На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Патриоты и либералы

Дм. Добров • 26 марта 2015 г.
Рогозин и Немцов

Есть ли в России политика? Многим этот вопрос покажется глупым, ведь в их представлении политическая жизнь в России просто кипит — особенно в последнее время, но тогда зададим дополнительный вопрос: что такое политика? Если политика — это борьба за власть между  теми или иными группами правящего класса, выражающими разные идеи развития страны, то где у нас эта борьба? Борьба даже между крупными нашими партиями очевидным образом идет не за власть, не за идею политическую, пусть даже не кардинальную, а всего лишь за место во власти, за доступ к власти. Никто и никогда у нас не боролся, например, с Путиным за власть на основании любой иной идеологии, кроме господствующей либеральной. После разграбления советской собственности и передела ее наш правящий класс был вплоть до последнего времени удивительно един, и даже речи не могло зайти о какой-либо политической борьбе: собственно, зачем бороться против власти, которая обеспечивает твое благополучие? В данном смысле у нас господствует диктатура — только не путинская, а либеральная. Любые нелиберальные партии просто отсекаются от политики и от СМИ с широким охватом населения, а подпольной политической борьбы пока никто не ведет.

Вплоть до недавнего времени, до грузино-осетинского конфликта в 2008 г. и далее конфликта на Украине в 2014 г., Россия вполне успешно была встроена в экономику т.н. Запада в качестве сырьевого придатка, и это рабское положение устраивало в нашем правящем классе всех без исключения — и патриотов, и либералов, и аристократов, и дегенератов, вообще всех за исключением Путина, который хотел быть не рабом Запада, как все остальные, а «партнером», о чем подробнее ниже. Если вдруг кто сомневается в сказанном, то посмотрите, например, на фото, помещенное в начале данной статьи. На нем изображены большие друзья — патриот Рогозин и либерал Немцов, которые дружно ликуют по поводу победы Оранжевой «революции» на Украине в 2004 г. — заметим, антироссийской «революции», что Рогозин понял якобы только в 2008 г.:

Д. РОГОЗИН. Мы с вами считаем, что украинская власть пришла демократическим путем. Я сам так тоже думал в конце 2004 года. Я был в Киеве, смотрел, поражался палаточному лагерю.

М. ГАЙДАР. Да, вы даже выступали, кажется, на майдане.

Д. РОГОЗИН. Нет, на майдане я, конечно, не выступал. Это байка. Слава богу, до этого я еще не докатился. Но, безусловно, мы контактировали с политиками «оранжевой» коалиции, я лично знаком и с Виктором Ющенко, и с Тимошенко. Что хочу сказать.

М. ГАЙДАР. Оказался обком [имеется в виду вашингтонская малина, а не обком].

Д. РОГОЗИН. Оказался обком. Да, поверьте мне. Вот сейчас будет смешно, я вообще не склонный к этому конспирологическому пути расшифровки событий. Но сейчас я знаю достаточно много для того, чтобы утверждать, что были предприняты недюжинные шаги для укрепления авторитета власти, целые комбинации были продуманы, чтобы провести Ющенко во власть. И огромные деньги были на это брошены. Сейчас я вынужден признать, в том числе и свои ошибки 4-летней давности. Сейчас все понятно, что нельзя быть такими наивными и воспринимать эту картинку только с телевизора. Надо было бы поглубже разобраться. Это не воля народов, а это серьезная большая политика, которая связана с необходимостью изоляции России.


Рогозину поверить трудно, ибо публичное политическое ликование с Немцовым даже в 2004 г. унижало человека, если он не был патологическим рабом США или рабом капитала, но после конфликта в Грузии даже ребенок бы понял, что Запад не является дружественным России. Это и поняли все за исключением патологических рабов США вроде Немцова с рабами капитала и опять же одного человека — Путина, который остался при прежнем своем мнении, т.е. по-прежнему хотел стать «партнером» Запада, о чем он говорит публично уже года четыре.

Грузино-осетинский конфликт Путин воспринял с олимпийским спокойствием — благо находился тогда на Олимпиаде в Пекине со своим другом и партнером Джорджем Бушем-младшим, да и формально не мог принимать решений по данному поводу (президентом России, напомним, был Медведев). Запад воспринял этот конфликт с таким же спокойствием, как Путин, правда только после необходимой истерики в СМИ, трагического заламывания рук, истошных криков о диктатуре и т.д.

Настоящий раздор между Россией и Западом начался на почве украинского конфликта. В феврале 2014 г. в Киеве была достигнута дипломатическая договоренность украинской «оппозиции» с президентом Януковичем под гарантии Запада и России, но западные политики обманули Путина, свергнув Януковича руками «оппозиции»… Путин в ответ тоже нарушил договоренность — забрал Крым для обеспечения военной силы России перед Западом, благо народ наш был всецело за возврат Крыма России. В данном случае Путин действовал как партнер Запада, как равный, но в глазах Запада он был и остается не партнером, а рабом, почему открытое его выступление против «демократии» и было принято в штыки.

Сегодня на основании украинского конфликта многие недальновидные люди прочат нам чуть ли не мировую войну, но это полный абсурд: во-первых, конфликт на Украине является региональным и при любом его исходе ущерба никому из либералов не нанесет, даже в том случае, если Украина погибнет в страшных корчах, а во-вторых, украинский конфликт — это единственное политическое расхождение Путина с его западными партнерами, единственное. Да, оно опирается на странное желание Путина быть не рабом США, а партнером, но это желание, как видим, он способен отстаивать весьма твердо… И Запад уже сломался. Так, страшные публичные угрозы отключить Россию от международной платежной системы SWIFT кончились тем, что представитель России тихонько был приглашен в совет директоров данного предприятия.

Концлагерь Гросс-Розен

Что же касается санкций, то вредят они слегка только российским предприятиям глобальной экономики: ответные санкции Путина касаются европейских фермеров, необходимость в которых, вероятно, скоро отпадет, ибо же на Украине появятся люди, готовые работать на знаменитых черноземах за кусок хлеба, например за один доллар в день. И это весьма либерально: в рынок, как известно, нужно вписаться… Ну, и кто же будет виноват в том, что европейские фермеры не вписались в рынок? Правительство Европы? Но у него даже и спрашивать не станут: транснациональные корпорации, которые будут использовать рабский труд на Украине, с легкостью выиграют конкуренцию у европейских фермеров. Иначе говоря, Путин показательно играет на интересы глобального капитала, а вот политики США — против. И удивительно ли, что они уже начали приходить в малый разум? Глобальный капитал, кстати, тоже понимает, на чьей стороне находится Путин, и недавно один из крупнейших в мире коммерческих банков, американский Goldman Sachs, рекомендовал инвесторам покупать российские ценные бумаги… Наверно, это объективно, но тогда это показывает, чего стоят на глобальном рынке западные и российские «санкции», вместе взятые. Да, европейские фермеры страдают от санкций, но при чем же здесь Goldman Sachs и прочие представители глобального капитала? Зачем им европейские фермеры, если на Украине можно будет устроить европейскую житницу на дармовой рабочей силе? Ну, кредитов-то под это дело сколько нужно будет транснациональным корпорациям, инвестиций? Это ужасающие по величине деньги, но украинцы получат с них только по куску хлеба для каждого: рабы не могут зарабатывать, а свободу свою украинцы потеряли. Освобождает же, как известно, труд: «Arbeit macht frei».

Несмотря на то, что Путин уже отказался от Украины, публично признав право США на Украину за исключением Крыма, признав даже нацистскую украинскую власть, политики США продолжают укреплять правящий украинский режим. Зачем они это делают, если каждый день существования украинского режима погружает украинский народ в долговую яму? Рабов хотят получить? Да, но в чем же тогда единственное их расхождение с Путиным, если действия Путина против европейских фермеров объективно играют на обеспечение существования украинских рабов? Так, может быть, расхождение Запада и Путина царит только в вымыслах воображения наших патриотов? Может быть, и все эти глупейшие минские договоренности, направленные на деле только на разжигание украинской войны, тоже являются частью общего стремления Путина и его западных партнеров?

Что ж, все может быть, но пока важнее иное: действия Путина и его западных партнеров привели Россию к условиям, в которых у нас начала появляться политика, начали появляться в народе патриотические антилиберальные течения, представители которых уже воспринимают либералов как предателей. Таким образом, в нашей политике начинает вырисовываться антитеза патриот — либерал. И если в 2004 г. патриот Рогозин поддерживал либералов и даже фотографировался с либералом Немцовым, то скоро он уже не сможет сделать ничего подобного, даже если захочет: стыдно фотографироваться с врагом народа, с рабом США.

Пока, впрочем, все это несерьезно, а серьезно это станет, например, когда определится положение Украины, отданной фактически в рабство Западу, на растерзание, причем при полной поддержке Путина и даже наших СМИ, которые весьма активно навязывают нам нацификацию Украины — может быть, для того, чтобы мы не слишком грустили после закабаления этих нацистов? Да, Путин против геноцида на Донбассе, и это вполне либерально, что на Западе уже начинают понимать. Возможно, людям на Донбассе, которые сумели защитить свое будущее с оружием в руках, позволят сбежать из грядущего на украинские черноземы агропромышленного рая, но все прочие наверняка там и останутся — те, конечно, кто снова сумеют вписаться в глобальный рынок, из которого Украина давно уже выпала.

Путину нужно было показать свою устойчивость перед американцами — поддержку народную, и для того он оперся на патриотизм. Патриотизм наш, впрочем, есть заклятый враг либерализма, и тем самым Путин выращивает своих врагов, но отказаться от этого не может: не на кого будет опираться…

Таким образом, политика наша пока развивается в рамках шизофреноподобного сознания Путина: патриоты уже противостоят либералам, пока вне политической системы, которая везде весьма инертна, но вождем своим те и другие считают только Путина (исключая, конечно, маргиналов с той и другой стороны). Это, конечно, плохо, но хорошо уже одно то, что у нас потихоньку появляется политика. Народ начинает думать и понимать, что интересы транснациональных корпораций, отстаиваемые мировыми либералами во главе с Путиным, см. ст. «Глобальная экономика», и интересы народа России — это совершенно разные вещи.

Многие патриоты ждут у нас либерального переворота, как на Украине, но это, конечно, полный абсурд: при либеральной диктатуре никакого либерального переворота быть не может, как не было его и на Украине, см. ст. «Антимайдан». Поскольку истинные либералы теперь находятся вне политики в традиционном ее понимании — политики как столкновения идей (все их попытки участия в политике потерпели полный крах), то пока у нас происходит разделение патриотического лагеря на псевдолиберальную часть во главе с либералом Путиным и антилиберальную, которая тоже мнит своим главой либерала Путина. Это еще не политика, а привычное шизофреноподобное состояние, поскольку нет пока понимания основополагающих идей, движущих общество вперед, но это уже противостояние, которое для понимания сложившегося положения требует именно идейного пояснения…

Несмотря на то, что возвращение наше к жизни, самоопределение после дегенеративного распада почти всего социума, происходит под давлением Запада, это действительное самоопределение, и оно не исчезнет даже в том случае, если давление Запада будет снято. Дело просто в том, что давление Запада исчезнет тогда, когда Украина будет находиться уже в рабском состоянии, безвыходном, но это станет лишь новой формой психического давления на Россию, уже более жесткой… Впрочем, мы не знаем, дойдет ли закабаление Украины до логического конца, поскольку это может быть опасно и для Запада, и для Путина. Мы уже находимся в том состоянии, когда мнение нашего народа не смеет не учитывать ни Путин, ни даже Запад, и одно уже только это является огромной победой последнего времени. И разумеется, это заслуга Путина, не правда ли?

Зову живых