь же странно оценивают революцию. Власти ждут чего-то светлого и прекрасного от случайных с их точки зрения экономических процессов, например от повышения цены нефти, а противники их — от процессов общественных, в частности революционных. При этом ни первые, ни вторые, как ни странно, ничего не делают для приближения своей мечты — вообще ничего. Они не понимают, что если ничего не делать, то ничего и не случится. Даже по Ленину, сочинения которого должны бы еще помнить и первые, и вторые, для революции требуется не только т.н. революционная ситуация, но и революционная партия, способная взять на себя ответственность за развитие страны: «Есть такая партия!» У нас же не только революционных партий нет — даже по-настоящему оппозиционных не наблюдается, причем не только в политической системе, но и за пределами ее.

Самая независимая наша партия из более или менее известных — не кормящаяся с руки властей, как все остальные,— это «Другая Россия» Э. Лимонова, но даже она не выдвигает к власти никаких принципиальных притязаний. Например, в своей программе партия Лимонова вполне революционно предлагает национализировать «сырьевые отрасли промышленности, в первую очередь нефтяную и газовую», поскольку «национальные богатства должны принадлежать народу». Это любопытно на общем холуйском фоне, но где здесь именно принципиальная позиция? Почему народу должны принадлежать именно сырьевые отрасли промышленности? Где принцип, по которому идет отбор национализируемых богатств? Увы, принцип не указан. Нетрудно догадаться, что его просто нет, а существующая у нас «суверенная демократия» и даже «сырьевая сверхдержава» в принципе вполне устраивает руководство «Другой России» — как и руководство всех прочих наших партий. В чем же тогда состоит возможная революционность «Другой России»? На каких принципиальных основаниях она готова взять на себя ответственность за будущее России? Или не готова?

Революцией называется насильственная смена общественного строя, именно строя, правящего класса, а не властвующего царька, но для смены общественного строя, тем более насильственной, нужны не столько даже идеалы нового общества, великая мечта о нем, сколько принципы его построения. У нас пока нет даже идеалов — вообще нет. О какой революции можно тут говорить? В лучшем или худшем случае (кому как) правящих либералов во главе с Путиным просто развесят по фонарям в Москве в ходе кровавого народного бунта, а потом возглавившие процесс либеральные холуи назначат «учредительное собрание» и так далее, до возврата к прежнему состоянию «суверенной демократии», ибо нет ни революционной партии, ни идеи нового общества. Это будет не революция и даже не государственный переворот, а бессмысленное и беспощадное воплощение народного недовольства, которое некому будет возглавить и привести в новое политическое русло. Отсюда закономерный вывод: чем больше наши власти борются с «революцией», существующей уже в их головушках забубенных, судя по деятельности некоторых их холуев (Стариков, например), тем страшнее будет их конец, уже неотвратимый, ибо первый ленинский революционный принцип свершился: верхи не могут жить по-старому, а низы не хотят. Да, верхи наши пока очень хотят жить по-старому, просто из штанов выпрыгивают от страсти к своему прежнему хозяину, но вернуться в прошлое уже не удастся — даже если цены нефтяные поднимутся до прежних высот.

Точкой перелома и невозврата стали этнические события на Украине — русская весна, пробуждение сознания русского народа, оказавшегося в угнетенном состоянии. Этот процесс, как и грядущую нашу «революцию», тоже можно и нужно было направить в новое политическое русло — русло самоопределения русского народа на Украине, оторванного от своей митрополии и даже культуры, в том числе языковой, но Путин с его окружением попросту струсил. Уже 22 февраля 2014 г., после киевского бандеровского переворота и, главное, полного запрета на русский язык, в Харькове начался съезд политиков юго-востока Украины, где ждали президента Януковича, который, как полагали все, возглавит сопротивление взбесившимся бандеровцам… Ну, а что же еще было делать президенту страны? Неужели в страхе забиться под лавку подобно Путину? Уже тогда в Харькове могло быть произнесено слово Новороссия, и тогда можно было решить дело относительно мирно, путем разделения административной пока Украины на этнические части, естественные, но Путин, повторим, просто струсил и каким-то образом удалил Януковича из борьбы, залучив его в Россию (вероятно, наотрез отказался помогать ему даже морально,— этого было бы вполне достаточно, чтобы сломать хлипкого Януковича). Далее всем харьковским сторонникам законного и политического решения возникшего национального конфликта, которые, несомненно, ждали помощи из России, в том числе военной, если бы потребовалось, наверняка сообщили из Москвы, что никто им никакого содействия не окажет, тем более военного: мы не желаем и не можем ссориться с нашими «западными партнерами» из-за каких-то там несчетных миллионов русских людей на Украине — шут с ними со всеми, лишь бы нам было хорошо. Политический протест на Украине, таким образом, был подавлен из Москвы, и дело уверенно пошло к вооруженным столкновениям с бандеровцами…

Народное русское восстание началось в Крыму. Дело здесь сильно осложнялось присутствием Черноморского флота России, который, при его значительной огневой мощи, мог быть вовлечен в назревающий вооруженный конфликт русского народа с бандеровской Украиной — не России, руководство которой все еще пребывало в привычном для него безопасном месте, под лавкой, а именно русского народа, оказавшегося волею судьбы в чужом и чуждом ему государстве. Когда же начали назревать кровавые столкновения на улицах, когда взбесившиеся киевские бандеровцы уже собрались ехать в Крым убивать русских, до Путина и его окружения, даже при всей их глупости несусветной, неизбежно должна была дойти простейшая истина: не можешь подавить протест — возглавь его. Что ж, Путин и возглавил крымское восстание, затем объявив себя чуть ли не Юлием Цезарем… Все прошло на редкость успешно, как думал наш Юлий Владимирович, он даже начал пожинать римские лавры и нести триумфальные речи, но далее русское восстание вдруг продолжилось на Донбассе… Что сделал бы в данном случае Юлий Цезарь — понятно, а наш герой тихонько забрался в привычное для себя безопасное место, под лавку, поручив своим холуям рассказывать народу, что «Россия сосредотачивается», грозно молчит перед бурей. Нельзя сказать, что Путин тогда предал Донбасс,— нет, он предал не только Донбасс и не тогда, а всех русских на Украине еще 22 февраля 2014 года. Мотив же его, повторим, понятен и прозрачен — сохранение хороших отношений с его «западными партерами», хозяевами на деле.

Вынужденная реакция Путина на крымское восстание и вынужденная военная помощь его восставшему Донбассу (отказаться помогать после крымских речей и лавров было нельзя — народ бы не понял) укрепили «западных партнеров» в давней мысли, что это очень плохой раб, неверный: если раньше он только языком болтал, то теперь перешел к вооруженным выступлениям против своих хозяев, хозяев мира. Поправить это уже невозможно: неверных рабов американцы уничтожают неизменно, нет им доверия, но Путин пока еще пытается доказать хозяевам обратное — что он хороший раб, верный. Так, Россия в режиме колониального войска ведет войну на Ближнем Востоке с врагами США, не имея, как и всякая колония на службе у господина, никаких собственных интересов в этом деле даже гипотетически: полный успех военной операции против террористов, восставших в Ираке, кстати, против колониальной американской власти, приведет только к переходу Ближнего Востока под полный контроль США. Зачем это России и в чем здесь ее интересы? России это не нужно, но Путину и его окружению очень хочется доказать хозяину, что они хорошие рабы, верные…

А в это время не только на Донбассе, но и по всей Украине продолжаются гонения на русских людей по национальному признаку. На Донбассе русские населенные пункты уже полтора года ежедневно подвергаются артиллерийским обстрелам, несмотря на путинские «мирные» соглашения, а в подконтрольных Киеву местах русских сажают в тюрьмы даже за косой взгляд. Либеральные наши СМИ молчат об этом в обострившемся приступе свободы слова (у нас все СМИ либеральные), но в глубине народа уже наверняка возникает закономерный вопрос: почему президент России вольно или невольно поддерживает геноцид русских на Украине, объявив антирусскую бандеровскую власть «партнерской», а не вражеской, каковой она является на деле? А ведь вопрос нехороший: если откровенные враги нашего народа, даже не скрывающие этого, являются «партнерами» президента Путина, то кем является президент Путин? И кем является его окружение, поддерживающее его в «мирных» начинаниях, которые уже полтора года несут нашему народу только смерть и унижение? Разве это не кратчайший путь к «революции» в смысле фонарям московским, на которых будут вешать Путина и его окружение как врагов народа? И ведь расправу эту безумную поддержат даже шкурники, самые верные избиратели Путина, логика которых будет предельно проста: если он так легко предал русских на Украине ради каких-то личных или клановых интересов, то неужели и нас не предаст ради того же? Способен ли президент Путин это понять? Или, может быть, петли хозяйской в Гааге он боится больше, чем петли на московском фонаре? А в чем разница-то? Неужели в Гааге веревку лучше намылят?  

Власти наши, возможно, отдают себе отчет в том, что вешать их будут шкурники, поклонники Мамоны, ибо революционеров в России просто не существует, днем с огнем не найдешь, но при этом они только успокаивают себя, народ, мол, у нас терпеливый, способен он перенести гораздо больше, чем подданные наших хозяев… Увы, это полная чушь, глупость несусветная, столь свойственная нашей власти. Например, ни в Европе, ни в США невозможна столь эгоистичная публичная дама, как Ксения Собчак, которая по поводу присоединения к России Крыма заявила публично, что два миллиона ватников с их идеями о России да любовью к ней значат для нее гораздо меньше, чем устрицы «Белон» в любимом ресторане: почему она, свободная либеральная личность, должна страдать под санкциями из-за какой-то толпы и какой-то России? Да, случай это маргинальный, но разве об основной массе нельзя судить по маргиналам, вышедшим из ее среды? Теперь у нас индивидуализм развит гораздо сильнее, чем на Западе, несравненно, а это значит, что сильнее развит и эгоизм, и многое прочее, как плохое, так и хорошее. Повторим, столь эгоистичная публичная дама, как Ксения Собчак, просто в принципе невозможна ни в Европе, ни в США, а ведь именно Собчак, обратите внимание, чуть ли не в первых рядах выступает против Путина… Трудно ли догадаться, что движет ею и, главное, ей подобными? Любовь к Мамоне, что же еще? Да она и сама этого не скрывает в простоте душевной.

Разумеется, Ксении Собчак и, главное, ей подобным наплевать на русских и на Украине, и в России, и в любом месте планеты, но на себя-то им не наплевать. Они, как уже сказано, способны понять, что предатель непременно пойдет на предательство и второй раз, и третий, и бессчетный, а при неблагоприятных обстоятельствах очередной жертвой могут оказаться и сами они, мамоновцы,— тем более, что у них в карманах есть чем поживиться. И по мере неизбежного ухудшения экономического положения России мамоновцы начнут звереть от жадности, страха и прочих страстей пагубных… Да они этого Путина руками разорвут на кровавые клочья — до фонаря не дойдет.

По мере озверения мамоновцев неизбежно будет меняться и слащавый по отношению к Путину тон наших СМИ, ибо в СМИ мамоновцев много, а цензуры нет никакой, даже контроля полноценного нет со стороны власти. Поскольку же далеко не все мамоновцы столь откровенны, как Ксения Собчак, а ненависть к Путину будет пылать в мамоновских грудях пламенем адским, то заговорят они и о страданиях русских на Украине, и о многом ином, что пока безразлично замалчивается ими… А бояться им нечего: кроме либералов, в России никто пока к власти не придет, ибо просто некому. Это они тоже способны понять. Что же касается Путина, то и его им бояться нечего: не посмеет он тронуть даже самого жалкого «журналиста», в поте лица своего пашущего на мамоновцев и Мамону, потому что у Мамоны в мире защитников много, очень много, имя им легион. Путин, вероятно, еще не понял, что он и ему подобные сами построили в России либеральное общество, в котором здоровые потребители за свою шкуру и финансовые потери какого угодно президента на кровавый фарш пустят, а уж дерьмом его закидать — обычное дело. Ну, откуда же еще, помилуй нас Бог, могли взяться в России Ксения Собчак и многие ей подобные? Увы, это произведение Путина, которое его и убьет.

В застарелом либеральном и не колониальном обществе Путин или подобный ему предатель слетел бы со своего поста гораздо раньше, чем дело дошло бы до народного бунта, но у нас многие высокопоставленные лица, даже мамоновцы, не говоря уж о нормальных психически людях, считают себя патриотами свободной страны и по данной причине намеренно замалчивают грехи властей и даже откровенные их подлости. Они, вероятно, противоречиво надеются вслед за Путиным, что хозяин великодушно простит их, рабов своих суверенных, и тогда жизнь возвратится в прежнее беззаботное и жирное состояние… Да, хозяин простит их с удовольствием, рабов своих суверенных, но только после завершения геноцида русских на Украине, или «выполнения Минских соглашений». Готовы ли мамоновцы к этому? Готовы ли они и к тому, что после завершения геноцида русских на Украине, последняя под рукоплескания хозяина пойдет войной на Россию? Если вдруг готовы, то не допускают ли, что новая эта война так или иначе обернется кровавыми бунтами в России, опасными и для них? Нет, этого даже гипотетически предполагать нельзя, но без украинского геноцида русских не будет и прощения от хозяина, а значит, народный бунт поднимут уже мамоновцы…

Хозяин, кстати, наверняка на мамоновцев и рассчитывает, и ожидания его трудно назвать необоснованными. Поскольку же настроен он резко против Путина, раба своего суверенного, то мамоновцам милостиво разрешено будет хоть четвертовать его на Красной площади, а также, разумеется, и его окружение, участвовавшее в предательстве хозяйских интересов. Великую эту борьбу за демократию хозяин воспримет с улыбками и рукоплесканиями, как, например, воспринято было жестокое убийство полковника Каддафи.

Разумеется, трудно ожидать от мамоновцев или от путинцев хоть каких-то осмысленных действий, тем более — заговоров, ввиду полного ничтожества тех и других: они способны только к рефлексным реакциям на раздражение из внешней среды, но если не будет раздражений, то не будет и реакций. Например, на что способна Ксения Собчак в творческом плане? Да ни на что она не способна — только деньги со вкусом тратить да поглощать в ресторане живых улиток (устриц).

Пока раздражением для мамоновцев и для путинцев могут стать только два внешних фактора: дальнейшее погружение Украины в бездну адскую и, разумеется, ухудшение экономического положения России исключительно в силу дурного управления страной. Хозяин пока удивительно ненавязчив даже со своими экономическими санкциями: режим санкций сохраняется приемлемый, даже щадящий,— вероятно, ввиду надежды хозяина на мамоновцев. Значит, надежда его имеет под собой некие основания.

К несчастью для хозяина, мамоновцы понесли недавно невосполнимую утрату — был убит сам Борри Немцов, человек, способный заменить Путина и, главное, легитимный в глазах хозяина. Да, в убийстве его можно подозревать путинцев, см. ст. «Версии убийства Немцова», но следует помнить, что самостоятельных людей среди них нет, а раздражения от Немцова никакого не было, т.е. не было и весомого мотива убийства. Что ж, по любому раскладу убийство Немцова стало для путинцев подарком, ибо вместо Немцова мамоновцам выставить пока некого. Возражения же путинцев, что убийство Немцова им безразлично, поскольку у него не было рейтинга, попросту смехотворны: вопрос рейтинга и победы на выборах является чисто техническим — успех здесь зависит лишь контроля над средствами массовой информации и от количества вложенных средств. Был бы человек подходящий, даже такой тупой, как Немцов, а уж рейтинг ему сделать несложно. Путин пока чувствует себя вне конкуренции только потому, что и не было никакой конкуренции. До сих пор среди правящего класса не было раскола, Путин всех устраивал, но теперь раскол наметился и будет только расширяться — в связи, конечно, с негативным влиянием среды, в том числе — хозяина. Это значит, что конкуренция скоро появится. А впрочем, можно ли назвать схватку пауков в банке конкуренцией? Уместно ли это слово?

Так будет ли революция в России? Нет, в ближайшие годы случится много всего неприятного, будет, возможно, даже гражданская война, даже бунт, но никакой революции не будет. Ни мамоновцы, ни путинцы не собираются менять политическую систему, хотя отдельных представителей правящего класса мамоновцы заменили бы с удовольствием. Иных же весомых политических сил у нас пока просто нет.

Номинальные путинцы — это все наши политические партии, точнее — верхушки их думские, паразиты, которые просто не способны существовать без власти, в частности — без Путина. К ним следует также причислить нижестоящих холуев на скамейке запасных, которые готовы заменить своими псевдоструктурами любую думскую партию, если власти будет угодно. Путин для них — это всего лишь податель благ, которые без него им недоступны. Конечно, все они легко предадут Путина, если им будет это выгодно и поможет остаться на плаву в политической системе, но в настоящее время все они почти поголовно поддерживают Путина во всех его делах, даже самых мерзких. Мамоновцы, впрочем, тоже поддерживали Путина во всех его делах, но сейчас Путин угрожает их благополучию со своим шизофреноподобным подходом к политике, а потому они будут бороться с ним за свое счастье. Это просто неизбежность.

Определить круг номинальных мамоновцев исчерпывающим образом будет затруднительно, ибо выставляют себя на всеобщее обозрение только самые тупые из них. Потенциально их должно быть много среди управленческой серой массы, пока не допущенной непосредственно к ресурсам государства, но в иерархии управления стоящей уже близко к самым высотам. Для них карьера может закончиться у самого финиша, обида страшная, а потому они тоже предадут Путина, если к тому появится хоть малейшая возможность. В сущности, можно сказать, что потенциальные мамоновцы — это весь наш правящий класс, исключая лишь отдельных лиц, которые настолько тесно ассоциируются с Путиным, что предательства их никто не примет (они бы, разумеется, тоже легко предали Путина). Разумеется, некоторые мамоновцы считают вполне искренне, что у них есть какие-то особенные политические убеждения, обычно экзотические типа монархизма (да, они бы не возражали против коронации Путина), но это всего лишь вымыслы воображения: в нашем обществе не существует никаких политических или общественных идеалов, кроме денег, Мамоны, а потому их нет и у серой чиновничьей массы, полуграмотных ничтожеств, которые смогли добиться хоть какого-то положения в обществе только через верность хозяину. Что же касается нормальных людей, честных и с действительными убеждениями, то они не смогли бы существовать в нашей воровской чиновничьей системе — это исключено. Нет их и среди представителей крупного бизнеса, который создан был исключительно воровским и бандитским образом в девяностые годы.

Наш правящий класс представляет собой беспринципную и серую человеческую массу колониальных правителей, озабоченную только собственным благосостоянием. Лишь некоторые из них неуклюже корчат из себя патриотов, и это уже принципиальные путинцы, в отличие от номинальных. Под влиянием шизоидных взглядов Путина путинцы полагают себя суверенными рабами, свободными, т.е. имеющими право на собственное мнение, отличное от мнения хозяина. Это ложное ощущение, даже патологическое, но путинцы этого не понимают, причем их поддерживает заметная часть населения, слепо верящая в возможность суверенного рабства, свободного. Это и есть действительный политический конфликт нашего общества — маньяки против шизофреников, мамоновцы против путинцев. Понятно, что нормальным психически людям больше нравятся шизофреники (маньяки примитивны), но разве же это нормально в абсолютном выражении, нравственном или интеллектуальном, вне сравнения путинцев с мамоновцами? Пожалуй, это и следует считать тайной популярности Путина — негативизм по отношению к мамоновцам. Беда же в том, что негативное мышление едва ли можно счесть психической нормой: нельзя любить Путина за то, что противник его плох и примитивен, это абсурд, патология. Увы, наше общество смертельно больно психически.

Путин и Медведев у памятника Ельцину

Мамоновцы и путинцы по своим политическим убеждениям вообще ничем друг от друга не отличаются. Например, попробуйте найти хотя бы одно отличие убеждений Путина от убеждений Чубайса, Немцова, Гайдара, Ельцина и так далее, кого угодно возьмите для сравнения. Отличий просто не существует, а разница между ними только в названной бредовой идее Путина о суверенном рабстве, которое невозможно просто в принципе. Россия не может быть колониальной частью американской финансовой системы и в то же время проводить собственную политику, в интересах своего народа, который подвергается разграблению посредством финансовых инструментов, поддерживаемых нашей властью, в том числе Путиным. Путину эта шизофреноподобная позиция России представляется, разумеется, нормальной и даже патриотической, но объективно-то она не является нормальной.

Хотя избранная Путиным для России шизофреноподобная позиция вносит совершенно пустой конфликт в общество, патологический, все-таки следует помнить, что люди наши не только не понимают этого конфликта, но и не подозревают о его существовании, а большинству из них Путин представляется даже искренним патриотом России. Да, вполне вероятно, что эта точка зрения негативна, к чему, кстати, большие усилия приложил Путин и его холуи-пропагандисты. Если же негативный образ мыслей укрепился в нашем обществе, а путинцы и мамоновцы просто душу кладут за это, то неизбежным образом в политической нашей схватке победят мамоновцы: для победы им достаточно будет выставить Путина негодяем по телевидению.

Разумеется, мамоновцы не смогут даже номинально занять патриотическую позицию, в отличие от путинцев, ибо это прямо противоречит финансовым и политическим интересам хозяина, но для поливания Путина грязью и не требуется никакая позиция — одной грязи и без позиции будет достаточно, если, конечно, в обществе уже укрепился негативизм. Впрочем, следует помнить, что путинцы тоже начнут поливать мамоновцев грязью, обзывая их наемниками хозяина (себя, напомним, они считают «партнерами»), но эта карта разыгрывается уже несколько лет и порядком поднадоела публике, да и наемниками госдепа считаются у нас совсем иные лица, чем те, которые выступят против Путина (волей-неволей придется кого-то найти). Путин едва ли устоит против них: он уже сбросил все свои козыри, взяв на них сущую мелочь, которую выиграл бы и без козырей, а далее он будет набирать только негатив — в связи с ухудшением и экономического положения России, и обстановки на Украине, как этнической, так и экономической, а также в связи с привычным сидением под лавкой в Сочи, бездельем, как у раба на галерах. Кроме того, Путин уже привык побеждать без борьбы, и это наверняка сыграет с ним злую шутку. Так что у мамоновцев будет решающее преимущество в схватке. Используют они его или нет — другой вопрос. Они ничтожны и трусливы, но возможность потерять все или не приобрести всего, а также поддержка хозяина придаст им великих сил…

Для начала решающей схватки между мамоновцами и путинцами, напомним, нужен будет хоть какой-то толчок извне, ибо сами по себе они не способны вообще ни к какой деятельности, даже разрушительной. Этим толчком, повторим, могут стать ужасающие события на Украине или обнищание нашего населения и, соответственно, многих мамоновцев по итогам управленческой деятельности путинцев, а также, разумеется, воля хозяина. Пока путинцы еще надеются примириться с хозяином, и многие верят в примирение, как путинцы, так и мамоновцы, но надежда эта обманчива: суверенный раб хозяину не нужен — это плохой раб, неверный.

Поскольку будущее наше совершенно безрадостно, да у нас его просто нет в связи с дегенеративным разложением нашего правящего класса, то возникает естественным образом вопрос о некоей фантастической третьей силе, патриотической, народной, нашей. Возможна ли она? Да, она возможна.

У нас есть много патриотических объединений — пример выше, партия «Другая Россия», но они малочисленны и отлучены путинцами от средств массовой информации: у них нет ни возможности широко пропагандировать свои идеи, ни даже самих идей, разве что негатив в отношении действующей власти. Таким способом ничего существенного добиться не удастся — разве что пополнить ряды шизофреников или маньяков, путинцев или мамоновцев. Вообще, если патологический образ патриота в нашем обществе уже сформировался под влиянием путинцев — человек, без памяти влюбленный в Путина, то исправить его будет очень трудно, потребуются годы или исчезновение Путина, которое, впрочем, непосредственно приведет только к торжеству мамоновцев.

Следует с прискорбием признать, что политики у нас нет, даже начало схватки между мамоновцами и путинцами не будет политикой в полном смысле слова. Есть у нас, однако, национальная буржуазия, интересы которой расходятся с интересами мамоновцев и путинцев. Дело просто в том, что попытка путинцев и мамоновцев вписаться в мировое холуйство в качестве «партнеров» хозяина наносит крупные убытки национальному бизнесу, не транснациональному. Кроме того, национальный бизнес наиболее сильно страдает от воровства путинских чинуш и даже открытого грабежа, ибо воруют они по преимуществу у него, а не у бюджетников да пенсионеров.

Национальный бизнес — это единственная здоровая сила в России, которая не только осознаёт свои интересы, но и способна их отстаивать, вплоть до быстрого создания буржуазной партии, патриотической, разумеется, ибо иной позиции здесь быть не может в наших чудовищных условиях. Представители национального бизнеса никогда не купятся на дегенеративные идеи путинцев или мамоновцев, и причина проста: торжество дегенеративных идей, в частности — открытый путинцами настежь внутренний рынок, не только сильно бьет им по карману, но и не позволяет развивать свое дело. Представители национального нашего бизнеса — это настоящий класс людей, которые кровно заинтересованы в буржуазной революции в России, в полном отказе от путинской глобализации нашей экономики. Да, пока нет у нас никакой буржуазной партии, в политической системе России присутствуют только партии путинских чинуш-холуев под разными глупыми названиями, но Россия кровно заинтересована в буржуазной партии, единственной пока политической силе, которая сможет вытащить нас из путинской либеральной трясины — шизофреноподобного «партнерства» с хозяином.

Что ж, будем надеяться, в России найдется новый мясник Кузьма Минин и новый интеллигент Дмитрий Пожарский, которые создадут уже не ополчение, а буржуазную политическую партию, отстаивающую интересы отнюдь не путинского хозяина, а только нашей страны и нашего народа.

Зову живых