На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Слепой поводырь

Дм. Добров • 25 ноября 2015 г.
  1. Злоба дня
  2. Путин
Путин. Карикатура

Существует бредовая политическая идея, принадлежащая депутату Государственной Думы Федорову, дай Бог ему здоровья, особенно психического: вся власть в России захвачена американизированной пятой колонной, но есть один буревестник свободы, соколик наш ясный, насмерть стоящий против коварных американов и их подлых наймитов… При всей глупости этой идеи и даже патологическом ее характере многие люди верят, что все хорошее у нас идет лично от президента Путина, а все плохое — от коварной пятой колонны, неисчислимых сил зла и предательства, окружающих Путина. Более того, даже откровенные ошибки Путина многие люди встречают с восторгом, даже с каким-то истерическим обожанием… И самое страшное, что идея Федорова уже не зависит от бредовых его заверений, которые он выдает со скоростью компьютера: она благополучно ушла в народ, и повторяют этот бред иной раз даже умные люди.

Благодаря господству в обществе безумных идей, подобных идее Федорова, у нас и складывается великое обожание Путина и, соответственно, бездумное одобрение всех без исключения его действий. В самой основе здесь лежит просто страх, следствием которого и является упование на единственного защитника, соколика нашего. Возможно даже, автором патологической идеи об уникальности Путина как борца за свободную и даже великую Россию является не несчастный Федоров, плохо понимающий происходящее вокруг него, а сам народ наш в некоей его части. Это очень нехорошо, ибо наша либеральная власть ничтожна как управляющий класс. Впрочем, многие у нас убеждены, что либералы бегают по улицам, майданят себе потихоньку, а в Кремле и в правительстве сидят великие их противники, мировые стратеги. Это тоже, конечно, бредовая идея, работающая на бездумное обожание Путина. Ну, могут ли мировые стратеги противостоять откровенным ничтожествам?

Инфантильный страх, вызывающий в нашем обществе бездумное обожание Путина как защитника и соколика нашего ясного, построен на отсутствии у нас будущего. Увы, будущее у нас отсутствует в самом прямом смысле, ибо никто, даже сам ясный Путин, не видит ясного будущего нашей страны, цели нашего существования, и никто даже не пытается обрисовать его хотя бы в самых общих чертах. Без будущего, без идеи его человек может жить только в том случае, если он вполне счастлив и всем обеспечен — плевать ему тогда на будущее, ему и в настоящем хорошо, но мы отнюдь не счастливы и даже не обеспечены. Мы не живем, а существуем и потихоньку умираем, в том числе от страха. Боимся же мы, вероятно, не чего-то конкретного, а неизвестности, туманного будущего,— так и ребенок боится в темной комнате. Путин играет здесь роль горячо любимого папы, который может снять страх, защитить, находясь даже в соседней комнате: если ребенок точно знает, что папа рядом, он заснет и в темноте, которая вдруг перестанет пугать…

Возвеличивая Путина, мы в субъективном мироощущении возвеличиваем наше будущее, но не понимаем, что в объективном представлении связь здесь обратная: великим и безопасным нам хотелось бы видеть будущее, а к великому будущему может нас привести только великий человек… Таким образом даже бездеятельность и обретает в наших глазах величие, но это патологическое состояние, самообман.

Снять страх поможет не бессмысленное обожание Путина, которое с усугублением обстановки будет нарастать до предела, до ста процентов, после чего закономерно рухнет за бессмысленностью,— снять страх поможет хотя бы самая простая идея будущего, общего нашего будущего как народа, которое будет принято всеми столь же единодушно, как сам соколик наш ясный. Если же это невозможно, то будущего у нас нет и быть не может.

Мы боимся думать о будущем. Даже некоторые разумные люди снимают с себя всякую ответственность, приписывая Путину просто нечеловеческую осведомленность о текущих политических делах, мы, мол, ничего не знаем, а папа умный, папа сильный, на него работает стопятьсот разведок, он знает, он разберется, он выведет на свет… Ну, а если папе нашему и самому поводырь требуется, но, несмотря на это, вся Россия рукоплещет ему и превозносит его до небес? Куда мы придем в данном случае?

Мы полностью сняли с себя ответственность за будущее, переложив ее на Путина, но Путин очевидным образом не выдержал столь высокой ответственности. Сегодня Путин откровенно слаб как глава государства, но даже за самым тихим его словом нам слышатся великолепные громы Юпитера, потрясающие грешную землю, и мы радуемся, что в будущее нас ведет истинный громовержец. Неприятности же и глупости мы вслед за гениальным нашим депутатом Федоровым приписываем пятой колонне да прочим вражинам гадким. И чем больше любим мы нашего Юпитера, низвергающего громы и молнии, тем больше и ненавидим сволочей переодетых, путающихся у него под ногами… Жалкая кучка несчастных, полагающих наше ясное солнышко главным демоном ада, не ниже, представляется нам чуть ли не смертельной угрозой России, хотя угроза таится именно там, куда катимся мы вместе с нашим Юпитером.

Как это ни печально, последний наш путь не оспаривает почти никто, разве что отдельные маргиналы, которых почти никто не принимает всерьез. Мы выпали из действительности, волнуют нас вопросы, которые к действительности вообще никакого отношения не имеют, например: кто же наш Путин, демон или ангел? Нет, Путин наш не ангел и не демон — он просто пустой сосуд наших душ, который каждый из нас охотно наполняет собственным смыслом, даже самый тупой, не научившийся еще писать без грамматических ошибок. Наполнение идет в большинстве случаев легко, но не в пустоте ли наших душ тому причина?

Увы, принципиально так же, как у нас сейчас, было на Украине: население ее тоже выпало из действительности и отважно сражалось с духами — посмотрите, до чего дошло. Будущего у Украины уже нет точно, это конец,— тем более что Юпитер наш давно уже перестал метать громы по данному поводу.

На Украине тоже не было ни единой идеи будущего, модели его, даже самого общего взгляда вперед, и в итоге общество слепо ухватилось за патологическую идею «европейского будущего», предельно осложнив свое существование патологическим бандеровским мироощущением как единственным на Украине «европейским». Наши «политологи» рассуждают, как в результате неизменно гениальной политики Путина мы почему-то «потеряли Украину», но мы потеряли не Украину — нет, мы потеряли свое будущее, и со стороны это видно очень хорошо, в частности — с украинской. Именно поэтому у Украины и не было выбора.

К несчастью для населения Украины, у него не было и своего Юпитера, низвергающего громы на жалкую землю, а потому путь Украины в яму был страшен и будет страшен до самого конца. Нам же пока не особенно страшно, но это только потому, что страх наш растворяется в величии национального нашего громовержца… Впрочем, все еще впереди, впоследствии и Юпитер помогать перестанет, а потому будет отброшен и безжалостно втоптан в грязь: языческие боги, не оправдавшие надежд, не имеют права на жизнь,— это плохие боги.

Поразительно, что Путина невольно возвеличивают даже те, кто не видят в деятельности его совсем ничего созидательного,— просто им он представляется не Юпитером, а в лучшем случае Хароном, перевозчиком в Аид, царство мертвых. В остальном же они привычно полагают, что Харон этот удивительно силен и удачлив, способен даже громы послать на головы неверных, что он зомбировал всех нас при помощи своей адской пропаганды… Увы, зомбировали мы себя сами. Нет у нас никакой пропаганды в худшем смысле слова, есть даже некоторая свобода слова, а нет у нас свободы мысли, чем и порождена наша пародия на пропаганду. Ну, а почему же отсутствует у нас свобода мысли, как не от страха? Разве не страшно в нынешнем нашем жалком положении думать о будущем? Не проще ли слагать в СМИ великие гимны нашему громовержцу, усиливая даже шепот его до низвержения громов, и страстно призывать народ надеяться на лучшее под мощной рукою соколика нашего ненаглядного? Уж если он велик, то разве и мы не будем? Да, это самообман, борьба со страхом, но так жить гораздо проще, чем в постоянном страхе за будущее, которого нет.

Самообман наш в отношении Путина, как и всякий без исключения российский самообман, берет свое начало на Западе. Вообще, в России ныне нет и быть не может всеобщей идеи или моды, которая не пришла бы с Запада, и это тоже примета отсутствия у нас и будущего, и свободы мысли, и многого иного. На Западе же отношение к Путину амбивалентное, патологическое (народы тамошние находятся в гораздо более тяжелом психическом состоянии, чем мы грешные и даже украинцы). Путина на Западе одновременно и любят, и ненавидят, причем часто одни и те же люди, но почему-то неизменно полагают великим как в любви своей, так и в ненависти. И если уж на Великом Западе, без которого мы жить просто не способны, Путина считают великим, то у нас не остается выбора. Западная любовь к нему приходится по нраву нашим либералам, а ненависть — любым их противникам. Очень удобно, не правда ли? Для большинства же дело отнюдь не в том, ругают Путина на Западе или хвалят, а в том, что придают ему просто чрезвычайное значение… Впрочем, чрезвычайное значение они придают вовсе не Путину, а России, лишь символом которой является для них Путин, но этого никто не понимает даже у них.

События последнего времени — начиная с «революции» на Украине — и реакции на них солнышка нашего ясного показывают, что герой наш заблудился в действительности уже окончательно и бесповоротно. Возможно, дело идет к перелому психическому, и Юпитер наш скоро обернется кем-то иным… Но не радуйтесь и не огорчайтесь: это может быть просто труп. Собственно, он давно уже труп, просто в Сочи еще заседает да в Кремле. Да, заседание это великое может продлиться еще значительное время, но толку от него уже не будет, да и не было никогда, ибо в сочинском укромном уголке заседает отнюдь не Юпитер и даже не Харон, а всего лишь слепец, потерявшийся в действительности.

Что же остается нам, любить заходящее наше солнце или ненавидеть? Для нас желательно бы было вообще забыть о нем, как забыли мы прочих либералов вроде Гайдара и Ельцина, а главное — вернуть себе свободу мысли. Появится в обществе свобода мысли — появится на горизонте и будущее наше, непременно появится. Если же появится в обществе образ будущего, пусть и далекий, но более или менее ясный, то непременно появятся и достойные люди во власти, соотносимые с данным образом. Разве может быть иначе?

Зову живых