На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Глобальная экономика

Дм. Добров • 20 ноября 2014 г.
  1. Злоба дня
  2. Экономика
  3. Американка
Саммит в Австралии, 2014

Встреча в Австралии «Группы двадцати», как ее называют наши, причем именно так, в кавычках, показала, что Россия продолжает успешно «интегрироваться» в глобальную экономику. Именно глобальная экономика является первым и единственным приоритетом нашего правительства, хотя часть нашего народа почему-то ожидает чуть ли не войны с США: одни ждут Третьей мировой войны, другие — Четвертой, иные — Пятой… Увы, это по глупости: как показывают документы, подписанные по итогам помянутой встречи, на принципиальном уровне у России нет ни малейших разногласий с США и их рабами, которые называют себя «мировым сообществом», а Украина, даже со всеми ее потрохами, не стоит войны между мировыми либералами.

Австралийская встреча лидеров «группы двадцати», или Большой двадцатки (G 20), как называют ее «наши хозяева», по неудачному выражению президента Путина на выходе к журналистам, породила впечатление просто сюрреалистическое: с одной стороны, «наши хозяева» жутко окрысились на Путина, даже хамили ему публично, а с другой — документы свидетельствуют, что никаких принципиальных разногласий у нас и «наших хозяев» просто не существует. Россия продолжает свое развитие в интересах глобальной буржуазии, и никто ничего менять не собирается — даже Путин, который многим почему-то кажется чуть ли не революционером, вышедшим на бой с глобалистами. Путин согласился с глобальными планами улучшения якобы мировой экономики, суть которых заключается в создании в мире пока еще расплывчатого подобия единого государства через объединение «высококачественной инфраструктуры» под властью глобального капитала, сосредоточена которая будет в прообразе мирового правительства — Глобальном инфраструктурном центре (ГИЦ). Это утверждается не вполне прямо, но вполне ясно:

1. Признавая важность инвестиций для стимулирования спроса, а также повышения производительности экономики и темпов ее роста, сегодня мы официально утверждаем Глобальную инфраструктурную инициативу – рассчитанную на много лет программу по поддержке государственных и частных инвестиций в высококачественную инфраструктуру.

[…]

4. […] Мы также проведем работу по оценке критериев становления инфраструктуры как отдельного класса активов.


Привлечение частных инвестиций в «высококачественную инфраструктуру», превращение ее в финансовый актив, будет значит приватизацию уже не только той государственной собственности, которая традиционно еще считается народной, например полезных ископаемых и железных дорог, но и государственных функций. Это приведет к появлению в прямом смысле частного государства. Например, наше социальное обеспечение и медицинское обслуживание будет осуществлять уже не государство, а интернациональные представители глобальной буржуазии, мирового транснационального капитала, которые будут зарабатывать на этом деньги по той норме прибыли, к которой они привыкли. Армия, разумеется, тоже будет частной — принадлежащей тому же транснациональному капиталу. Деньги, разумеется, тоже будут частными, сбудется мечта идиота, Фридриха фон Хайека, изложенная в работе «Частные деньги» (1976). Что, не верится?

Да, государственные инвестиции в «высококачественную инфраструктуру» пока никто не отрицает, ведь должен же кто-то нести расходы, непосильные для глобального капитала. Но, как говорится, чем дальше в лес, тем больше дров. Фактически предлагается стирание границ и, соответственно, народов, для начала на уровне элит, как и предполагает план «наших хозяев», озвученный уже давно, в начале девяностых годов:

Строуб Тэлбот, сокурсник Клинтона в Оксфорде и «архитектор» политики Клинтона по отношению к России, десять лет назад в журнале «Тайм» описал режим, который сложится в последние годы двадцать первого столетия:

«Все страны есть не более чем социальная условность… Как бы к ним не относились их граждане, сколь священными они бы ни казались, на деле все они – образования искусственные и временные… В ближайшие сто лет национальная принадлежность станет рудиментом; все нации и все государства признают единый, глобальный авторитет. Фраза, бывшая модной в середине двадцатого века – «гражданин мира»,– обретет к концу двадцать первого столетия свое истинное значение» [ссылка].


«Глобальный авторитет» здесь не назван, но он понятен из названия статьи, указанного в ссылке: «America Abroad; The Birth of the Global Nation» — Америка повсюду: Рождение глобальной нации, причем слово abroad значит не только повсюду, но и за границей. Конечно, в виду имеется не американизация мира и даже не интернационализация, а денационализация в указанном выше смысле, как теперь ясно,— через создание в мире единого частного государства, прообразом которого отчасти являются США.

Да, впечатление такое, что дядюшка Тэлбот не в своем уме, но разве приведенный выше отрывок Глобальной инфраструктурной инициативы написал человек в своем уме? Инвестиции в инфраструктуру могут повысить покупательский спрос только в той их части, которая касается торговли. Например, устройство автомобильных развязок, обеспечивающих беспрепятственный въезд в крупный торговый центр и выезд из него, может рассматриваться как проект повышения спроса в данном торговом центре. Если же вы инвестируете средства, например, в медицину или в армию, то эти инвестиции никакого отношения к спросу не имеют и не могут иметь, по какой причине ими обычно и занимается государство. Да, есть частные клиники и даже частные армии, но они никоим образом не повышают спроса на лечение и на войну, хотя рабочие места обеспечивают. А впрочем, кто же дерзнет утверждать, что глобальная буржуазия через захват «высококачественной инфраструктуры» в национальных государствах не сможет повысить спрос не только на лечение и войну, но и на все прочее вплоть до спроса на смерть? «Высококачественной инфраструктурой» капитал обычно не интересовался по причине очень больших затрат на нее и малой от нее отдачи, но теперь времена настали кризисные, и глобалисты решили растерзать последнее…

Вообще, надо заметить, что представления «наших хозяев» об экономике крайне примитивны, если не сказать — глупы:

Развитие глобальной экономики сдерживается нехваткой спроса, в то время как устранение ограничений со стороны предложения является ключевой мерой для ускорения темпов потенциального роста.


Да, бывают случаи, когда предложение, на первый взгляд, порождает спрос, но провозглашать это формулой развития экономики может только очень недалекий человек. Например, совсем еще недавно было не принято носить повседневно спортивную одежду и обувь, но потом вдруг появилась мода… Так что же обеспечило в данном случае спрос, предложение или мода? А разве можно сформировать моду через простое предложение, пусть даже от модельеров?

Если вы хоть раз были в очень крупном торговом центре, вспомните, разве там было недостаточное предложение? Нет, оно было предельно велико. И сколько бы вы всего купили, будь у вас избыток денег? Так в чем же дело? Почему избыточное и даже заманчивое предложение, модное, в данном случае не порождает избыточный спрос? А ведь Россию мировые либералы считают страной с высоким уровнем дохода…

Черт побери, хоть сколько-нибудь развитые в умственном отношении люди говорили бы о стоимости кредита, уровне доходов, расходах, ценах, инфляции… Нет, «нашим хозяевам» это не нужно и не интересно, потому что они захватят любой рынок со своим предложением, просто вытеснив с него конкурентов. Поэтому единственная их задача — обеспечить предложение своих товаров и услуг, а все остальное — чужие проблемы. И самое поразительное, что они не видят своей глупости. Например, с чего они взяли, что спрос и, соответственно, мир у нас резиновый, т.е. может увеличиваться без предела?

Примитивная идеология «наших хозяев» целиком либеральна, т.е. единственной целью существования экономики и человека провозглашается, как и следовало ожидать, повышение уровня жизни:

Повышение темпов роста мировой экономики для обеспечения более высокого уровня жизни и создания качественных рабочих мест для людей во всем мире является нашей самой приоритетной задачей.


Там же.

Слова культура в руководящих документах «наших хозяев» вообще не встречается, а образование поминается только в связи с подготовкой кадров для экономики. Ну, а разве культура не имеет значения для экономики? Например, попытайтесь продать мобильный телефон дикарю из джунглей Амазонки… Сначала придется объяснить, что это такое, не правда ли? И разве повышение культурного и образовательного уровня, например, в тех же джунглях Амазонки не повлияет на спрос среди дикарей? Да-да, повлияет, ибо спрос порождается не только модой, но и культурой в самом широком смысле слова. Увы, «наши хозяева» не понимают простейших вещей. И эти примитивные люди, те же самые дикари, хотят обворовать весь мир?

Безусловно, повышение уровня культуры и образования в обществе необходимо влечет за собой рождение спроса на новые товары, в том числе произведения культуры, усложнение технологий, дальнейшее разделение труда… Хорошим примером является бурное развитие советской экономики в годы первых пятилеток, что связано было именно с повышением уровня культуры и образования общества. Описывать успехи советской экономики можно долго, но проиллюстрировать их в сравнении с экономикой т.н. Запада можно будет быстро карикатурой известного датского графика Херлуфа Бидструпа под названием «Пятилетки»:

Глобальная буржуазия не понимает важности культуры для развития общества — и может быть, это к лучшему.

Для координации действий глобальной буржуазии по овладению «высококачественной инфраструктурой» участники австралийской встречи условилась о создании Глобального инфраструктурного центра, описанного в цитированной выше «Глобальной инфраструктурной инициативе». ГИЦ будет «некоммерческой компанией с ограниченной ответственностью участников в гарантированных ими пределах, созданной в соответствии с законодательством Австралии», поскольку располагаться он будет в австралийском Сиднее. Совет директоров ГИЦ из семи человек будет «отбираться на основе их опыта и навыков по управлению подобными структурами и согласовываться путем проведения консультаций со странами "Группы двадцати"».— Очень понятный и четкий правовой механизм, правда? Конечно, никаких влиятельных лиц в ГИЦ не будет, а будут лишь невзрачные личности вроде бывшего министра финансов Кудрина, хорошие исполнители воли «глобального авторитета», не больше.

Кстати, Кудрин очень хороший кандидат в Совет директоров ГИЦ от России, ибо он нравится и американцам, и Путину. Это реальная и проходная кандидатура. Поскольку же ГИЦ, как ожидается, начнет работу в ближайшее время, а Россия теперь проблемная страна, с которой глобалистам нужно работать плотнее, то вскоре мы, вероятно, узнаем об отъезде в Сидней «лучшего в мире министра финансов», нашего дорогого Алексея Леонидовича Кудрина… Жаль будет расставаться, правда? Уж лучше бы он остался с нами — так было бы спокойнее.

Повторим, это важно, не стоит считать «глобальный авторитет» американским — он будет денационализированным, как верно указал Тэлбот. Например, уже сегодня кто такой по национальности среднестатистический служитель глобальной экономики? Да неважно это, хоть бенгальский тунгус. Уже сегодня он мог бы перефразировать в свою пользу известное выражение Мехлиса, секретаря Сталина: «Я не тунгус — я либерал!» Как ни странно, теперь осуществляется объединение буржуазии всех стран в единую глобальную структуру, вненациональную, устроенную, как коммерческая организация, на основаниях получения прибыли.

То ли для реализации своих целей, то ли просто для приличия «наши хозяева» составили даже план действий, глупейший, как и следовало ожидать. План этот, разумеется, не предусматривает развития культуры и образования в отсталых странах для вовлечения их в мировое разделение труда, что и могло бы стать устойчивым фактором роста мировой экономики. Бесконечно, впрочем, этот процесс длиться едва ли может (не ясно, сможет ли развитие культурного уровня человечества всегда опережать развитие мирового производства, что и является залогом роста), но очевидный запас, резерв роста, у человечества еще есть, да и всегда был на протяжении мировой истории. Впрочем, мировая ли экономика беспокоит «наших хозяев», а не собственные карманы, еще не вполне набитые деньгами? Увы, в их лице мы имеем дело с тупыми прожорливыми акулами, которые не видят дальше собственного носа. После длинного ряда деклараций и клятв в верности всему самому светлому, что только знает человечество, за исключением, разумеется, культуры, в плане действий можно встретить и нечто конкретное:

Мы  вновь подтверждаем свое твердое намерение быстрее  продвигаться  в направлении в более рыночной системы обменных курсов [почти Света из Иванова: «стали более лучше одеваться»] и повышения  их  гибкости, с тем чтобы  они  отражали  фундаментальные  экономические показатели, и страны могли избегать постоянной несбалансированности обменных курсов. Мы будем воздерживаться от конкурентной девальвации и не будем использовать целевые показатели обменных курсов в конкурентных целях. Мы будем противостоять всем формам протекционизма, поддерживая открытость наших рынков.


Как раз незадолго до встречи в австралийском Брисбене у нас произошла то ли «балансировка обменного курса» рубля, то ли «конкурентная девальвация», когда рубль обесценился приблизительно на треть по отношению к американскому доллару. В любом случае мы видим, даже если наши поспешили с «конкурентной девальвацией» до окончательного отказа от нее, что руководящие положения «наших хозяев» оказывают самое непосредственное воздействие на нашу экономическую политику.

Что же касается протекционизма, то это вечная песнь глобалистов: откройте нам рынки, а сами хоть задавитесь — нам на вас наплевать. Так было у нас в девяностых годах, что сыграло свою роль в гибели нашей промышленности. Мы хотим в прошлое, в девяностые? Нет? Тогда обратите внимание, что цитируемые документы глобалистов находятся на сайте Кремля, а не пресловутого «мирового правительства», кучки либеральных гицев.

Далее встречаем Песнь про инвестиции, чудовищную ахинею, просто даже патологическую:

Инвестиции играют критически важную роль в повышении спроса и среднесрочных темпов роста. В рамках комплексных стратегий роста мы привержены улучшению внутреннего инвестиционного климата…


Там же.

Прежде чем разобрать эту ахинею, скажем пару слов про инвестиции.

Инвестиции — это божок либералов, причина развития экономики, как они полагают. Нет, это верно в той же самой степени, что и утверждение «питание — причина жизни». Как питание является всего лишь средством жизни, так и инвестиции — это средство развития экономики, функция, а не причина. В сущности, с точки зрения логики (математики), функцию можно считать причиной, а значение ее, соответственно, логическим следствием, но возможно это только в том случае, если область определения функции не может быть установлена. В случае же инвестиций как функции развития экономики область ее определения известна: развитие обычно обусловлено наличием неудовлетворенного спроса, который может быть удовлетворен либо импортом, простым путем, либо инвестициями в национальную промышленность, сложным путем. Стало быть, причиной развития экономики мы должны полагать неудовлетворенный спрос, а не инвестиции. Например, сегодня за полным отсутствием конкуренции можно инвестировать средства в производство глюкалочек и тем самым, соответственно, развивать экономику. Да, но будет ли это развитием, если спроса на глюкалочки пока нет и мы не можем изучить даже его возможность? Для начала нужно хотя бы узнать, что такое глюкалочка, не так ли? Глюкалочка — это сложное изделие из дерева, которое бросают в воду и которое при этом издает звук «глюк!», а потом всплывает — изделие готово к новому употреблению.

Вернемся теперь к приведенной выше формуле: инвестиции ведут к повышению спроса. Разве не очевидно в связи со сказанным, что дело обстоит наоборот, т.е. повышение спроса ведет к инвестициям, появление неудовлетворенного спроса? Разве инвестиции в производство глюкалочек приведут к появлению спроса на них? Нет, только массовый спрос на глюкалочки с их чудесным звучанием, мода на них, мог бы породить инвестиции в их промышленное производство. А коли так, то разве в рассматриваемой либеральной формуле причина не перепутана со следствием? Да, перепутана, но можем ли мы предположить, что приведенный выше текст писал необразованный человек, который не только не владеет элементарной логикой, не может отличить причину от следствия, но и совсем не разбирается в экономике? Нет, предположить этого мы не можем. Увы, путаница между причиной и следствием, неумение их различить, свойственно лицам с мышлением шизофренического рода… Понимаете ли с кем имеем мы дело? Не только с тупыми прожорливыми акулами, задумавшими обворовать весь мир, но и с дегенератами в прямом смысле этого слова.

Чтобы понятно было, что путаница между причиной и следствием вовсе не случайность в мышлении глобалистов, приведем пример из творений то ли нашего дорогого Алексея Леонидовича, то ли кого-то из подчиненных его по Комитету гражданских инициатив:

Комитет гражданских инициатив совместно со специалистами-историками выражает обеспокоенность кампанией по внедрению единого общенационального учебника истории для школьников, составленного «в рамках единой концепции» и избавленного от «внутренних противоречий и двойных толкований». Очевидно, что такая задача в принципе неисполнима, если оставаться на позициях современной исторической науки, в соответствии с которыми никакой «исторический факт» не существует и не может быть осмыслен изолированно от различных, подчас противоречивых оценок хода событий современниками и потомками./p>


Задумаемся над выражением «никакой "исторический факт" [почему в кавычках?] не существует и не может быть осмыслен изолированно от различных, подчас противоречивых оценок хода событий». Оценка исторического факта — это следствие по отношению к нему, но если причина этой оценки не может существовать «изолированно» от следствия, самой оценки, то причина и следствие, как нас убеждает Кудрин сотоварищи,— это одно и то же. Увы, эти забобоны у «наших хозяев» — общая у них черта. Вероятно, именно поэтому — в силу общей у них патологии интеллекта — они прекрасно понимают друг друга, но здоровым психически людям их измышления малопонятны.

Рассмотрим еще один пример логики «наших хозяев». Задумаемся, разве инвестиции и открытые рыки не противоречат друг другу? Ответить на этот вопрос можно на уровне детского сада: открытые рынки — это удовлетворенный спрос, а инвестиции возможны, как мы видели, только при неудовлетворенном спросе… Но можно ли тогда открыть рынки и одновременно получить инвестиции, как хотят мировые либералы? Ну? Да, разумеется, все мы читали у мировых либералов о конкуренции, другом их божке, но это лишь пустая болтовня. Чтобы понять суть, обратимся к нашему примеру с глюкалочками. Могут ли умельцы, кустарно производящие глюкалочки, конкурировать с их промышленным производителем? Нет, конечно, и столь же невозможна конкуренция национальных промышленных производителей с крупными транснациональными компаниями, которые и требуют для себя открытых рынков по всему миру. Понимание этого возможно опять же на уровне элементарной логики, на уровне детского сада: любое логичное действие может быть определено только в рамках класса, простейшим примером чего является помянутая выше область определения функции, определенного действия. Но разве национальные производители и транснациональные компании составляют один класс? Разве их конкурентные возможности равны?

Не говоря уж об издержках и прочих известных вещах, поясним силу транснациональных компаний с неожиданной точки зрения. Здоровый потребитель оценивает тот или иной товар, разумеется, по соотношению свойств цена-качество, но еще выделяет и третье свойство — моду на данный товар, причем за модную вещь он готов переплатить сколь угодно много, если у него есть деньги. И разумеется, здесь в большом выигрыше оказываются транснациональные компании, которые предлагают модные товары, раскрученные не только в рекламе, но и в причудливом сознании здоровых потребителей… К сожалению, у национального производителя в огромном количестве случаев просто нет средств для создания моды на свой товар. А значит, и конкурентная его борьба с транснациональными компаниями заведомо проиграна: здоровый потребитель переплатит, но возьмет модный товар, широко известный.

Кажется очевидным, что все эти либеральные бредни, принятые на встрече в Австралии в качестве чуть ли не нового курса мировой экономики, вообще ни к какому результату не приведут — разве что к началу расхищения традиционной государственной собственности, к началу уничтожения национальных государств. И удивляться тут нечему: все дегенераты в той или иной степени неприязненно относятся к действительности — мешает она им, потому что устроена совсем не так, как их противоречивый внутренний мир. Они просто хотят устранить противоречие, не понимая, что действительность не может существовать на дегенеративных основаниях.

Так, уничтожение национальных государств — естественного способа существования человечества, может привести к вырождению человечества и, соответственно, гибели его. Человечество делится на народы, в итоге чего при дегенеративном разложении или военном уничтожении инфраструктуры нескольких народов из их остатков возникает новый народ, группа выживания людей. Если же народ будет один, то при его дегенеративном разложении ничего уже не возникнет, разве что дикие толпы, рыщущие в поисках пропитания… Это будут люди, которые имеют массу запросов, но не имеют ни желания, ни возможности удовлетворить их своим трудом.

Почему бы и не предположить, что разделение человечества на народы есть именно защита от единовременного вырождения? Разве это не логично? Коли же логично, то зачем же стремиться к соединению человечества в единую массу, не обремененную даже развитой культурой? Разве это не откровенная погибель?

На основании всего сказанного можно пойти далее и предположить, что подлинным источником экономического развития человечества, глобальной экономики, является повышение культуры человечества, складывающееся из культурного развития разных народов. Повышающийся культурный уровень даже отдельного народа, как уже сказано, ведет к повышению его материальных запросов, т.е. к появлению все новых и новых областей для инвестиций, развитию технологий, дальнейшему разделению труда…

Черт побери, разве экономика — это финансовые потоки, как думают либералы, а не труд людей, устроенный на основаниях разума? Ну, а какой же может быть труд в сборище дегенератов, где запросы повышаются вне какой-либо связи с действительностью? Конечно, дегенераты предпочитают разбойничать или воровать — хоть бы и у целого мира.

Деградация народа может идти одновременно с еще продолжающимся развитием, так как деградируют одни люди, а развивают культуру и экономику другие. Но рано или поздно количество дегенератов и людей, безразличных к их выходкам, становится критически большим, что и останавливает развитие народа. От сих пор идет только упадок его, хотя отдельные выдающиеся люди рождаются до самого конца, вплоть до «последнего римлянина», классическим примером чего в мировой истории является, конечно же, Римская империя.

Нынешняя глобальная экономика устроена на дегенеративных основаниях — недействительных. Так, в 1944 году в американском городе Бреттон-Вудс между странами т.н. Запада было заключено соглашение об использовании доллара в качестве главной валюты и привязке его к золотому стандарту, но к началу семидесятых годов США отказались исполнять свои обязательства по обеспечению доллара (у либералов это называется дефолт), и в 1971 году доллар, оставшись ключевой валютой, потерял золотое наполнение. Эту новую денежную систему, действующую по сей день, иной раз называют Ямайской. Ныне доллар — это просто бумага, которая не обеспечена ничем, даже честным словом. Все прочие мировые валюты, разумеется, тоже ничем не обеспечены, хотя привязаны не только к доллару, но и друг к другу — на основании уже не фиксированной цены в долларах или золоте, а «более рыночной системы обменных курсов», торгов валютой.

Интересующая нас в связи со сказанным выше проблема денежной системы состоит в том, что многие валюты жестко привязаны к доллару, «менее рыночно»,— например, наш рубль, до недавних пор привязанный к доллару на недействительных основаниях. Попросту же говоря, дорогой наш Алексей Леонидович не понимает, что такое деньги, в связи с представленными выше особенностями его мышления:

Перечень этих парадоксов, связанных с особенностями мышления г-на Кудрина, определяющего финансовую политику российского правительства, в котором он занимает пост министра финансов, и Центрального банка, где он руководит Национальным банковским советом, можно продолжить. Все их объединяет одно – маниакальная убежденность руководителя российских денежных властей в том, что наша экономика, благодаря притоку нефтедолларов, получает больше денег, чем она может эффективно использовать. Кажущийся ему избыток денег он выводит из экономического оборота, стерилизуя в Стабилизационном фонде около четверти налоговых доходов федерального бюджета. При этом он всерьез считает, что «потратить деньги Стабфонда на поддержку промышленности – значит нанести ущерб нашей промышленности. Это, к сожалению, пока освоили не все»,– заявил Кудрин при рассмотрении проекта бюджета на будущий год в Государственной Думе.


В связи со сказанным выше о Кудрине следует внести сюда поправку: убежденность Кудрина носит отнюдь не маниакальный характер, а шизофренический, и разница принципиальна. Но все равно, для экономиста С.Ю. Глазьев просто блестяще разбирается в патологической психологии… Почитайте цитированную статью, чтобы хоть немного ближе познакомиться с особенностями мышления «наших хозяев»: собственно, Кудрин — лишь винтик в системе, хороший исполнитель, а собственных идей у него нет и быть не может. Например, помните ли еще представленные выше измышления либералов про инвестиции в инфраструктуру, в том числе государственные? Скоро мнение Кудрина наверняка поменяется в соответствии с ценными этими указаниями, и он будет рассказывать прессе, что «избыток» денег мы должны инвестировать в инфраструктуру (которую намереваются прибрать к рукам глобалисты).

Таким образом, на примере разрушительной деятельности Кудрина мы видим, что современная денежная система предполагает в идеале единую мировую валюту, единый мировой эмиссионный центр: количество рублей в экономике России даже в идеале, вне запутанных теорий Кудрина, зависит от количества долларов, полученных нами по экспортным операциям, а все остальное значения не имеет, т.е. вся не экспортная промышленность, не глобальная. Это и есть первый шаг к тому самому денационализированному миру, о котором говорил Тэлбот. И даже сегодня политика России, как и политика многих иных стран, направлена на построение этого мира — даже сегодня, когда мировые либералы уже развязали войну против России.

Очевидно, что наш рубль как мера труда людей учитывает не весь труд нашего народа, а только труд его на «наших хозяев» (экспорт энергоносителей). Разве это не рабство? Нет, как раз это «наши хозяева» и называют свободой, причем совершенно искренне. Помните ли еще рассмотренные выше примеры мышления «наших хозяев»? Уравнивание в сознании смысловых противоположностей по сути своей равно уравниванию формальных (причины и следствия) и даже эмоциональных (да, психически больной может одновременно любить и ненавидеть что-либо или кого-либо). В психопатологии подобное уравнивание противоположностей называется амбивалентность, а свойственна амбивалентность больным шизофренией; является она даже диагностирующим признаком шизофрении. Повторим, мы имеем дело с дегенератами, откровенными дегенератами.

Разумеется, не стоит думать, что дорогой наш Алексей Леонидович или иной кто драгоценный — это банальный шизофреник. Нет, вовсе не обязательно — тем более что банальный шизофреник обычно не адаптирован социально, в отличие от Кудрина. Например, Кудрин может быть шизоидным психопатом (это шизотипическое расстройство личности на «толерантном» языке, по современной Международной классификации болезней). Найдутся и иные варианты, связанные, например, с органическим поражением головного мозга вроде воспаления. Мы не можем знать самочувствия Кудрина и истории его болезни, коли есть такая, но психология его у нас перед глазами — психология шизофренического круга.

Сегодня происходит этнический распад т.н. Запада, дегенеративный распад, и количество дегенератов там уже должно быть очень и очень высоким. Опасность же их в том, что значительная их часть, т.н. либералы, пытаются объединиться на уровне всего мира. Если они объединятся и действительно построят некое единство, это наверняка приведет к дегенеративному распаду человечества, как сказано выше.

Чтобы успешно бороться с дегенератами, нужно ответить на вопрос, почему их количество увеличивается, но точного ответа мы не знаем… Самый же факт нарастания числа дегенератов в умирающих народах уже давно отмечен Л.Н. Гумилевым, который назвал их субпассионариями. Он предположил, что появление их связано с убыванием в этносе некоего неустановленного качества, названного им пассионарность, но это, разумеется, не строгий научный подход. Собственно, дело только в словах: мы воочию видим, что существуют и пассионарии, и субпассионарии, но не понимаем причины ни появления их, ни изменения их долей в этносе, хотя и можем уже отметить на примерах субпассионариев, что распад этноса укладывается в рамки психопатологии.

Разницу между субпассионарием и пассионарием можно свести к лабильности высшей нервной деятельности (изменчивости): реакции субпассионария лабильны, а реакции пассионария стереотипны, т.е. психически он не подвержен даже более или менее нормальным возрастным изменениям (в молодости человек горяч, потом наблюдается угасание, т.е. налицо лабильность реакции). Попросту же говоря, пассионарий и субпассионарий — это представители сильного и слабого типов нервной системы. Разумеется, слабый тип гораздо более, чем сильный, подвержен психическим заболеваниям — нарушениям высшей нервной деятельности.

Процесс деградации, дегенеративного вырождения народов, в связи со сказанным едва ли можно свести к биологии: значительная часть психических заболеваний носит функциональный характер, например шизофрения, т.е. в основе их лежит отнюдь не органическое поражение нервной системы, а просто нарушение рефлексной деятельности, лабильность ее. Отсюда количество дегенератов в этносе обусловлено лишь количеством слабых нервных типов и психической деятельностью отдельных лиц на уровне этноса, выводящей слабых из равновесия. Например, в случае «холодной войны», т.е. поливания собственного народа ушатами лжи и разжигания ненависти, количество дегенератов может увеличиться очень сильно. К сожалению, этот процесс идет сейчас на Украине, он тоже укладывается в рамки психопатологии, см. ст. «Психология украинцев» и «Зомбирование».

Ну, и кто же выиграл «холодную войну»? Ответ предельно очевиден — тот, у кого меньше дегенератов. Запад свою войну проиграл. Да-да, с головой не надо было шутить: опасное это дело. В сумасшедшего превратиться можно гораздо проще, чем думают люди, ничего в этом не понимающие.

Едва ли, конечно, дегенераты (субпассионарии) смогут построить мировую социальную систему, и причина проста: Гумилев достаточно убедительно показал на историческом материале, что задача эта под силу только пассионариям, а субпассионарии — это только разрушители. Да, мировые дегенераты натворят еще много бед, но в итоге, даже если никто не покончит с ними, сами покончат с собой. Ни одна дегенеративная система в мире не выживет — даже если с нею вместе погибнет человечество. Это закон природы — дарвинизм, если угодно.

Задача нашего народа проста. Следует не столько бороться с дегенератами и из власти, и из «пятой колонны», т.е. шестой палаты, хотя расстаться с ними придется непременно, сколько развивать культуру и образование, разумея, что именно культура народа и образование его есть необходимый залог всякой здоровой экономики. Иначе говоря, самой высококачественной инфраструктурой для государственных инвестиций являются культура и образование. Как потрясающе заметил в одной из статей Денис Давыдов, «священнейший долг всякого народа — дорожить своим достоинством, спасать и защищать всеми мерами и всеми средствами это нравственное бытие свое, неразрывно сопряженное с его бытием вещественным».

Тоже интересно:

  1. Закон о коллекторах
  2. Варвары
  3. Будет ли революция в России?
  4. Ошибки Маркса

Зову живых