На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Убийство Дремова

Дм. Добров • 18 декабря 2015 г.
Павел Дремов

Павел Дремов, командир Шестого отдельного мотострелкового казачьего полка имени М.И. Платова народной милиции Луганской народной республики, был убит днем 12 декабря 2015 г. на автомобильной дороге Первомайск — Стаханов в результате подрыва в его автомобиле взрывного устройства неизвестного типа. Официальную информацию об этом выдал на брифинге заместитель министра внутренних дел ЛНР Юрий Говтвин: «В автомобиле, в котором находился Дремов Павел Леонидович, произошел взрыв. В результате взрыва автомобиль был сильно поврежден, от взрыва были сорваны все двери автомобиля, крыша автомобиля, разбиты стекла, сорваны сидения в салоне. В результате чего водитель сильной взрывной волной был выброшен из салона, а пассажир (Дремов Павел Леонидович) скончался на месте».— Более никакой достоверной информации об убийстве Дремова нет. Фотографий подорванного автомобиля в открытом доступе тоже нет.

Об исполнителях убийства Павла Дремова можно судить по избыточной мощности взрывного устройства, вероятно самодельного: масса взрывчатого вещества составляла наверняка больше килограмма, заметно больше, раз уж взрывом вышибло даже двери, тогда как для убийства человека требуется всего лишь 30 – 50 г. взрывчатки, сколько находится, например, в обычной ручной гранате. Также из приведенного официального сообщения нетрудно заключить, что взрывное устройство, вероятно не осколочное, находилось в непосредственной близости от Дремова — вероятно, под его сидением или в кармане за спинкой сиденья. Дело в том, что водитель был выброшен из салона, а ударная волна может сформироваться только на определенном расстоянии от взрыва (теоретически завершает она свое формирование на расстоянии 20 радиусов от центра взрыва при взрыве идеального шарообразного заряда в воздухе с началом детонации в центре шара). В заданных нам условиях полное формирование волны произошло, вероятно, на расстоянии не менее 1 метра от условной точки начала детонации. При этом распространяющиеся от центра взрыва с огромной скоростью и под огромным давлением продукты детонации тоже, конечно, совершают работу, но наибольшую именно ударную работу выдает только сформировавшаяся взрывная волна. Судя по тому, что водитель погиб не сразу (он скончался по пути в больницу), поражение ему было нанесено еще не сформировавшейся взрывной волной и частично продуктами детонации, а Дремов погиб от непосредственного воздействия продуктов детонации. Вывод очевиден: профессиональный подрывник заложил бы устройство столь высокой мощности в багажник автомобиля и направил бы взрыв в салон, чтобы волна успела сформироваться полностью и нанесла гарантированное ударное поражение пассажирам (принципиально так же работает противотанковая кумулятивная граната, боеприпас обычного РПГ). Как видите, далеко не все об изготовлении взрывных устройств можно прочитать в интернете.

Да, взрывное устройство для убийства Дремова изготовил и заложил в автомобиль ученый селянин (увы, изготовление взрывного устройства по силам даже школьнику, дурное дело нехитрое, но рассчитать необходимую его мощность и, главное, правильно заложить его будет уже намного сложнее). Об этом говорит, во-первых, избыточная масса взрывчатого вещества: ни один профессиональный подрывник не станет закладывать лишнее, это просто бессмысленно, и это, конечно, привычка. Во-вторых же, на ученого селянина указывает отсутствие у подрывника даже самых примитивных представлений о поражающих факторах заложенного им взрывного устройства. Любой подрывник знает, что заряды можно разделить на контактные и неконтактные, причем контактный заряд в рассматриваемом случае не нужен был большой: даже без осколков хватило бы, наверно, граммов двухсот, обычной тротиловой шашки. Например, любому военному подрывнику, вне всяких сомнений, известно действие старой противопехотной мины нажимного действия, основу которой составляла именно такая тротиловая шашка, 200 граммов: ступню отрывает легко (это действие расширяющихся продуктов детонации).

Убийство Павла Дремова по почерку сходно с убийством Алексея Мозгового, совершили которое тоже ученые селяне низкого умственного развития и еще более низкой профессиональной подготовки. Невозможно, конечно, утверждать по имеющимся фактам, что в том и другом случае действовали одни и те же лица, но умственный и образовательный уровень их одинаково низок, предельно. При этом, что любопытно, невозможно утверждать здесь некую общность на уровне республики, например: «Все они там такие». Нет, не все. Скажем, убийство Александра Беднова было совершено в целом грамотно: засада, использование стрелкового оружия по небронированному автомобилю и зажигательной гранаты по бронированному. Да, но убийство Беднова взяли на себя правоохранительные органы Луганской республики, а значит, если поверить им, получается, что убийство Мозгового и Дремова совершили некие иные силы, заметно менее подготовленные в военном отношении…

Разумеется, нетрудно догадаться, что и Мозгового, и Дремова убили обычные наемные убийцы, уголовники,— больше просто некому, больше никто не мог действовать с такой фантастической глупостью и одновременно наглостью. Здесь, впрочем, возникает тонкость: уголовники могли бы подписаться на столь опасное для них дело только в одном случае — если у них была крыша, заказчик, гарантирующий им тот или иной уровень безопасности, хотя бы минимальный — от полицейского или военного произвола. Ну, нельзя безнаказанно убить командира крупного воинского подразделения в условиях если и не анархии, то весьма слабой государственности, и уголовники, несомненно, это понимают. Найти же их не так трудно, как может показаться, особенно если не обременять себя формальным доказыванием их вины, и уголовники это тоже понимают. Ладно бы еще один случай был — т.н. отморозки, но два случая (на деле их, наверно, больше) — это уже отнюдь не отморозки, а некоторая система, преступная закономерность… Да и вообще, наемные убийцы не могут существовать без крыши — это невозможно просто в принципе (таких быстро отлавливают или отстреливают заинтересованные стороны, коих может быть немало).

Таким образом, заказчик убийств Мозгового и Дремова находится среди тех лиц в Луганской республике, которые способны обеспечить крышу наемным убийцам из уголовников. Более того, он должен занимать высокое общественное положение, не обязательно публичное, ибо уголовникам должно было быть очевидно, что крыша у них не липовая. Для полного же доверия друг к другу и согласия сторон у них, разумеется, должны быть общие интересы — корыстные, разумеется. Ну, каждый уголовник понимает, что левых наемных убийц просто уничтожают после исполнения заказа, ибо никому они не нужны… Поэтому крупные преступные организации содержат своих собственных наемных убийц, под своей крышей. Например, преступное сообщество, действовавшее в рамках нефтяной компании «Юкос», имело подразделение своих наемных убийц, возглавляемое сотрудником службы безопасности компании Пичугиным. Заметьте здесь тонкость столь же юридическую, сколь и логическую: мы не можем назвать нефтяную компанию «Юкос» преступной организацией, но можем утверждать, что в рамках компании действовала преступная организация, возглавляемая лицами из руководства «Юкоса».

Стало быть, заключаем, что в случае убийств Мозгового и Дремова мы имеем дело с преступным сообществом, «мафией», т.е. некоторым множеством разнопрофильных преступных групп, объединенных общей преступной задачей. Увы, искомая разнопрофильная организация могла бы действовать в условиях Луганской республики только в рамках республиканской власти — иного варианта просто не существует. Это отнюдь не значит, конечно, что вся республиканская власть преступна, как не была преступной вся нефтяная компания «Юкос», но в рамках луганской республиканской власти, несомненно, действуют главари преступного сообщества. Вполне вероятно, что среди них находится и куратор наемных убийц, каковым в «Юкосе» был Пичугин.

Далее возникает закономерный вопрос: допустимо ли будет объединить по предположительному мотиву убийства Беднова, Мозгового и Дремова, несмотря на то, что убийство Беднова выполнено иным почерком, чем убийства Мозгового и Дремова? Дело в том, во-первых, что Беднов, Мозговой и Дремов были честными людьми и, разумеется, уже тем самым могли сильно мешать помянутой преступной организации, тем более что находились на командных постах в армии, во власти луганской, пусть и только военной. Во-вторых, Беднов, Мозговой и Дремов в разное время находились в конфликте с верхушкой луганской власти, воплощаемой Игорем Плотницким. Беднов даже пытался бороться с Плотницким на выборах в республиканское руководство. И в-третьих, Беднов, Мозговой и Дремов, а также, вероятно, и многие иные убитые или посаженные в тюрьму, резко выступали против минского сговора, в котором принял участие Плотницкий, т.е. на принципиальном уровне отрицали не только нынешний способ и смысл существования Луганской республики, но и политику президента России Путина, неизменно направленную на поддержку его бандеровских партнеров в Киеве. Достаточно ли всего этого, чтобы по предположительному мотиву объединить убийства Беднова, Мозгового и Дремова? Допустим, что так, предположим, но каков же мог быть мотив?

Если предположить у всех трех убийств общий мотив, то получится, что источник наживы предполагаемой нами преступной организации жестко связан с проводимой политикой — с возвратом Донбасса в правовое и экономическое поле Украины. К сожалению, это общеизвестно: сотни ворованных составов с углем шли на Украину, как публично утверждал Дремов, да и прочее ворованное, в том числе, вероятно, российская гуманитарная помощь, сбывалось в значительной его части наверняка на Украине (Донбасс неплатежеспособен, на Украине пока дела идут лучше, но это ненадолго). Существуют, вероятно, и обратные контрабандные потоки… Деньги же, получаемые преступным путем, распределяются по карманам, в том числе, как публично утверждал Дремов, по карманам российских кураторов Донбасса. Так, в своем знаменитом предновогоднем обращении 2014 г. Павел Дремов назвал вором В.Ю. Суркова, помощника президента Путина, а также генерала по кличке Тамбов (это Кузовлев Сергей Юрьевич, как утверждают бандеровские партнеры Путина, но Дремов называл его Сергей Викторович). Последнему Дремов даже угрожал:

Господину Тамбову онлайн привет. Вы знаете про некую флэшку, которая лежит у меня в кармане. Если с кем-нибудь из них за ближайшие дни что-нибудь случится, эта флэшка разойдется по всем серверам мира – по всем. И тогда игра пойдет совсем на другие ресурсы. Все вот эти люди поднялись за одно – за Россию. Не губите в них эту веру. Кто вам дал право решать за всю большую страну? Каждый из них или большая часть родилась в Советском Союзе. И мы его помним – в отличие от вас. Набраться, нахапаться – научитесь жить, научитесь жить по-людски! Каждый из вас сидит и ворует, что-то решает…

[…]

Есть хорошая пословица: если хочешь накормить голодного рыбой, дай ему не рыбу – дай ему удочку. Так вот, Владимир Владимирович, мы вас просим дать нам удочку, а не кормить нас рыбой. Посмотрите, что происходит на самом деле. Когда мы вам говорили, что господин Сурков вор, вы нас не слышали. Да, мы знаем, что вы сняли господина Суркова, да только это ничего не изменило: на манеже одни и те же. Прокурор области является бывшим прокурором области. Зам. главы МВД еще две недели назад была помощником начальника АТО Украины. Вот как. Один вопрос: а что изменилось? Ради чего все они теряли друзей?


Тут уж дошло до угроз почти самому президенту Путину. Уже тогда, наверно, многие сказали про блаженного Павла Леонидовича: «Не жилец…» Убить Дремова, конечно, не Путин приказал (да и вряд ли он это обращение слышал), но наверняка это были холуи его верные, которые воруют, судя по утверждениям Дремова, на пятой украинской скорости, а уж Путина любят на первой космической — почти как себя. Пожалуй, менее всех на данное обращение обиделся Плотницкий, которого Павел Леонидович сгоряча назвал «жидами непонятными» и «вором народного доверия». Это была, конечно, не смертельная обида.

Если объединить убийства Беднова, Мозгового и Дремова в одно дело, то получится, что во время убийства Беднова предполагаемое преступное сообщество в луганской власти сложилось еще не полностью, ибо не имело еще собственных наемных убийц. Это значит, что украинские олигархи здесь ни при чем — в рамках новой луганской власти сложилась новая олигархическая феодальная система, поддерживаемая Кремлем по его мотивам, едва ли воровским, и поддерживающая Кремль уже исключительно по воровским мотивам. Едва ли, повторим, это вся луганская власть без исключения — это лишь ограниченный круг лиц, замкнутый на контакты Суркова, если верить Павлу Леонидовичу.

Не вполне ясно, является ли Сурков главарем преступной организации в луганской власти (и донецкой?), но совершенно не подлежит сомнению, что у господина Путина с этим огромные проблемы, практически неразрешимые на данный момент. Даже проведение доследственной проверки по факту деятельности Суркова, Тамбова и прочих российских кураторов практически перечеркнет все усилия Кремля по обелению себя в глазах Запада. Пока это невозможно, да, но в будущем-то проблема Донбасса будет только усугубляться… Увы, господин Путин при помощи верного своего Суркова вляпался на Донбассе в такое липкое дерьмо, от которого он не отмоется уже никогда и в котором запросто даже захлебнуться может. Ну, что это за государственный деятель, который в своей политике способен опираться только на преступную организацию, убивающую патриотов России из корыстных побуждений? Увы Путину, все честные люди на Донбассе выступали и выступают против задуманного им минского сговора и его украинской политики, а поддерживает его только тупое и кровавое ворье.

Зову живых