На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Путин

Дм. Добров • 20 июня 2013 г.
Содержание статьи
  1. Злоба дня
  2. Путин
  3. Психология
  4. Политика
Владимир Путин

Политические действия В.В. Путина, направленные на реорганизацию Общероссийского народного фронта (ОНФ), позволяют заключить, что он не только не намерен уходить из политики в ближайшее время, скажем в 2018 году после завершения нынешнего шестилетнего президентского срока, но и далее собирается управлять страной, благо физические силы у него еще есть. И хотя маргинальная часть нашего общества уже некоторое время злорадно высчитывает, сколько осталось Путину пребывать у власти до неминуемой «революции», существующей пока только в вымыслах воображения «революционеров», сегодня уже есть основания утверждать, что Путин нацелен и на следующий президентский срок и что он имеет хорошие шансы выиграть президентские выборы 2018 года. Таким образом, Путин и его либеральная команда берут на себя ответственность за судьбу России. Если в стране или в мире не случится ничего из ряда вон выходящего, то после тридцати с лишним лет господства в стране американского либерализма, с начала девяностых до середины двадцатых, даже мечтать о каких-либо принципиальных изменениях будет глупо. Существующая ныне стабильность, стабильность на краю пропасти, превратится в норму. Да уже и сегодня многие полагают существующее положение нормальным…

Политическая обстановка осложняется тем, что сегодня возникает или уже возник культ личности Путина – идеализация его на высшем уровне сознания народного. Народ воспринимает своего нового кумира иллюзорно – видит в нем только то, что желает видеть. Некоторые, например, вполне искренне полагают, что Путин противостоит американскому либерализму, хотя совершенно невозможно противостоять либерализму, имея в подчинении управляющую экономикой либеральную команду – вплоть до одиозного Чубайса, который руководит ныне одним из крупнейших государственных проектов.

Создание партии унитарного типа

На волне идеализации своего образа Путин в начале лета 2013 г.  сделал знаковый шаг – преобразовал ОНФ в партию фашистского типа, т.е. построенную только на культе личности вождя. Не стоит, впрочем, сравнивать Путина с Гитлером или Муссолини; лучше называть его партию не фашистской, а авторитарной или, еще лучше, унитарной. Это новый европейский фашизм – мягкий, предполагающий не уничтожение противников, а подавление.

Кадры новой партии Путина подбираются отнюдь не по убеждениям, а по простейшему политическому принципу – принципу верности вождю: «Если ты за Путина – значит, ты за Фронт», как пишут фронтовики в наглядной агитации:

Плакат ОНФ

Также стоит отметить, что ОНФ на своем учредительном съезде 11 – 12 июня 2013 г. не только не заявил никакой конкретной программы, которая позволила бы людям вступать в его ряды по убеждениям, но подчеркнуто откровенно провозгласил одной из своих целей служение Путину:

2. ЦЕЛИ ДВИЖЕНИЯ

2.1. Целями Движения являются:

[…]

2.1.3. поддержка и обеспечение прямого и постоянного диалога между гражданами и Президентом страны, общественного мониторинга и гражданского контроля исполнения законов, президентских инициатив и иных приоритетных государственных решений и программ;


Положим, президент Путин просто задыхается от отсутствия «прямого и постоянного диалога» с гражданами, но неужели для обеспечения этой политической цели ему мало двух миллионов членов партии «Единая Россия» (ЕР), которую он сам и создал?

Не ясно также, зачем было создавать вторую партию, замкнутую исключительно на либеральную экономическую идею, как и ЕР. В том же, что ОНФ будет придерживаться традиционной либеральной ориентации в экономических вопросах, нет ни малейших сомнений. В центральный штаб Фронта вошел А.Н. Шохин, бессменный президент «Высшей школы экономики» (ВШЭ), правительственного университета, кующего либеральных «экономистов» для управления нашей экономикой, а также журналист В.А. Фадеев, один из авторов опубликованного в феврале 2013 г. «Манифеста российского политического либерализма». Манифест этот откровенен предельно и столь же авторитарен, например:

По нашему мнению, в политическом поле России нет других партий, кроме «Единой России», способных реализовать либеральные ценности: свободу, частную собственность, справедливость, солидарность, суверенитет.

[…]

Мы за честные выборы. Однако при всем уважении к этому институту и недопустимости искажения результатов голосования мы выступаем за то, чтобы обеспечить конкуренцию партий с содержательными конструктивными программами, а не экстремистских леваков и правых радикалов, победа которых приведет лишь к насилию и беззаконию. Либералы всегда считали, что демократия должна уметь защищаться. Вот почему в современном демократическом мире партии, выступающие за слом политических систем, просто отсекаются от демократических институтов.

Надо заметить очевидное: ни единая из существующих в России партий не выступает за «слом политических систем», поскольку экстремистские партии у нас просто не регистрируются. Да и за соблюдением законов должны следить не публичные политики, а правоохранительные органы: только они на законных основаниях и отнюдь не идеологических, как предлагает Фадеев, имеют право «отсекать от демократических институтов» общественные объединения граждан. Либералы, впрочем,– это те же фашисты, только без эксцессов.  

Из приведенного отрывка Манифеста очевидна цель создания ОНФ, дружественного по отношению к ЕР,– «отсечь от демократических процессов» «экстремистских леваков и правых радикалов». Вероятно, КПРФ и СР сойдут за «экстремистских леваков», а ЛДПР – за «правых радикалов». Таким образом, если ОНФ пойдет на выборы и возьмет большое число голосов, что вполне возможно в силу популярности Путина, то в официальной государственной политике, в Государственной Думе, могут остаться только ЕР и ОНФ – две достойные либеральные партии, как полагает Фадеев (кстати, он вполне приличный человек – не «фашист», как мы их представляем). Впрочем, как же без Михаила Прохорова? На роль пристойного «левака» он не годится совсем, но за умеренного «правого радикала» сойдет. Сошел бы и Навальный, да проворовался, дурак. Кстати, посмотрите на его титаническую борьбу. Кто враг либералу? Да сам он прежде всех. При чем здесь «леваки», «радикалы», «жулики и воры» да прочие негодяи?

Экономика или политика?

Представляется, что созданием ОНФ Путин и его команда преследуют исключительно политическую цель – обеспечение стабильности либеральной власти через вытеснение из политики нелиберальных партий. Однако же есть и другое мнение, надуманное. Так, задачи ОНФ сформулировал публично и другой его руководитель, член центрального штаба, известный публицист М.В. Леонтьев:

Задачи, которые реально стоят перед страной,– те задачи, которые сформулировал Путин в своих предвыборных статьях (даже в такой весьма политкорректной форме),– это, по сути, задачи выживания. В условиях глобального кризиса, когда вся действующая экономическая, политическая, идеологическая система, весь существующий миропорядок неуклонно разваливаются,– нынешняя российская экономика, полностью зависимая от внешней конъюнктуры, жить не будет. С этой экономикой страна не выживет. Другую экономику при нынешнем состоянии государства, элит и общества выстроить не удастся. Нужна мобилизация всего здорового и лояльного собственной стране. Поэтому – Фронт. По сути, это последний шанс запустить развитие без очередной политической катастрофы.


Как и все либералы, Леонтьев верит в смерть нашей экономики и, следовательно, в «политическую катастрофу» – катастрофу либерализма. Если же для выхода из политической катастрофы либералы собираются вытеснить из политики все партии, кроме своих ЕР и ОНФ, то это прямой путь к гражданской войне. Дело в том, что после политической катастрофы либерализма к власти должна будет прийти антилиберальная оппозиция, но ее самым откровенным образом лишают законного пути взятия власти… С учетом же того, что либерализм – это идеология незначительного меньшинства, господствующего класса, может начаться гражданская война против либеральной собаки на сене. Увы, похоже на то, что либералы собираются стоять до конца, поэтому – Фронт. Военное это название наводит на самые печальные размышления…

Надо добавить, что о катастрофе либерализма можно говорить уже уверенно. Например, еще в 2011 году глава Международного валютного фонда Д. Стросс-Кан сделал сенсационное заявление: «Вашингтонский консенсус» с его упрощенными экономическими представлениями и рецептами рухнул во время кризиса мировой экономики и остался позади». Это была речь на заседании МВФ и Всемирного банка с выражением принципиальной позиции. Собственно, Стросс-Кан провозгласил смерть либерализма. Обольщаться, впрочем, не нужно: сенсационное это заявление было сделано в апреле 2011 г., а в мае Стросс-Кан был арестован по обвинению в сексуальных домогательствах к какой-то горничной… Да, возможно, это неприятное совпадение, кто знает?

Вероятно, именно речь Стросс-Кана посеяла панику в рядах наших либералов. Так, осенью того же 2011 года министр финансов Кудрин бежал из правительства, объявив будущего премьера Медведева то ли злостным тоталитарем, то ли оголтелым либералом (высказанные им претензии были противоречивы, либеральная и антилиберальная: рост военных и социальных расходов и зависимость бюджета от цен на нефть; на последнее Кудрин не обращал внимания много лет).

Но вернемся к заявлению Леонтьева. По поводу нежизнеспособной, по мнению Леонтьева, экономики следует заметить, что эту экономику построили сторонники Путина, а сам Путин ничего в ней менять не собирается. Леонтьев это прекрасно знает, но зачем-то лжет. Развитие никто запускать не собирается, о чем подробнее ниже, а в боязнь политической катастрофы поверить нетрудно: либералы паникуют уже давно, по меньшей мере – с 2011 года.

Под «внешней конъюнктурой» Леонтьев имеет в виду экспорт энергоносителей, который в значительной части формирует наш бюджет, но нельзя, конечно, сказать, что наша экономика «полностью зависима от внешней конъюнктуры» – не полностью. Опасность здесь заключается в падении цен на нефть, но в ближайшем будущем оно не ожидается. Чтобы избежать этой угрозы, угрозы банкротства, нужно развивать иные производственные области, тем более что в стране существует спрос, но либералы не занимаются этим принципиально: экономику должна развивать «невидимая рука рынка».

Препятствует развитию нашей экономики, в частности, либеральная финансовая политика, например то обстоятельство, что финансы государства в значительной их части выводятся на Запад – в той части, которая могла бы пойти на развитие. Наша финансовая система искусственным образом была поставлена в жесткую зависимость от «внешней конъюнктуры», либералы устроили дело так, что финансы нашего государства ему вполне не принадлежат даже формально, по закону о Центральном банке:

Статья 2. Уставный капитал и иное имущество Банка России являются федеральной собственностью. В соответствии с целями и в порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом, Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы Банка России. Изъятие и обременение обязательствами указанного имущества без согласия Банка России не допускаются, если иное не предусмотрено федеральным законом.


Федеральный закон от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Стало быть, имущество, включая золотовалютные резервы, является собственностью России, но распоряжаться или пользоваться этим имуществом Россия должна только с согласия Банка России, т.е. Россия не обладает всеми правами собственности на свои золотовалютные резервы (права перечислены в статье: владение, распоряжение, пользование).

Либералы обычно толкуют о независимости ЦБ, и это правильно, но независимость ЦБ и ограничение прав собственности государства на свои золотовалютные резервы – это совершенно разные вещи. Почему в законе о ЦБ прописан запрет правительству России на распоряжение собственностью России? Разве это логично? Ну, какой болван написал этот закон? Понятно, какой болван – американский, тот самый, что пишет прочие наши законы и постановления, например:

К долговым обязательствам иностранных государств, в которые могут размещаться средства Стабилизационного фонда Российской Федерации, относятся долговые обязательства в форме ценных бумаг правительств Австрии, Бельгии, Финляндии, Франции, Германии, Греции, Ирландии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Португалии, Испании, Великобритании и США (далее – долговые обязательства).


Обратите внимание на перечисление государств. Это буквальный перевод английского текста, в котором, в отличие от русского, перечисленные государства расположены строго в алфавитном порядке: Austria, Belgium, Finland, France, Germany, Greece, Ireland, Italy, Luxembourg, Netherlands, Portugal, Spain, United Kingdom, USA. Что же касается «стабилизационного фонда», то этот фонд стабилизирует отнюдь не нашу экономику, а экономики перечисленных стран. Из нашей экономики эти деньги выведены на Запад. Так живут колонии.

Возникает вопрос: если Россия не обладает всеми правами собственности на свои золотовалютные резервы, то кто же ими обладает? Цитированное положение закона о ЦБ имело бы смысл, если бы существовал вышестоящий эмиссионный центр – некий Мировой центральный банк, но такого нет – во всяком случае, формально. Неформально же, как можно предположить, роль такого мирового центра для нас играет эмиссионный центр США или некий международный банк, которому на деле и принадлежит одно из прав собственности на наши золотовалютные резервы. Это подтверждается тем, во-первых, что часть прибыли от нашей внешней торговли с 2004 г. вкладывается в «стабилизационный фонд», в западную экономику, а также тем, что «Банк России» по цитированному закону является вышестоящей организацией по отношению к России:

Статья 7. Банк России по вопросам, отнесенным к его компетенции настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами, издает в форме указаний, положений и инструкций нормативные акты, обязательные для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, всех юридических и физических лиц.

Правила подготовки нормативных актов Банка России устанавливаются Банком России самостоятельно.

Заметьте, правительство России не может указывать Банку России – по Конституции он независим, ч. 2 ст. 75, но Банк России имеет право указывать не только правительству, но и каждой организации в России, и каждому гражданину России. Так кто же главнее, Россия или Банк России? Главнее мировой эмиссионный центр, частью которого, вероятно, и является Банк России.

Независимость ЦБ отнюдь не значит, как полагают либералы, что Россия теряет одно из прав собственности на свои золотовалютные резервы. Но последнее прописано у нас в законе.

Действующий закон о Банке России изменялся с 2002 по 2011 г., при Путине и Медведеве, хотя нездоровая эта обстановка сложилась в девяностых. Именно в девяностых сложился облик нынешних денег, на которых изображен герб не современной России, а другого государства – Российской республики, управляемой в 1917 г. Временным правительством [1]:

Деньги России

Это увеличенный фрагмент купюры достоинством 50 рублей. Вверху расположен герб Российской республики 1917 г., изображенный на современных деньгах, в том числе монетах рублевого номинала, а внизу – вставленный мной для сравнения герб России. Удивительно, но не существует либерального объяснения, почему на деньги России нанесен герб несуществующего государства – словно в насмешку раскоронованный орел, лишенный скипетра и державы.

Утверждать образцы новых денежных знаков должен был совет директоров ЦБ. Правительство же России извещалось об этом «в порядке информирования». Стало быть, совет директоров «Банка России» в 1994 или 1995 г. принял образцы новых купюр, а затем с весны 1995 г. в течение года выпустил в обращение деньги, которые демонстративно не имеют отношения к России и даже носят издевательский характер по отношению к государственной символике России. В 1997 г. эти деньги были деноминированы, а в прочем оставлены без изменений.

Описанную «интеграцию в мировую экономику», о которой наши либералы всегда просто бредили, невозможно было осуществить без согласия Ельцина и без поддержки Путина с Медведевым. Беда в том, что либералы не верят в Россию, почему наши деньги и утекают на Запад. Один из героев романа «Идиот» высказал наблюдение, что либерализм, вообще говоря, есть нападение на существующий порядок вещей, но русский либерал нападает отнюдь не на существующий порядок вещей, а на самую сущность этих вещей, на Россию. Прошло полтора столетия, и многое ли изменилось? Да ничего не изменилось: русский либерал пока еще нерусский либерал, как пояснил помянутый герой Достоевского. Впрочем, может быть, в наше время следует сказать, что русский либерал уже нерусский либерал?

Либералы верят в смерть нашей экономики, ими же разграбленной и распроданной, и очень боятся смерти. Они уже начали публично изворачиваться и лгать, причем впечатление такое, что обмануть они хотят самих себя, например в цитированном выше отрывке либерального Манифеста: «…либеральные ценности: свободу, частную собственность, справедливость, солидарность, суверенитет».– Весьма любопытно, с каких это пор суверенитет – либеральная ценность? Это откровенная ложь, наглая, противоречащая описанной выше «интеграции в мировую экономику» с потерей суверенитета. Да, я понимаю, например, вступившая в партию Путина пылкая шпалоукладчица Зина может и не знать либеральных ценностей, но только не авторы Манифеста Фадеев, Плигин и Зубарев.

Поразительно, что в Уставе ОНФ одной из целей нового движения заявлено тоже достижение Россией суверенитета или его укрепление:

2. ЦЕЛИ ДВИЖЕНИЯ

2.1. Целями Движения являются:

[…]

2.1.2. содействие развитию России как:

• сильного, свободного, суверенного государства, являющегося лидером развития и центром притяжения для многих стран;


Что ж, если президент Путин хочет добиться для России суверенитета и лидерства, то почему он поступает наоборот? Описанная «интеграция в мировую экономику» привела к потере суверенитета и лидерства. Положим, выхода не было, но не пришло ли время поменять порядок вещей? Нет, избавляться от «интеграции» и либералов Путин не спешит.

Все эти разговоры о «либеральных ценностях», в том числе «либеральном патриотизме», стоят не больше, чем знаменитая амфора, извлеченная из глубин морских лично В.В. Путиным. Это просто показуха. Проблема вовсе не в отсутствии у либералов патриотизма, хотя чаще всего он отсутствует, а в несамостоятельности их, неверии в Россию и ее будущее, самовлюбленности, пугливости, высокомерии, жадности, глупости и так далее. Разумеется, все эти качества не принадлежат в совокупности ни одному либералу: объединяет их всех только страх перед будущим, замешанный на неверии в Россию. На сам строй их мыслей просто критическое разрушительное влияние оказывает самая разнообразная «внешняя конъюнктура».

Как уже сказано, в последнее время либералы запаниковали: Кудрин сломя голову бежал из правительства, объявив себя чуть ли не лучшим в мире «оппозиционером», появился Манифест просвещенного либерализма, мол мы не гады, три наших либеральных клоуна на Всемирном экономическом форуме в начале 2013 г. предрекли смерть нашей экономики, что поддержал, в частности, Дж. Сорос, и наконец, Путин приступил к формированию унитарной либеральной партии – «За Россию». Что же случилось? Неужели власть испугалась уличных выступлений своих оголтелых собратьев по несчастью? Что ж, если либералы готовятся насмерть воевать друг с другом, то войны не будет. Дело в том, что «оппозиционная» армия уже деморализована и близка к панике, да и народной поддержки у нее нет, и лидеров настоящих нет, и платформы политической нет, и вообще ничего нет, кроме жажды власти. Это движение не политическое, а патологическое: изменение «внешней конъюнктуры» в течение мирового экономического кризиса вызвало бурные вымыслы о «нечестных выборах» и, соответственно, изменения в поведении. К настоящему времени хомячий бунт себя исчерпал, и ожидать его повторения значит не понимать психики оголтелых либералов: они непредсказуемы, как сама «внешняя конъюнктура».

Едва ли, стало быть, можно предположить, что правящие либералы боятся своих оголтелых товарищей по убеждениям, рассеянных злой судьбой по улицам да подворотням. Другого же протеста пока нет, причем, вопреки оголтелым либералам, Путина поддерживает именно средний класс – жертва финансовой «стабильности», т.е. опоры на доллар. Да, но тогда остается только опасение, высказанное Леонтьевым,– смерть экономики. Если отвлечься от патологических страхов, недействительных, то объективно это значит ожидание падения доллара, международного средства платежа. Придется что-то делать, но либералы, вероятно, даже не представляют себе, что делать… Ну, где ты возьмешь второй доллар? Поэтому они и укрепляются политически – чтобы не смыло волной. Это просто инстинкт.

Существующий мировой порядок, который казался незыблемым, постепенно рушится, и к власти могут прийти даже антилиберальные силы, в том числе в США. Там начинаются брожения народные, которых не было, кажется, за все время существования воинствующего либерализма, с 1971 г. (это год рождения нынешней финансовой системы – не обеспеченных золотом денег), появились даже диссиденты, пошедшие на антиправительственные преступления ради свободы, например Брэдли Мэннинг и Эдвард Сноуден. Кстати, в СССР Хрущев частично отказался от обеспечения денег на десять лет раньше, чем правительство США, в 1961 г., что и стало одной из причин экономического кризиса и развала СССР – неверная финансовая политика (Кудрина-то не было, помилуй бог). В США, конечно, другие проблемы, но общее-то поражение одинаковое – финансы.

В последнее время, при президенте Обаме, после начала мирового кризиса, США не только смягчили свою внешнюю политику, поставили ее в гораздо большую зависимость от международных законов, но и признали критику Путина от 2007 г.: теперь США официально признают т.н. многополярный мир (существует т.н. Стратегия национальной безопасности США, там все сказано). Наверно, проистекает это не столько от убедительности мюнхенской речи Путина, сколько от осознания своей слабости с попыткой найти опору во внешнем мире. Также недавно стало известно о намерении США образовать нечто вроде общего рынка с Европой – так сказать, экономический блок НАТО. Это, конечно, тоже попытка найти опору во внешнем мире.

Убеждения и ценности Путина

Возникает, конечно, глупый вопрос, отделаться от которого невозможно: либерал ли Путин? В ответ можно возразить, что Путин прагматик, а не либерал, но это лишь уход от ответа на принципиальный вопрос, подмена понятий: «Какого цвета эта дверь?»– «Эта дверь бронированная». Так считают те, кто просто не хотят видеть в Путине либерала. Да, Путин воспринимает людей, далеких от экономического либерализма (монетаризма), готов даже работать с ними, например с С.Ю. Глазьевым, но не воспринимают их только оголтелые либералы, либеральные психи. Собственно, либерализм не исчерпывается убеждениями монетаристов, хотя они и неотъемлемая его часть.

Путин, безусловно, разделяет убеждения монетаристов, даже отстаивает их, пытаясь показать их полезность:

Мы не играли в «пустышки». Наша экономическая политика была продуманной и осмотрительной. В докризисный период мы существенно нарастили объем экономики, избавились от долговой зависимости, подняли реальные доходы граждан, создали резервы, которые позволили пройти кризис с минимальными потерями для уровня жизни населения. Более того, в разгар кризиса мы смогли значительно повысить пенсии, другие социальные выплаты. А ведь очень многие, особенно из числа оппозиционеров, подталкивали нас поскорее потратить то, что приносили нефтяные доходы. Что было бы с теми же пенсиями, если бы мы пошли на поводу у популистов?


В. Путин. Россия сосредотачивается – вызовы, на которые мы должны ответить.
Все предвыборные статьи Путина: http://onf.ru/leader/

«Популисты», надо полагать, предлагали не на ветер деньги пустить, а диверсифицировать производство, например наладить замещение импорта собственными товарами, что, безусловно, давало бы прибыль в бюджет, в том числе для выплаты пенсий, и понижало бы риск банкротства государства, который, кстати, очень беспокоит либералов, как показано выше. Если бы с 2004 года, когда был учрежден Стабилизационный фонд, деньги направлялись на развитие производства, то к 2008 году, году начала кризиса, наверняка уже были бы поступления в бюджет. Разумеется, речь не идет об индустриализации за четыре года (наше производство в значительной степени разрушено либералами), но хоть что-то можно было сделать…

Как видим, в споре мировых либералов, монетаристов, и государственников Путин принял сторону монетаристов. Впрочем, чистота монетарной теории Путина не слишком волнует:

Готовы ли мы так сильно рисковать будущим России ради чистоты экономической теории?

Именно приоритетами промышленной политики были продиктованы наши действия по созданию крупных госкорпораций и вертикально интегрированных холдингов – от Ростехнологий и Росатома до ОАК [Объединенная авиастроительная корпорация] и ОСК [Объединенная судостроительная корпорация]. Цель была – остановить развал интеллектуальных отраслей нашей промышленности, сохранить научный и производственный потенциал за счет консолидации ресурсов и централизации управления. Эта цель может считаться достигнутой.


В. Путин. О наших экономических задачах.

Нарушения теории тут нет, так как создание холдингов – это финансовые меры, а не экономические. Это организация отнюдь не производства, а управления им и, главное, его финансами. «Популисты» же толкуют именно о развитии производства, создании нового производства для удовлетворения спроса, а не крупных отраслевых управляющих компаний.

О монетаризме и вообще либерализме можно говорить долго, но никто не посмеет утверждать, даже лучший в мире министр финансов Кудрин, что нам не нужна диверсификация экономики. Путин же это отрицает, осмысленно или нет, являясь противником всестороннего развития нашего государства.

Вообще, из прочтения предвыборных статей Путина может сложиться обманчивое впечатление, что он разбирается во всех обсуждаемых вопросах, но это очевидным образом не так, например:

Но опыт всех предыдущих лет доказывал, что потенциал развития прежней военной структуры, доставшейся нам от СССР, полностью исчерпан. А что, по сути, представляла из себя эта структура? Тысячи баз хранения, арсеналы, склады, многочисленные штабы и «кадрированные» части. Словом, всё то, что было необходимо для развертывания «мобилизационной», многомиллионной армии прошлого века.

[…]

Частей сокращённого состава в нашей Армии больше не осталось. В Сухопутных войсках развернуто более 100 общевойсковых и специальных бригад. Это полноценные боевые соединения, укомплектованные кадрами и техникой. Норматив их подъёма по тревоге – один час. Переброска на потенциальный театр боевых действий – сутки.


В. Путин. Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России

Если в армии нет частей сокращенного состава, кадрированных, как сообщил Путин, то поддержание мобилизационной готовности войск попросту невозможно. Кадрированные части – это мобилизационная база армии. Ну, можно ли этого не знать?

Лишние наших войск мобилизационной базы кардинальным образом подрывает оборону страны. Любопытно, может быть, план военной «реформы» Сердюкова тоже был переведен с английского языка, как цитированное выше Постановление правительства «О порядке управления средствами Стабилизационного фонда Российской Федерации»? Отчего же и нет, если военная «реформа» тоже имеет самое непосредственное отношение к финансам и бюджету?

К сожалению, абсурдные заявления становятся фирменным знаком Путина. Наиболее вопиющим абсурдом стал даже государственный документ, указ президента Путина:

За мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные защитниками города в борьбе за свободу и независимость Отечества, присвоить г. Ржеву почетное звание Российской Федерации «Город воинской славы».

Президент Российской Федерации В. Путин


Положим, можно не знать, что такое мобилизационная готовность или не читать Военную доктрину, но можно ли даже приблизительно не представлять себе, что такое Ржевская битва? Красная армия бесславно оставила Ржев при отступлении в 1941 г., а в 1942 – 1943 гг. с чудовищными усилиями отбила его у «защитников города», нацистов, оборонявших его. Вот выдержка из «Википедии»:

Рже́вская би́тва – боевые действия советских и немецких войск в ходе Великой Отечественной войны, проходившие в районе Ржевского выступа с 8 января 1942 года по 31 марта 1943 года с перерывами от полутора до трёх месяцев. Включают в себя четыре наступательные операции советских войск Западного и Калининского фронтов против немецкой группы армий «Центр», которые имели целью нанести поражение основным силам немецкой группы армий «Центр», освободить города Ржев, Сычёвку, Вязьму и тем самым ликвидировать Ржевский выступ. Завершилась ликвидацией Ржевского выступа.

Черт побери, есть даже очень известное стихотворение Твардовского «Я убит подо Ржевом», из нескольких строк которого все ясно:

Фронт горел, не стихая,

Как на теле рубец.

Я убит и не знаю,

Наш ли Ржев наконец?

Удержались ли наши

Там, на Среднем Дону?..

Этот месяц был страшен,

Было все на кону.

Поразительно, Путин даже приблизительно не знает, что случилось под Ржевом. Хорошо, но зачем тогда был указ, утверждающий героизм нацистов? Добрые люди присоветовали? Увы, мы не знаем, у кого на поводу идет Путин. Ясно, конечно, что у либералов, но все остальное пока покрыто мраком…

Премьер-министр Путин и его непосредственный подчиненный министр обороны Сердюков взялись проводить военную «реформу», но Путин в попытках объяснить смысл «реформы» совсем не понимает, о чем ведет речь, например:

Почему в качестве основной тактической единицы выбрана именно бригада? Прежде всего с учётом нашего собственного опыта Афганской и других кампаний, когда вместо полков и дивизий эффективно показали себя мобильные боевые и штурмовые группы, усиленные авиацией, другими средствами поддержки.


В. Путин. Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России.

В Афганистане не было широкомасштабной войны, т.е. там не было необходимости в ведении боевых действий, например, штурмовой дивизией. Штурмовые группы при необходимости там должны были организовывать на батальонном уровне, т.е. штурмовой группой могла быть рота с иными подразделениями или меньшее по численности подразделение, усиленное или нет. И данные небольшие группы не могли быть организованы «вместо полков и дивизий», это полный абсурд. Штурмовая группа организуется не «вместо», а в рамках плана операции или на постоянной основе, но в рамках существующего подразделения. Вообще, оперативные или тактические группы не имеют прямого отношения к структуре ВС, но создаются на ее основе. Например, в зоне ответственности полка и в связи с его оперативными или тактическими задачами может действовать полковая группа. Ну, и наконец, как можно сравнивать ВС России и оккупационные силы России в крохотном Афганистане? Это тоже полный абсурд, вынос мозга.

Что же касается «основной тактической единицы», то она зависит от характера боя: основой боя может быть и взвод, и рота, и батальон, и любое иное подразделение; к организации управления войсками, структуре ВС, тактика не имеет прямого отношения. Более же или менее значимой для грамотного и опытного офицера, «основной», является тактика звена полк-батальон, что ни к бригаде, ни к дивизии отношения не имеет: батальоны и полки сохраняются и в бригадах, и в дивизиях. Дивизионный же уровень или бригадный – это уже генеральский.

Увы, целью провалившейся военной «реформы» Путина было исключительно сокращение расходов на армию. И в данном случае понятно, кто Путина подучил – Кудрин (сокращение бюджетных расходов – это мания монетаристов, все они ею страдают). В цитированной же статье Путин явил обычную либеральную лживость, т.е. выдумал причину военной «реформы», скрыв ее монетарный смысл. Впрочем, причину могли ему подсказать, поскольку сам он в этих делах совершенно ничего не понимает, но в таком случае подсказали ему столь же невежественные люди.

Потрясает цинизм, с которым Путин описывает «реформу»:

Идет серьёзная реформа военного образования. Формируется 10 крупных научно-учебных центров. Все эти учреждения встроены в жёсткую вертикаль и в зависимости от прохождения службы дают офицерам возможность постоянно повышать свой профессиональный уровень. Здесь мы опираемся как на свои традиции, так и на мировую практику.

«Формируется 10 крупных научно-учебных центров» – это либеральное выражение. Десять центров «формируется» из шестидесяти пяти военных учебных заведений, т.е. расходы на военное образование урезаны были до предела. Разумеется, про «свои традиции» и «мировую практику» – это ложь. Не в наших традициях и не в мировых сокращать расходы на военное образование.

Как видим, Путин в своей политике идет исключительно в либеральном ключе – поддерживает финансовую политику монетаристов и сокращает военные расходы даже ценой потери обороноспособности. Разумеется, при этом он не пойдет на сильное сокращение социальных расходов и тем более на крупную девальвацию рубля – просто потому, что потеряет поддержку народа. Ну, понятно, если «стабильность» вдруг исчезнет, причем это может случиться быстро в силу действий монетаристов, то зачем нужен Путин? Голосовать за Путина в таком случае будут только чиновники, да и то не все. Тут уж не либерализм – самосохранение.

Еще одним либеральным убеждением Путина является поддержка иммиграции, причем благополучие иммигрантов беспокоит его, разумеется, больше, чем нежелание граждан России видеть в своей стране иммигрантов:

Нам важно, чтобы мигранты могли нормально адаптироваться в обществе. Да, собственно, элементарным требованием к людям, желающим жить и работать в России, является их готовность освоить наши культуру и язык.


В. Путин. Россия: национальный вопрос.

В отличие от Путина и либералов, нам, гражданам России, важно, чтобы в стране создавались рабочие места для нас, а не для таджиков, узбеков, китайцев и т.д., которые желают «освоить» русский язык. Рабский труд иммигрантов подрывает экономику, подрывает капитализм, подрывает нормальные этнические процессы, но он выгоден, а значит, либералы его поддерживают.

Впечатление возникает такое, что цитированная статья написана Путиным исключительно с целью поддержать иммиграцию и обосновать ее:

Историческая Россия – не этническое государство и не американский «плавильный котел», где, в общем-то, все так или иначе – мигранты. Россия возникла и веками развивалась как многонациональное государство. Государство, в котором постоянно шел процесс взаимного привыкания, взаимного проникновения, смешивания народов на семейном, на дружеском, на служебном уровне.

[…]

Самоопределение русского народа – это полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром.


Там же.

Если «Россия – не этническое государство», то русского народа не существует как объективной действительности, он просто фикция, вымысел своего воображения. Вообще, «неэтнических» государств не бывает, так как государство – это форма самоорганизации этноса, народа. Государство может представлять собой империю, как историческая Россия, но эта структура не отменяет этноса. Страна может быть наводнена иммигрантами, как США, но в таком случае основополагающий этнос просто гибнет, как это случилось в Римской империи и непременно случится в США.

Как ни странно, Путин, кажется, хочет создать на базе России государство нового типа, уже не национальное:

За «провалом мультикультурного проекта» стоит кризис самой модели «национального государства» – государства, исторически строившегося исключительно на основе этнической идентичности. И это – серьезный вызов, с которым придется столкнуться и Европе, и многим другим регионам мира.


Там же.

Здесь даже терминология американская (идентичность), не говоря уж об образе мыслей: если миллионы иммигрантов подрывают самую основу этноса, то это, конечно, «кризис самой модели национального государства». Так может думать только тот человек, для которого высшая ценность не народ, а иммигранты и глобализация.

Некоторые американские политики волнуются по поводу того, что Путин собирается воссоздать СССР, что у нас кажется вымыслом, но именно в данном ключе Путин и пишет:

Объективные причины массовой миграции, и об этом уже говорилось выше,– колоссальное неравенство в развитии и условиях существования. Понятно, что логичным способом если не ликвидации, то хотя бы минимизации миграционных потоков, было бы сокращение такого неравенства. За это ратует огромное количество разного рода гуманитарных, левых активистов на Западе. Но, к сожалению, в глобальном масштабе эта красивая, этически безукоризненная позиция страдает очевидным утопизмом.

Однако нет никаких объективных препятствий для того, чтобы реализовать эту логику у нас, на нашем историческом пространстве. И одна из важнейших задач евразийской интеграции – создать для народов, миллионов людей на этом пространстве возможность достойно жить и развиваться.


Там же.

Кажется так, что основную свою задачу в национальном вопросе Путин видит в обеспечении нормального положения иммигрантов, а все остальное, даже взгляд на русскую историю, так или иначе подчинено этому.

Мне кажется, убеждения Путина по национальному вопросу глубоко антинациональны и просто пронизаны американским неоконсерватизмом. Вот, например, мнение Строуба Тэлбота, сокурсника Клинтона по Оксфордскому университету, который в конце девяностых, будучи заместителем госсекретаря, занимался проблемами России и стран бывшего СССР (кстати, он владеет русским языком):

Все страны есть не более чем социальная условность... Как бы к ним не относились их граждане, сколь священными они бы ни казались, на деле все они – образования искусственные и временные... В ближайшие сто лет национальная принадлежность станет рудиментом; все нации и все государства признают единый, глобальный авторитет. Фраза, бывшая модной в середине двадцатого века – «гражданин мира»,– обретет к концу двадцать первого столетия свое истинное значение.


Strobe Talbott, “America Abroad; The Birth of the Global Nation”, Time, July 20, 1992, p. 70.
Цит. по: П. Дж. Бьюкенен. Смерть Запада. М.: АСТ, 2003.

Собственно, то же самое пишет Путин: «модель национального государства» претерпела кризис и, вероятно, уже не годится, по его мнению. Правда, Путин не обозначает будущее столь же четко, как его американский единомышленник. Разница между Тэлботом и Путиным состоит, кажется, только в том, что «глобальный авторитет» у каждого свой. Впрочем, Путин признает американский глобальный авторитет, если судить по финансовой его политике, описанной выше. Что же касается «национальной идентичности», то значения она не имеет для обоих. Вспомните, Путин прямо назвал Россию «неэтническим государством». Наверно, Путин мог бы развить и изложить свои убеждения под заголовком Тэлбота, заменив в нем всего одно слово: «Россия повсюду. Рождение глобальной нации».

Если не предположить наличие у Путина своеобразных неоконсервативных убеждений, привитых на нашу почву, то трудно понять его нежную любовь к иммигрантам и желание устроить их в России так хорошо, чтобы им не мешали русские. Русских же при этом следует воспитывать в духе толерантности, так как они не понимают, что Россия – неэтническое государство. Воспитанием Путин и занимается, в частности – в цитированной статье о национальном вопросе.

К сожалению, убеждения Путина по национальному вопросу гораздо опаснее для нашего народа, чем его монетарные убеждения. У нас и без Путина идет этнический распад: индивидуализм развит просто чудовищно, многие граждане не чувствуют связи со своей страной и культурой… Увы, Путин этого не видит (он считает, что у нас развит коллективизм) и не понимает, что либерализм в данных условиях хуже любой отравы.

Подводя итог, нужно заметить, что человек, обладающий исключительно интернациональными убеждениями, замешанными на американской идеологии, должен работать на укрепление ценностей, так или иначе отраженных в его мировоззрении. К сожалению, в систему ценностей Путина очевидным образом не попадает национальное русское государство, историческая Россия. Таким образом, если наши либералы останутся у власти, а хоронить их нет пока оснований, то нас ждет продолжение затянувшихся «реформ» – на сей раз перестройка национального сознания, или «национальной идентичности» на американизированном языке Путина. Она уже началась – в школьном историческом образовании.

Промышленность нашу либералы уже погубили – теперь нам нужна индустриализация, как при Сталине, и остался им последний шаг – разрушение этнического самосознания для воплощения глобализации. Если и это получится, то конец исторической России неизбежен, русского народа. Россия и русские превратятся в «социальную условность».

Путин – представитель народа
или чиновников?

Многие думают, что Путин на своем посту представляет не чиновников, а народ, причем и сам он выступает в данном духе – например, учреждением ОНФ, якобы глубоко народного движения. Так ли это?

В свете заданного вопроса любопытно будет рассмотреть отличное отношение Путина к Сердюкову, который руководил преступным сообществом, разграбившим нашу армию, но в преступлениях, разумеется, не виновен. Сравним мнения Путина о Сердюкове и Навальном, высказанные на одной и той же встрече с гражданами:

В. БАРАНЕЦ: Доверенное лицо Президента России.

Владимир Владимирович, я знаю, что Вы иногда прислушиваетесь и к моему мнению, потому я буду говорить ровно столько, сколько говорил Кудрин.

Владимир Владимирович, уже на протяжении полугода Россия и её армия с разинутым ртом наблюдают за тем, как разворачивается расследование той кучи уголовных дел, которое постигло «Оборонсервис» и маячившую над ним фигуру бывшего Министра обороны Сердюкова. Занимаясь расследованием этого дела, Владимир Владимирович, я столкнулся с парадоксальной проблемой: с одной стороны, десятки и сотни высочайших профессионалов добыли факты, доказательства, свидетельства, документы, которые неопровержимо доказывают вину этих мошенников, пригревшихся в структурах Министерства обороны. С другой стороны, мы слышим, что никакой фактологической базы, для того чтобы привлечь их к ответственности, нет, а некоторые фигуранты до сих пор ходят в статусе свидетеля. Это одна сторона вопроса.

[…]

В. ПУТИН: Виктор Николаевич, я очень дорожу Вашей поддержкой в качестве моего доверенного лица, знаю, что Вы человек, который болеет за страну, за армию.

Вы сказали по поводу того, что факты доказывают вину всех Вами перечисленных лиц. Доказывают эти факты вину кого бы то ни было или не доказывают, может определить только суд. При всём моём к Вам уважении, ни газета, ни отдельные представители средств массовой информации, ни отдельные наши граждане – никто не может человека заранее объявить виновным. Это может сделать в соответствии с Конституцией, о которой Вы сейчас вспомнили, только суд.

[…]

К. КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, очень короткий вопрос. Алексей Венедиктов упомянул процесс над Алексеем Навальным. Я нашел вопрос в интернете: «Алексея Навального затаскали по судам. Это означает, что власть его боится?»

В. ПУТИН: Вы знаете что? Люди, которые борются с коррупцией, а нужно всем бороться с коррупцией… Здесь женщина, участница нашей сегодняшней дискуссии, из Омска, она борется по-своему, кто-то по-своему. Но люди, которые борются с коррупцией, сами должны быть кристально чистыми, иначе это всё приобретает форму самопиара и политической рекламы. А перед законом должны быть все равны, вот это хочу подчеркнуть. И ни у кого не должно быть иллюзии, что если кто-то громко кричит «держи вора!», то это не значит, что ему самому позволено воровать. Но это в то же время не означает, что, если человек имеет какие-то взгляды, отличные от действующих властей, не значит, что нужно искать любой повод для того, чтобы тащить его в суд или потом в тюрьму.


Суд на момент приведенных высказываний не дал оценки ни действиям Сердюкова, ни действиям Навального, однако отношение к ним у Путина было совершенно разное. Подчеркиваю, про Сердюкова Путин заявил: вину может определить только суд, никто не может заранее объявить человека виновным, а про Навального – ему не позволено воровать. Да, «перед законом должны быть все равны».

Как видим, Путина несравненно больше возмущает Навальный, хотя несравненно больший ущерб нашему народу нанес Сердюков с его подчиненными, причем Сердюков – чиновник, а Навальный – нет. Да, повторю, действия Сердюкова на момент высказывания не были доказаны в суде, но ведь и действия Навального тоже не были доказаны. Так чью же точку зрения отстаивает и защищает Путин, народа или чиновников? Почему он подчеркнуто корректен только по отношению к Сердюкову?

Возникает вопрос, является ли для президента Путина закон высшей ценностью в деле, более значимой, чем личные пристрастия? Нет, не является, в чем нетрудно убедиться на примере подчеркнуто незаконного присвоения гражданства России Жерару Депардье. Последний был принят в гражданство России согласно следующему указу президента Путина:

В соответствии с пунктом «а» статьи 89 Конституции Российской Федерации удовлетворить заявление о приёме в гражданство Российской Федерации Депардье Жерара Ксавие, родившегося в 1948 году во Франции.

Президент Российской Федерации В. Путин

Москва, Кремль
1 января 2013 г.
№ 1

В помянутом месте Конституции сказано, что президент «решает вопросы гражданства Российской Федерации и предоставления политического убежища», но ведь президент обязан согласовывать свои действия с существующим законом, в частности с Федеральным законом «О гражданстве РФ» от 31.05.2002 № 62-ФЗ, где и прописана роль президента:

Статья 29. Полномочия Президента Российской Федерации

1. Президент Российской Федерации решает вопросы:

а) приема в гражданство Российской Федерации в общем порядке в соответствии со статьей 13 настоящего Федерального закона;


В статье 13 названного закона отнюдь не сказано, что президент имеет право предоставлять гражданство России любому лицу, заявившему о желании его принять,— требуется причина, указанная в законе. Так, для получения гражданства России иностранный гражданин должен проживать в Росси не менее пяти лет непрерывно со дня получения вида на жительство и до обращения с заявлением о приеме в гражданство России. Этот срок может быть сокращен только в законном порядке, предусмотренном частью 2 той же статьи 13:

Статья 13. Прием в гражданство Российской Федерации в общем порядке

[…]

2. Срок проживания на территории Российской Федерации, установленный пунктом «а» части первой настоящей статьи, сокращается до одного года при наличии хотя бы одного из следующих оснований:

а) наличие у лица высоких достижений в области науки, техники и культуры; обладание лицом профессией либо квалификацией, представляющими интерес для Российской Федерации;

б) предоставление лицу политического убежища на территории Российской Федерации;

в) признание лица беженцем в порядке, установленном федеральным законом.


Безусловно, Депардье попадает под п. «а» ч. 2 ст. 13 федерального закона «О гражданстве РФ», но для этого он должен был прожить в России не менее одного года, а уж потом и обратиться с заявлением о приеме в российское подданство.

Прописан в той же статье 13 и еще один способ избегнуть общего порядка приобретения российского гражданства лицам вроде Жерара Депардье:

3. Лицо, имеющее особые заслуги перед Российской Федерацией, может быть принято в гражданство Российской Федерации без соблюдения условий, предусмотренных частью первой настоящей статьи.

Увы, Депардье не имеет «особых заслуг» перед Россией – например, государственных наград России. Стоит также отметить, что в приведенном указе президента никакие заслуги Депардье перед Россией не помянуты – ни особые, ни даже малые.

Стоит еще добавить, п. «д» ч. 1 статьи 13 указанного закона предполагает, что соискатель российского гражданства должен в необходимом объеме владеть русским языком и это должно быть подтверждено документально:

1. Иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие возраста восемнадцати лет и обладающие дееспособностью, вправе обратиться с заявлениями о приеме в гражданство Российской Федерации в общем порядке при условии, если указанные граждане и лица:

[…]

д) владеют русским языком; порядок определения уровня знаний русского языка устанавливается положением о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации.

Вполне возможно, что в небольшом объеме Жерар Депардье владеет русским языком, но он ведь наверняка не подтвердил своих знаний в установленном законом порядке. Предоставил ли он сертификат о прохождении государственного тестирования по русскому языку, если заявил журналистам, что только собирается изучить русский язык?

Кроме приема в гражданство России в общем порядке, существует прием в упрощенном порядке, но он касается бывших граждан СССР, да и президент, как сказано в цитированной ст. 29, уполномочен решать вопрос о приеме в гражданство только в общем порядке.

Как видим, Путин подчеркнуто нарушил закон, чтобы выдать российский паспорт Жерару Депардье. Но неужели никто, ни единый чиновник паспортного стола, не решился возразить Путину, отказаться нарушать закон? Много ли после этого стоят заявления Путина о необходимости борьбы с коррупцией?

Если судить по поведению Путина, являющегося для чиновников образцом – портреты его висят чуть ли не у каждого в кабинете, то чиновники наши сегодня полагают, что имеют полное право нарушать закон, если это кажется им целесообразным или просто хочется. В чем же тогда предполагаемая вина Сердюкова с точки зрения чиновника? В том, что он хотел стать богатым? Но это не вина, а достоинство. Что ж, возможно, именно по данной причине Путин был подчеркнуто корректен по отношению к Сердюкову, виноват который, с точки зрения чиновника, только в том, что его схватили за руку. Любопытно, что скажет Путин, если Сердюкова каким-нибудь чудом осудят? Ничего?

Защищал Путин чиновников и в том случае, когда общественное обвинение было предъявлено ему самому. Вот как он объяснил выдвинутые ему лично обвинения в книге «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным»:

– В питерской прессе много говорили и писали о скандале, связанном с поставками продовольствия. В чем там было дело?

– Действительно, в 1992 году, когда в стране был фактически продовольственный кризис, Ленинград испытывал большие проблемы. И тогда наши бизнесмены предложили следующую схему: им разрешают продать за границу товары, главным образом сырьевой группы, а они под это обязуются поставить продукты питания. Других вариантов у нас не было. Поэтому Комитет по внешним связям, который я возглавлял, согласился с этим предложением.

Получили разрешение председателя правительства, оформили соответствующее поручение. Схема начала работать. Фирмы вывозили сырье. Разумеется, они оформляли все необходимые разрешения, лицензии на вывоз. То есть таможня не выпустила ничего без соответствующих сопроводительных документов, которые обычно для этого требуются.

Тогда много говорили, что якобы какие-то редкоземельные металлы вывезли. Ни одного грамма никакого металла вывезено не было. То, что нуждалось в специальном разрешении, таможня не пропустила.

К сожалению, некоторые фирмы не выполнили главного условия договора – не завезли из-за границы продукты или завезли не в полном объеме. Они нарушили обязательства перед городом.

– Была создана депутатская комиссия, возглавляемая Мариной Салье, которая провела специальное расследование?

– Да там фактически расследования никакого не было. Да и быть не могло. В уголовном порядке преследовать было не за что и некого.

– Тогда откуда взялась вся эта история о коррупции?

– Я думаю, что этот скандал часть депутатов пыталась использовать для воздействия на Собчака, чтобы он меня уволил.

– За что?

– За то, что я – бывший кэгэбэшник. Хотя, я думаю, за этим стояли и другие мотивы. Некоторые депутаты напрямую работали с теми фирмами, которые хотели на этих сделках заработать, а им ничего не досталось, вот они и нашли злого кэгэбэшника, который мешал, и его надо было изгнать. А на это место хотели поставить своего человека.

Я считаю, что город, конечно, не сделал всего, что мог. Нужно было теснее работать с правоохранительными органами и палкой выбивать из этих фирм обещанное. Но подавать на них в суд было бессмысленно – они растворялись немедленно: прекращали свою деятельность, вывозили товар. По существу, предъявить-то им было нечего. Вспомните то время – тогда сплошь и рядом возникали какие-то конторы, финансовые пирамиды, МММ... Мы просто этого не ожидали.

Как видим, Путин заявил, что редкоземельные металлы не вывозились, но до нашего времени дошел документ, Решение Санкт-Петербуржского городского Совета народных депутатов, из которого следует обратное. В этом документе записано, в частности, решение Совета передать материалы по делу в прокуратуру, т.е. депутаты считали вопреки Путину, что повод для преследования в уголовном порядке был.

Едва ли разумно подозревать Путина в получении прибыли от хищений: кто он был такой, чтобы с ним делились? С мэром Санкт-Петербурга Собчаком могли поделиться, а то и повыше с кем, но только не с подчиненными Собчака. Тот факт, что на невыполненных договорах стояли, в частности, подписи Путина, характеризует его хорошо: ни один жулик в здоровом уме никогда не поставит свою подпись на документе, имеющем прямое отношение к хищениям,– для этого есть иные люди, подчиненные или подставные лица, которым можно приказывать. Вместе с тем любопытно, что потерю гордом Санкт-Петербургом десятков или сотен миллионов долларов во времена, когда продовольствие в городе выдавали по карточкам, Путин счел незначительным происшествием, недоработкой мэрии, на что способен только чиновник до мозга костей, который действительно не видит в случившемся ничего особенного. Это очень показательно.

Любопытна не только реакция Путина, возможно искренняя: никто не виноват, ничего преступного не было, но и мнение его, что «нужно было палкой выбивать из этих фирм обещанное», хотя «они растворялись немедленно». Из кого же выбивать нужно было, если они немедленно исчезали? Видимо, Владимир Владимирович не вполне представляет себе, что там случилось. И кстати, исчезновение после невыполнения обязательств – повод для уголовного преследования. Неужели Путин, получивший юридическое образование, не понимает столь простых вещей? Конечно, понимает. Если бы, например, после невыполнения обязательств исчезла фирма Навального, то оценка была бы ожидаемой: никому не позволено воровать.

Рассмотренные примеры показывают, что Путин ведет себя, как типичный чиновник, т.е. и представляет он именно чиновников, а не народ. Если бы, положим, он ночей не спал в думах о благе народном, то образ его поведения непременно бы изменился – иначе быть не может. Да и странно бы было числить выразителем воли народа человека, который видит Россию «неэтническим государством».

Итоги

Президент Путин выступает как последовательный либерал на всех направлениях работы, в том числе на финансовом, монетарном, кроме, пожалуй, национального, в котором у него наблюдается более агрессивный уклон, чем у либералов,– неоконсервативный. Так, он не просто хочет залучать в Россию иммигрантов, но еще и подводит под это теоретическую базу, чем обычные американские либералы, кажется, не грешат. Все политические убеждения Путина и даже отчасти терминология имеют исток американский. Поскольку же все без исключения политики, сложившиеся под давлением американской идеологии, являются искренними сторонниками демократии, таковым следует считать и Путина. Вероятно, он искренне полагает, что американские идеологические ценности – это залог счастливого будущего России.

Убеждения Путина идеалистичны. Только идеалист или очень легкомысленный человек верит в то, например, что американский центральный банк каждый год не осуществляет мегатонной эмиссии долларов или что в США нет и быть не может цензуры. Иначе говоря, американская идеология несколько отличается от действительности, но идеалисты в это почему-то не верят.

Вполне возможно, что Путин тоже не вполне искренен в своих американских по истоку убеждениях, но все-таки он следует некоторым правилам игры: едва ли можно назвать его непредсказуемым политиком. Одно из очевидных этих правил – публичность, в которой он превосходит, вероятно, всех американских политиков. Кажется, публичные выступления и выходы, особенно на благодарную публику, доставляют ему удовольствие. Любовь к публичности, кстати,– это заявленная причина недавнего его развода с женой. Наверно, причина эта соответствует действительности, коли уж он собрался вести публичный образ жизни по меньшей мере до 2024 года.

Начатая президентом Путиным в июне 2013 г. политическая борьба, по всей вероятности, будет борьбой за искренние его убеждения – либеральные, что рано или поздно придет в противоречие даже с мировоззрением элиты, особенно в экономической части. Например, если финансовая обстановка будет ухудшаться, то найдутся в его окружении люди, которые станут подталкивать его к диктатуре. На это он не пойдет в силу своих убеждений. Другая часть элиты в любом случае начнет подталкивать его, наоборот, к отказу от монетарной диктатуры в финансах… Пойдет ли он на это? Да, пожалуй, если увидит, что за отказом от либерализма стоит большинство населения и, главное, что монетарная диктатура грозит уже не только чудовищными убытками, но и потрясениями.

Ропот среди элиты уже поднимается, причем выступают против не только давние противники либерализма, но и свои, верные. Вот, например, отрывок из антилиберальной статьи первого заместителя руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной Думе М.Л. Шаккума:

Таким образом, те альтернативы правительственному курсу, которые сегодня шумно анонсируются, остаются в рамках все той же прозападной либеральной парадигмы. Когда, например, Алексей Кудрин обвиняет «Единую Россию» в экономическом застое, уместно вспомнить, что именно его деятельность на посту главы Минфина в максимальной степени способствовала этому застою. Именно по настоянию Минфина были упразднены дорожные фонды, а само финансирование отрасли было оторвано от логики строительных работ и «привязано» к логике бюджетного процесса. Это привело к резкому снижению объемов дорожного строительства, ухудшению его качества и деградации строительных организаций. По настоянию Кудрина сокращались бюджетные ассигнования на инфраструктурные проекты, проводилась политика «стерилизации» нефтяных доходов, иными словами, последовательно подрывались и ограничивались важнейшие предпосылки экономического роста. А теперь вдруг выясняется, что он – горячий сторонник развития инфраструктуры и реального сектора!

Вот почему настало время всерьез задуматься о разработке реалистичной альтернативы идеологии прозападного либерализма и – на ее основе – долгосрочной экономической стратегии, направленной не столько на достижение неких виртуальных показателей, сколько на обустройство реальной страны – России. Это сложная и нетривиальная задача, но именно на ее решение должны быть направлены усилия экспертов и политиков, заинтересованных в том, чтобы наша страна вышла на путь устойчивого экономического и социального развития, а не погрузилась в болото перманентного кризиса.


Если вы еще не забыли, с точки зрения президента Путина альтернатива либерализму – это жуткий «популизм», а Кудрин, кстати,– лучший в мире министр финансов, как полагает Путин, см. цитированную выше стенограмму встречи его с гражданами. Потрясающе, какие похвалы идут Кудрину от Путина. Для сравнения см. статью С.Ю. Глазьева о финансовой политике Кудрина.

У одних, как видим, исчезает иллюзия либерализма, а у других – иллюзия Путина: иначе бы Путин не стал учреждать партию, верную ему лично. Конечно, пока он может вполне рассчитывать на «Единую Россию», и вероятно, это положение сохранится: партия в целом останется верной ему, так как она была построена исключительно на его авторитете.

Вместе с тем обострение политической борьбы, возможно, грядет, и для Путина, как он, вероятно, догадывается, это обострение будет значительно более неприятным, чем бессмысленный хомячий бунт, только повеселивший его. Дело в том, что вместе с финансами рушатся иллюзии, радужные представления о Путине, а с неизменным господством в правительстве либералов рушатся и мечты о том, что Путин хоть когда-нибудь возьмется за ум.

Тоже интересно:

  1. Путин и Брежнев
  2. Путин и Сталин
  3. Слепой поводырь

Зову живых