На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Путин и Брежнев

Дм. Добров • 28 октября 2014 г.
  1. Злоба дня
  2. Политика
  3. Путин
Л.И. Брежнев

К сравнению президента В.В. Путина с генеральным секретарем ЦК КПСС Л.И. Брежневым подвигает сама жизнь: перед ними, как ни странно, стояли похожие задачи, например на Украине перед Путиным и в Чехословакии перед Брежневым, и сравнить политические их подходы к решению этих задач было бы весьма любопытно. Разумеется, нужно учитывать, что и Брежнев был не один, и Путин не один — со своим окружением и идеологией, или, иначе говоря, убеждениями и ценностями, лежащими в основании проводимой политики. Это, конечно, тоже важно.

Политическая деятельность Брежнева и Путина приходится на время противостояния с т.н. Западом, которое, впрочем, было всегда на протяжении нескольких последних столетий. Правда, есть и огромная разница между временами Брежнева и Путина: СССР находился в паритетных отношениях с Западом, а современная Россия — в подчиненных. Последнее утверждение может показаться странным — особенно на фоне воинственных заявлений Путина, но это, к сожалению, просто банальность, факт.

Экономически мы входим в либеральный американский мир, глобальную экономику, основанную на американском долларе, господстве, и выходить оттуда не собираемся, несмотря на воинственные заявления Путина. Мы поставляем на Запад сырье и получаем взамен товары народного потребления и немного продукции машиностроения, т.е. обмениваем продукцию с низкой добавленной стоимостью на продукцию с высокой. Западу это, конечно, очень выгодно, а нам — нет. Да, во времена Брежнева мы тоже торговали сырьем, но СССР не открывал Западу свои рынки нараспашку. Здоровому потребителю это может показаться ужасным: как же так, в СССР я не мог бы купить в магазине американские джинсы?— Да, не мог бы, потому что для продажи тебе одних джинсов несколько человек должны были потерять работу. Понимаешь, в чем дело? При этом в частной торговле, на толкучке, джинсы продавать не запрещали. Люди, которые потеряли работу в результате либеральных реформ, например — в уничтоженной отраслевой науке и в уничтоженной промышленности, или не могут теперь ее получить по специальности, живут заметно хуже, чем при советской власти. Например, шахтер при советской власти зарабатывал едва ли меньше, чем генсек Брежнев, а ныне зарплата Путина в десятки раз больше, чем зарплата шахтера. И заметьте, речь идет вовсе не о нравственности — Путин не является безнравственным человеком, а о модели экономики.

Да, у советского рубля и советской экономики были крупные проблемы, но речь теперь не о частностях, а об основаниях, идеологии, да и сейчас перед нами стоят проблемы того же масштаба — ничего не изменилось. Советская модель экономики опиралась на тот факт, что экономика, народное хозяйство,— это труд людей. Ныне же экономика — это финансы, капитал. Если, например, Брежнев и его окружение могли решать проблему затоваривания рынков при помощи иностранных товаров с сохранением рабочих мест в советской экономике (например, как уже сказано, они не препятствовали частной штучной торговле), то для Путина и его окружения такой проблемы не существует: рынки открыты нараспашку, и их затоваривание происходит без его участия. Создание же рабочих мест в либеральном воображении Путина и его окружения тоже должно происходить без их участия — при помощи частных инвестиций (бывает и так). От государственных инвестиций они отказываются, хотя государственная собственность при этом может расти. По сути своей это не государственные инвестиции, а перераспределение финансовых потоков в пользу государства, т.е. государственного бюджета. Таким образом, созидательная деятельность Путина и его окружения сводится к сокращению расходов и перераспределению финансовых потоков. Если, например, Путин сообщает, что они создали некий авиационный холдинг, то отсюда никоим образом не следует, что завтра наша авиационная промышленность восстанет из пепла. Нет, они просто перераспределили финансовые потоки, посадили на хозяйство очередного чубайса и ждут, когда это дело заработает… А если оно не заработает?— с беспокойством спросит здоровый потребитель.— Тогда выходит, что либеральные теории были не верны, а ты дурак — не Путин, а именно ты, здоровый потребитель. Дело в том, что у Путина есть хоть какие-то логические основания верить в господствующие ныне либеральные теории, а у тебя-то какие основания верить Путину и не известным тебе либеральным теориям? Путин — хороший человек? Ну да, и что? Хорошие люди не ошибаются?

Путин не хочет признавать наше подчиненное и даже униженное положение по отношению к Западу, но это не хорошо, как думают его поклонники, а плохо: человек, который отказывается признавать факты, рано или поздно окажется в сумасшедшем доме или, в лучшем случае, начнет делать глупости, к чему Путин уже и приблизился…

Человек, признавший проблему, непременно начинает ее решать, но если он не признает ее существования? Скажем, если человек пьянствует, то измениться он способен только через признание себя алкоголиком — зависимым от алкоголя. Если же он не признаёт наличия проблемы, то о решении ее даже речи быть не может.

Психологически воинственные речи Путина при страстном его желании сохранить существующее либеральное положение вещей выглядят буквально как заявления алкоголика, отказывающегося признать себя таковым. «Ты думаешь, это я алкоголик? Посмотри, посмотри на этих — пьянчуги поганые! А я если и выпью иногда, то потихоньку, размеренно, в плане культуры…»

Увы, своими воинственными заявлениями Путин стремится не к изменению порядка вещей, а к сохранению его. Да, он пугает Запад, но толку-то от этого не больше, чем от грозных заявлений алкоголика, что он не алкоголик.

Рассмотрим для сравнения и понимания жалкого положения Путина политическую деятельность Брежнева. Брежнев и его окружение никогда не пугали Запад, даже напротив — все их затяжные речи о том, как нежно любим мы мир и как упорно боремся за господство его во всем мире, были ужасающе скучны. При этом воинственную деятельность Хрущева, как внутреннюю, так и внешнюю, весьма напоминающую деятельность Путина, ЦК КПСС, где Брежнев играл далеко не последнюю роль, заклеймил метким выражением «волюнтаризм и субъективизм». Субъективизм, заметьте, это и есть отказ признавать факты, объективную действительность.

Задумаемся, почему Брежнев не пугал и даже не ругал Запад? Да незачем было, даже для самоутверждения столь эксцентричным путем не было необходимости. К тому же, если бы Брежнев вдруг хотя бы припугнул Запад, то у многих на этом самом Западе мог случиться паралич мозга или окончательное расстройство психики. Прекрасным символом этого стал один американский министр обороны, который выбросился из окна психиатрической больницы с криком «Русские идут!»— Ну, и зачем попусту тревожить больных? Лучше, конечно, их успокоить: хлопот меньше будет.

Брежнев, в отличие от Путина, понимал ответственность за всякое свое слово, даже брошенное мимоходом. Кроме того, он никак не зависел от Запада, тоже в отличие от Путина. Увы, Путин зависит от Запада ничуть не менее, чем рубль зависит от доллара, а то и более. Что же он делает для избавления от этой зависимости? Произносит грозные антиамериканские речи в защиту своего состояния? Опять же не вспоминается ли алкоголик, отрицающий свое заболевание?

Показательно и отношение Запада к Путину и к Брежневу. Путина на Западе буквально смешивают с грязью, что в ослабленном виде отражается в «редакционной политике» наших ультралиберальных СМИ (у нас все СМИ либеральные, но есть крайние, а есть умеренные) — почитайте. К Брежневу подобное отношение было просто невозможно, причем вовсе не потому, что он был Западу большим другом, а наоборот: вести себя столь распущенным и наглым образом по отношению к главе СССР просто побоялись бы. Заметьте, я утверждаю не то, что последнее — это прекрасно, а всего лишь то, что Путина с его воинственными заявлениями никто не боится не только на Западе, но и среди наших ультралибералов, которые легко и непринужденно поливают его западной грязью. Увы, воинственные его заявления совершенно бессмысленны и работают только на дальнейшую демонизацию его лично и России в его лице. Ну, а стоит ли подыгрывать врагу? Брежнев ничего подобного себе не позволял.

Впрочем, мировые либералы для Путина — это не враги, а «наши западные партнеры», как он постоянно их называет. К сожалению, даже это глупо, субъективно. Ну, какие они нам партнеры? У нас что, бизнес общий? Нет, ничего подобного нет: объективно наши экономические интересы противоположны в связи с нынешней нашей ролью сырьевого придатка Запада — если, конечно, понимать экономику как труд людей. Зачем же тогда говорить глупости? Увы, для Путина это не глупости, потому что экономика для него не труд людей, а перемещение капиталов, финансовые потоки. Это предельно западное сознание, даже ультралиберальное.

Путин находится ныне в противоречивом состоянии: себя он, несомненно, считает либералом, «рыночником», если использовать более понятную, но менее точную терминологию, и в то же время на словах противопоставляет себя мировым либералам, «нашим западным партнерам», хотя и считает Россию частью глобальной экономики (так оно и есть). Да, он полагает, что в его бедах виноваты США со своим авторитаризмом, но не вспоминается ли опять алкоголик, который склонен не только всех иных считать алкоголиками, но и перекладывать вину за свое пьянство на окружающих или на сложности жизни? Как мы увидим чуть ниже, во всех наших бедах виноват только Путин с его утопическими идеями. Что же касается США, то они ничего нового не делают: политика их агрессивна, да, но она не меняется уже долгие десятилетия; она была агрессивна даже до того, как Путин родился. С чего вдруг Путин решил, что США решили установить новый мировой порядок, если существующий их вполне устраивает? Да, они тоже признают многополярный мир, причем официально в отличие от России, хотя и оставляют за собой право действовать в своих интересах на основаниях самоуправства. И что тут нового? Официальное признание многополярного мира? Но это просто объективизм — признание факта.

Упреки Путина в адрес США бессмысленны с точки зрения либерализма (они никогда не подписывались за мировую «демократию» в представлении Путина — соответственно, и упреков быть не может), но поскольку он лично является последовательным либералом, то понять его весьма затруднительно (хотя и можно). Вообще, с точки зрения глобальной экономики у нас нет повода для конфликта с США — совсем никакого, ни малейшего (экономический вес у нас разный, и пересекающихся интересов пока просто не существует). Однако же с точки зрения Путина такой повод есть, причем он весьма весомый субъективно, а объективно — утопический. Увы, Путин превратился в М.С. Горбачева с его «перестройкой».

«Перестройка» Путина заключается в следующем, причем если первый раз он высказал эту безумную идею в ноябре 2010 года в статье на немецком языке, то повторил он ее недавно, в нашумевшей речи клубу «Валдай»:

Что мы предлагаем?

Первое. Это создание гармоничного сообщества экономик от Лиссабона до Владивостока. А в будущем – возможно, и зоны свободной торговли и даже более продвинутых форм экономической интеграции. Фактически, мы получим общий континентальный рынок емкостью в триллионы евро.

Очевидно, что для начала следовало бы убрать все оставшиеся препоны на пути вступления России в ВТО. Затем – провести унификацию законодательства и таможенных процедур…


Добавлю, что мы также приветствовали бы начало предметного диалога по линии Евразийского и Европейского союзов. Кстати говоря, в этом нам тоже до сих пор практически постоянно отказывали, тоже непонятно почему, что здесь такого страшного? И, разумеется, при вот такой совместной работе мы считали бы, что нужно вести диалог, а я об этом много раз говорил и слышал согласие многих наших западных партнёров, европейских во всяком случае, о необходимости формирования единого пространства экономического, гуманитарного сотрудничества, простирающегося от Атлантики до Тихого океана.


Это утопия хуже «перестройки» Горбачева. Во-первых, нам не с чем идти на европейский рынок: переизбытка производства у нас пока не наблюдается, даже наоборот, хотя все не так плохо, как говорят некоторые. Во-вторых, нас никто не пустит на европейский рынок с продукцией, которая имеет высокую добавленную стоимость,— хотя бы потому, что там просто нет для нас места. И в-третьих, с точки зрения глобальной экономики это значит войну с США, поскольку реально войти на европейский рынок со своей высокотехнологичной продукцией мы можем только одним способом — вытеснив оттуда США, устранив всякое их влияние на европейские дела. Ну, из-за чего начинаются империалистические войны? Из-за «национализма» бюргеров и буржуев?

Итак, Путин публично предлагает нечто вроде «мировой революции» против США, а потом обвиняет в наших бедах США? Неужели он верит в «демократию» и «глобальную экономику», которая открыта для всех? Неужели он не знает, что за рынок нужно воевать, причем не в кресле, а в окопе? Помилуйте, даже первого заявления Путина достаточно было для начала против России агрессивных действий, и таковые действия, разумеется, последовали: сейчас мы имеем войну на Украине, причем война эта развернута киевскими неонацистами не столько против «сепаратистов», сколько против России. Они намереваются воевать с Россией и даже не скрывают этого. И маленькая тонкость: все они являются чуть ли не открытыми марионетками США.

Если Путин вступил с США в борьбу за европейский рынок, пусть даже утопическую, то как же мог он прошляпить киевских неонацистов? У Брежнева была подобная ситуация в Чехословакии, и он разрешил проблему без крови — не позволил либералам «с человеческим лицом», в частности, вешать коммунистов на фонарях. Что же сделал Путин по своей проблеме на Украине? Да ничего, он так и не понял, что если развязываешь войну, то нужно воевать — уклониться не удастся. А о мире говорить нужно было раньше, до написания цитированной статьи. Теперь уж никто просто не поверит.

В Чехословакии у Брежнева был свой Янукович — Александр Дубчек, причем там тоже разворачивалась агрессивная пропаганда, направленная против нашей страны, см. ст. «Пражская весна», которая тоже привела бы к крови, как и на Украине. Разве Брежнев позволил Дубчеку поджать хвост и сбежать в СССР, как Путин позволил Януковичу? Да, Дубчек не пригодился, поскольку он тоже, как и Янукович, превратился в жалкую тряпку, но проблема была решена — крови не было. И попытайтесь узнать, разве Брежнев хоть раз публично обвинил американцев в обострении чехословацкого кризиса? Вряд ли, потому что невозможно было переложить на них свои проблемы.

Сегодня Путину наверняка кажется, что он утратил контроль над ситуацией на Украине, откуда и идут его воинственные заявления в клубе «Валдай», но он ошибается и здесь: он не утратил контроль — он его не имел. А не имел он его только потому, что руководили им в его политической деятельности ложные идеи, как следует из его слов:

Я по убеждению европеец, я знаю, что Европа и Россия разделяют одинаковую дорогу и общее будущее. Но сейчас мы должны смотреть на общие возможности для процветания, общие проекты для молодёжи, для культуры, для инноваций, для развития инфраструктуры, чтобы наш континент был единым.


Заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Даже человек, который не особенно знает историю, прокомментировал бы это заявление с совершенной решительностью: «Полная чушь». Ну, разве трудно эту чушь опровергнуть? Вот, например, цитата о европейских нападках на Россию, которые производят полное впечатление, что взяты из вчерашних европейских газет, хотя написано это приблизительно полтора века назад:

Россия,– не устают кричать на все лады,– колоссальное завоевательное государство, беспрестанно расширяющее свои пределы, и, следовательно, угрожает спокойствию и независимости Европы. Это – одно обвинение. Другое состоит в том, что Россия будто бы представляет собой нечто вроде политического Аримана, какую-то мрачную силу, враждебную прогрессу и свободе.

[…]

У знаменитого Роттека высказана мысль,– которую, не имея под рукой его «Истории», не могу, к сожалению, буквально цитировать,– что всякое преуспеяние России, всякое развитие ее внутренних сил, увеличение ее благоденствия и могущества есть общественное бедствие, несчастье для всего человечества. Это мнение Роттека есть только выражение общественного мнения Европы.


Н.Я. Данилевский. Россия и Европа. Глава II. Почему Европа враждебна России?

Ну, и что изменилось за прошедшие полтора века? Да ничего. И после этого наш президент публично провозглашает цитированный выше абсурд? Волюнтаризм и субъективизм, точнее и не скажешь.

Можно только поражаться происходящему: президент Путин, либерал до мозга костей, публично провозглашает всякую чушь и тащит Россию уже буквально в империалистическую войну за свои ложные утопические идеи, а народ поддерживает его чуть ли не как величайшего патриота и, главное, противника либералов. Подумайте, откуда апологеты Путина вытащили мысль, что он борется с либерализмом в России? Это же абсурд полный, катастрофический. Главный либерал у нас именно Путин, даже Чубайс по сравнению с ним — великий патриот России, а Гайдар — вообще душка. И вовсе не какие-то туманные силы зла или невежественные бояре Путина определяют политику нашей страны, как думают некоторые апологеты Путина, а именно он сам, президент Путин, который пользуется поддержкой народа. Черт побери, можно ли полюбить политика только потому, что он несколько раз отругал США? Подумать только, до чего мы докатились в своей беспомощности…

Сегодня у Путина уже нет выхода: он должен признать, что рассмотренные выше идеи его абсурдны и что последние семь-восемь лет его жизни пошли псу под хвост, но признать это он едва ли сумеет. Значит, он необходимо начнет делать глупости, а нас ждут великие потрясения, к которым и ведет нас Путин под наши восторженные рукоплескания. Уже одна попытка тягаться с США на либеральном поле — их поле, а не нашем — обойдется нам очень дорого.

Возникает любопытный вопрос: что сегодня сделал бы Брежнев для разрешения придуманного Путиным конфликта России с США и, соответственно, вооруженного межнационального конфликта на Украине? К сожалению, оценить действия Брежнева в нынешней обстановке трудно, но нетрудно увидеть логичные действия. Нужно дать понять США, что идея о едином экономическом пространстве «от Лиссабона до Владивостока» отброшена Россией. В нынешних условиях для этого Путину достаточно будет, во-первых, сменить правительство (не каяться же, все равно не поверят), а именно — убрать всех либералов без исключения, вплоть до Чубайса (он не в правительстве, но в государственной структуре). Во-вторых же, Европу с ее газовыми проблемами и вороватой Украиной нужно будет послать подальше, потому что у нас никаких проблем нет: если наш газ не дойдет до Европы, то это будет не нарушение обязательств, а классический форс-мажор. Это подчеркнет наше безразличие к утопии «от Лиссабона до Владивостока». Нынешние же попытки нянчиться с Украиной из-за сохранения отношений с Европой порождают только кровь на Украине и больше ничего.

Для начала двух указанных мер было бы более чем достаточно. Ну, а далее пришлось бы делить Украину с мировыми либералами: не зря же они вложили бешеные деньги в развитие украинской «демократии» — деньги придется вернуть. Да, можно и повоевать, но к чему воевать против утопической «единой Украины», если она и сама кончится уже скоро? К тому же деньги не стоят разжигания мировой войны и даже ненависти. С мировыми либералами договориться можно будет легко, если разговаривать по делу — о перераспределении финансовых потоков, а не о медведях в тайге.

Конечно, наш выход из либерального мира не понравился бы США, хотя они сами нас оттуда фактически изгнали, но потеряли бы они немного, а спокойствие обрели бы. В конечном итоге это привело бы и к разрешению конфликта на Украине, но не мирным путем, конечно: неонацистов все равно кто-то должен будет уничтожить…

Продолжая сравнение Путина с Брежневым, следует в очередной раз заметить в пользу Брежнева, что он достиг своего положения генерального секретаря ЦК КПСС своими личными усилиями, а Путин был фактически назначен Ельциным на должность президента. И тем более это выглядит отвратительно, что первым указом Путина на президентском посту стал указ о государственных гарантиях Ельцину — избавлении его от уголовной ответственности, каковых гарантий Путин давать не имел права. Это, конечно, дело прошлое и хорошо забытое, да и Ельцин уже умер, но кто знает, не потому ли Путин не справился с работой на посту президента, что шапка-то не по Сеньке оказалась? Может быть, просто невозможно чудом или мановением руки своего начальника оказаться подлинным предводителем народа, а следует добиться этого самому?

Также можно отметить и сходство в политических путях Путина и Брежнева: Брежнев сначала был активен и вполне успешно вел дела, а потом, просто по болезни, стал обузой государству. Путин повторяет эти вехи на своем политическом пути: сначала он тоже был активен, но теперь превратился в обузу со своими утопическими идеями, тоже своего рода болезнью. Уже можно говорить о крахе его утопических устремлений, хотя личный его крах в политике еще впереди: вряд ли он дотянет во власти до смерти, как Брежнев. Наиболее разумное, что он может сделать сейчас,— это повторить героический поступок Ельцина, уйти самому. Дело просто в том, что едва ли у него хватит сил признать, что семь-восемь последних лет он занимался глупостями, которые нанесли людям только ущерб, а потом начать все сначала. Это непросто.

Сегодня Путин и его окружение заметно нервничают — явно чего-то боятся (едва ли американской «революции», это абсурд). Окружение поет Путину славу: «Россия без Путина — это утопия» (удивительно ведь умеют выражаться, с точностью до наоборот), а сам Путин усиленно хочет понравиться, кажется, всем без исключения: здесь и помянутые грозные заявления в адрес США, и публичное признание в любви к России, и откровенный публичный рассказ о каких-то его «родственниках», которые несколькими поколениями ходили в одну и ту же церковь, и шутка про бабушку, которая была бы дедушкой, если бы имела «наружные половые органы», и замечание про медведя, который разрешения спрашивать не будет (все это в клубе «Валдай»),— просто на любой вкус, от самого взыскательного до пошлого. Странно слышать и столь откровенные, и столь циничные заявления от столь закрытого в своей личной жизни и вроде бы не циничного человека, как Путин. Что ж, видимо, причина этому есть веская, не так ли? Ну, а догадываться о ней каждый волен в меру своей испорченности нашей политикой.

Любопытно, что окружение Брежнева тоже усиленно пело ему славу, причем началось это после того, как Брежнев потерял работоспособность по болезни. Что же случилось с Путиным? Можно бы было предположить, что он прозрел, но в том же клубе «Валдай» он повторил свою утопическую идею, т.е. не прозрел. Наверно, причина в Украине, с которой он вляпался в жуткую грязь: сначала чуть ли не войну ей объявил во имя Новой России, а потом вдруг резко осадил по неизвестной причине, поддержав уже киевских нацистов, признав их власть законной. А ведь люди-то в Новой России ждали от него поддержки, и Путин не мог и не может не понимать, что совершил предательство (во имя высших либеральных идеалов, разумеется). Да, отчасти он искупил свое предательство — помощь Новой России наше правительство оказывает, но сделанного-то не воротишь.

Поскольку Путин и его окружение наверняка отслеживают общественное мнение о них, причем даже в социальных сетях, судя по медведю, не спрашивающему разрешения, популярному в связи с Путиным именно в социальных сетях, то общественное мнение, видимо, начинает складываться не в пользу Путина… Ну, а дальнейшее — это уже дело будущего, которое вилами на воде писано, не угадаешь.

И для завершения следует сказать, что Путин едва ли плохой человек и уж точно не мог желать вреда России, хотя и нанес его, причем вред немалый. И привела к этому вечная в своем абсурде попытка наших либералов жить чужим умом, часто заимствуя лишь дегенеративные идеи. Не ошибиться политику очень просто: нужно понять, что приоритетом политики должен быть не большой бизнес, не капитал, не духовное путешествие в Европу или иная глупость, а исключительно народ — его не только материальное благосостояние, но и культурное, и духовное. Все очень просто, до смешного.

Тоже интересно:

  1. Путин и Сталин
  2. Хитрый план Путина
  3. Слепой поводырь

Зову живых