На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Национальная идея России

Дм. Добров • 28 декабря 2015 г.
Памятник солдату

Каждый народ в мире мечтает о справедливости — справедливом государственном строе, но разным народам справедливость может представляться по-разному. Например, для одних справедливость — это религиозное устройство общества с жесткими ограничениями на грех, несправедливость, а для других — наоборот, отсутствие всевозможных запретов, которые в их глазах и являются несправедливостью, давлением государства на гражданина. В том и другом случае теоретически может быть достигнуто полное господство в обществе права, религиозного или либерального, но, во-первых, практически этого не бывает никогда, общество все равно остается неправедным или несправедливым, а во-вторых, разве это решение вопроса? Право — всего лишь механизм, способ достижения цели; само по себе оно не может быть действительной целью развития общества, разве что вымышленной, идеологической. И в случае провозглашения права главной целью развития народа религиозная идеология по своему воздействию на развитие принципиально не будет отличаться от либеральной, ибо и религиозная, и либеральная этническая система в данном случае немедленно станет ложной, не истинной, противоестественной, о чем подробнее чуть ниже. Да, но что же тогда есть истина? Что является целью общественного развития, если справедливость — это всего-навсего способ достижения неведомой цели?

Внятно ответить на поставленный вопрос смогут очень немногие люди, хотя ответ совершенно очевиден с точки зрения кибернетики. Если считать любой этнос саморазвивающейся естественной системой, биологической, а равно — в терминологии Л.Н. Гумилева и суперэтнос, как Россия, то естественной целью развития может быть только усложнение этой системы в математическом смысле, т.е. повышение количества отношений и операций, определенных в системе. Разумеется, расширение системы тоже является ее усложнением в указанном смысле, но развитие этнической системы в общем случае возможно отнюдь не только в ширину.

Право является всего лишь одним из наборов операций и отношений в системе, подмножеством главного, следствием, и нет никаких оснований считать его главным или определяющим все без исключения остальные. Да, в рамках права, по заданным правилам, развиваются определенные отношения и операции, например экономические, но следует помнить, во-первых, что эти отношения и операции развиваются не только в рамках права, а во-вторых — что право обычно строится на основании представлений об истине, укорененных в народе, которые и являются в данном случае главными с точки зрения логики. Если же подменить причину следствием, представления об истине правом, поставленным во главу угла, то система немедленно станет нелогичной, противоречивой, ложной, неестественной по отношению к людям, т.е. несправедливой с их точки зрения. В истории подобные отклонения от нормы обычно приводят к тому, что многие люди вольно или невольно работают на уничтожение такой государственной системы или не препятствуют ее разрушению, но далеко не всегда система после разрушения может быть восстановлена силами людей, тем более — потерявшихся в действительности, а потому прекращает свое существование и сам этнос, формой существования которого и является государство. При этом этнос, конечно, может жить в составе иного этнически государства, например в империи, более или менее сохраняя свою структуру, но существование его вне системы управления и разделения труда невозможно просто в принципе. 

Следует понять простую вещь: несмотря на естественность этноса, а именно — существование его как биологической системы, форму его существования, государство, люди могут устраивать на основаниях разума (или безумия). Возникает этнос как группа выживания, а развиваются уже отношения и операции, определенные людьми на данной естественной группе. Если эти отношения и операции будут противоестественны, этнос погибнет, как погибал до сих пор каждый этнос в истории.

Обычно нет возможности выделить истину народа как некую формальную категорию, формулу счастья, а потому можно воспользоваться величинами производными — например, понятием стереотип поведения, который, являясь по сути своей типичным мироощущением людей, состоит из простейших реакций на раздражение из среды. И всякое противоречие этой величине на системном уровне, противоестественность, немедленно обратит истинную систему в ложную, чем и предопределит неминуемую ее гибель.

Стало быть, мы выделили два залога истинного развития этнической системы — естественность ее (истинность по отношению к людям) и естественное же усложнение ее как увеличение отношений и операций, определенных в ней.

Но если уж мы определили истинное развитие этнической системы, то следует определить и ложное. Разумеется, ложная система будет противоестественной в указанном смысле, но здесь, имея в виду отличие истинных этнических систем и ложных, следует понять еще одну простую вещь: если отрицание истины всегда является ложью, то отрицание лжи вовсе не обязано быть истиной. Истинным с точки зрения математики является действие, выполненное по правилу, правильное, как подсказывает сам язык, а ложным — действие, выполненное вне правила, определенного в системе (теории). Никакой логичной связи между истиной и ложью в общем случае просто не существует: друг из друга они не выводятся и никак друг от друга не зависят. Философски говоря, истина — это порядок, а ложь — это хаос.

Ложное развитие этнической системы, как подметил Л.Н. Гумилев, всегда устроено на основаниях негативизма, нигилизма, т.е. на отрицании истины, что для большинства людей и является противоестественным. Это развитие следует считать даже патологическим, поскольку негативизм с точки зрения патологической психологии следует считать патологией.

Ложное развитие этнической системы возможно в тех случаях, например, когда государственную власть захватывает дегенеративная группа и навязывает свое патологическое мироощущение этносу, противоестественное. Скажем, государственная идеология современной Украины покоится именно на основаниях негативизма — это национальная ненависть к России и русским, вымышленная в данном духе история и т.п. Этнические процессы такого рода есть отнюдь не прогресс, а регресс; они неизбежно приведут к смерти не только государства по имени Украина, но и самого украинского этноса, если, конечно, процесс дегенеративного распада не будет прерван со стороны. Этот факт установлен Л.Н. Гумилевым на исторических примерах развития ложных этнических систем — антисистем в его терминологии, т.е. системных целостностей людей с негативным мироощущением, противоречивым, как можно уточнить.

Вообще, разрушают этническую систему только противоречия — противоречия по отношению к господствующей действительности, природе в самом широком смысле, или биосфере, как в теории Гумилева, в том числе, конечно, противоречия по отношению к себе, внутренние.

Национальную идею и даже сверхзадачу каждого народа составляет борьба за истину, в том числе против лжи, а также и распространение истины по миру, если народ достиг ее, но почему-то далеко не все народы способны осмыслить это надлежащим образом и избрать верный путь к истине, к естественному существованию. Если отвлечься от неправильного определения истины в этнической системе, обычно патологического, то этническая система может развиваться по тактическому пути или по стратегическому, т.е. независимо от мира или как часть мировой истины. Последний путь невозможен просто в принципе, если тактические задачи не решены хотя бы по большей части. Поэтому примеры стратегического пути этноса в мировой истории единичны. Скажем, современная христианская цивилизация (в истоке христианская, а теперь уже бывшая христианская) обязана своим существованием, ученостью и даже процветанием Византии, зародившейся в культурном мире римского эллинизма, ученые представители которого разглядели в христианстве черты истины, не доступной языческому миру просто в принципе, в силу примитивной нравственной организации его. Эллинизм, христианство и Византия, пошедшая по стратегическому пути развития,— это величайшие явления мирового порядка как явления истины. Да, духовные потомки христианской цивилизации постепенно уклонились от истинного пути развития, но это презрение к истине принадлежит именно потомкам, а не предкам. Вернуться же на данный путь, вероятно, уже невозможно: обратной дороги в этногенезе просто не существует.

Стратегические задачи развития недоступны деградирующим этносам. Деградация есть упрощение системы, а именно — понижение количества действительных отношений и операций, определенных в системе, истинных. При этом, конечно, повышается количество дегенератов в правящем классе, количество патологических идей в обществе и прочее в подобном духе, даже количество дегенеративных сходок, т.е. человеку невежественному или психически неполноценному дегенеративная этническая система может показаться прогрессивной. Вероятно, существует какой-то количественный предел регресса этнической системы, за которым возврат к нормальному развитию уже невозможен.

Тактические задачи развития этнической системы, элементарной или нет, в каждом случае разные, а потому и заимствовать пути их решения просто невозможно. Но возможно, разумеется, обезьянье подражание правящего класса отсталой системы правящему классу передовой. В лучшем случае, практически идеальном, это просто не окажет отрицательного воздействия на этническую систему, т.е. не приведет к регрессу. Как ни странно, общим у этнических систем является только дегенеративный путь.

Утверждение о типичности деградации этнических систем сделано на основании помянутого выше наблюдения Л.Н. Гумилева об антисистемах, этнических паразитах, уничтожающих этнос до основания, до полного распада, которые всегда устроены на основаниях негативизма, т.е. на принципиально общих основаниях. Общие же дегенеративные основания приводят иной раз даже к одинаковым результатам. Например, центральная идея философии исмаилитов принципиально точно соответствует идее Чарльза Дарвина, но для описания этой идеи в том и другом случае, ясное дело, используются разные понятия и образы. Исмаилиты учили, Бог непостижим, но уже более или менее понятен созданный им Мировой разум, отливший Мировую душу, создавшую, в свою очередь, материю… Суть учения Дарвина состоит в том же самом, только вместо Мирового разума и его производных был использован т.н. естественный отбор, тоже возникший на основании деяний Творца и тоже наводивший в материальном мире порядок:

Есть величие в этом воззрении, по которому жизнь с ее различными проявлениями Творец первоначально вдохнул в одну или ограниченное число форм; и между тем как наша планета продолжает вращаться согласно неизменным законам тяготения, из такого простого начала развилось и продолжает развиваться бесконечное число самых прекрасных и самых изумительных форм.


Ч. Дарвин. Происхождение видов путем естественного отбора, или сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь. Глава XV. Краткое повторение и заключение.

Нельзя утверждать, что идея у Дарвина и исмаилитов была одна и та же, поскольку Дарвин ничего не заимствовал у исмаилитов и не мог заимствовать в силу скудного развития науки того времени,— просто это одно и то же мироощущение, негативное по отношению к Творцу, который в том и другом случае объявлен был непричастным к его несомненному творению, не отрицаемому даже автором новой теории. То и другое, разумеется, атеистическое мироощущение (исмаилиты в свое время тоже ненавидели мусульман, как дарвинисты христиан).

Приведенный пример не ставит своей целью ущемить высоконравственных атеистов от исламской культуры или от христианской, коли есть такие,— речь совсем об ином, о негативизме, на котором и построены помянутые учения. По блестящему с точки зрения психологии наблюдению Гумилева, представители негативных систем склонны не противопоставлять истину и ложь, а приравнивать их, например Бога и Мировой разум, Творца и Эволюцию. На уровне логики здесь следует понять только одно: все это научные понятия, теоретические, а не практические, но если Бог в данном случае есть понятие позитивное, то Мировой разум и Эволюция — это уже негативные понятия по отношению к Богу, но приравненные к нему. И разумеется, в каждом случае помимо производного от Творца характера явления утверждалась и полная его независимость от него. Да это непонятно, это противоречие, но понять это нормальному психически человеку невозможно просто в принципе: в психопатологии данная шизофреническая черта сознания называется амбивалентность, это очень глубокая психическая патология.

Из приведенного конкретного примера и общих рассуждений должно быть понятно, что общность круга тактических задач развития этнических систем, которые собираются жить, может быть обусловлена только их деградацией, дегенеративным состоянием, которое всегда сходно по меньшей мере на принципиальном уровне, как показано выше. Разумеется, главная тактическая задача на данном пути — устранение из общественного сознания патологических философских идей, формирующих негативное мироощущение, смертельное для этнической системы, как установил Л.Н. Гумилев на примерах из мировой истории. Обычно избавление от патологических идей вызывает некоторые сложности, ибо идеи такого рода всегда и везде имеют своих фанатичных поклонников, коих, впрочем, всегда и везде относительно немного. Именно поэтому далее неизбежно возникает задача избавления от системных поклонников патологических идей… Примером решения этой задачи является католическая инквизиция, которая, впрочем, отнюдь не всегда боролась именно с системными негативистами, но довольно часто. В рамках инквизиции, впрочем, тоже действовали негативисты… История этой организации весьма богата и неоднозначна.

Если перейти теперь к России и задачам развития, стоящим перед ней, то прежде всего следует осмыслить текущее положение вещей, ведь правильно поставленная задача — это уже половина ее решения.

Россия представляет собой суперэтнос в терминологии Л.Н. Гумилева, который подвергается распаду, деградирует, ибо и социальные, и экономические, и культурные процессы за последние четверть века выражают явный регресс, что уже просто очевидно. Например, если после значительного падения мировых цен на нефть уровень жизни населения нашей страны тоже падает весьма значительно, то экономическая наша система может быть охарактеризована только как предельно простая, самая примитивная: проще и, соответственно, опаснее быть уже не может, мы на самом дне. Если же нет экономического развития, то обычно нет и никакого иного. Это значит, что никаких стратегических задач перед Россией не может стоять просто в принципе — для развития пока возможно только разрешение тактических задач. Впрочем, чтобы развиваться, нужно сначала остановить деградацию этнической системы — иначе ничего не выйдет.

За последние четверть века на фоне деградации экономической системы России, а также как следствие — социальной и культурной, произошел значительный рост системы управления государством. По исследованиям РБК, в нынешней России на 10 тысяч человек приходится 102 чиновника, тогда как в РСФСР в 1988 году, на пике расцвета бюрократии, на 10 тысяч человек приходился всего 81 чиновник. Любопытная закономерность: объект управления разрушается, но управляющая система разрастается.

Впрочем, можно встретить глупые либеральные спекуляции о нынешнем уровне жизни, основанные на сравнении ВВП советской России и нынешней (ВВП — это, коротко говоря, удовлетворенный спрос, выраженный в деньгах). Это не пропаганда, конечно, а обычная либеральная глупость. Увы, сравнивать ВВП советской России и нынешней можно буквально с тем же успехом, что оперу и балет. В советский уровень жизни входило много бесплатного или дотируемого, что просто неизмеримо в рамках либерального подхода. Например, это бесплатное жилье с небольшой платой за услуги, бесплатное образование, совершенно бесплатная медицина (не частично, как ныне), многочисленные бесплатные спортивные секции для детей, крайне низкие цены на бензин и на проезд в общественном транспорте, низкие налоги (не было, например, НДС), а также многое иное, либо предоставляемое гражданам совершенно бесплатно, либо дотируемое государством. С учетом же всего мы получим просто катастрофическое падение уровня жизни и экономики с советских времен до настоящего времени. Сегодня очевидно, например, что нынешняя власть не способна дотировать даже сущий пустяк, например стоимость бензина или ужасающее количество спортивных секций для детей, а это ведь тоже национальный доход и уровень жизни. К слову еще сказать, если бы в восьмидесятых годах СССР грамотно приоткрыл рынки для импорта, то внутренний спрос (ВВП) несколько лет мог бы расти со скоростью, ужасающей либералов, а значит, реально возможный ВВП советской России значительно выше, чем известный либеральным демагогам. Для роста ВВП в СССР совсем ничего не нужно было делать (неудовлетворенный спрос был) — просто приоткрыть рынки. Да, цены на импорт были бы не самые низкие, как обычно, т.е. высокая покупательная способность рубля понизилась бы, но ВВП подрос бы заметно…

Разрушение советских экономических связей, не только внутренних, но и внешних (потеря внешних рынков), привело к тому, что российская этническая система очень сильно упростилась, катастрофически, т.е. сократилось число отношений и операций, определенных на ней, не только экономических, но и как следствие культурных и социальных. И если при катастрофическом упрощении российской этнической системы катастрофически же вырос управляющий ею класс, то называть его следует паразитическим, дегенеративным. К счастью или к несчастью, это не злая воля отдельных людей, а дегенеративный этнический процесс, процесс распада. Рост правящего класса происходит отнюдь не вследствие желания высших его представителей ловчее паразитировать на народе — по такому раскладу правящий класс, наоборот, уменьшался бы в числе по принципу «лишний рот страшнее пистолета». Неконтролируемый рост правящего класса происходит вследствие неспособности высших его представителей к управлению страной. Нашим вождям кажется, что чем больше они наплодят органов управления, тем выше будет управляемость страной. Увы, это чушь полная.

Сегодня можно услышать предсказания, что в связи с обострившимся экономическим кризисом будет сокращение в числе правящего класса, но эти предсказания основаны на ложном предположении, что наш правящий класс совершенно нормален психически, совершенно управляем (действует как единое целое) и четко осознаёт свои интересы. Увы, в наших условиях все должно быть наоборот: кризис должен вызвать только увеличение нашего правящего класса в числе. Да, пару десятков жуликов посадят, даже объявят глобальное сокращение числа чиновников, но в связи с обострившейся обстановкой произойдет обратное — появится пара десятков новых полномочных комиссий, парочка главков, парочка министерств и куча новых должностей. Да, кому-то из низов сократят зарплату, кого-то могут уволить, но принятых на работу все равно будет больше…

Мироощущение нашего правящего класса носит представленный выше негативный характер, противоречивый, патологический. Наша страна сегодня является финансовой колонией глобальной экономики и, разумеется, сырьевым придатком развитых стран, о финансовом механизме зависимости см. ст. «Ошибки Маркса», мы очень сильно зависим от внешнего мира, критически и опасно, но при этом наш правящий класс, по доброй своей воле сохраняя вассальное подчинение хозяевам, через своего вождя требует от хозяев, чтобы те признали в нем «партнера», не меньше. Это значит, что высшие представители правящего класса просто не способны нормально воспринимать происходящее — иначе бы они увидели свое место в мире, рабское, и не требовали бы от своих хозяев невозможного. Ну, невозможно раба признать партнером — просто невозможно, даже если захочется.

Наша страна доведена правящим либеральным режимом до того, что не способна даже пенсии выплачивать, а правители наши только вымогают «партнерство» у богатых стран и, невзирая на гигантские расходы, весьма воинственно лезут защищать интересы хозяина на Ближнем Востоке — бороться с «мировым терроризмом», как хозяин называет региональный бандитизм. Ну, хорошо, победим мы вместе с хозяином пресловутый этот «мировой терроризм», и Ближний Восток окажется под полным контролем США (мы не можем там ничего контролировать, потому что армия наша была «реформирована» Сердюковым и Путиным и теперь просто не способна решать подобные задачи, даже для полномасштабной обороны страны ее недостаточно). Зачем это нашему правящему классу? Неужели высшие его представители верят, что после этого хозяин смилостивится над ними и признает их «партнерами»? Допустим, но достойная ли это цель, чтобы лить кровь наших людей на Ближнем Востоке и не обращать внимания на Украину, где русское население подвергается геноциду по разрешению хозяина? Разве это нормально для независимого государства? Увы, нормально это только для колонии, причем не только финансовой, но и политической.

Безумие нашего правящего класса доходит до того, что волю своего хозяина он считает единственно возможным «международным правом». Например, события в Крыму и на Донбассе, когда русский народ, случайно попавший в состав советской провинции Украины, никогда прежде не бывшей государством, пожелал самоопределиться и самоопределился, чему Украина должна была способствовать в соответствии с Уставом ООН, наш правящий класс вслед за своим хозяином официально признал преступлением. Увы, в документах минского сговора русским людям, восставшим против украинского фашизма, обещана амнистия от этого самого фашизма, т.е. юридически они названы преступниками, в т.ч. Россией, официальный представитель которой подписал эту чушь. Но вот для сведения одна из целей ООН, п.2 ст.1 Устава:

Организация Объединенных Наций преследует Цели:

[…]

2. Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира.

Это значит, что Украина, которая является членом ООН и, соответственно, разделяет цели Организации, должна была способствовать самоопределению русского народа, а не уничтожать его по национальному признаку, как это делается в Европе — проводятся референдумы о независимости, например, Каталонии и Шотландии. Что же касается территориальной целостности Украины, которую заклинают либеральные дегенераты, то ее должны были соблюдать только государства, члены ООН, а вовсе не народы этих государств, пожелавшие самоопределиться, что предельно ясно сказано в п.4. ст.2 Устава ООН:

4. Все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций.

Спрашивается, по какой причине наша власть поддерживает не только откровенно фашистскую власть на Украине, заключая с ней экономические и политические договоренности, но и вопиющее нарушение этой властью Устава ООН в ущерб нашему народу, законные права которого попираются Украиной самым наглым образом? Не потому ли, что власть наша хочет просто угодить своему хозяину?

Столь же ужасна все еще навязываемая нашему народу властью либеральная идеология, негативная: «Мы хорошие, потому что СССР был плохим, тоталитарным». Это единственное обоснование легитимности нашего правящего класса, иных просто не существует, но даже это жалкое обоснование наш правящий класс уничтожает собственными руками, почему-то не страшась потерять даже патологическую легитимность… Недавно, например, выяснилось, что Сталин был «эффективным менеджером», но при этом в школьную программу по-прежнему входит сочинение Солженицына, где утверждается прямо противоположное. Разве в совокупности это нормально? Разве это не сумасшедший дом?

Описанные противоречия и, кстати, многие иные являются следствием отнюдь не продуманной глубокой политики, а полного ее отсутствия: это рефлексные метания под влиянием раздражений из внешней среды, достойные разве слепых щенков, но осознать это наш правящий класс попросту не способен — вероятно, в силу отсутствия высшего руководящего состава, способного выработать четкую, ясную и последовательную внутреннюю и внешнюю политику страны. Увы, дело не в Путине — имя таким Путиным легион, потому что их много…

Революция у нас едва ли возможна, потому что нет революционной партии и хотя бы самой примитивной революционной идеологии, а лица, считающие себя революционерами в вымыслах своего воображения, являются обычными либералами, уже потерявшими государственную кормушку или еще не прорвавшимися к ней. Возможен, впрочем, народный бунт с уничтожением заметного числа представителей правящего класса, но это ни к чему хорошему не приведет за полным отсутствием в обществе не только идеологии развития, но даже и самых примитивных идей развития.

Если же отвлечься от революции и бунта, то перед нашим правящим классом стоит привычно противоречивая задача: он должен реформировать систему управления страной таким образом, чтобы отсеять некомпетентных лиц, т.е. устранить себя сам. В принципе это возможно, поскольку адекватного восприятия действительности в правящем классе нет и в помине, в целом он просто не поймет, что устраняет сам себя, но истинные идеи такого рода не могут прийти в голову неадекватным людям. Это проблема решаема принципиально, да, но кто же будет ее решать?

Решение проблемы нашей власти придет, ясное дело, под воздействием внешней среды, потому что иное просто невозможно. И воздействием таким станет смерть Украины, которая в своем дегенеративном распаде прошла уже точку невозврата: состояние ее нынешнее трудно назвать иначе, чем острым патологическим, например см. ст. «Психология украинцев». Потерявшая социальную, культурную и экономическую адаптацию Украина будет умирать долго, страшно и мучительно — на наших глазах. Там случится все самое ужасное, что вы только можете себе представить. Разумеется, это вызовет в нашей власти панику, и в панике падут многие представители власти, возможно даже сам Путин, что, впрочем, не является критичным, ибо имя таким Путиным легион. Вопрос только в том, будет ли панический распад правящего класса и переориентация его достаточны для нормального развития страны. Очень осторожно можно даже надеяться, что под влиянием удара по сознанию наша обновленная власть все же решится на некие разумные меры в отношении Украины…

Если предположить, что в нашей стране все-таки будет создано нормальное государственное управление, без которого просто невозможно двигаться вперед, то потом перед нами и станут задачи развития нашей страны. Это, повторим, случится не раньше, чем будет создано нормальное управление страной — из вменяемых людей, ответственных и думающих. Если же нормального управления не будет, то не будет и ничего иного — страна наша продолжит деградировать до социального взрыва, который вряд ли приведет к формированию ответственной государственной власти… Посмотрите на Украину, этот печальный пример еще долго будет у нас перед глазами ввиду полной неспособности нашей власти решать политические проблемы, а не болтать языком на либеральных сходках.

Идея развития, как уже сказано, состоит в увеличении сложности этнической системы, количества отношений и операций, определенных на ней, причем не только экономических, но и культурных, и социальных, и политических, и любых иных возможных. После распада СССР мы потеряли почти все традиционные рынки и даже связи — связи не только с некоторыми иными народами, но и с огромным числом русских, оказавшихся за границей и угнетаемых в восточных странах Евросоюза по национальному признаку. Эти связи должны быть восстановлены — не СССР, а именно связи его, в том числе внешние, культурные, экономические, политические, все без исключения. Если же оторванные части русского народа захотят обособиться и затем присоединиться к русской митрополии, то это, повторим, будет совершенно соответствовать международному праву — действующему Уставу ООН, созданному в период распада мировой колониальной системы с мировыми империями вроде Британской и отражающему интересы народов мира.

Мы бросили миллионы наших людей на съедение дегенеративным фашистским режимам в Европе и после этого хотим жить хорошо? Да не будет этого, пока мы не вызволим из плена наших людей. Это и есть главная идея для начала развития.

Что же касается Евросоюза, который паразитирует на наших рынках, только уничтожая восточноевропейские народы, да еще и угнетает наших людей, не только русских, то он является для нас откровенным противником, а не союзником, как полагают нынешние наши правители, обезумевшие окончательно и бесповоротно. Поэтому путь к нашему развитию лежит через распад Евросоюза и восстановление в Восточной Европе нормальных этнических отношений, складывавшихся веками. Сегодня дегенеративные восточноевропейские элиты, купленные хозяевами на корню, боятся именно этого — и правильно делают. Евросоюз был создан только с одной целью — не допустить развития России, ограничив ее этнические связи, отняв у нее традиционные рынки (конечно, при этом были ограблены восточноевропейские народы). Поэтому в наших интересах будет поддерживать отношения не с Евросоюзом, а с теми странами, отношения с которыми для нас привычны этнически и одновременно выгодны.

Разрушение Евросоюза будет выгодно и США — в том смысле, что даже не для процветания, а уже для выживания они должны поставить под полный контроль рынки Западной Европы, а Восточная им не нужна. Дело просто в том, что интерес представляет только платежеспособный рынок, а разграбленные рабские государства Восточной Европы, у которых нет ни малейших перспектив развития в рамках Евросоюза, нет даже собственной работы, никому не нужны. Да, отказываться от них будет больно, делиться всегда больно, если главное в жизни — нажива, но если этого не сделать, то поднятое национальное и освободительное движение, которое пока не существует только за отсутствием действенной поддержки из России, может разрушить не только Евросоюз, но и жирный западноевропейский рынок. Да, разрушение западноевропейского рынка тоже будет выгодно США — европейские финансы хлынут на американские рынки мощной рекой, но возрождения Западной Европы после этого уже не будет за полной деградацией ее населения. Поэтому выбор, поставленный перед США, будет труден для них, но рационален: не сумел сожрать — выплюнь, а то подавишься.

Описанные процессы приведут к восстановлению естественного положения вещей в Западной и Восточной Европе — истинного. Да, необходимая для этого дипломатическая работа с США будет весьма непроста, ибо их властители очень сильно боятся России, на уровне психической патологии, а главное, работа эта просто в принципе неподъемна для нынешней нашей власти, обладающей завершенным холуйским мироощущением. Да, Путин часто проявляет героизм на словах, но слова его так и остаются словами — последовательных дел и продуманной политики за ними нет и не будет, будут разве что привычные рефлексные реакции на изменившуюся обстановку, как это случилось с Крымом.

Неестественность современного положения вещей в экономике бывшей советской экономической зоны прекрасно видна на примере Украины. Как Украина никогда в истории не была государством, так и ее экономика никогда не была независимой и развивалась исключительно как придаток экономики России, причем придаток дотационный. Дотациями в данном случае следует считать низкие цены на энергоносители (почти вплоть до нашего времени, откуда и проистекают все состояния т.н. олигархов), бесплатно предоставляемые Россией при советской власти высокие технологии при низком уровне образования населения, включенные в состав Украины огромные русские этнические области с образованным населением городской культуры, цивилизации, и многое иное, вплоть, вероятно, до прямых денежных дотаций из центра. Независимость Украины, повальное украинское воровство в духе деревенского куркулизма и разжигаемая дегенератами ненависть к России и русским привели Украину в нормальное ее состояние дикого поля, выход из которого, возврат ушедшей русской цивилизации, невозможен без помощи России. Сегодня у Украины две главные проблемы: ужасающее финансовое положение и критическая зависимость от импорта при отсутствии денег на этот самый импорт. Обе они могут быть принципиально решены одним действием — вхождением Украины в рублевую зону, в том смысле, что международные расчеты должны осуществляться в рублях, в том числе, если потребуется, покупка долларов. Это стабилизирует финансовое положение Украины (под приглядом, конечно, отеческим) и снимет критическую ее зависимость от импорта, рассчитываться за который придется уже не в долларах, а в рублях, да еще и по внутренним российским ценам, привычно дотационным (при этом гривен Украина может печатать сколько угодно, не проблема, и даже, если потребуется, покупать на них рубли — под приглядом, конечно, отеческим). Иначе говоря, на Украине следует просто восстановить естественное положение вещей, истинное, складывавшееся несколько столетий к настоящему времени.

Проблемы, схожие с украинскими, стоят и перед многими странами, независимыми в советское время, например перед Болгарией, которая в советские времена, представьте себе, имела даже промышленность, а сейчас не способна производить во множестве даже знаменитые в СССР томаты с перцами — они просто не нужны в Европе, не говоря уж о болгарском вине и прочей сельхозпродукции. Болгария задыхается, у нее нет будущего, у болгар нет даже нормальной работы, но отнятые у Болгарии рынки возвращать ей никто не собирается — наоборот, попавшим в рабство болгарам объясняют, что теперь они «свободны». Нет, свободу национальную еще ни единый в мире народ не получил в награду за трусость, подлость и предательство: за свободу болгарскому народу придется воевать — если, конечно, наши белые братья за океаном не придут хотя бы в малый разум. Евросоюз же без помощи хозяина не сможет удержать Болгарию даже военной силой, да и не предпримет даже слабой попытки удержать ее, ибо это просо нерентабельно и даже опасно, как уже сказано. Лучше жить без рабов, чем погибнуть в бессмысленной попытке удержать рабов, начавших борьбу за свободу.

Описанные этнические процессы — возвращение народов к естественным отношениям, выработанным веками,— начнутся и без воли дегенеративных властей и даже при их противодействии. Уже русский народ на Украине взял в руки оружие для борьбы за свою свободу, и далее этот процесс будет только разрастаться, причем независимо от действий Путина, который нужен теперь России только в той степени, в которой он будет поддерживать естественные устремления народа нашего к свободе и развитию, прерванному дегенератами. Если он этого так и не поймет, то закончит свои дни весьма печально: дураков во власти били во все века и везде, даже при либералах будут бить. Нормальные этнические процессы не могут быть возбуждены или остановлены искусственно, разве что дегенеративные в выродившейся этнической системе, а потому умные предводители народа во все века опирались на нормальные этнические процессы и поддерживали их — чувствовали их. Самым известным примером является Чингисхан, на волне этнического взрыва поднявшийся из самых низов по головам высокопоставленных дураков, «природных ханов».

К сожалению, перед нами стоят чрезвычайно трудные задачи по сохранению своего народа, и решать их придется в условиях внешнего и внутреннего противодействия, ибо никакое национальное развитие либералами не признается — только интернациональное, устроенное на жажде наживы. Внутреннее же противодействие обеспечат вовсе не «тайные агенты Госдепа», сволочи эти переодетые, которые из сволочных побуждений хотят погасить наше ясное солнышко, как нас уверяет дегенеративная пропаганда, а самое это ясное солнышко — правящая либеральная группа во главе с Путиным. Да, помянутая паника в связи со страшным умиранием Украины разобщит нашу власть и деморализует, но то или иное противодействие национальному развитию России она обеспечит, как обеспечивает уже ныне. Ныне Россия не помогает активно русскому народу, восставшему на Украине за свободу,— она лишь не дает ему умереть страшной смертью, ибо открытый геноцид на Донбассе приведет к падению нашей власти. Вместо того, чтобы активно помогать своему народу на Украине в борьбе против деревенского нацизма древних укров, угнетения нашего народа по национальному признаку, Россия на правах колонии активно помогает хозяину Путина в борьбе с его «международными террористами» — региональными бандитами на Ближнем Востоке, уничтожение которых поставит регион под контроль США. И чем сильнее будет противодействие нашей правящей либеральной группы национальному развитию России, тем печальнее будет судьба этой группы — если, конечно, народ наш найдет в себе силы для дальнейшего развития, которые пока вроде бы есть — уже проявились на Донбассе.

Сегодня идет слияние мировых элит на основании их общих корыстных интересов, а также предполагается приватизация государственных функций глобальным капиталом, каковой договор глав двадцати наиболее развитых экономически государств (G20) уже оформлен письменно, см. ст. «Глобальная экономика». Происходит слияние воедино не пролетариев всех стран, как наивно полагал Маркс, а представителей глобального капитала, каковое представительство взяли на себя высшие чиновники стран двадцатки. Это приведет к воплощению «американской мечты» — слиянию народов мира в единое противоречивое государство, единую социально-экономическую систему при отсутствии единой этнической, что станет залогом деградации человечества в общем либеральном стаде и неминуемой его смерти в неестественных условиях существования, ложных, неэтнических. Либералы этого просто не понимают, они вообще не представляют себе, что такое народ: по их мнению, народ — это социальная организация людей, продукт «общественного договора», государство. Разницы между народом и государством они не видят. Увы, это выраженное дегенеративное состояние. Вдумаемся, если в каждом языке мира, логике каждого народа, есть разница между народом и государством, ибо они обозначаются разными словами, то почему этой разницы нет в сознании либералов?

Противодействие народов мира дегенеративному и коррупционному слиянию стран мира воедино, в единую государственную систему (финансовая система в мире уже одна), выразится в череде локальных конфликтов в странах двадцатки и их финансовых колониях — конфликтов социальных или, в многонациональных странах, межнациональных, как на Украине. Это и будет Третья мировая война — череда локальных войн с воинствующим дегенеративным либерализмом. Нет никаких сомнений, что вскоре восставшие в разных регионах увидят общего врага и начнут объединяться друг с другом… Тогда война с «международным терроризмом» может и правда выйти на мировой уровень, с участием на стороне восставших даже некоторых антилиберальных государств. Это, разумеется, подорвет стабильность во многих либеральных государствах, вступивших в борьбу с «мировым терроризмом», и в конечном итоге процесс примет неконтролируемый характер… Кончится это, вероятнее всего, тем, что либералов просто начнут вешать на фонарях или на ближайших осинах — кому как удобнее будет в связи с национальным менталитетом. Впрочем, американцы наверняка начнут стоить виселицы… Что делать, менталитет.

Сегодня для каждого народа, покоренного либералами, борьба за национализацию власти является главной задачей даже не развития, а выживания, и это говорит, повторим, о дегенеративном характере либерализации мира, глобализации: только деградация народов, как и психические заболевания отдельных лиц, протекает совершенно типично, а развитие национальное у всех народов разное, как и развитие нормальных психически людей, весьма многогранное, что нетрудно заметить, если посмотреть на разнообразные культуры мира. Последнего либералы тоже не понимают, полагая свои примитивные дегенеративные идеалы вершиной развития человечества (это буквально, см., например, книгу Френсиса Фукуямы «Конец истории и последний человек»). Скажите, например, либералу любой национальности, что у каждого народа или системной группы их (суперэтноса) есть свой путь развития — он примет вас за идиота, зомбированного «террористами», причем совершенно искренне. Между тем, это очевидно для любого человека, который хотя бы поверхностно знаком с несколькими разными культурами народов мира.

Деградация культуры во всех либеральных странах тоже говорит о дегенеративном характере либеральной власти, да и о невозможности дальнейшего экономического развития либеральных стран, ибо залогом развития экономики является повышение отнюдь не спроса, как полагают дегенеративные экономисты, а культурного и научно-образовательного уровня народа. В либеральных же странах этот уровень устойчиво понижается уже несколько десятилетий…

Только либералы думают, что в национальном государстве есть некая независимая «экономика», глобальная, мировая, оторванная от текущих задач народа, его культуры и образования — от самой его жизни. Патологическое это убеждение вытекает из псевдоэлитарного характера либерализма, который частные интересы отдельных лиц ставит выше интересов общества, хотя ни интересы этих лиц, ни тем более сами эти лица не могут существовать вне общества. В силу своей идеологии последовательный либерал всегда является т.н. гражданином мира, денационализированным элементом, дегенератом.

Сложность борьбы с дегенеративным либерализмом заключается в том, что он уже вышел на мировой уровень, а потому любая тактическая задача борьбы с ним автоматически становится стратегической, составляющей угрозу всему мировому либерализму. Вместе с тем облегчает борьбу дегенеративное состояние либералов в высших политических кругах, которые сами уничтожают свое господство. Например, они сами уничтожают МВФ, который в кредитовании Украины давно уже перешел грань между кредитным учреждением и организованной преступной группой. Они сами уничтожают ВТО, вводя экономические санкции по политическим мотивам, да еще и недействительным. Да, все в мире молчат, не только либералы, но все прекрасно видят это вопиющее безобразие и делают выводы; либерализм разрушается пока только в головах.

Стало быть, пока перед нами стоят две задачи, первая — тактическая, а вторая — уже стратегическая в силу особенностей современного либерализма:

  1. Остановить деградацию нашей этнической системы, распад экономических отношений и операций, культурных и социальных.
  2. Восстановить нормальные наши межэтнические связи, нормальное положение нашей этнической системы в мире.

Альтернативой этому является дальнейшая деградация населения и дегенеративный распад этноса. Как это бывает в жутких подробностях, мы имеем возможность наблюдать на примере Украины. Эта первая смертельная жертва либерализма еще долго будет умирать у нас перед глазами в страшных корчах, напоминая о кошмаре дегенеративных ценностей… Следует просто понять это и сделать логичные выводы.

Зову живых