На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Версии убийства Немцова

Дм. Добров • 17 марта 2015 г.
Немцов

После убийства Немцова, несмотря на задержание и арест якобы исполнителей убийства, так ничего и не прояснилось: следствие через свои сливные бачки в прессе мелет такую чушь, что слушать страшно — страшно становится за наше будущее с такими тупыми спецслужбами, а простые граждане не способны осмыслить случившееся. Ниже показано, как и на каких основаниях должны появляться версии, а также — как отбрасывать несостоятельные версии. Разумеется, следует помнить, что построение версий убийства — дело по-римски циничное, поскольку под подозрение всегда попадают люди, не имеющие отношения к преступлению.

Начинать построение версий следует, конечно, от личности потерпевшего и от его деятельности, частной или общественной. Личность Немцова, даже до знакомства с его деятельностью, сразу порождает версию его убийства по примитивному римскому принципу cui prodest: ну, кому может быть выгодно убийство человека, после смерти которого остаются миллионы долларов? Разумеется, убийство его выгодно наследникам, и это всегда является первой версией следствия в подобных случаях. Если же учесть еще, что Немцов был плохим мужем и плохим отцом, поскольку убили его, когда он шел с проституткой из ресторана, то версия «cui prodest» значительно укрепляется. Не противоречит данной версии и арестованная группа чеченцев — простых людей, которые могли принять заказ на убийство, чтобы заработать. В подобных случаях заказ на убийство проходит через некоторое количество посредников, знакомых между собой, а потому в принципе связь между заказчиком и исполнителем устанавливается, хотя доказательств может и не быть.

Попытка далее применить принцип cui prodest приведет нас в тупик: Немцов, как уверяют многие его сподвижники, не занимался бизнесом, а значит, не мог иметь имущественных конфликтов. Что же касается личных его отношений неимущественных, то здесь примитивный принцип cui prodest уже не годится. Заменим его современным юридическим понятием мотив, под которым может пониматься не только цель убийства, та или иная выгода, но и причина, например месть.

Любовные похождения Немцова в качестве богатенького принца Борри, в сущности, могли привести к конфликту и убийству, но не на почве мужской ревности, поскольку дело он имел только с проститутками. Можно называть этих проституток моделями, маркитантками, куртизанками, светскими львицами, гетерами и так далее, но сути это не изменит: Немцов хотел от них плотских удовольствий, а они от него — содержания на любых условиях, вплоть до женитьбы. Но жениться он не собирался, и никаких серьезных отношений у него не было. В принципе, здесь можно рассматривать версию женской ревности — что одна из проституток в ослеплении заказала его убийство, вообразив себе, будто Немцов собирается жениться на другой: «Так не доставайся же ты никому!» Здесь возникает уже представленная выше связь между заказчицей и арестованными в качестве исполнителей чеченцами либо иной группой, не относящейся к организованной преступности (частное лицо просто побоится обратиться к представителям организованной преступности).

В личном плане Немцов был человек неконфликтный, даже хороший, как уверяют многие его приятели и знакомые. Едва ли у него были личные враги, но предельно завышенное его самомнение могло привести к конфликту — могло, но не привело, поскольку личных врагов у него вроде бы не было.

Если же говорить об общественной деятельности Немцова, то первой в голову приходит версия сподвижников Немцова о коварном Путине… В принципе, эта версия имеет право на существование, но в том виде, в котором представляют ее сподвижники Немцова. Вот самая разумная интерпретация предполагаемого мотива Путина:

По поводу Немцова, помимо общих соображений (посеять страх и устранить важного коммуникатора в оппозиционной среде), здесь работает и вот еще какое, мне подсказал один влиятельный человек: Немцов играл очень инструментальную роль в лоббировании западных санкций, много общался с западными лидерами и политиками на эту тему, в высшем российском руководстве его считают во многом «персонально ответственным» за санкции и подсказавшим, какие санкции (кредитная блокада прежде всего) будут наиболее сильнодействующими.


Безусловно, это серьезно, поскольку речь идет о больших деньгах и больших финансовых потерях не только для страны, но и для отдельных лиц, в частности из окружения Путина. Здесь, однако, есть две неувязки: во-первых, мы не знаем, каким образом это коснулось лично Путина и коснулось ли вообще, а во-вторых, если иметь в виду бизнесменов из окружения Путина, отмену практики решения проблем при помощи убийств, распространенной в девяностых годах, можно связать именно с Путиным, с установленными им новыми правилами игры. К тому же следует добавить, что Путин очень замкнут, это человек, который держит всех прочих на определенной дистанции, а потому немыслимо вообразить, что он обсуждал со своими приятелями убийство Немцова. Ни приятели бы не посмели завести с Путиным речь об убийстве, ни сам бы он эту тему не поднял. Если же предположить, что приятели действовали без ведома Путина, то исполнитель убийства был бы из среды организованной преступности — намертво связанной с бизнесом. Но об исполнителях мы поговорим ниже.

Вместе с тем приведенное соображение является ценным для версии о коварном Путине. Дело в том, что Немцов не только настраивал Запад против Путина, если верить В. Милову, но в ноябре 2014 г. еще и перехватил главную путинскую идею, дело его жизни об интеграции с Европой:

Россия вновь стоит перед выбором. В результате украинской авантюры правящая верхушка обрекла себя на изоляцию со стороны Европы. Самонадеянно считая, что в условиях изоляции режим сможет продержаться достаточно долго, Путин путем экономического шантажа и военных угроз пытается заставить европейцев отменить все санкции, признать его действия против Украины обоснованными и вернуть Европу к взаимодействию с Россией как в прошлые годы.

Высокомерно предъявляя европейцам лживые аргументы и демонстрируя им, что Россия делает ставку на торговые связи с Китаем, Путин еще больше загоняет себя в ловушку изоляции, затягивая в нее и всю страну. Российские граждане стали заложниками внешнеполитической авантюры руководства страны, его иррациональных амбиций.

[…]

Россия всегда была неотъемлемой частью европейской цивилизации. Самобытной, уникальной, но неразрывной частью Европы. История и культура, традиции и обычаи, религиозные воззрения, экономические и человеческие связи нашей страны с Европой складывались более тысячи лет.

[…]

Мы предлагаем создать Коалицию за европейский выбор для совместной организации протестных действий, правозащитной и просветительской работы, а также возможного совместного участия в муниципальных, региональных, думских и президентских выборах. Только такая работа всех российских европейцев может привести нашу страну к успеху и освободить ее от произвола, мракобесия, полицейщины и коррупции.

Сделаем Россию свободной! Вернем Россию в Европу!


Сторонники Путина, вне всяких сомнений, правильно указывают, что Немцов не имел никакого веса в российской политике, но в глазах европейских элит из всей нашей уличной «оппозиции» только Немцов является весьма значительной политической фигурой, сторонником и чуть ли не преемником великого Ельцина… Политический вес Немцова в Европе если и не превосходит вес Путина, то, во всяком случае, сравним с ним. Действительным же конкурентом Путину на европейском поле Немцов стал тогда, когда перехватил путинскую идею создания Европы «от Лиссабона до Владивостока», см. статью Путина «Россия и Европа: от осмысления уроков кризиса к новой повестке партнерства». С объективной точки зрения все это, конечно, утопия, но и Путин воспринимает это серьезно, и Немцов воспринимал.

Здесь самое время напомнить, что мы рассматриваем отнюдь не виновность Путина в убийстве Немцова, а всего лишь наличие у него мотива для убийства, который приходится признать действительным. Каждый способен представить, как он почувствовал бы себя, если бы дело его жизни, глобальный проект, перехватил бы наглый плагиатор, имеющий шансы на успех. Здесь, впрочем, мы вправе предположить, что Путин сначала попытался бы договориться с Немцовым — например, «интегрировать» его во власть,— но Немцов был не очень-то и сговорчив… Если Немцову поступали предложения в том или ином качестве «интегрироваться» во власть, чего мы знать не можем, то это работает на приведенную версию.

На данную версию работает также и состав задержанной группы якобы исполнителей убийства — чеченцев, один из которых, Заур Дадаев, только в декабре 2014 г. уволился из МВД и даже имеет государственные награды. Ну, с кем Путин мог договориться без проблем по любому вопросу? Конечно, с верным Рамзаном Кадыровым, который неоднократно клялся в верности Путину даже публично… К тому же Рамзан едва ли питает великую любовь к Немцову и ему подобным.

Не спешите, впрочем, обвинять Кадырова и Путина во грехе: вспомните, например, романы Агаты Кристи, в которых самый вероятный подозреваемый в итоге оказывается непричастным к убийству. Немцов, к сожалению, был дурным человеком и выступал против многих, даже против общества, в котором жил, а потому и мотив для его убийства был у многих.

Из прочих версий следует помянуть подготовку убийства Немцова в Службе Безопасности Украины (СБУ). Здесь о действительном мотиве говорить не приходится, поскольку в СБУ остались уже одни идиоты, действия которых не только непонятны — попросту непредсказуемы, но следует помнить, что СБУ полностью контролируется американскими спецслужбами; говорят даже, в центральной конторе СБУ в Киеве американцы занимают целый этаж. Таким образом, эта версия смыкается с версией о подготовке убийства Немцова американцами, которая тоже представляется несостоятельной. Дело в том, что несерийное убийство не укладывается в образ действий американских спецслужб: они могли бы убить миллион немцовых, тысячу или хотя бы сотню, как на Евромайдане в Киеве, но не одного-единственного. К тому же, и это очень важно, великого героя демократии следует убивать отнюдь не в объятиях проститутки, а за героическим его занятием, как убили на Евромайдане в Киеве т.н. небесную сотню. Немцов умер позорно, рядом с проституткой, и американцы, разумеется, не могли этого допустить ни в коем случае.

Некоторые «версии» озвучил также Следственный комитет, и это наводит на самые грустные размышления об умственном уровне его сотрудников:

Что касается мотивов преступления. На сегодняшний момент следствие рассматривает несколько версий: убийство как провокация для дестабилизации политической обстановки в стране, и фигура Немцова могла стать своеобразной сакральной жертвой для тех, кто не гнушается никакими методами для достижения своих политических целей. Тщательно отрабатывается также и версия, связанная с исламско-экстремистским следом. Дело в том, что у следствия есть сведения о том, что Немцов получал угрозы в связи с его позицией относительно расстрела журналистов редакции журнала «Шарли Эбдо»  в Париже. Кроме того, проверяется версия, связанная с внутриукраинскими событиями. Не секрет, что среди обеих конфликтующих сторон есть очень радикальные персонажи, не подчиняющиеся никаким властям.  Но не исключены, конечно же,  и  версии,  связанные с коммерческой деятельностью Немцова и личной неприязнью к нему, а также  и другие бытовые версии.


Немцов как «сакральная жертва» для дестабилизации политической обстановки в стране — это полная чушь. Выше уже пояснена глупость этой версии: великий герой демократии должен умереть в бою за свободу, а не в объятиях проститутки после романтического ужина в ресторане. К тому же Немцов не играл никакой роли во внутренней политике России, и его исчезновение просто не могло оказать никакого влияния на нашу политику. Эта версия очевидным образом построена под влиянием т.н. бурления говн.

Загадочные сведения следствия об угрозах Немцову в связи с его позицией по расстрелу «журналистов» «Шарли», полученные неведомым образом уже на следующее утро после убийства,— это откровенная и наглая ложь. Сподвижники Немцова отрицают эту версию. Что же касается признания Заура Дадаева в убийстве Немцова, сведения о котором распространяют сливные бачки следствия, то оно тоже представляет собой откровенную и наглую ложь: если есть действительное признание Дадаева, то где пистолет, из которого убили Немцова? Почему Дадаев не выдал пистолет, если и правда признался в убийстве? Ответ прост: нет у него этого пистолета и быть не может.

Версия, связанная с событиями на бывшей Украине, имеет право на существование, и ниже она будет рассмотрена в связи с фактами убийства. Что же касается бытовых версий, то они рассмотрены выше.

Мы рассмотрели отнюдь не все версии убийства Немцова: в рамках бурления говн было много всякой всячины,— но уже должно быть понятно, что такое мотив и что такое действительная версия убийства, опирающаяся на этот мотив.

Далее у людей несведущих возникает вопрос, каким образом можно подтвердить или опровергнуть ту или иную версию убийства? Здесь есть метод восстановления объективной истины: выше мы шли от личности Немцова и его деяний к убийству, а теперь пойдем от убийства к личности Немцова, и если, условно говоря, встретимся на пути с одной из версий, не допустив ни малейших противоречий, то это и будет объективная истина. Вполне также возможно, что в ходе рассмотрения фактов убийства может возникнуть новая версия…

Убийство Немцова, благодаря современным технологиям, мы имеем возможность наблюдать в записи, но сам миг стрельбы скрыт от нас автомобилем, убиравшим улицу. Заснято убийство было камерой телеканала ТВЦ, и хотя запись очень плохая, доблестные гвардейцы диванных войск заметили на ней чрезвычайно любопытную особенность. Ссылаться на диванную гвардию не хочется, ибо же помимо любопытной особенности в титаническом ее труде столько ахинеи…

Первоначально предполагалось — в пояснении происшествия на мосту по приведенной ссылке на сайте ТВЦ,— что стрелявший в Немцова человек ждал его на мосту, но боевые наши ботаники заметили на видео, что стрелок шел за Немцовым, а не ждал его на мосту. К Немцову стрелок приблизился, каким-то образом укрываясь за автомобилем-уборщиком (вероятно, это КАМАЗ) — либо на бегу, либо на подножке или в ином месте. На помещенном ниже снимке белым кругом выделены фигуры Немцова и его спутницы, а белой стрелкой — фигура стрелка, находящаяся перед автомобилем-уборщиком (в движении на видео фигуры видны лучше). На записи же, см. ее по ссылке выше, хорошо видно, если обратить внимание, что после того, как фигуру предполагаемого стрелка обгоняет автомобиль-уборщик, она исчезает из вида…

Убийство Немцова

Это значит, что стрелок использовал неожиданное изменение обстановки для атаки на противника. И даже на одном этом основании смело можно утверждать, что стрелок был не наемный убийца, а офицер-разведчик с опытом. Ну, кто еще способен мгновенно использовать благоприятное изменение обстановки для атаки на противника? Почему, спросите вы, оно было благоприятным? Да потому, что атака на Немцова была закрыта от проезжей части автомобилем-уборщиком, закрыта от свидетелей и видеорегистраторов проезжавших автомобилей, даже от камеры ТВЦ, о которой стрелок едва ли мог знать. Можно ли оценить происшедшее иначе? Возможно ли, что водитель автомобиля-уборщика был «в теме», как заключил наш ботанический спецназ? Нет, это совершенно невозможно: случайных и неподготовленных людей на столь опасное и ответственное дело не взял бы даже сам Путин, не говоря уж о командире разведгруппы, устроившей засаду на Немцова.

Разберемся с тем, что случилось на мосту. Нападавшие действовали по меньшей мере двумя группами, проявив просто фантастическую слаженность: автомобиль, который забрал стрелка, выехал на мост до начала стрельбы, что можно увидеть на помянутой выше записи. Могли ли это быть наемники? Могут ли наемники действовать двумя группами? Посмотрим на мнение по данному поводу, наверно, самого известного наемного убийцы в России, Алексея Шерстобитова, который отбывает теперь наказание:

Как вы оцениваете, насколько профессионально было исполнено убийство Бориса Немцова? На этот счет существуют противоположные точки зрения.

– К сожалению, у меня мало данных, но отмечу, что для меня очевидно: стрелявший не думал, как человек занимающийся устранением на постоянной основе, по крайней мере на серьезном уровне.

Любой из читающих, поставив себя на место стрелка, должен задать себе вопрос: как я мог бы это сделать с наименьшей для себя опасностью? Ответ всегда на поверхности: стрелять с как можно более далекого расстояния. По всей видимости, времени было мало, и позицию подготовить не представлялось возможным. В этой ситуации самый простой вариант, он же самый надежный,– это проехать вдоль пути предполагаемого следования, припарковаться, открыть немного окошко и ждать, пока цель приблизится на нужное расстояние. Сделать выстрел – если стрелок даже средний, то если не с 25, то с 15 м он попадет в голову точно. И спокойно удалиться, не засветив себя.

Это только один вариант возможного развития событий, выглядящий гораздо надежнее. Опять-таки, из шести выстрелов стоя из пистолета с расстояния в несколько метров четыре попали в цель, размером в три раза больше, чем мишень при стандартном упражнении для стрельбы, в которую любой уважающий себя военный или полицейский не мажет!


Здесь принципиальное противоречие: Шерстобитов, да и любой иной наемный убийца, действует при убийстве, исходя из интересов собственной безопасности, как это верно отмечено в приведенной цитате, но профессиональные действия предполагают иной приоритет: на первом месте стоит выполнение задачи, а обеспечение живучести группы — только на втором. Кроме того, в засаде для нанесения максимального поражения противнику следует использовать неожиданность (стрелявший в Немцова действовал правильно, напав со спины), а в предложенном Шерстобитовым плане это не учтено: стоящий впереди автомобиль необходимо привлечет внимание, и засада может быть раскрыта… Если бы Шерстобитов попытался осуществить свой план, то Немцов мог просто испугаться и убежать назад по мосту. Кроме того, спутница Немцова в результате испуга, неожиданности или любой случайности могла перекрыть линию огня, воспрепятствовав стрельбе в Немцова. После такой неудачи убить Немцова было бы уже намного сложнее, ибо он нанял бы себе охрану. Как видим, план непрофессиональный, хотя предложен признанным и знаменитым специалистом.

Обратим внимание и на еще один очень важный факт: Шерстобитову в данных условиях хватило бы одного выстрела, а напавший на Немцова стрелял шесть раз. Значит ли это, что он не умеет стрелять? Нет, это значит, что он находился в аффективном состоянии, на волне эмоционального выброса, ибо множественные ранения жертве люди наносят только в аффективном состоянии. Стало быть, стрелявший в Немцова не был хладнокровным наемным убийцей. Что же касается его владения пистолетом, то он отстрелялся за две-три секунды, причем за столь короткое время сумел, вероятно, скорректировать огонь после промаха… Пистолетом он владел отлично, но не умел убивать. Следует помнить, что умение стрелять и умение убивать — это совершенно разные вещи.

Проанализируем теперь распределение ролей в засаде на Немцова. Из того факта, что Немцова убил человек, находившийся на мосту, никоим образом не следует, что именно так и было запланировано. Из записи очевидно, как уже сказано, что шедший за Немцовым человек действовал по обстановке: появился автомобиль-уборщик, и это было использовано как благоприятное обстоятельство для атаки. Что же было запланировано? Скорее всего, огневая подгруппа находилась в автомобиле, а за Немцовым шел представитель подгруппы наблюдения, который просто принял решение атаковать по обстановке и, наверно, получил согласие командира… Чтобы столь быстро принимать столь ответственные решения, способные повлиять на исход всей операции, нужно быть очень смелым и решительным человеком. Нападение же со спины не является в данном случае признаком трусости, как полагают некоторые сподвижники Немцова: это просто закон засады, тактика. Стрелок действовал совершенно правильно и почти безупречно.

Распределение ролей в засаде, мгновенные действия по изменившейся обстановке с вероятным перераспределением ролей и аффективное состояние стрелка при атаке на Немцова говорят о том, что перед нами отнюдь не убийцы, а именно профессионалы, привыкшие действовать на территории, полностью или частично контролируемой противником, но не привыкшие убивать безоружных людей, т.е. войсковые разведчики. Подтверждается ли это какими-либо сторонними фактами? Да, напавшая на Немцова группа имела армейское снабжение, как можно судить по гильзам, найденным на месте убийства Немцова:

По данным «Ъ», четыре патрона, судя по маркировкам, были выпущены Юрюзанским механическим заводом (Челябинская область) в 1986 году, а еще два – Тульским патронным заводом в 1992 году.


Это очень старые патроны, и пользоваться ими уверенно можно только в том случае, если знать, что хранились они надлежащим образом, не в бытовых условиях, где срок их хранения едва ли превышает десять лет, а на армейских складах, в герметичной заводской упаковке. Иначе говоря, пользоваться этими патронами уверенно мог только человек, который сам вскрывал цинки с ними или получал их с армейского склада. Разные же производители патронов указывают на то, что стрелок постоянно получал патроны со склада, пополняя запас из разных цинков…

Что же касается преступников, то на черном рынке столь старых патронов к пистолету Макарова, вероятно, просто нет: их никто не будет покупать, разве что в оцинкованной заводской упаковке, но там их очень много — 1 280 штук. Или, может быть, наше следствие верит, что безработный Дадаев, охранник супермаркета, водитель КАМАЗА и какие-то иные простые люди купили по меньшей мере два цинка с патронами к пистолету Макарова (2 560 штук) только по причине личной неприязни к Немцову? Не многовато ли на одного Немцова? Да и не дороговато ли будет для личной неприязни? Неужели дешевле ничего не нашлось на черном рынке?

Армейское снабжение группы, напавшей на Немцова, и постоянно используемое личное оружие у одного из нападавших, не отстрелянное в пулегильзотеку, подтверждают помянутую выше «версию, связанную с внутриукраинскими событиями», высказанную представителем Следственного комитета в совершенно неуклюжей форме: «Не секрет, что среди обеих конфликтующих сторон есть очень радикальные персонажи, не подчиняющиеся никаким властям». Понятно, что и старые патроны из России, и пистолеты, и многие иные вещи попадают в армию Новороссии с расконсервированных армейских складов — также, наверно, и украинских. Поставки эти едва ли легальны, а возможно — и криминальны. Даже если следствие установит номер склада, на который поступили с заводов указанные патроны, то следы их, скорее всего, уже потеряны: наверняка они уже списаны самым законным образом… К тому же, расследование этой версии приведет нашу власть к совершенно нежелательному результату: придется признать, что Немцова убил восставший народ в Новороссии, т.е. признать Немцова в буквальном смысле врагом народа. Это весьма нежелательно в политическом отношении и даже опасно.

Рассмотрим теперь, годятся ли на роль убийц Немцова захваченные следствием чеченцы. Сливные бачки следствия утверждают, что в Немцова стрелял Дадаев (не охранник же супермаркета и не водитель КАМАЗА), и это подтверждается опубликованным «доказательством»:

Убийцы Немцова

Не ясно, где сделан этот снимок, в какое время и, соответственно, какое он имеет отношение к убийству Немцова, да и люди на нем похожи на манекены — неопознаваемы совершенно, но «доказательство» налицо.

Во-первых, если группа Дадаева имела армейское снабжение, это работает на представленную выше версию заказа убийства Немцова Путиным через Кадырова. Будет ли следствие разрабатывать данную версию? Глупый вопрос, не правда ли?

Во-вторых, если в Немцова стрелял Дадаев, человек с боевым опытом и даже с боевыми государственными наградами, то почему он находился в подгруппе наблюдения, как мы установили выше, а не в огневой подгруппе? Неужели предполагалось, что в Немцова будет стрелять охранник супермаркета или водитель КАМАЗА? Разумно ли это?

В-третьих, если группа Дадаева действовала столь высокопрофессионально, как показано выше, то почему она пользовалась мобильными телефонами, как уверяет следствие через сливные бачки, а не шифрованной цифровой радиосвязью? Если, положим, Путин и Кадыров были столь коварны, что снабдили группу Дадаева патронами с армейского склада, то почему они не снабдили ее безопасной армейской радиосвязью? Мобильными телефонами для связи в боевых условиях пользуются только украинские военные, даже в Африке этого наверняка нет, но на Украине, можно сказать, нет армии. При этом нетрудно, конечно, допустить, что у каждого из группы Дадаева был мобильный телефон и что члены группы во время убийства Немцова по какой-то причине находились в районе убийства — в районе действия определенного ретранслятора мобильной связи. Положим, они там были, но почему же следствие назначило их на роль подозреваемых в убийстве? Хоть одна-то причина должна быть? Вероятно, что-то есть, но нам это говорить не хотят… Насмешек боятся?

В-четвертых, распространенный сливными бачками следствия мотив Дадаева смехотворен: Дадаев якобы убил Немцова из неприязни, возникшей по поводу высказываний Немцова об исламе в связи с событиями вокруг еженедельника «Шарли», а именно — статьи Немцова «Исламская инквизиция», но это противоречиво. Чтобы принять глупую эту статью за тяжкое оскорбление ислама, достойное смерти, человек должен мыслить, как маленький ребенок, но способен ли маленький ребенок потратить массу времени, денег и сил на организацию преступной группы и убийства? Значит, сначала Дадаев мыслил, как сущий ребенок, а потом действовал, как зрелый, опытный и решительный человек? Это попросту анекдот.

В-пятых, из охранника супермаркета и водителя КАМАЗА можно, конечно, сделать хороших разведчиков, которые будут слаженно и уверенно действовать в группе, но времени на это потребуется гораздо больше, чем отводит на то следствие или любая версия. Уж точно не меньше года потребуется, а скорее больше, но с какой целью это нужно было делать и кому это нужно? Кроме того, как же так вышло, что людей длительное время готовили к заказному убийству, но так и не подготовили, ибо убивший Немцова человек находился в аффективном состоянии, т.е. не был убийцей? Это абсурд, да и вообще, данная версия порождает одни противоречия.

К сожалению, наша судебная система такова, что не предполагает установления объективной истины по делу. Иначе говоря, сказанным выше следствие не заинтересуется ни в малейшей степени: у него уже есть какие-то «доказательства» вины Дадаева и его родственников, они будет представлены суду, а решение суда просто непредсказуемо. Впрочем, если в процессе примут участие присяжные, то приговор предсказуем: подсудимых оправдают за недоказанностью вины. К несчастью для обвиняемых, присяжных наша прокуратура боится, как чумы, не меньше. Поэтому нетрудно предположить, что прокуратура сделает все, чтобы присяжных на процессе не было, хотя статья, по которой Дадаеву и его родственникам предъявлено обвинение, попадает под юрисдикцию суда присяжных.

Но вернемся к нашей версии, которая состоит в том, напомним, что убийство Немцова — это первое профессиональное убийство представителя правящего класса в России. На основании фактов по делу мы построили свою версию, пусть и удивительную, но соответствующую действительности. Остается весьма важный вопрос: каков же был предположительный мотив разведгруппы, убившей на Немцова? Зачем это было сделано? Какое отношение Немцов мог иметь к разведгруппе из Новороссии или, положим, к ее командованию?

Тот факт, что Немцов выступал против нашего народа, т.е. являлся его врагом, признают даже сторонники Немцова, например см. выше в цитате из статьи В. Милова, но достаточно ли этого для убийства? Мало ли у нас в политике подобных Немцову негодяев и американизированных ничтожеств? Полагать мотивом убийства Немцова месть за предательство нашего народа было бы слишком уж просто и, главное, немотивированно: почему именно Немцов? Почему не Сурков, не Кудрин и так далее? Случайно? Но если убийство Немцова профессиональное, как мы заключили, то выбор «сакральной жертвы» должен быть разумным, не так ли? «Война ведь — это не просто кто кого перестреляет. Война — это кто кого передумает…» Помните?

Нужно отдать себе отчет в том, что если сказанное выше правильно, то Немцов — это первая жертва гражданской войны в России, которая будет направлена на уничтожение либералов — вероятно, вплоть до Путина. Путину, вероятно, и послано предупреждение через смерть его большого единомышленника Немцова (о единых их помыслах см. выше). Разумеется, единомышленников у Путина много — это все наши либеральные политики, но только один из них пока стал открытым врагом народа: ни Сурков, ни Кудрин, ни прочие системные политические ничтожества пока ничего подобного себе не позволяли. Поэтому Немцов как самый последовательный враг нашего народа из политиков, уважаемый, к тому же, на Западе, был самой подходящей кандидатурой на роль «сакральной жертвы», а точнее — увещевательной жертвы для Путина. Путин за смертью своего единомышленника Немцова должен был услышать шаги командора или увидеть тень убиенного полковника Каддафи, а значит — испугаться… Услышал ли? Увидел ли? Испугался ли?

Возникает, конечно, вопрос, при чем здесь Путин? Что ж, это очевидно: против нашего народа развязана война на его уничтожение, причем уже не только «холодная», а Путин с его окружением мечтает только об одном — как бы помириться с Западом, вернув течение вещей в привычное русло, т.е. как бы снова стать рабом, но уже гордо называться партнером. Этот пассивный партнер Запада фактически предал восставший Донбасс, но не окончательно, разумеется: окончательное предательство, согласие на геноцид восставшего нашего народа в Новороссии, которого и добивается от Путина Запад, он совершить не может просто в принципе, потому что это будет стоить ему карьеры, а может быть, и жизни, как нетрудно предположить после профессионального убийства его единомышленника Немцова.

Суть минских переговоров, которые уже два раза начинались только для спасения проигравших войну киевских нацистов, заключается в согласии Путина на геноцид Новороссии: от Путина требуют согласия, а он его не дает, но и разговаривать не отказывается. Идиотов нет, все понимают, что «единая Украина» как прозападное государство возможна только после уничтожения всех внутренних врагов Запада, а это будут миллионные жертвы… И Немцов, напомним, данную политику Запада всецело поддерживал, показывая Западу, что может стать для него более верным рабом, чем Путин. Собственно, в лице Немцова был убит реальный конкурент Путина в глазах Запада, и это убийство отрезает Путину любой контакт с Западом: все, поезд ушел и не вернется. Разве это не разумно? Что ж, если это не разумный выбор, то это весьма счастливая случайность для нашего народа. Убийство Немцова, безусловно, послужит стабилизации политической обстановки в России; возможно, у нас появится даже действительная политика, помимо самолюбования Путина на телеэкранах, о чем еще совсем недавно трудно было даже мечтать…

Остается добавить только одно. Если представленная выше версия правильна и если наша отупевшая власть не поймет случившегося, продолжив откровенную фальсификацию уголовного дела против случайных чеченцев, то может последовать новое убийство — увещевательное. Ну, что будут делать умные лампасы из Следственного комитета, если из того же пистолета, из которого убили Немцова, получит четыре пули в грудную клетку какой-нибудь Сурков или Касьянов и позорно умрет на грязной дороге в Москве или в Лондоне после романтического ужина с проституткой? Лампасы будут сушить сухари, а для Путина это будет полный конец, как не сказать крепче, окончательный уже тупик в отношениях с Западом, и бурлению говн по всей Европе не будет предела.

Зову живых