На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Медведев: Новая реальность

Дм. Добров • 26 сентября 2015 г.
Медведев

Премьер Медведев весьма редко в письменной форме сообщает нам недостойным самые сокровенные свои мысли и потаенные мечтания (об экономике, конечно), но тем ценнее любое его откровение. Еще и потому оно ценно, что президент Путин письменно и подробно повествует о сокровенном гораздо реже, чем Медведев. Последнее откровение Медведева вводит нас в мир идей ультралиберала проамериканского толка, уже изрядно деформированный, но все еще сохраняющий более или менее ясные очертания. Медведев уже понял, что России нужна модель экономического развития (не новая, ибо именно модели развития у нас нет и не было после кончины СССР), но все еще твердит либеральные мантры о том, что Россия является неотъемлемой частью глобальной экономики и так далее, дежурную эту ахинею слышал каждый, кто интересуется проблемой экономического развития. Осталось Медведеву совсем немного — понять, что такое модель развития, образ его, план, но сделать этот шаг в его психическом состоянии невозможно.

Вполне закономерно для человека, которому не о чем писать, Медведев наполнил свою статью банальностями и неопределенностями; он не только не открыл своим читателям ничего нового и любопытного, но и не раскрыл заявленную тему — необходимый для России ответ на вызовы «новой реальности». Так, если верить Медведеву, новое — это хорошо пережеванное старое, снабженное указаниями, что никакое оно не старое, а чарующе новое… Метод это старый и примитивный, но работает он иной раз даже на более высокого уровня аудитории, профессиональной.

Главная беда Медведева заключается в том, что он даже приблизительно не понимает того, о чем пишет:

По многим социально-экономическим параметрам, по уровню развития человеческого капитала и культуры Россия является, несомненно, одной из развитых стран современного мира. Однако российская экономика остается пока в значительной мере неэффективной, отставая, например, по уровню производительности труда от стран-лидеров не на проценты, а в разы. И эта проблема далеко не только последних лет или даже десятилетий. Ни централизованно-административная экономика с абсолютным доминированием государства, несмотря на все приносившиеся жертвы, ни последующая инерционно-сырьевая модель не позволили это отставание сократить, хотя в уровне благосостояния за последние 10-15 лет разрыв, безусловно, уменьшился.

Разумеется, психически нормальные люди понимают, что если под производительностью труда понимать выпуск работником количества продукции в единицу времени — именно количества продукции, измеряемой не в деньгах, а в штуках, метрах, литрах и т.д., то отличаться эта величина по разным странам в разы не может просто в принципе — в силу приблизительно одинаковых физических и умственных характеристик работников во всем мире. Даже образовательный уровень работников приблизительно одинаков во всем мире, причем в т.н. «развитых» странах он тоже очень низок, а в США — катастрофически низок, один, вероятно, из самых низких в мире. При этом в США, разумеется, самая высокая в мире «производительность труда»… Удивительно, правда?

Дело в том, что либералы при определении производительности труда используют денежное его выражение — т.н. валовой внутренний продукт, т.е. в расчет они включают иностранный труд, краденый. Разумеется, в США гораздо более используется чужой труд, рабский, чем в России, поэтому и «производительность труда» там выше именно в разы. Если же Медведев хочет повысить ее у нас, можно, например, перенести ряд производств на разграбленную либералами Украину, где платить работникам по доллару в день, после чего украденный этот труд автоматически повысит наш валовой внутренний продукт и, разумеется, нашу «производительность труда». На Украине же «производительность труда» по данным позициям, разумеется, будет «в разы ниже», а то и в десятки раз… Как вы думаете, Дмитрий Анатольевич это понимает или нет? Сомнительно, правда? Ведь если он это понимает, то повышение «производительности труда» в его устах означает откровенный грабеж иных народов — повышение ее именно за их счет, выражаемый в деньгах. Неужели он предлагает нам грабить, например, ту же Украину?

Неужели нормальный психически человек не способен понять, что если американский работник производит измеряемой в деньгах продукции «в разы больше», чем где бы то ни было, то дело здесь вовсе не в способностях человеческих, которые у американских работников якобы самые высокие в мире? Это значит всего лишь то, что американский работник посредством своего правительства ворует «в разы больше», паразитирует на мире, сам того не зная в силу примитивной своей умственной организации. Попытка же угнаться за американским работником без глобального воровства приведет к повышению не производительности труда, а эксплуатации наших работников. Понимает ли это Медведев?

Еще более любопытно по приведенному выше отрывку, что Медведев просто в принципе не понимает, что такое экономическая модель: «Ни централизованно-административная экономика с абсолютным доминированием государства, несмотря на все приносившиеся жертвы, ни последующая инерционно-сырьевая модель не позволили…»— Здесь уравниваются, приводятся в одном логическом классе управление и подчинение — самостоятельная экономика государственная и зависимая сырьевая, причем ни первая, ни вторая именно экономической моделью не является. Первая не является экономической моделью потому, что метод управления экономикой вообще никакого значения именно для модели не имеет. Например, индустриализация Британии проходила под принципиально иным управлением, чем индустриализация СССР, но экономический выход в обоих случаях был, разумеется, принципиально одинаковым (не буквально и численно, а именно принципиально). Сырьевой же придаток Запада как экономическая модель не имеет смысла просто потому, что никакого развития не предполагает — нашего развития, хотя, разумеется, обеспечивает повышение «производительности труда» западных работников.

И наконец, по предъявленному отрывку с прискорбием приходится заметить, что премьер Медведев совершенно не ориентируется в исторической и современной экономической действительности, если полагает, что среднестатистический современный человек по уровню благосостояния успешнее советского, имевшего совершенно бесплатно, в прибавку к небольшой зарплате, все социальные блага — от жилья до медицинского обслуживания, да и уровень образования советского человека был намного выше, чем современного, не говоря уж о пенсионном обеспечении, которое в семидесятых годах прошлого века стало уже отличным против современного, только ухудшающегося стараниями Медведева и ему подобных, как и образование, и все прочее. Да, страшное «тоталитарное государство» вкладывало в простого человека столько денег, сколько лишь редкие, самые высокопоставленные, нынешние чиновные воры вкладывают исключительно в себя. Все без исключения известные ныне социальные блага — например, восьмичасовой рабочий день, отпуск, в том числе для женщин по беременности, бесплатное жилье, бесплатное образование, бесплатное медицинское обслуживание, гарантированное право на труд по специальности без либеральной «безработицы», всеобщее государственное пенсионное обеспечение — впервые в мире появились в страшном «тоталитарном государстве» СССР — повторим, впервые в мире. Поэтому, на фоне общеизвестных фактов, замечание Медведева о повышении уровня благосостояния ограбленных и униженных либералами современных людей против советских можно расценить либо как заведомую ложь, наглую и глупую, либо как катастрофическую дурь.

Несмотря, впрочем, на крайне низкие умственные способности, Медведев все-таки понял простейшую истину: практически находиться в гей-проходе у Запада вовсе не так почетно и приятно, как теоретически полагали Горбачев с Ельциным; никому у нас это не нужно, даже Медведеву с Путиным. К сожалению же, Медведев еще не знает, как нам выбраться из гей-пространства, хотя это очень просто. Нашу сырьевую зависимость от Запада обеспечивает наша привязка к нефтедоллару: рубли мы эмитируем только под заработанные нефтедоллары, которые тут же возвращаем в США, покупая недоходные американские правительственные облигации. Таким способом мы во главе с Медведевым превратили наш рубль в купон — бумажку, соответствующую определенному количеству денег, на которую можно получить определенное количество товаров. Существовать в таком феодальном режиме можно — развиваться нельзя. Да, но что же мы слышим по данному поводу от Медведева? Дежурную либеральную ахинею о вреде эмиссии денег, т.е. финансовой независимости России:

Но государственные инвестиции не могут быть главным источником роста на все времена. Государство также не может превращать в такой источник печатный станок: свобода бесконтрольной эмиссии денег – одна из наиболее опасных свобод. Ссылки на западный опыт эмиссионного стимулирования несостоятельны. Во-первых, оно осуществляется в условиях дефляции (прямо противоположных нашим). Во-вторых, результаты не свидетельствуют о высокой эффективности этого механизма. И, в-третьих, эти меры уже превратились в проблему, перспективы решения которой никому не известны (достаточно вспомнить апокалиптические прогнозы о судьбе американского доллара).

Здесь видим, что наш герой даже приблизительно не понимает, что такое деньги, ибо речь он ведет о «бесконтрольной эмиссии» не денег, а купонов, каковыми и являются наши рубли. Разумеется, объем эмиссии купонов должен контролироваться хозяином предприятия, владельцем денег, но с эмиссией денег дело обстоит чуть сложнее — самую капельку.

Чтобы понять принцип эмиссии денег, а не назначения цены за купоны, представим себе, что Дмитрий Анатольевич прибыл в далекое племя гомопитеков, где за великий ум и образованность немедленно был избран вождем. Поразмыслив, новый вождь решил ввести в племени денежные отношения, раздав каждому гомопитеку по рублю и назначив цену за любую продукцию в один рубль. Положим, каждый гомопитек производит в месяц продукции на рубль — топоров, козьего молока, набедренных повязок и прочего. Уже через два месяца количество товаров в племени увеличится в два раза, но денежная масса и, соответственно, максимальный уровень избыточного потребления (за деньги в данном случае) останутся прежними, ибо уровень избыточного потребления не может в данном случае превысить объем наличной денежной массы… А что будет через год? А через десять лет, когда и количество людей в племени увеличится? Вопрос на засыпку: вредна ли будет в данном случае эмиссия денег, покрывающая, например, рыночную стоимость товаров племени? Да, эмитированные деньги нужно будет куда-то девать, инвестировать, но ведь это и есть развитие экономики, не правда ли?

В разобранном примере возникает та самая дефляция, повышение цены денег вследствие их нехватки, которую поминает Медведев. Возникает вопрос: если Россия уже много лет производит товаров в денежном выражении больше, чем потребляет, то куда девается разница? Почему у нас постоянная инфляция, хотя лишних денег (не покрытых произведенными товарами) нет и в помине, есть даже острый их недостаток? А где разница-то? Где деньги?

Чтобы понять колониальный финансовый механизм, в котором мы существуем, представим себе, что Дмитрий Анатольевич прибыл к дремучим гомопитекам не в качестве друга, а в качестве агента мирового зверя, но его все равно выбрали вождем за великий ум и образованность. Став же вождем, наш герой заявил подданным, что за свои прекрасные доллары будет покупать только набедренные повязки, которые будут продаваться в стране белого господина для модного прикрытия гей-прохода. Далее он заявил, что вводит нового великого духа для поклонения — Центробанк, который будет держать в узде страшную ведьму Инфляцию. Далее он организовал лавку, в которой можно купить стеклянные бусы и прочие красивости белого господина, но платить в лавку можно только долларами, для чего их, разумеется, нужно купить у великого Центробанка за свои рубли. Разумеется, если в лавке будет множество импортных товаров, долларовых, а на экспорт пойдут только набедренные повязки, то цена рублей будет определяться соотношением проданных набедренных повязок и купленных в лавке товаров. Иначе говоря, гомопитеки в данном случае станут набедренным придатком хозяина, ибо избранные им набедренные повязки, проданные ему, и покрывают весь уровень потребления племени, но это только в лучшем случае, идеальном. В худшем же случае новый вождь заявит, что для борьбы со страшной ведьмой Инфляцией Центробанку нужно пожертвовать, например, семьдесят процентов выручки за набедренные повязки… Что, не верится в этакую ахинею?

Увы, в точности так у нас и устроено то, что Дмитрий Анатольевич называет экономикой. Например, почему наш уровень жизни упал мгновенно после понижения цены на нефть? Да, жить мы имеем право только на те деньги, которые выдал нам хозяин, причем даже в том случае, если совсем перестанем покупать его товары: даже в этом случае мы должны не собственные деньги эмитировать, а лишь ждать «иностранных инвестиций», долларов хозяина, ибо деньгами, по мнению Медведева и ему подобных, являются только доллары. Последнее и совсем уже глупо, но Дмитрий Анатольевич ведь полагает, что мы являемся неотъемлемой частью глобальной экономики и так далее, дежурную эту ахинею нет смысла воспроизводить, ибо нет в ней ни крупицы здравого смысла.

В связи со сказанным понятно должно быть, что эмиссия рублей как денег, а не купонов предполагает самостоятельную экономику, т.е. такую, в которой потребление собственных товаров превосходит потребление импортных. Любое развитое общество в мире живет собственным трудом, а не подачками господина, как мы по милости либералов. Впрочем, с либеральной точки зрения, предназначенной для рабов, самостоятельная экономика противоестественна, хотя экономика нашего хозяина именно такова. В нынешних условиях мы можем лишь регулировать импорт, хотя хозяин и запрещает делать это, но заменить импорт в больших объемах нам нечем, потому что без независимой финансовой системы экономика, разрушенная либералами, развиваться не способна. Принципиально дело обстоит просто, но Медведев-то этого не понимает, в чем нетрудно убедиться путем прочтения его статьи. Европа живет хорошо вовсе не потому, что там высокая производительность труда, как полагает Медведев, а потому, что в мире много дикарей вроде Медведева, которые помогают Европе грабить свои народы вместо развития их экономики. И дело не в продажности либеральных рабов вроде Медведева, а в том, что феодалам так жить проще и даже выгоднее — в отличие от всех остальных, несчастных их подчиненных. Это и есть наша «новая реальность», в которой совсем ничего нового нет.

Разумеется, описанные выше примитивные процессы можно представить в гораздо более сложном виде, даже с участием банков и кредита, мало кому доступного, каковы они в нашей действительности, но принцип-то от этого не поменяется: наши деньги покрывают только те товары, которые нужны от нас хозяину, а на большее мы права не имеем, как полагает Медведев. Он и ему подобные верят, что если у нас будет собственная финансовая система, то хозяин прекратит продавать нам стеклянные бусы и прочие красивости, а сами мы их произвести не в состоянии, ибо находимся на уровне полудиких гомопитеков. И первое мнение несостоятельно, и второе, но Медведев просто верит в это, как иные верят в Бога. Несомненно, он отдает себе отчет в грабительской сущности нашей финансовой системы, принадлежащей хозяину, как нетрудно понять из его статьи:

Проблемой теперь стали уже не столько долги компаний и банков, сколько долги государств. Если долговые перспективы стран, способных эмитировать резервную валюту, выглядят, мягко говоря, загадочными, то долги иных государств, лишенных такой возможности, уже стали неоплатными. Честного и убедительного ответа на вопрос, как поведет себя мировая экономика и валютно-финансовая система в такой нестандартной ситуации, пока не существует.

Резервная валюта — это валюта хозяина, деньги, а не купоны. Стало быть, Медведев понимает, что есть деньги и есть купоны, а разница между ними принципиальна, хотя заключение его о долгах является немотивированным и вздорным. Хозяин никаких долгов рабам платить не станет, а неоплатным долг может быть только у того племени, которое нельзя ограбить, пусть даже при помощи военной силы.

«Новая реальность», если верить Медведеву, заключается в том, что товаров хозяина мы теперь будем покупать гораздо меньше, но собственную финансовую систему мы иметь все равно не можем, «резервную валюту», ведь она не нужна хозяину и его рабам. На «изоляцию» же от хозяина мы пойти никак не можем, по мнению Медведева, это даже противоестественно… Да оно и понятно: как дикие гомопитеки смогут жить без наставления и попечения великого белого господина, представляющего великую цивилизацию?

Дмитрий Анатольевич, впрочем, глупейшим образом полагает, что хозяин когда-нибудь признает его за равного, пусть даже в далеком будущем:

Сказанное касается и наших нынешних отношений со странами Запада. Несмотря на текущий, во многом кризисный характер этих отношений, восстановление сотрудничества все равно неизбежно. Россия не собирается покидать Европейский континент ни экономически, ни политически, ни ментально. С тех пор как Екатерина II в «Наказе комиссии по составлению нового уложения» подчеркнула: «Россия есть Европейская держава», прошло почти 250 лет, и это, при всех гигантских переменах в мире, остается и будет оставаться истиной. Никто не должен рассчитывать оторвать нас от европейской цивилизации со всем ее культурным многообразием. Отношения могут меняться и в будущем, но стратегическое направление останется неизбежным – сотрудничество, партнерство, а при благоприятном развитии событий и формирование единого экономического пространства.

Екатерину оставим — не ругать же милую женщину… Сама она была немкой, родным языком которой был французский (на экспорт растили: французский язык до Второй мировой войны был языком международного общения в Европе). Мнение Екатерины о России и Европе, безусловно, было космополитским и уже только потому наивным, если не сказать — глупым.

За указанные 250 лет мы видим со стороны т.н. Запада только разжигание ненависти к России — лютой ненависти, звериной, которая совсем недавно вылилась в попытку уничтожения нашего народа силами соединенной Европы под началом Гитлера. И нынешние злобные публикации в западных газетах о России просто буквально соответствуют публикациям любого исторического момента за указанные 250 лет. Вот, например, пишет Н.Я. Данилевский в книге «Россия и Европа», впервые опубликованной в 1869 году, полтора века лет назад:

Россия,– не устают кричать на все лады,– колоссальное завоевательное государство, беспрестанно расширяющее свои пределы, и, следовательно, угрожает спокойствию и независимости Европы. Это – одно обвинение. Другое состоит в том, что Россия будто бы представляет собой нечто вроде политического Аримана, какую-то мрачную силу, враждебную прогрессу и свободе.

[…]

У знаменитого Роттека высказана мысль,– которую, не имея под рукой его «Истории», не могу, к сожалению, буквально цитировать,– что всякое преуспеяние России, всякое развитие ее внутренних сил, увеличение ее благоденствия и могущества есть общественное бедствие, несчастье для всего человечества. Это мнение Роттека есть только выражение общественного мнения Европы.

А что теперь? Разве поменялось за прошедшие полтора века общественное мнение Европы о России? Нет, в современных газетах можно почерпнуть буквально то же самое, только иными словами. И с этими злобными демонами, ненавидящими Россию звериной ненавистью, Медведев ощущает «ментальное единство»? Да в своем ли он уме? Или, может быть, он подобно либеральным дегенератам полагает, что мы своим скотским поведением в поколениях и веках просто не заслужили одобрения Европы? Но не слишком ли это для премьер-министра России? Вполне ли нормален он психически после этого?

Медведев и ему подобные, рабски влюбленные в Европу, не отдают себе отчета в том простом обстоятельстве, что Евросоюз построен на нашей крови и костях. После развала СССР и почти всех его экономических связей наши европейские рынки отошли к Евросоюзу, он и создан был на развалинах СССР. Медведев и ему подобные сколько угодно могут заливать о «тоталитарном государстве», каковым, по их мнению, был СССР, но никто из них никогда не ответит на простой вопрос: даже если государство было «тоталитарное» (фу, плохое), то людей-то зачем грабить было их хозяину? Люди-то чем плохи оказались? В нынешнем его состоянии Евросоюз — это наш кровный враг, созданный и паразитирующий, в том числе, на наших страданиях. Именно поэтому неизбежно не «восстановление сотрудничества» с ним, как немотивированно полагает Медведев, а война. И война эта с либеральными подстилками уже идет на Украине, причем, заметьте, независимо от воли Медведева и прочих либеральных рабов Европы. Далее этот кризис будет только развиваться, несмотря на все старания либеральных дегенератов погасить его: они не могут его поддерживать, ибо это противоречит их рабским убеждениям, но не могут они и открыто предать наш народ, ибо страшатся за свои шкуры, которые, как понимают даже сами либералы, вообще никакой ценности не имеют. В идеале саморазвития этот кризис приведет к распаду Евросоюза и восстановлению наших рынков, отнятых у нас по глупости таких, как Медведев. И будет это вовсе не плохо, как с перепуга решит Медведев, а хорошо, просто даже отлично. По такому раскладу у Медведева останется только один шанс уцелеть в политике — вовремя предать мировых либералов, объявив себя, например, «националистом в хорошем смысле». Это и есть та новая реальность, о которой Медведеву стоит подумать в самом ближайшем будущем.

К сожалению, никакой действительной новой реальности в статье Медведева нет — даже демагогия его отнюдь не нова. При этом он наверняка свято верит, что хотя бы приблизительно обозначил вехи развития России… Нет, если наши либералы не смогли использовать для развития экономики прошедшие жирные годы, когда нефтедолларов было много, то теперь и говорить не о чем — никакого развития не будет. За прошедшие приблизительно десять лет или чуть более у правительства нашего денег скопилось, как у дурака махорки,— именно денег, нефтедолларов, а не рублевых купонов. Например, Украину, доставившую столько проблем нашему народу, можно было просто купить, прямо с потрохами и долгами (торговали ею охотно, не сомневайтесь). Зачем было десять лет вырывать из экономики громадные деньги? Чтобы при первых же экономических трудностях лишить людей последнего — заработанных пенсий? И где же вырванные из нашей экономики деньги? Где инвестиции? В хозяйском банке? Мы их увидим или нет? Увы, это неизвестно, если судить по дешевой демагогии Медведева…

Действительное развитие экономики возможным будет только в том случае, если правительство сменит финансовую политику, это главное, но премьер-министр наш ничего менять не собирается, хотя и понимает, что остался в дураках… Поразительный по своей глупости человек, не правда ли? А впрочем, глупость ли это? Способен ли нормальный психически раб любить своего хозяина, словно наивысшее божество, даже когда хозяин бьет его плетью и плюет ему в лицо из презрения к нему? Вы возразите, этот раб притворяется из корысти? Что ж, тогда подумайте, способен ли нормальный психически враг нашего народа, коварно продавшийся за доллары, выставлять себя в своей статье не просто рабом чужого дяденьки из-за океана, а еще и безграмотным болваном, отупевшим окончательно и бесповоротно? Ну?

Зову живых