На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Протоколы сионских мудрецов

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.
звезда Давида

Воспринять «Протоколы сионских мудрецов» как произведение документальное, подлинные протокольные записи собраний демонов, знакомому с патологической психологией человеку очень трудно в силу того простого обстоятельства, что это типичная демонология человека, погруженного в бред: мир находится в руках демонов, они всемогущи, гениальны, изворотливы и коварны, они везде и всюду, в их руках сосредоточены все деньги и все средства политической борьбы, на них работают миллионы вольных или невольных агентов… Вообще, любая подмена действительности вымыслами, причем вымыслами характерными, поддающимися классификации, должна рассматриваться как патология. Демонизация же мира — это весьма характерный вымысел. Специализируются на вскрытии глобальных демонических засад обычно параноики (Гитлер) и параноидные шизофреники (В. Суворов), хотя возможны варианты: индуцировать бредовой идеей очень легко можно очень многих, в том числе более или менее здоровых людей (не подающих признаков того или иного психоза), как это сделал тот же Гитлер.

«Протоколы сионских мудрецов» следует считать, конечно, художественным произведением и публицистическим; приданная же им документальная форма, возможно, является следствием недоразумения. Дело в том, что документальность данного сочинения следует только из названия его, но название-то у него очень странное. Не говоря уж об ошибке, нелогично упущенном из названия слове собраний, вылетевшем уже в последующих публикациях, можно отметить еще одну странность: говорит в «протоколах мудрецов» всего лишь один «мудрец», лектор, а значит, название сочинения к содержанию его не относится. Безусловно, может возникнуть впечатление, что речи лектора есть часть чего-то большего, но в сочинении-то большего нет… Странно выглядит также сочетание в названии поэтики и казенщины: «сионские мудрецы» и «протоколы», каковые слова друг со другом очень плохо вяжутся. Нормально бы выглядело название, например, «Думы сионских мудрецов» или даже «масонских». В названии весьма вероятен домысел, вымышленная действительность, бредовая: монолог представлен чуть ли не как заседание парламента под протокол. Причина, вероятно, в том, что изложение мыслей в монологе — это литературная форма, художественная, а протокол — это уже строгая фиксация действительности. Протокол же речи одного человека представляется в патологическом состоянии неверным, так как демонов мало не бывает.

Если бы «Протоколы сионских мудрецов» были опубликованы под названием, например, «Думы сионских мудрецов» и без бдительных указаний на документальность, то никому бы, разумеется, и в голову не пришло считать сочинение документальным.

«Протоколы сионских мудрецов» — это художественно украшенная публицистика, а точнее — то ли гроб повапленный для евреев, то ли реклама грядущего мира. Впрочем, написал «Протоколы» отнюдь не «антисемит». В то время «антисемиты» знали о евреях гораздо больше, чем, например, нынешний ассимилированный еврей, а главное — они пытались вывести омерзительную сущность еврея из священных его книг. Подобный подход разумен лишь до некоторого предела: доминирующие идеи, безусловно, есть в любом обществе, например у американцев «демократия» и желание, как мило выражались большевики, «загнать человечество к счастью железной рукой», но вывести психологию американца, например, из Декларации независимости США едва ли удастся. Если бы «Протоколы» написал «антисемит» с целью выставить евреев в неприглядном свете, то сочинение пестрило бы выдержками из Талмуда и ссылками на действительные еврейские авторитеты, были бы и документальные шокирующие ругательства по поводу христианских святынь, «антисемитам» известные несравнимо лучше, чем нынешним евреям, но ничего подобного в «Протоколах» нет, даже намеков нет или скрытых цитат из еврейских религиозных источников.

Не мог написать «Протоколы» не только «антисемит», но и «семит». Одна из доминирующих еврейских идей — о господстве над миром после прихода мессии, князя мира сего, антихриста по апостольскому учению,— подана в сочинении как заговор, но в еврейском сознании данная идея была отнюдь не заговором, а плановым и совершенно нормальным завершением мировой истории, венцом творения, божественной милостью «избранному» народу. Например, «идеалы марксизма-ленинизма» — это дегенеративное представление еврейских ценностей, тоже венец творения в глазах марксистов. Отличие же «идеалов» от еврейских чаяний только в том, что мессией был назначен «пролетариат».

Можно также добавить по поводу доминирующей еврейской идеи, что евреи не были агрессивны в этом отношении. Самое их историческое имя на тюркском языке, жиды, подробную этимологию см. в ст. «Древняя Русь и славяне», свидетельствует об отсутствии агрессивных начал: имя их согласно с русским словом ждать, корень которого тоже был заимствован из тюркского языка, независимо от жидов и их истории (у нас много парных слов такого рода: рыть — копать, кидать — бросать, кричать — орать, чаять — ждать и т.п.). Германский язык жидов назывался по имени их нации, только почему-то в ином тюркском или германском произношении звука дж йидиш (идиш по-русски) вместо ожидаемого джидиш, жидиш. Как это ни поразительно, жиды тысячу лет на чемоданах просидели, ожидали мессию своего вплоть до девятнадцатого века,— и без малейшей агрессивности на уровне этноса, хотя к окружающим относились весьма нетерпимо. Кажется, жиды ни разу ни на кого не напали, исключая лишь хазарское время, см. указ. ст., да и вели себя гораздо спокойнее, чем прочие европейцы, особенно французские католики, кровавый кошмар учинявшие неоднократно. Агрессивность же появилась у жидов как раз тогда, когда ждать они перестали и в «пролетариат» поверили. В начале двадцатого века ожидания мессии уже не было, но в успех заговора евреи бы, я думаю, не поверили, если бы исход заговора не был «исторически предрешен», как в «идеалах марксизма-ленинизма», согласных с теорией мессии. «Антисемиты», как мне кажется, правы: марксистская революционность евреев вытекала из их мессианского мировоззрения.

Представление о мире как своей вотчине свойственно было в начале двадцатого века, когда появились «Протоколы», не столько евреям, сколько марксистам ленинской партии. Да, возможно, «рабочая партия», в которую словно в насмешку над ее названием вошла целая туча тунеядцев и паразитов (многие ее члены нигде не работали, некоторые и вообще в жизни не работали), зародилась под сильным влиянием евреев и существовала на еврейские деньги, но все же марксистов и евреев отождествить невозможно. Логично бы было ожидать в начале двадцатого века художественного разноса «призраков коммунизма», а не евреев. Действительную-то угрозу миру представляли коммунисты, а не евреи, сыгравшие в революции роль, как это называлось у большевиков, «попутчиков»: не нужны стали — превратились в «безродных космополитов», а в дни нужды объявлены были публично чуть ли не самым гениальным народом всех времен и уж, разумеется, самым угнетенным.

Еще одна доминирующая идея евреев — о великих своих мучительных страданиях — уже совсем никакого отражения в «Протоколах» не нашла, и по одной этой причине можно смело утверждать, что «Протоколы» написал не еврей. Ну, не мог еврей ни словом не помянуть о мучительных страданиях:

Положим, очень трудно узнать сорокавековую историю такого народа, как евреи; но на первый случай я уже то одно знаю, что наверно нет в целом мире другого народа, который бы столько жаловался на судьбу свою, поминутно, за каждым шагом и словом своим, на свое принижение, на свое страдание, на свое мученичество.


Дневник писателя за 1877 г. // Ф.М. Достоевский. Полное собрание сочинений. Л.: Наука, 1983. Т. 25, стр. 77.

«Сорокавековая история» — это бредовый вымысел, которым были индуцированы все: даже в принципе не может такого быть. Хазарские жиды родились в Хазарии в девятом веке по РХ на основе германцев и тюрок; никакого этнического отношения к «семитам» и Палестине они не имели — только по принятой ими древней языческой религии, которая, впрочем, тоже едва ли насчитывает сорок веков истории. Прожили жиды до распада и ассимиляции приблизительно 1200 лет. Ассимилированные евреи ныне остаются фантомной болью жидов, которая, вероятно, скоро пройдет, а израильские иудеи, как они себя называют,— это уже новый народ, возникший буквально на наших глазах (язык у них уже не жидовский, быт тоже иной, географическая среда жизни тоже иная, только религия сохранилась).

«Сорокавековая история» — еще одна доминирующая идея жидов: как мыслилось им, они принадлежали к божественному «избранному» народу, надо полагать — вечному, как известный вечный жид, о чем в «Протоколах» тоже не помянуто: названы лишь «двадцать веков», время христианское, хотя веков этих должно быть около сорока. Жиды понимали «избранность» свою, возможно, не буквально как рождение в Палестине много веков назад (я лишь допускаю это, предполагая, что проникновение в наши богослужебные евангельские тексты этнического имени жид целиком на совести наших изыскателей красных словечек; в греческих текстах во всяком случае нет никаких жидов — только иудеи, как и положено), а лишь как сопричастность духовную вечности, но евреи (ассимилированные жиды) и особенно израильские иудеи восприняли идею «избранности» уже буквально, даже с истерическим надрывом: в Израиле Библию изучают в школе, как у нас свою историю (от жидов, впрочем, не осталось никакой истории).

Конечно, «Протоколы» написал не еврей (я напомню, «Протоколы» — это явное художественное произведение): немыслимо даже вообразить, что еврей бы обошел доминирующие в его сознании идеи. Равным образом параноик просто в принципе не мог написать вместо книги «Моя борьба» задушевный трактат «Цветочки». Доминирующие идеи — это страшная сила, избавиться от них столь же сложно, как обличить последнего «антисемита» [1].

Если отвлечься от бредовых заклинаний «Протоколов», то доминирующей их идеей является отрицание либерализма и признание прогресса ложной идеей (наряду с амбивалентным признанием его). Есть даже весьма любопытные мысли:

При таких мерах орудие мысли станет воспитательным средством в руках нашего правительства, которое уже не допустит народную массу заблуждаться в дебрях и мечтах о благодеяниях прогресса. Кто из нас не знает, что эти призрачные благодеяния – прямые дороги к нелепым мечтаниям, от которых родились анархические отношения людей между собою, и к власти, потому что прогресс, или лучше сказать, идея прогресса навела на мысль о всякого рода эмансипации, не установив ее границы… Все так называемые либералы суть анархисты, если не дела, то мысли. Каждый из них гоняется за призраками свободы, впадая исключительно в своеволие, то есть в анархию протеста ради протеста…


Протокол 12.

Мы выясним при этом, что свобода не состоит в распущенности и в праве на разнузданность, как равно достоинство и сила человека не состоят в праве каждому провозглашать разрушительные принципы вроде свободы совести, равенства и им подобным [подобные], что свобода личности отнюдь не состоит в праве волновать себя или других, безобразничая ораторством в беспорядочных скопищах, а что истинная свобода состоит в неприкосновенности личности, честно и точно соблюдающей все законы общежития, что человеческое достоинство заключено в сознании своих прав и вместе бесправия [обязанностей], а не в одном только фантазировании на тему своего «я».


Протокол 22.

Эти отрывки совсем не вяжутся с бредовыми заклинаниями о миллионах тайных агентов и захвате власти над миром.

Отрицание либерализма в начале двадцатого века — это самая здоровая идеология, разделяли которую умные и, главное, ответственные политики (среди либералов почему-то всегда было крайне много ослов, не способных не только отвечать за свои поступки, но даже осознать их). И правота их подтвердилась весьма скоро — немедленно после захвата власти либералами, разорившими страну и погубившими очень много людей. После революции никто не получил ни счастья, ни тем более свободы, даже «освобожденные» революцией жиды, которым разрешили наконец стать русскими (это случилось бы и без революции, как в прочих странах).

Очень тонко, мне кажется, подмечено, что самая идея прогресса заставляет несчастных дегенератов искать власти, но принести с собой анархисты способны только разрушение и смерть, причем исключительно ради протеста своего. Разве же было не так? После революции для людей не изменилось ровным счетом ничего — только упал уровень жизни, в чем и заключалась единственная заслуга новой власти. Лишь лет через десять, во второй половине двадцатых годов, мировые бунтари вяло зашевелились, и то явно под влиянием усилившегося в Германии Гитлера, провозгласившего их извергами рода человеческого: «Самым страшным примером в этом отношении является Россия, где евреи в своей фанатической дикости погубили 30 миллионов человек, безжалостно перерезав одних и подвергнув бесчеловечным мукам голода других,— и все это только для того, чтобы обеспечить диктатуру над великим народом за небольшой кучкой еврейских литераторов и биржевых бандитов. Однако конец свободе порабощенных евреями народов становится вместе с тем концом и для самих этих паразитов. После смерти жертвы раньше или позже издыхает и сам вампир», А. Гитлер. Моя борьба. Ч. 1. Гл. 11. Народ и раса.— В этой же книге Гитлер провозгласил Россию извечным врагом Германии. До преступлений Гитлера на фашизм возлагали огромные надежды — в противовес мировым бунтарям с Дерибасовской и вообще дегенеративному разложению. Так что в конце двадцатых годов даже либеральному ослу, наверно, было понятно: Гитлер в конце концов придет к власти. Следовало бы мировым бунтарям что-то предпринять, но что же делать было, если их «мировая революция» позорно провалилась? «Самораспуститься»? Сталинский «социализм в отдельно взятой стране» стал выходом из «мирового» тупика, а недовольных из бунтарей просто расстреляли. Сложилось новое дело, конечно, не сразу и вовсе не гладко, но все-таки сложилось…

Бредовые либеральные вымыслы вроде «свобода, равенство, братство» и правда разрушительны, так как понимаются всегда самым неестественным образом, извращенным. «На баррикадах революции» приведенное утверждение понимают как свободу от закона, возвышение части людей за счет унижения других и разрушение сложившихся социальных связей, чему примером является любое дегенеративное выступление, начиная с французской революции. Если же говорить о естественном понимании приведенного лозунга, то рабства в Европе не было, кажется, никогда, равенства не было тоже, но и не будет: разрушение классового строя общества есть разрушение общества, даже у большевиков был правящий их класс (равенство же перед законом в достаточной степени было всегда, это естественно), а братство есть нечто неописуемое, внеправовое, слишком уж отвлеченное для идеала гражданского общества. Что же касается свободы совести, то принуждение к принятию чужой религии последний раз в Европе было, наверно, в Испании при завершении освобождения ее. Если же люди выдвигают бессмысленные лозунги, то знают ли они сами, что им нужно? Ведь нарушают-то права людей только бунтовщики, кричащие «на баррикадах» о свободе…

Передовые и весьма немногим в начале двадцатого века доступные взгляды «Протоколов» находятся в разительном противоречии с их же дикими бредовыми вымыслами о подпольной деятельности неких «мудрецов», главарь которых, вообще говоря, если отвлечься от некоторых частностей его речи, производит впечатление даже душевнобольного:

Вы говорите, что на нас поднимутся с оружием в руках, если раскусят, в чем дело, раньше времени; но для этого у нас в запасе такой терроризирующий маневр, что самые храбрые души дрогнут: метрополитеновые подземные ходы – коридоры будут к тому времени проведены во всех столицах, откуда они будут взорваны со всеми своими организациями и документами стран.


Протокол 9.

Это измышление похоже на шизофреническое — устанавливающее лишь произвольную ассоциацию между объектами мысли вместо вывода. Совершенно здесь не ясны не только победоносные последствия теракта, но и то, каким образом на подпольную организацию можно «подняться с оружием в руках». Собственно, логичные связи в приведенном высказывании вовсе отсутствуют.

Шизофренические измышления коварны тем, что построены они во многих случаях грамматически правильно (исключая продукцию тяжело больных), в них может даже присутствовать «вывод», но логических связей либо не существует, либо они бредовые (вымышленные):

Надо заметить, что люди с дурными инстинктами многочисленнее добрых, поэтому лучшие результаты в управлении ими достигаются насилием и устрашением, а не академическими рассуждениями. Каждый человек стремится к власти, каждому хотелось бы сделаться диктатором, если бы только он мог, но при этом редкий не был бы готов жертвовать благами всех ради достижения благ своих.

Что сдерживало хищных животных, которых зовут людьми? Что ими руководило до сего времени?

В начале общественного строя они подчинились грубой и слепой силе, потом закону, который есть та же сила, только замаскированная. Вывожу заключение, что по закону естества – право в силе.


Протокол 1.

Здесь дан набор бессмысленных утверждений, к тому же никак друг со другом не связанных. Откуда известно, что «люди с дурными инстинктами многочисленнее добрых»? Каким образом можно управлять людьми при помощи «академических рассуждений»? Любое управление людьми построено не только на принуждении возможных отступников, но и на поощрении верных, и распределение дурных и добрых наклонностей между людьми здесь совершенно ни при чем; насилием же и устрашением можно не управлять, а подавлять неверных, причем давно уже поговаривают, что даже публичные казни совершенно никакого влияния на «дурные инстинкты» не оказывают. Откуда известно, что «каждый человек стремится к власти» и даже хочет стать диктатором? Что значит «начало общественного строя»? Откуда известно, что «в начале» люди подчинились «грубой и слепой силе»? Чья это была сила? Каким образом она сдерживала людей? От чего сдерживала? От «дурных инстинктов»? Значит, большинство дурных людей установило грубую силу для сдерживания себя? Если уподобить закон силе, принуждающей людей с «дурными инстинктами» к праведной жизни, то почему же эта сила «замаскированная»? От кого «замаскированная»? От носителей «дурных инстинктов»? Ну, и «право в силе» — это убеждение социалистов-революционеров, эсеров, а не подпольных жидов. Предвыборная их агитация в 1917 г. утверждала: «В борьбе обретешь ты право свое».

Понимание права у шизофреника нашего можно и уточнить:

Наше право – в силе. Слово «право» есть отвлеченная и ничем не доказанная мысль. Слово это означает не более как: Дайте мне то, чего я хочу, чтобы я тем самым получил доказательство, что я сильнее вас.


Протокол 1.

Это тоже явные бредовые вымыслы. Дело в том, что словом нельзя выразить мысль — только понятие, потому что мысль выражается предложением, набором слов, набором понятий и связей. Нормальный человек слово мыслью не назовет. Также трудно признать нормальной попытку вложить в известное всем слово новый «философский» смысл, даже целую мысль. Это типичная попытка представить свои бредовые вымыслы даже не откровением, а законом природы, объективной действительностью. Дело, вероятно, в том, что людей наш шизофреник крепко недолюбливал. Любопытно, что они ему сделали? В тюрьму посадили за террористическое «правовое насилие»?

Если действительность требуется человеку всего лишь для украшения своих взглядов, в данном случае — презрения к людям, то этот человек нездоров. Написал приведенные строки либо больной шизофренией, вяло развивавшейся в бредовом направлении, либо выраженный шизоидный психопат (чтобы отличить эти близкие формы, нужна их динамика — изменения личности у шизофреника или их отсутствие у психопата).

Разобранная каша буйных бредовых утверждений совсем не вяжется с приведенными выше строгими консервативными мыслями. Не странно ли видеть в одном сочинении приписанные одному человеку монархические взгляды и буйные вымыслы революционных террористов? Впечатление возникает такое, что исходно «Протоколы» представляли собой некое серьезное политическое сочинение, где не было речи о демонических замыслах жидов, а потом над ним поработал шизофреник из революционеров, уловивший в нем намек на свои цели. Что ж, многие шизофреники тоже боролись за «свободу», ибо же реформа действительности для них весьма привлекательна — исправление ошибочной действительности (отчет они себе в своих действиях не отдают, не вполне их понимают, но изъясняться, как видите, способны вполне связно грамматически).

Вероятно, кто-то из эсеров или большевиков подкинул публикаторам некое консервативное сочинение, переправленное им и озаглавленное «Протоколы сионских мудрецов», а целью его было углубление революционного сознания евреев — кнутом и пряником. Ну, вдумайтесь: общество ли русское отрицательно отреагирует на «Протоколы» и, следовательно, на евреев, евреи ли прельстятся нарисованной в «Протоколах» дивной картинкой будущего, это значительно углубит революционное сознание евреев. На евреев же ставили большевики, хотя они могли, конечно, научиться у эсеров… Занятно в связи со сделанным предположением, что впервые в печати «Протоколы» появились в 1903 году, незадолго до революционных событий 1905 года, когда тоже были опубликованы.

Несколько удивляют в сочинении повторяющиеся похвалы самодержавию и аристократии, которая якобы является единственной защитницей беззащитного народа от мирового зла. Это тоже похоже на шизофренические вымыслы, бредовые, но не ясно, с какой целью эсер или большевик мог хвалить самодержавие и аристократию. Полагал ли он, что похвала в устах отрицательного героя вызовет у читателя также отрицательное отношение к самодержавию? Это бессмысленно, да, но для шизофреника нормально, ничего необычного в таком «формальном» мнении нет.

На связь автора «Протоколов» с большевиками указывает главная идея «Протоколов» — о захвате мировой власти, что у большевиков называлось «мировая революция». Если уж главная бредовая идея «Протоколов» совпадает с главной бредовой идеей партии большевиков, то не заключить ли, что написал «Протоколы» большевик?

Идеологическую связь автора «Протоколов» с большевиками и до некоторой степени вообще с революционерам вскрывает также разделяемая автором бредовая идея большевиков о т.н. «классовой борьбе» как уничтожении высших классов. Автор «Протоколов» постоянно утверждает, что единственным врагом «мирового правительства» является аристократия, иными словами высший класс. Что ж, единственное известное нам «мировое правительство» представляла собой верхушка большевицкой партии при Ленине, и главным их врагом, действительно, стали высшие классы общества, т.е. самое общество, которое они окончательно сломали для достижения власти, использовав революционные брожения. В точности так, как описано в «Протоколах», большевики устроили анархию и развал, после чего кровавым террором укрепили свою власть. Столь точное совпадение действий большевиков с программными действиями по захвата мира «жидомасонами» не наводит ли на размышления? Увы, никакой «социалистической революции» не было — большевики вершили мировую революцию, пытались захватить власть не только в России, но и в мире, а известная нам идеология социализма и «Великой Октябрьской социалистической революции» принадлежит Сталину, победила она только после уничтожения большевиков в знаменитом 1937 году, «мирового правительства».

Как ни странно, описанное в «Протоколах» государство с евреями во главе, притязающее на мировое господство, было построено большевиками, о чем бунтари объявили во всеуслышание в Декларации об образовании СССР от 30 декабря 1922 года:

Воля народов советских республик, собравшихся недавно на съезды своих Советов и единодушно принявших решение об образовании «Союза Советских Социалистических Республик», служит надежной порукой в том, что Союз этот является добровольным объединением равноправных народов, что за каждой республикой обеспечено право свободного выхода из Союза, что доступ в Союз открыт всем социалистическим советским республикам, как существующим, так и имеющим возникнуть в будущем, что новое союзное государство является достойным увенчанием заложенных еще в октябре 1917 года основ мирного сожительства и братского сотрудничества народов, что оно послужит верным оплотом против мирового капитализма и новым решительным шагом по пути объединения трудящихся всех стран в мировую Социалистическую Советскую Республику.

Могут возразить, мол не все же большевики были евреями. Да, это верно, но ведь реклама обычно отличается от проданного товара в лучшую сторону, не так ли? Заметьте, приведенный отрывок декларации тоже реклама, и он тоже отличается от действительности в лучшую сторону…

Некоторое удивление может вызывать то обстоятельство, что до 1917 года в стройных рядах большевиков ошеломляющего избытка евреев вроде бы не наблюдалось — хлынули они основной массой лишь после захвата большевиками власти. Да, но ведь и партия была тогда маленькой, в опоре социальной вовсе не нуждалась, не была развернута для управления страной и решительного углубления революционного сознания в массах трудящихся. Когда же пошел, так сказать, ленинский призыв комиссаров, евреи откликнулись и пришли вершить историю, тем более что у них революционных и террористических организаций тоже было много.

До революции евреи большей частью могли объясниться на русском языке лишь с жутким акцентом, но уже отдавали своих детей исключительно в русскую школу (у них никогда не было ни научной школы, ни литературной, ни вообще культурной — в сравнении, конечно, с Россией). По поводу права ужасающей массы евреев учиться в бесплатной русской школе, государственной, был огромный скандал с истериками и обвинениями в «антисемитизме»: по сути дела евреи хотели учиться вместо русских, и естественно, их поступление в русскую бесплатную школу было ограничено «процентной нормой», которая ныне считается жуткой мерой угнетения (в частные же школы, платные, евреев принимали без ограничений). Из первого дореволюционного поколения «новых русских», т.е. закончивших русскую гимназию и учившихся даже в русских университетах (еврейских не было), наверняка очень многие пришли в революцию. Еврейство их уже не интересовало, предки их вели серую и скучную жизнь, украшенную лишь молитвами да стяжательством, но и русской жизни и культуры они понять еще не могли, хотя в своих глазах выглядели очень высоко (воспитание дурное). Были, конечно, евреи образованные и культурные, из ассимилированных семей, но они революцию не поддержали и места себе в углублении революционного сознания не нашли.

Обычно вопрос о пришествии в революцию и русскую национальную жизнь ужасающего количества евреев, в конечном счете всех, рассматривался как демоническое их деяние и во всяком случае контролируемое, «еврейский вопрос», который, как до революции думали многие, можно разрешить каким-либо образом. Что ж, во-первых, можно вспомнить нацистов, которые для «окончательного решения еврейского вопроса», т.е. вопроса об участии ассимилированных евреев в немецкой национальной жизни, не смогли придумать ничего лучше уничтожения всех евреев, а это едва ли можно назвать решением — скорее, это отказ от решения. Во-вторых, можно выразить недоумение: если столь большое количество евреев захотело вдруг стать русскими, в конечном итоге почти все, исключая лишь немногих отщепенцев из сионистов (сионисты — это тоже ассимилированные евреи, с русским образованием, но изучающие библейский язык иврит), то не рассматривать ли этот процесс как этнический, т.е. отдельными людьми не определяемый? Первым мысль об отсутствии еврейского демонизма высказал В.В. Шульгин, мол если своей головы у нас нет, закатилась куда-то, то хорошо, что хоть еврейскую приставили… Действительно, комиссаров еврейских и карателей было некоторое количество, но гораздо ведь больше было простых чиновников, пусть и малокультурных, не знающих русской жизни и даже языка, но исполнительных и педантичных, т.е. державшихся за место, особенно в столицах, куда евреи после «освобождения» хлынули массой. Будь евреев побольше, патологическое их желание занять место русских кончилось бы для русских плохо: примерно так и исчезают народы.

Нормальное решение «еврейского вопроса» состояло бы, конечно, в том, что евреям следовало позволить быть русскими, если уж они этого очень хотели, но позволить в законном и регулируемом порядке, как при царской власти, без ущерба прочим, если уж, например, государственные школы испытывали трудности с приемом большого числа евреев на юге, в «черте оседлости». Большевики же, как и нацисты, нашли ненормальное решение, ленинский призыв евреев на государственную службу, вызванное заботой не о народе, а лишь о «мировой революции», о продвижении своих бредовых идей (многие из них думали, например, что нации и государства скоро исчезнут). Главная ответственность за привлечение в русскую жизнь жидов лежит на большевиках, и заговор это не жидовский. В руководстве их партии, конечно, были евреи, но уже ассимилированные и даже отчасти образованные, «новые русские». Еврейская же национальная революционная партия, «Бунд» (наверно, союз на идише — судя по немецкому языку родственному), при большевиках пожелала «самораспуститься», как учила история, наука. Сионистов тоже особо не привечали, хотя и жестоких гонений на них не было.

Видимо, наше «окончательное решение еврейского вопроса» нашел Ленин. Прибыв в Россию в 1917 году, он наверняка с удивлением обнаружил, что революционного «пролетариата» в России ни хрена нет, а какой и есть в малом числе, в квалифицированной своей части пойдет в крайнем случае за кадетами, если не за монархистами и прочими махровыми «контрреволюционерами». Отчего же тогда евреев не назначать было на мессианскую роль? Очень даже хорошее решение с точки зрения «формальной» — тем более что выбора не было: либо евреи, либо отказ от «мировой революции». Дело в том, что никакой иной народ не рвался столь самозабвенно в русскую жизнь, и навербовать для революционной партийной работы на «мировую революцию» большое количество «освобожденных революцией» представителей иного народа просто бы не удалось, а русские большевиков поддерживали мало и без фанатизма. Да и русские захотели бы ведь строить свое государство, а не «мировую революцию». Что же делать-то было?

«Решение еврейского вопроса», ленинский призыв, вызвало в обществе, разумеется, отрицательное отношение к евреям, причем в «антисемитизме» были замечены даже евреи. Дело в том, что евреи в разной степени были погружены в русскую жизнь, а у людей культурных новоявленные жидовские комиссары да чекисты могли вызывать только ужас, отвращение к жидам, каковое слово в конце концов и укрепилось среди евреев в качестве ругательства (причины столь чудовищного переворота сознания, отрицательного рефлекса на собственный этноним, могут быть разные, да и укоренилось слово жид как ругательство наверняка не в один день, но одной из причин, несомненно, является ужасающее поведение жидов после революции). Даже Короленко, помешанный на любви к евреям, стал в дневниковых записях после революции выказывать легкое недовольство замашками жидовских комиссаров… И обвинять его в «антисемитизме» было бы безумием: причина здесь именно в жидах и, конечно, в политике большевиков.

С «антисемитизмом» большевики боролись мерами самыми разнообразными — от сладких уговоров Горького, мол это некультурно, господа, вплоть до расстрелов и позже совершенно откровенных разъяснений о революционной ценности евреев, но помогало все это плохо, так как дело было не в некультурности народа и «дурных инстинктах», чего тот же Горький то ли не понял, то ли не захотел понять. У многих даже независимых наблюдателей, например выступавших в сенате США перед т.н. комиссией Овермана в 1919 г., складывалось впечатление чуть ли не заговора жидовского (слушание было в связи с намерениями Троцкого устроить в США революцию; обсуждалась его преступная деятельность в США и большевиков в России). Все очевидцы революционной деятельности большевиков, не только из США, отмечали: среди большевиков очень много евреев, просто подавляющее количество; указывали еще на китайцев, китайских рабочих, бывших на заработках и явно принужденных к службе в большевицкой армии, а также на немцев, коих, впрочем, могли путать с евреями нетрадиционного вида. Даже в статьях газеты «Таймс» от 16 — 18 августа 1921 года, где был назван некий французский протограф «Протоколов сионских мудрецов», сфальсифицированный большевиками или нет, сказано, что среди «большевистов» много евреев. Любопытно при этом, что люди самостоятельные в умственном отношении, например Шульгин, Горький, Герберт Уэллс, считали явление евреев России во всяком случае не страшным, а то и прогрессивным — Шульгин, впрочем, вынужденно и задним числом.

В связи с революционным пришествием евреев в русскую жизнь при большевиках разумно бы было считать «Протоколы сионских мудрецов» первой попыткой большевиков углубить революционное сознание евреев. Видимо, Ленин в 1917 году пришел к решению «еврейского вопроса» не только с перепугу, но в связи еще и с предыдущим пробуждением революционного сознания евреев.

Важной составляющей углубления революционного сознания евреев стало натравливание их на правительство России. Вскрытых фактов таких я не знаю, однако же фактом советского времени и даже наших дней является твердое убеждение евреев, что правительство царской России их притесняло и ненавидело, даже устраивало им погромы, хотя подтверждения тому документального, вне бредовых вымыслов, нет ни единого. Откуда же взялось это патологическое убеждение у евреев? Из ненависти к русским?

Измышления любого еврея, пишущего о «Протоколах сионских мудрецов», представляют из себя бредовые вымыслы о кознях или правительства России, или правительственных организаций, но кто-то же индуцировал несчастных сих бредовыми идеями, не так ли? Откуда они эту чушь выудили, если ни единого доказательства их измышлений не существует?

Что поразительно, дегенераты-пропагандисты распространяли совершенно очевидные бредовые идеи, и никто их не остановил, не указал им на патологическое их душевное состояние (шизофреника нельзя привести в чувство, ничего не докажешь, а психопата можно):

В то время, с октября 1905 года, Бутми и Крушеван принимали активное участие в формировании крайне правой организации – «Союза русского народа»,– известной под названием «Черная сотня», которая создала вооруженные отряды для борьбы с радикалами, либералами и для массовых кровавых расправ над евреями. В январе 1906 года эта организация вновь опубликовала брошюру «Корень наших бед», но на этот раз на обложке стояло имя редактора – Бутми, и ей был дан новый заголовок – «Враги рода человеческого». Основная часть книги имеет подзаголовок «Протоколы, извлеченные из тайных хранилищ Сионской Главной Канцелярии (Где корень современной неурядицы в социальном строе Европы вообще, и в России в частности)».


Н. Кон. Благословение на геноцид.

Название этой жалкой книжонки я не обсуждаю: выдумал его тупой переводчик, а по-английски звучит пристойно.

Любопытно, кто поведал этому очередному несчастному сообщаемые им совершенно дикие сведения? Где же и когда были созданы и действовали «вооруженные отряды для борьбы с радикалами, либералами и для массовых кровавых расправ над евреями»? Чтобы писать такие вещи, нужно предельно глубоко в бредовое состояние погрузиться… И ведь все евреи подобный бред несут, все без исключения.

Бредовое состояние этого Кона, признаться, поражает:

Каково бы ни было происхождение «Протоколов», они были взяты на вооружение и впоследствии пущены в ход по всему миру профессиональными подстрекателями погромов. Ибо сотни кровавых расправ над евреями, которые вспыхивали в России в период с 1881 по 1920 год, никак нельзя назвать беспричинными вспышками народной ярости – они требовали длительной подготовки, тщательной организации и постоянной агитации. Иногда эту работу брала на себя полиция, иногда доброхоты и, конечно, беспринципные журналисты. Это были люди, которые превратили «Протоколы» в средство существования.


Указ. соч.

Сам факт погромов сомнений не вызывает, но для уяснения их причины человек в своем уме учел бы, что погромы происходили во многих странах, где жили жиды, например во Франции, Испании, Германии, Польше, в том числе во времена, когда не было даже коварной полиции, не говоря уж о «беспринципных журналистах». Иными словами, погромы есть объективное явление жидовского быта или близкое к тому, а не происки темных сил, подстрекающих тупой народ к выступлению против жидов. Даже если предположить, что погромы всегда и везде были не стихийными народными бунтами, а тщательно организованными выступлениями против жидов, то ведь и в данном случае человек в своем уме должен бы был задаться вопросом: почему же власть имущие ненавидели жидов? За что?

Разумеется, невозможно утверждать на данном основании, что евреи как народ есть демоны, а ненавистники их, наоборот, ангелы, хотя человек невежественный подумает именно так. Л.Н. Гумилев предложил для подобных отношений между народами прекрасный термин — комплиментарность, которая может быть положительной или отрицательной. Отрицательная комплиментарность между евреями и многими иными народами Европы вызвана была, вероятно, по преимуществу разными религиозными устоями евреев и европейских народов и разным бытом. Вообще, социальный строй жидов едва ли изучен хорошо и, значит, известен немногим…

Вот еще один для примера, наш уже дегенерат, родной:

Дело в том, что антисемит-антисионист периода написания «Протоколов» был еще, подобно дворянским революционерам-декабристам, «страшно далек от народа». Он был еще слишком погружен в клерикально-дворянское прошлое. Свою практическую деятельность он осуществлял с дубинами и хоругвями в руках. А почетным председателем «Союза русского народа» состоял Иисус Христос, который мыслился наподобие вселенского атамана.


Ф. Горенштейн. Шестой конец красной звезды // Время и мы. Международный журнал литературы и общественных проблем. Нью-Йорк, Тель-Авив, Париж. Март — апрель, 1982.

Это типичный образец еврейской «пророческой» публицистики, цель которой состоит в поливании грязью всех. Современные «пророки» еврейские ведут себя, как в анекдоте: представьте только, маэстро, все сидят в сплошном дерьме, обтекают, а тут вдруг появляюсь я — в белом!

Здесь тоже, обратите внимание, в происхождении автора «Протоколов» нет ни малейших сомнений, но источник бреда тоже не указан. Это вот свойство бредовых идей: они есть сама действительность, в доказательстве не нуждаются, как не нуждается в нем соседний дом, который просто существует…

Бредовые идеи, доминирующие в группах людей и даже в целых народах, тоже являются определяющей действительностью, как бредовые идеи частные, порожденные в голове, например, шизофреника. Массовые бредовые идеи нередко формируют даже психику индуцированного, как мы видим на примере приведенных строк Горенштейна. Например, жиды ненавидели Иисуса Христа просто звериной ненавистью, «зоологической», каковое определение они клеили врагам своим, но этот-то атеист «русский» с чего вдруг взъелся на Христа? По привычке? Решил, что это старинный красивый обычай евреев? Какое же отношение «Протоколы сионских мудрецов» имеют ко Христу и христианству? Шизофреник, пожалуй, и смог бы объяснить, в чем именно состоит отношение, а я не возьмусь.

Что любопытно, ни единый еврей, даже не индуцированный бредовой идеей о коварстве русского правительства, коли есть такие, не обратил внимания, что публиковали «Протоколы» в России исключительно люди с нерусскими фамилиями — Крушеван, Бутми де Кацман, Нилус, а русский журналист «Нового времени» М.О. Меньшиков, который, кстати, весьма критически относился к «трагикомическому племени» (и был убит сим племенем из мести после революции на глазах малолетних детей), отказался публиковать «Протоколы», назвав их измышлениями «людей с повышенной температурой мозга» в статье «Заговоры против человечества», опубликованной в «Новом времени» 7/20 апреля 1902 г. Рукопись «Протоколов», кстати, в то время была передана не только Меньшикову, но и многим иным журналистам… Опубликовал ее только молдаванин Паволакий Крушеван (Крушевану) в следующем году.

Крушеван опубликовал «Протоколы», вероятно, в раздражении от стычки с евреями населения Кишинева в 1903 г., в которой евреи применяли огнестрельное оружие против безоружных молдаван. В ответ на применение евреями огнестрельного оружия и смерть нескольких человек толпой в Кишиневе были убиты 39 евреев — вероятно, вся «самооборона», не успевшая разбежаться. «Самооборона» — это еврейские же бандиты, собиравшие с евреев дань на «оборону», причем простому еврею отказать вооруженным людям было трудно. О дани, собираемой с евреев «самообороной», сообщил Шульгин в книге, кажется, «Дни», что ему поведал старый еврей, которого Шульгин с солдатами защищал в Киеве от толпы, возмущенной наглым антиобщественным поведением революционных евреев. Еврей этот старый оказался гораздо страшнее русских националистов: он вполне серьезно советовал перевешать еврейских революционных бунтовщиков, как собак. Ныне известен член и потом главарь одесской «самообороны» — известный бандит Мишка Япончик (Моисей Винницкий), как сообщил Солженицын в известной его книге о евреях. Это ведь даже не террористическая революционная организация — примитивный рэкет.

Очень показательно отношение большевиков к главному публикатору «Протоколов» — С.А. Нилусу. Обычно люди, ненавистные евреям, после революции подвергались мстительным преследованиям со стороны большевиков: их убивали. Например, были убиты некоторые участники процесса Бейлиса, все, вероятно, до которых демоны сумели добраться: прокурор Виппер, профессор Косоротов, свидетельница Чеберякова. Нилус же спокойно жил при большевиках и в 1929 г. умер своей смертью, что более всего похоже на чудо. Его не только не замучили в ЧК или ГПУ, но даже несколько раз освободили из-под ареста… Отчего же большевики столь полюбили главного врага евреев?

Большевики начали опровергать «Протоколы» только когда укрепились у власти (не раньше; даже еврейская пресса до революции молчала), начиная с 1921 года, причем не в России, а во Франции и Британии. В Британии появилась разоблачительные статьи о «Протоколах», а во Франции — воспоминания о Нилусе, где он был представлен как откровенный шизофреник в тяжелом бредовом состоянии.

Разоблачения британские называют протограф «Протоколов» и утверждают их плагиат на основании всего лишь копии протографа: копия книги якобы имеется в Британском музее. Обстоятельства же обнаружения книги века более всего напоминают бредовые вымыслы:

«…должен признаться, что, когда открытие дошло до меня, я поначалу отказывался этому верить. Г-н X., который предоставил мне доказательства, был убежден в них. "Прочтите эту книгу,– сказал он мне,– и вы найдете неопровержимые доказательства, что "Протоколы сионских мудрецов" являются плагиатом".

Г-н X., который не желает, чтобы его имя стало известно,– русский помещик, родственники которого проживают в Англии. Православный по религиозным убеждениям, по политическим – конституционный монархист. Он прибыл сюда как беженец после окончательного провала белого движения в Южной России. Его давно интересовал еврейский вопрос в России. С этой целью он изучал "Протоколы" и во время правления генерала Деникина предпринял некоторые исследования, чтобы выяснить, действительно ли на юге России существовала какая-то тайная "масонская" организация, подобная той, о которой говорится в "Протоколах". Оказалось, что там существовала единственная организация – монархическая. На разгадку появления "Протоколов" он напал совершенно случайно.

Несколько месяцев назад он купил стопку старых книг у бывшего офицера охранки, который бежал в Константинополь. Среди них он обнаружил небольшой томик на французском языке…»


Н. Кон. Указ. соч.

Информация, поступившая из неизвестного и тем более скрываемого источника не может считаться подлинной без тщательной ее проверки — тем более что поверить в приведенные бредни невозможно. Отчего же честный и умный г-н Х отдал сенсационное свое открытие корреспонденту «Таймс»? Хоть раз вы слышали, чтобы исследователь отказался от прав на свое открытие и даже скрывал свое имя? Почему г-н Х сам не опубликовал свои исследования? Разве ему не нужны были в эмиграции хотя бы деньги? Почему человек, который сделал доброе дело, скрыл свое имя? Это обычная ложь, которая и должна сопровождать явление миру фальсификации.

Более для нас любопытна французская публикация в защиту вечных ценностей, где Нилус был выставлен как откровенный шизофреник. Что меня окончательно поразило, психическое состояние Нилуса, т.е. вымыслы о нем, в послесловии к книге Кона взялся анализировать даже психиатр, Черняховский Д.А., причем анализировать взялся в описанном выше духе:

Как практикующему врачу мне постоянно приходится сталкиваться с психопатологией конкретных пациентов. Читая книгу Нормана Кона, я еще раз убедился, что паранойяльные признаки могут быть присущи не только отдельным людям, но и некоторым общественно-политическим движениям в целом. В данном случае речь идет о больших массах людей, которых объединяет идея существования жидомасонского заговора, целью которого является захват евреями власти над миром. Среди активных деятелей этого движения прослеживается много патологических личностей. Они как бы передают свою патологию всему массовому движению, придавая ему характер психической эпидемии. Короче говоря, как психиатр, я не могу не обратить внимания на некую связь между клинической паранойей (употребляю этот термин в условном, самом широком смысле) и паранойей социальной.


Указ. соч.

Весьма изысканный подход, ничего не скажешь: вместо того, чтобы сообщить читателям основополагающие патологические признаки, объединенные диагнозом паранойя, психиатр сообщает, что употребляет данное слово в каком-то ином смысле, «условном», известном только ему одному. Это очень нехорошо с точки зрения психопатологии, не нужно так поступать, ибо же подобным образом обычно ведут себя пациенты Черняховского, больные шизофренией. Ввиду приведенных строк приходит мысль, что если человек начинает врать или даже кривить душой, то в его поведении непременно появляются шизофренические реакции, т.е. лабильность нормальных рефлексов, расстройство их, ведь человек не приспособлен ко лжи, правда? Да, основываясь на данном свойстве психики, даже прибор изобрели — детектор лжи. Впрочем, среди нынешних психиатров есть заметное число магов-иглоукалывателей с фармацевтическим уклоном, которые о патологической психологии вообще никакого понятия не имеют и, что самое страшное для науки, не хотят иметь. Фрейд ведь шарлатан был, не так ли? Так ли, так ли, но все же…

Паранойя — это, прежде всего, предельно завышенная оценка больным своей личности и дальнейшее патологическое его самоутверждение на основании доминирующих в его психике идей, например изобретение велосипеда или борьба с несправедливостью, действительной или мнимой, ему все равно; в редких случаях также происходит формирование больным бредовой системы — вымышленного строя мира, причем до откровенных нелепостей в бреду доходит еще реже. Паранойя — это относительно мягкое заболевание, без приступов, протекающее до формирования бредовой системы десятилетиями.

Наиболее полно и достоверно о С.А. Нилусе рассказал Александр дю Шайла в парижской газете "Последние новости" за 12 и 13 мая 1921 года. Норман Кон подробно цитирует его рассказ. Но поскольку нас интересуют детали, характеризующие личность Нилуса и особенности его психики, обратимся не только к цитируемому, но и не использованному Коном тексту первоисточника.

Мы узнаем, что еще до встречи в Оптиной пустыни дю Шайла слышал о Нилусе от В.А. Тернавцева, чиновника особых поручений при Синодальном обер-прокуроре и члена Религиозно-философского общества, "как о человеке безусловно интересном, но с большими странностями".

У Нилуса был родной брат, между собой они враждовали. Брат смотрел на Сергея Александровича, "как на сумасшедшего". С.А. Нилус "почти ни с кем не уживался, у него был бурный, крутой и капризный характер, вынудивший его бросить службу..." "Около 1900 года, под влиянием материальных невзгод и тяжких моральных испытаний, он пережил сильный духовный кризис, приведший его к мистицизму".

Сергей Александрович "рукописи "Протоколов" у себя не хранил, боясь возможности похищения со стороны "жидов". Дальше дю Шайла рассказывает, что "бедный С.А.", увидев случайно забредшего в усадьбу еврея-аптекаря с домочадцами, "долго был убежден, что аптекарь пришел на разведку".

Когда после чтения "Протоколов" дю Шайла сказал, что ни в каких мудрецов сионских не верит, Нилус в качестве убедительного довода предложил показать, "как везде появляется таинственный знак грядущего Антихриста, как везде ощущается близкое пришествие царствия его". С этой целью он демонстрирует "музей Антихриста" с вещественными доказательствами.

Вот как они выглядели и как им воспринимались: "В неописуемом беспорядке перемешались в нем воротнички, галоши, домашняя утварь, значки технических школ, даже вензель императрицы Александры Федоровны и орден Почетного Легиона. На всех этих предметах ему мерещилась "печать Антихриста" в виде либо одного треугольника, либо двух скрещенных. Не говоря про галоши фирмы "Треугольника", но соединение стилизованных начальных букв "А" и "0", образующих вензель царствовавшей императрицы, как и Пятиконечный Крест Почетного Легиона, отражались в его воспаленном воображении, как два скрещенных треугольника, являющихся, по его убеждению, знаком Антихриста и печатью Сионских мудрецов.

Достаточно было, чтобы какая-нибудь вещь носила фабричное клеймо, вызывающее даже отдаленное представление о треугольнике, чтобы она попала в его музей".


Указ. соч.

Ассоциативное мышление описанного рода свойственно шизофреникам, это очень яркая их черта. В данном случае описана бредовая шизофрения (параноидная); с паранойей она может иметь сходство только в очень легких случаях, но описанный случай нелепого бреда легким не назовешь. Например, легкий случай параноидной шизофрении, весьма сходный с паранойей, можно зафиксировать у известного английского «историка» В. Суворова на основании бредовых его произведений. В подобном психическом состоянии человек часто рвется вскрывать заговоры, разыскивает доказательства измены или коварства — советской власти или собственной жены; он создает свою бредовую систему — недействительное видение мира.

Вообще, символизм в любом смысле, даже философском и математическом,— это удел шизофреников. Скажем, если мимо шизофреника по улице проедет автомобиль, в номере которого есть число 666, он может испугаться, приняв это за «черный знак», «слежку» и т.п.; равную реакцию может вызвать, например, номер 131 (тринадцать «с двух сторон»). Параноика же символичность засады демонов обычно не беспокоит: к схватке он готов в любом случае.

В приведенном отрывке описано в том числе поражение интеллекта Нилуса, но при паранойе столь глубокое поражение едва ли возможно. И если психиатр при столь глубоком поражении психики больного считает возможным говорить о паранойе, хоть бы и в широком смысле, расширенном даже километра на два, он просто обязан допустить осложнение болезни — например, органическим поражением головного мозга, вызвавшим шизофреноподобные реакции…

Ей-богу, психиатр должен быть полным непрофессионалом и совершенно несостоятельным в своей профессии, чтобы поверить приведенным выше жарким бредням этой шельмы, существовавшей или тоже выдуманной, как и ее бредни. Весь описанный «музей» вымышлен на основании книги Нилуса «Близ грядущий антихрист и царство диавола на земле», где сказано в частности про разные каббалистические знаки, в том числе треугольник на калошах, но есть и оговорка:

Чтобы читатель не подумал, что я всему этому символизму придаю слишком большое значение и что вся бесовщина раскрываемой тайны беззакония, составляя быть может, достояние магов, чародеев, волшебников – всех, словом, кабалистов, в то же время никакого отношения к «философскому» якобы и «филантропическому» масонству не имеет, я представлю в оправдание свое и в доказательство правильности моей точки зрения слова одного из виднейших представителей [сноска: Не называем имени, чтобы не создавать рекламы его бесовской книге] оккультного масонства времен французской революции 1848 года. Вот что говорит он по вопросу о значении символизма кабалы и талмуда:

«Истинное знание (гностицизм), побежденное в Александрии убийцами Гипатии, становится христианским, вернее – прячется под покровом христианства вместе с Аммонием, Синезием и автором, укрывшимся под псевдонимом Дионисия Ареопагита… Тогда пришлось воскресить письмена иероглифов, изобрести пентакли и буквы, которые одним знаком давали в обобщении целое учение, в одном слове – целую серию таинственных разоблачений... Таким образом получила свое происхождение вторая “Библия”, неизвестная христианам, вернее – не понятая ими, в которой было собрано в дивном сочетании все, что только мог божественного изобрести философский и религиозный гений человечества... мы говорим здесь о талмуде, происходящем от кабалы, ибо все истинно-догматические религии произошли от кабалы, к кабале же и возвращаются… И если нам предложат вопрос,– неужели мы верим в силу тетраграммы и пентаграммы и можно ли вообще верить в силу и влияние на душу человека какого-то символа, мы на вопрос ответим вопросом же:

— Почему же тогда весь христианский мир повергся ниц перед крестом? Знак сам по себе ничто: сила его только в том догмате и “слове”, которые он собою во всей полноте воплощает».


С. Нилус. Близ грядущий антихрист и царство диавола на земле. Сергиев Посад, 1911. Также есть позднейшее издание под заглавием «Близ есть, при дверех».

Представленная здесь критичность Нилуса не совместима ни с шизофренией, ни с паранойей: при данных заболеваниях человек придает своим бредовым вымыслам именно большое значение, просто огромное, вселенское, и отрицать его столь легко едва ли способен. Притворяться, впрочем, больной может или скрывать свое действительное отношение к тем или иным вещам, более, видимо, шизофреник, но это всего лишь реакция на раздражение, например на навязчивые вопросы.

Описанные у шельмы выверты нагло выдуманы, так как шизофрении у Нилуса не было. Я посмотрел указанную его книгу — там нет шизофренических отклонений, подобных, например, даже рассмотренным выше легким отклонениям автора «Протоколов». Часть книги, возможно, была написана ранее и издавалась под заголовком «Великое в малом», но есть там и написанное в 1911 году, когда якобы общался с Нилусом товарищ дю Шайла. Немыслимо, чтобы человек, находящийся в описанном бредовом состоянии, весьма тяжелом, не проявил узнаваемых шизофренических отклонений в письменной своей продукции… Увы пролетарской революции и борьбе с «антисемитизмом», измышления товарища дю Шайла есть наглая ложь.

Что еще поражает, лживая шельма или призрачная тень ее общалась с Нилусом с 1909 года по меньшей мере вплоть до выхода названной книги Нилуса в 1911 году, шельма даже описала ее обложку, якобы патологически оформленную (обложку обычно оформляет издатель, его художник). Значит, при написании книги Нилус мыслил правильно, не уклоняясь в бредовые построения, но в то же время в быту вел себя, как тяжело больной? Это весьма забавно с точки зрения «современной науки», как не сказать крепче.

Стало быть, почему же большевики не расстреляли Нилуса, если он позволил себе клевету на евреев, которую пришлось опровергать? На товарища дю Шайла и бульварную французскую газетенку, публиковавшую лживые его откровения для унижения Нилуса, потрачены были деньги, золото, но разве же Нилус не должен был понести ответственности хотя бы за расходы большевиков? Почему же он не понес ответственности? Даже если у Нилуса была бы шизофрения, разве большевики могли бы признать болезнь поводом для избавления от ответственности? Да еще быстрей бы расстреляли «классового врага», так как существование больного врага совсем уж, надо полагать, «нецелесообразным» было с их точки зрения. «Целесообразность» была главным правовым принципом большевиков в двадцатых годах, о чем имеется свидетельство Шульгина в книге «Три столицы», рассказывающей о подпольной поездке Шульгина в СССР в середине двадцатых годов.

Невозможно, конечно, вообразить Нилуса «тайным агентом» большевиков: для осознания безумия сей мысли достаточно прочесть хотя бы несколько строчек из написанного им. Но если Нилус не был большевицким наймитом и в то же время являлся врагом революционных евреев, то почему же не подвергся он мести со стороны евреев-большевиков? Кто обеспечил публикацию «Протоколов»? Неужели не большевики? Но коли большевики, то разве же пощадить им Нилуса за оказанное невольное содействие делу «революции» было бы «нецелесообразно»?

Отсутствие преследований Нилуса и даже покровительство ему советской власти — освобождение от случайных, видимо, арестов как «классового врага» — говорит о том, что Нилус в глазах большевиков не только никакого преступления не совершил, но и напротив — был полезен «мировому правительству» большевиков. А что же сделал он кроме публикации «Протоколов» и своих книг о грядущем на землю аде? Стало быть, большевики считали публикацию Нилусом «Протоколов» делом полезным — углубляющим, как и сказано, революционное сознание евреев.

Отношение большевиков к Нилусу тем более удивляет, что другой публикатор «Протоколов», доживший до революции, Бутми де Кацман, исчез в 1917 году или чуть позже (последние о нем сведения относятся к 1 июня 1917 года), пропал без вести. Весьма вероятно, что Бутми был убит евреями из мести, но отчего же не был убит Нилус?

Публикация Нилусом «Протоколов» сопровождалась его пояснениями и, как это ни поразительно, совершенно четким видением будущего. И что еще более поразительно, видел он будущее на основаниях вывода, логических (прозорливцы встречаются, как мне кажется, чаще, чем люди, умеющие вывести будущее из настоящего):

Не то на Западе, в Европе и в ее мировых колониях: так, современное политическое состояние их граждан в массе уже достигло меры возраста, предуказанной Первоверховным Апостолом языков. В стремлениях усовершенствовать свою временную жизнь и в поисках за лучшим осуществлением идеи государственной власти, могущей обеспечить каждому его материальные блага, а обществу – царство всеобщей сытости, обезверенное человечество, признав с чужого голоса своих патентованных учителей христианство будто бы дискредитированным и не оправдавшим возложенных на него надежд, обратилось к новым путям исканий. Повергая старые кумиры, изобретая новые, воздвигая на пьедесталы новых богов и создавая им храмы один другого роскошнее и грандиознее, вновь их повергая и разрушая недосозданные, человечество на Западе вытравило уже из своего сердца образ Бога Истинного и с ним идею Богодарованной власти Царя-Помазанника, обратившись в состояние, близкое к анархии. Еще немного, и держатель конституционно-представительных и республиканских весов перетрется: весы опрокинутся и увлекут в своем падении все мировые государства на дно бездны мировых войн и самой разнузданной анархии.

Из бездны этой анархии и должно, по преданию Св. Отцов, явиться антихристу.


С. Нилус. Указ. соч.

Это опубликовано в 1911 году, за несколько лет до Первой мировой войны и вылупившейся из нее нашей революции, причем грядущая мировая война верно названа не единственной… Были публикации размышлений Нилуса и раньше, где вывод о будущем, возможно, тоже имеется. По поводу же последнего утверждения Нилуса надо добавить, что явление антихриста предсказано в апостольском учении и только потом внимание ему уделили некоторые св. отцы.

Приведенный отрывок очень хорошо свидетельствует о способностях Нилуса, не совместимых ни с паранойей, ни тем более с шизофренией. В связи с этим попытки большевицких дегенератов объявить его сумасшедшим просто чудовищны по своей наглости. Эти люди потеряли в свое время не только всякий стыд —даже остатки разума, оставшись наедине со своими бредовыми идеями и порожденными демонами.

Среди консервативной части политиков ожидание крайне тяжелых последствий либерализма и безумного ликования «свободы» было общим, а дегенераты всех мастей ожидали от своих разрушительных действий ни больше, ни меньше, как всеобщего счастья. Дегенератов предупреждали, что будут даже миллионные жертвы, но они только смеялись и махали руками, ведь они несли людям счастье. Для достижения всеобщего счастья они и разрушали государство и общество,— логично, правда? Да, ведь на пути ко всеобщему счастью засели демоны, и демонов нужно уничтожить…

Стоит еще отметить, что Нилуса нельзя назвать «антисемитом», он не питал ненависти к евреям: «Для моего христианского чувства долга довольно будет и того, если я, по милости Божией, достиг важнейшей для меня цели — предупреждения братий моих — христиан о близ грядущей смертельной опасности и не возбудил в чьем-либо сердце вражды к ослепленному до времени еврейскому народу, в своей пламенно, хотя и ложно, верующей массе неповинному в сатанинском грехе своих руководителей — книжников и фарисеев, уже раз погубивших Израиля».  

Для любого человека или народа сравнение с антихристом оскорбительно, но для жидов это было, наоборот, почетно (христианство и Христа они ненавидели люто). Более того, человек, связавший жидов с антихристом, тем самым подтверждал в их глазах мессианскую их роль, самообожествление, пресловутую «избранность» (народ этот был малокультурен и необразован, но самомнение его развито было непомерно). Теперь это понять будет трудно, в том числе евреям, но многим жидам сочинение Нилуса могло очень даже понравиться — тем более что никакой ненависти к ним Нилус не проявил.

При рассмотрении нашей революции иной раз смешивают жидов и масонов или жидов и большевиков. Делать этого нельзя по самой простой причине: жиды — это народ, этническое явление, а масоны и большевики — явление социальное, причем не жидовское, а русское. У жидов ни масонов, ни тем более большевиков быть не могло по бедности культурной, простейшей социальной организации и религиозному фанатизму («отступников», я думаю, просто бы камнями побили насмерть).

Сказанное относится и к «Протоколам сионских мудрецов»: тайная организация на уровне мира, даже если возможна такая, есть явление социальное, а не этническое. Попытка же автора «Протоколов» смешать социальное явление с этническим, слить, уравнять их, глубоко ошибочна и даже болезненна. Да, жиды стали заметной частью социальной базы большевиков, но революцию устроили отнюдь не жиды, а наши либеральные ослы. Далее же все было естественно: как и сказано в «Протоколах», цитата выше, высокопоставленные эти олухи начали укреплять анархию, развалив прежде всего армию, но в очередь на укрепление анархии уже стояла еще одна коварная организация… Очень показательно революция и прошла в два этапа — масонский февральский и большевицкий октябрьский. Серди первых революционеров, главных разрушителей страны, не было ни единого еврея и тем более большевика. Что же касается руководства, то руководили ими отнюдь не евреи, а бредовые вымыслы, созданные на основе сочинений на французском языке. Ленин отличался от зачинателей революции, в сущности, только тем, что свои вымыслы строил на немецких сочинениях.

Поддержка большевиков в народе была недостаточной. При отсутствии надежной социальной базы для мировой революции ленинская партия и кликнула клич жидам, находящимся в стадии этнического распада. Не было со стороны жидов никакого заговора и быть не могло: обезумевшая миллионная толпа из черты оседлости сломя голову кинулась прочь от своего народа и привычного образа жизни — сотни тысяч жидов попали тогда только в столицы, в Киев, Москву и Петроград-Ленинград, и все они немедленно стали новыми «русскими», иные в своих глазах и получше старых. Именно это безумное деяние и похоронило жидов как народ: в знаменитой черте оседлости, изруганной на сто рядов как мера угнетения, была родина жидовская, географический район, связанный с материальной и духовной культурой народа, способом воспроизводства жизни. Там были и крестьяне, и ремесленники, и прочие, всё как у людей, а не одни только паразиты-торговцы, «мудрецы». Уже в тридцатых годах этническая жидовская среда исчезла или почти исчезла, и молодое поколение могло с ней познакомиться лишь по книгам, скажем, Шолом-Алейхема, которые, впрочем, читать молодежь в большинстве своем не могла, так как писал-то он, видите ли, на иностранном языке… Это был не заговор, а самоубийство, вернее же — явление природы, этнический процесс, от воли отдельных людей, как ни странно, не зависящий.

Именно дегенеративный этнический распад, переход жидов из этнического состояния в русское социальное явление, даже в русскую национальную проблему, позволил некоторым людям заклинать жидовский заговор. Загадочная ассимиляция жидов необычна и требует пояснения, но ведь далеко не всякий человек способен даже вопрос самостоятельно поставить. А что же слышим мы от евреев, ассимилированных жидов? Евреи — это особенный великий народ, вечная мера истины, торжество высшего духа, печальные вселенские странники, не привязанные к земле уже тысячи лет… Ясно, заключает здоровый потребитель, демоны. Да и что же еще ему думать? Все народы рождаются и умирают, все привязаны к своей родине, одни только евреи вечно бродят по миру и не знают пока, где притулиться. А может быть, это и не народ? Секта? Тайное общество? Зачем же иначе по миру бродить? И евреи, наводящие на мир жаркие бредни, смеют обижаться на «антисемитизм» или обвинения во вселенском заговоре? Да кто же чушь-то эту выдумал, как не сами евреи? Да, именно о заговоре речи не было, но о вселенской-то сути евреев какая же балаболка и не ляпнула? Ну, коли жиды вечными были, то куда же и подевались? Превратились в израильских иудеев с иным языком и иной родиной? Да какая же это вечность, если самосознание национальное было утеряно? Или, может быть, народ определяется набором бредовых идей, с ветром гуляющих по головам? Нет в мире вечных народов и никогда не будет.

Конечно, великое послереволюционное явление евреев России породило к ним, мягко говоря, неприязнь или же многократно усилило и расширило ее, а также возбудило уже массовые подозрения в «жидомасонском» заговоре. Подумать только, свой путь в русскую культуру жиды в огромной массе своей начали с предательства России, причем заметная их часть поступила на службу прямо в большевицкие палачи. Да, с точки зрения этнической и психологической это действие не может быть признано сознательным, ответственным, но какие же дураки и рассматривают подобные вещи с точки зрения научной? В связи с чудовищностью происшедшего презрение к жидам выглядит совершенно естественно — по Сеньке и шапка; странно бы было, если бы их уважали. Конечно, это неприятно было потомкам жидов, но если ты лезешь в чужую палату со своими бредовыми идеями, то стоит ли обижаться на неприязненное отношение? Как это ни поразительно, потомки жидов ничего не поняли, охмуренные бредовыми идеями о своем величии…

«Антисемит» вроде Шульгина мог бы сказать жидам (я вольно по памяти излагаю его нравоучение жидам):

— Что вам, собственно, нужно от русских? Русские вам, может быть, чем-то обязаны? Вы хоть палец о палец ударили, чтобы создать русскую культуру или государство? Зачем же вы разрушаете его? Вы хотите учиться в хороших школах и университетах, а не зубрить бессмысленные тексты в хедере? Прекрасно, создавайте свои жидовские школы и университеты и учитесь, тем более что денег у вас полные карманы; ни единый русский националист вам ни слова не скажет против, даже наоборот — ликованию его не будет предела. С какой стати вы нагло лезете в чужую жизнь да еще хотите, чтобы вас уважали? Кто и чем вам обязан?

Самое же поразительное, что даже среди ассимилированных жидов были лишь очень немногие люди, которые ясно понимали, что отнюдь не русские обязаны ходить перед жидами на цыпочках и оберегать их от магического «антисемитизма», а жиды обязаны русским — за образование свое, которого у них никогда не было, за новую жизнь и богатства не только русской, но и мировой культуры, к которым получили они доступ через русский язык. Как это ни поразительно, войдя в чужую культуру, жиды в огромном своем числе сохраняли презрение к русским и ощущение своего превосходства: уж как русским жить следует, они знали, разумеется, лучше, чем сами русские,— иначе бы толпами не кинулись в революционные и террористические противогосударственные организации еще до ленинского призыва. Конечно, их ненавидели многие. А за что их было любить? Конечно, родилась теория, что во всем виноваты жиды. А как она могла не родиться?

Можно ли осуждать этих людей? Что может быть страшнее гибели народа, проклятого собственными потомками? Подумайте, для нашего еврея этническое имя жид является оскорблением, причем объяснить оскорбительную суть данного слова он не способен. Национальный же язык жидовский получил презрительное наименование «жаргон». Мне кажется, даже наши националисты начала двадцатого века, воскресни они теперь в необычном порядке, жидов бы пожалели — несмотря на все жидовские гадости.

Предвидение Нилуса сбылось — с той только особенностью, что жиды оказались не антихристом, а очередной игрушкой в руках демонов. Демоны поигрались всласть и, как всегда, отбросили игрушку свою в сторону — она им больше не нужна. Евреи же так до сих пор и не поняли, что не русским нужно вытащить обломки старой этой игрушки из грязи, в которую швырнули ее демоны, а им же самим. И не для возвышения это нужно, очередного прельщения бесовского, а всего лишь для того, чтобы в оставшееся немногое время, когда евреи еще будут ощущать себя некоей инородной в России средой, не презирать себя, не шарахаться от каждого слова, чуя за ним «антисемитизм» и близкое присутствие демонов, а спокойно и достойно жить в мире хотя бы с собой, собственным прошлым и, может быть, даже будущим. Аминь.


[1] Вот пишет Игорь Губерман, «Гарики на каждый день»:
Еврейство — это странный организм,
Питающийся духом ядовитым:
Еврею даже антисемитизм
Нужнее, чем еврей антисемитам.

Зову живых