На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Распад Украины

Дм. Добров • 17 июня 2014 г.
Руина

События, происшедшие на наших глазах на Украине, заставляют задуматься о связи и сущности вещей: почему люди сами уничтожали свое государство и при этом скакали от радости? Что с ними случилось? Нетрудно понять, конечно, что они находились в неведении относительно фактического смысла своих действий: разрушая свое государство, основу своего благосостояния и этнического существования, они думали, что строят тем самым новую жизнь, богатую, счастливую и прекрасную, но поскольку это очевидным образом не так, то возникает закономерный вопрос: чем же обусловлено подобное поведение? Можно ли выделить законы, по которым развивались украинские события? Да, можно, и это уже сделано в теории Л.Н. Гумилева.

Этногенез украинцев весьма непрост, так как он проходил в месте контакта нескольких суперэтносов: сначала русского и степного тюрко-германского или отдельно тюркского и германского, что заложило отнюдь не прочную основу развития украинцев как этноса, а потом — русского и европейского, что тоже не лучшим образом повлияло на этногенез украинцев. По поводу же места контакта суперэтносов Гумилев заметил следующее: «при совмещении двух суперэтносов, когда в зоне контакта возникает этническая химера, антисистемы развиваются со страшной силой». Поясним терминологию в определениях самого Гумилева:

Суперэтнос – этническая система, состоящая из нескольких этносов, возникших одновременно в одном ландшафтном регионе, проявляющаяся в истории как мозаичная целостность.

Химера – сосуществование двух и более чуждых суперэтносов в одной экологической нише.

Антисистема этническая – системная целостность людей с негативным мироощущением.

Самая суть украинской истории и причина всех этнических бед украинцев в данной терминологии даже в кратком изложении выглядит непросто: украинский этнос в его предыстории — это осколок степного тюрко-германского суперэтноса, который осколок сначала влился в русский суперэтнос при его возникновении и заговорил на древнерусском языке, а потом частично был поглощен европейским — при распаде тюрко-германо-русской этнической химеры на Киевской Руси, что и открыло этногенез украинцев в тринадцатом веке (химера, по Гумилеву, останавливает этногенез). См. по данному поводу ряд статей об истоках русской истории.

В основе распада Украины лежит, конечно, распад этнический — распад украинского народа, гибель его, проходящая на наших глазах. Подобная гибель происходит обычно не через гибель каждого члена этноса, а через распад структурный: упрощение социальной системы в пользу иных систем, суперэтнических в нашем случае, влияние этноса в них, а также постепенный отказ от родного языка.  Последний становится просто не нужен в условиях новой жизни, когда благополучие и надежду на достойную жизнь может обеспечить только работа в иных регионах и, соответственно, образование на ином языке. Предельно легко это проходит у народов, не имеющих развитой письменной культуры. Например, в России предельно легко и быстро в течение конца девятнадцатого и начала двадцатого века прошла ассимиляция германоязычных жидов, ассимилированные потомки которых у нас называют себя евреями, а в Израиле — иудеями. Украинская же письменная культура по древности приблизительно соответствует письменной культуре жидов, возникшей в начале девятнадцатого века или около того, а по объему и качеству едва ли сильно превосходит ее. Так что в данном случае мы можем ждать похожего результата — несколько десятилетий…

Распад жидов сопровождался националистическими процессами, удивительно похожими на процессы, идущие теперь при распаде украинцев. Например, у жидов тоже во всем виноваты были русские и особенно царское правительство, которое постоянно строило козни, не давало даже вздохнуть свободно… Ну, каждый человек, который хоть немного знает нашу историю, имеет представление об этих вселенских обидах, действительной почвы под которыми не было.

Вероятно, подобный взрыв бессмысленного национализма мы можем классифицировать как безотчетную попытку этноса выжить, сохранить себя в условиях надвигающейся гибели. К сожалению ли, к счастью ли, а такие попытки, как видим на примере жидов, обречены на провал: люди, которые обвиняли русских во всех смертных грехах, предпочитали говорить на русском языке, учить своих детей в русских школах, а потом и в русских университетах. Родной же язык просто оказался им не нужен для дальнейшей жизни: этнос распался на людей, каждый из которых имел в виду только свои личные интересы, а обществу мог выдать разве что безотчетную дежурную ненависть к русским в качестве правила хорошего тона. При этом, впрочем, в качестве правила еще более хорошего тона стихийные жидовские националисты, ушедшие в революцию, могли подчеркивать, что ненавидят вовсе не русских, а проклятое русское правительство, которое не дает им даже вздохнуть спокойно. Как ни странно, с той же степенью осмысленности украинцы ненавидят теперь Путина — безотчетно, вне какой-либо действительной почвы, да и русский язык тоже пользуется в их среде большим почетом.

Большинство украинцев предпочитает говорить на русском языке, но при этом многие из них отчего-то убеждены, что существует некий классический украинец, который прекрасно знает украинский язык и обожает на нем разговаривать. Да, есть такие, несколько человек найдется среди лиц, мелькающих на украинском телевидении, а остальные используют в речи откровенные русизмы и иной раз даже говорят с русским акцентом, что и указывает на главный язык их общения. Установить это довольно просто каждому: послушайте, как любой украинец говорит на русском языке, и если вы не услышите никакого акцента, то знайте, что русский и является языком его общения. Дело в том, что украинский фонетический ряд крайне сложен для русского, отчего говорить одинаково хорошо на русском и украинском способен только человек, который нарочно отрабатывал произношение, причем самостоятельно сделать это в короткие сроки крайне сложно — потребуется педагог. Такие люди есть, например некоторые дикторы на телевидении или артисты, озвучивающие фильмы, но даже у них в бытовом общении может проскочить тот или иной акцент в отдельных словах.

Что еще любопытно, сегодня откровенно переходят на русский в общении даже те украинцы, для кого украинский является родным языком, материнским. Один раз мне пришлось, например, слышать безупречную русскую речь украинца с синтаксическим полонизмом, который невозможен в русском языке, но нормален в украинском (сказуемое есть с творительным падежом, например он есть хорошим человеком). Это говорит о том, что материнским для этого человека является украинский язык, но общаться он предпочитает на русском и в русскоязычной среде, так как говорит он по-русски свободно и без малейшего акцента — как русский. Если нет педагога, на это уйдут годы активного общения на русском языке, а также, вернее всего, появится русский акцент в украинской речи.

Сегодня даже галичане, западные украинцы, в массе своей откуда-то знают русский язык, хотя не изучают его нигде: русских школ там, наверно, очень мало, коли вообще есть такие, а высшее образование давно уже переведено на державну мову. Что ж, понятно: без знания русского языка значительная часть населения Галиции просто не может существовать, ибо приходится ездить на работу в Россию — в Галиции работы нет, а в Европу не пускают. По сути дела, украинский язык им уже не требуется для жизни, так как перспективное существование они могут обеспечить себе только знанием какого-либо иностранного языка — русского, польского, английского… Ну, в какой еще европейской стране, кроме Украины, можно встретить даже националиста, который не знает родного языка или знает его очень плохо?

Эти процессы объективны, и именно в связи с ними следует рассматривать необъективную неприязнь к русскому языку державників, не только откровенных националистов. Они, безусловно, чувствуют, что украинский язык стремительно теряет свою роль даже как средства общения, не говоря уж о культуре (науки там уже нет, только ее имитация), и пытаются воспрепятствовать объективному этому процессу на своем уровне — весьма примитивном, так как никто из них не отдает себе отчета в происходящем. Самое большее, на что они способны,— это ругать последними словами Путина, «ватников», «совков» и так далее, заклиная при этом єдину державну мову. Толку от ругани и заклинаний до сих пор еще не было — один только ущерб, но они этого не понимают. Увы, это уже чистый инстинкт, инстинкт сохранения этноса.

Амбивалентное отношение многих украинских государственников к русскому языку — предпочтение ему в быту и неприятие его публичное — сильно напоминает амбивалентное отношение жидов к России, помянутое выше. К сожалению, у украинцев негативизм по отношению к России развит значительно больше, чем у жидов в свое время, а значит — этнический распад их пройдет гораздо более болезненно, чем распад жидов. Ну, это мы уже видим воочию: гражданская война уже идет.

Распад жидов породил в их среде массу бредовых идей и оскорблений России и русских. Буквально то же самое мы наблюдаем теперь в среде украинцев. Собственное же положение в мировой истории те и другие оценивали предельно неадекватно: германоязычные жиды вообразили себя потомками библейских евреев, чего быть не могло просто в принципе, а украинцы — настоящими русскими, у которых проклятые самозванцы из финно-угро-татар да беглых узбеков украли язык и даже гордое имя Русь, а самих продали в рабство полякам. Увы, то и другое может быть рассмотрено лишь в рамках психопатологии как примеры бредовых идей в истории.

Разница между бредовыми идеями жидов и украинцев принципиальна: бредовая идея жидов была позитивна, а украинцев — негативна. Так, чтобы чувствовать себя евреем, жиду не требовалось ненавидеть ни русских, ни тем более Россию, ни даже русский язык, а болеющий за свой народ украинец уже не может не испытывать ненависти к русскому языку, который медленно и упорно вытесняет украинский, невзирая на все усилия власти и даже на корявый личный пример властителей Украины, публично говорящих исключительно по-украински. Безотчетная ненависть к русскому языку, который мыслится, наверно, просто навязываемым, необходимо влечет за собой ненависть к России и русским. Таким образом, настоящим агрессором в глазах многих украинцев является не Россия, а русский язык, хотя переходить на него украинцев никто не заставляет, даже наоборот, но ведь именно это и страшно. Подумать только, украинский язык поддерживают всеми силами, но он неотвратимо теряет свою роль в обществе, а русский даже запрещают, но он только усиливает свое влияние, подчиняя людей себе. Ну, и как тут патриоту Украины не демонизировать Россию или хотя бы не возненавидеть? У многих ли найдутся не только душевные силы, но и образование, чтобы взглянуть на жизнь объективно?

Пытаясь укоренить украинский язык, украинские патриотичные политики делали только глупости, разрушающие их государство. Например, принудительная украинизация высшего образования фактически лишила Украину высшего образования. Да, в Киеве, возможно, осталось несколько высших учебных заведений, где еще можно получить хорошее образование, но в остальных местах — уже вряд ли. Дело в том, что русский язык не какая-то погана говірка, как, очевидно, решили украинизаторы, а древнейший письменный язык в Европе, развитый чрезвычайно по сравнению с иными, обладающий даже уникальной азбукой. Это язык доступа к мировой культуре и науке, к величайшей культурной, научной и образовательной базе, созданной на нем. И отказ от русского языка в высшем образовании фактически вывел Украину за пределы цивилизации, что мы теперь и видим воочию.

Образовательный уровень украинцев за последние четверть века упал очень сильно. Например, недавний министр образования и науки Украины Табачник следующим образом сформулировал теорему Пифагора: «Сумма квадратов катетов равна сумме квадрата гипотенузы, но я не уверен в правильности своего ответа». Что ж, если министр образования Украины не знает элементарных сведений из школьной программы, то чего тогда требовать от выпускников школ, тридцать процентов которых тоже не знают теоремы Пифагора? Ну, а разве иные элементарные вещи из школьной программы они знают лучше? Вряд ли, но как же тогда эти люди будут получать высшее образование? Да никак, образования они не получат, но диплом, разумеется, у них будет.

Даже сегодня Украиной управляют необразованные люди, например тот же Табачник или «проффесор» Янукович, а что будет завтра, когда во власть придут истинные троглодиты, вскормленные новой системой образования? Завтра вообще будет тьма египетская, без просвета.

Падение образования сильно способствовало тому, что за последние четверть века на Украине возникла, оформилась и укрепилась помянутая выше этническая антисистема, т.е., напомню, системная целостность людей с негативным мироощущением — негативным в данном случае в отношении русского языка, русских и России. Представителей украинской антисистемы ныне называют фашистами, но это неверно: фашистами их можно назвать с той же долей истины, как, например, исмаилитов, еще одних представителей известной в мировой истории антисистемы. И фашистов, и исмаилитов, и древних укров (надо же отличать их от украинцев) объединяет исключительно негативное мироощущение, положенное в основу их мировоззрения, которое у них совершенно разное, у исмаилитов даже философское и небезынтересное (это, видимо, вообще было элитарное учение, отнюдь не для толпы, как фашизм и укризм).

Следует понять, что фашизм — это всего лишь частность, а научный подход, логичный, предполагает поиск закономерности, общности, например:

Поставим вопрос так: что общего между исмаилитством, карматством, маркионитским павликианством, манихейством, богомильством, альбигойством и другими аналогичными системами и, в частности, экзистенционализмом К. Ясперса? По генезису верований, догматике, эсхатологии и экзегетике – ничего. Но есть одна черта, роднящая эти системы,– жизнеотрицание, выражающаяся в том, что истина и ложь не противопоставляются, а приравниваются друг к другу.


Л.Н. Гумилев. Этногенез и биосфера Земли. Часть девятая. XXXVIII. Биполярность этносферы.

Для понимания последнего утверждения приведем простой пример приравнивания истины и лжи, утрированное утверждение: Аллаха фактически не существует, он не доступен для понимания, а молиться нужно Мировому Разуму, который, собственно, и является Аллахом, ибо породил его Аллах, недоступный для понимания, фактически отсутствующий. Все понятно, да? Да, вероятно, это смягченный вариант идеи исмаилитов — для посвященных не полностью, еще не вполне атеистов, но, тем не менее, это явное приравнивание истины и лжи. Сначала ложь приравнивается к истине, а потом просто подменяет ее собой, т.е. в приведенном примере Аллах просто подменяется атеистическим и философским Мировым Разумом через уравнивание их.

Обратимся теперь к центральной идее древних укров, утрируем ее так же, как приведенную идею исмаилитов: нынешних русских не существует, потому что ими на самом деле являются древние укры, которые и стали культурными родоначальниками нынешних русских, т.е. беспорядочного смешения финно-угро-татар да беглых узбеков. Все понятно, да? Сначала ложь приравнивается к истине, украинцы тоже есть русские, а потом подменяет ее собой, отбрасывая ненужную истину в сторону. В этой подмене понятий и возникают древние укры, единственные и подлинные русские, населявшие так называемую Украину-Русь. На этом покоится современная украинская историография.

Как же возникает этническая антисистема, являющаяся необходимым условием появления описанного выше мировоззрения? Ответ легко находим в указанном сочинении Гумилева:

Для появления устойчивой антисистемы необходимы два параметра: упадок, например момент перехода из фазы в фазу местного этногенеза, и внедрение чужого этноса. Пусть даже обе системы будут перед началом процесса положительными, творческими, как в плане экологии, так и в аспекте культуры. Совмещаясь, они порождают антисистему, явление побочное, возникающее помимо воли участников.

На Украине не было чуждого этноса, однако в 1939 году в нее был насильственно внедрен чуждый украинский субэтнос — галичане, западные украинцы. Последние чужды прочим украинцам, потому что развивались они и жили в рамках европейского суперэтноса, тогда как прочие украинцы, вырвавшись из польского рабства, развивались и жили в рамках русского суперэтноса. Внедрение теми же большевиками в Украину членов своего суперэтноса, русских юго-востока, не оказало влияния на этническую систему, даже укрепило ее, а вот внедрение галичан разрушило ее, предопределило появление нынешней этнической антисистемы, причем участвовали в создании ее отнюдь не только галичане, а все без исключения жители Украины, в том числе русские. Повторю важную мысль Гумилева: эти процессы идут помимо воли их участников.

К сожалению, этническая антисистема крайне живуча — до тех пор, конечно, пока не погибнет вмещающий ее этнос. Она буквально как паразит. Поэтому надежно избавиться от нее можно единственным способом — тем самым, которым французы избавились от альбигойцев. Поскольку же ныне столь крутые меры едва ли возможны под недреманным оком «мирового сообщества», то можно утверждать, что украинский народ обречен на гибель — хотя бы потому, что антисистема, поддерживаемая, кстати, «мировым сообществом», не побрезгует помянутым методом устранения своих врагов. Да, русские области Новороссии отделятся от Украины в любом случае, а остальные будет умирать, попутно истребляя друг друга ради мифических своих идеалов и чужих корыстных интересов. К сожалению, антисистема давно уже пустила корни в Малороссии и постепенно разрастается, пытаясь охватить собой весь украинский народ и тем самым погубить его и себя.

Сегодня мировоззрение древних укров, «фашистов», уже следует рассматривать с точки зрения психопатологии. У одних это навязанное бредовое состояние, у других — навязанное маниакальное, заботливо поддерживаемое пятиминутками ненависти (теленовостями). Доходит до смешного и одновременно страшного: некоторые древние укры даже родственников своих, живущих в России, обзывают фашистами (вспомните о подмене понятий) и отказываются от малейших контактов с ними, полагая их, вероятно, наймитами злого Путина, который, по их мнению, завидует Украине и хочет только гибели ее. О времена, о нравы!— как сказал один гордый римлянин.

Склад ума древних укров уже таков, что понять их правильно способен только человек, знакомый с патологической психологией. Например, у нас было много откликов по поводу древних укров, обрадованных великою перемогою в Одессе, просто матір'ю всіх перемог, когда наиболее агрессивные древние укры с особой жестокостью убили очень много людей в Доме профсоюзов. Отклики наши сводились к тому, что древние укры уже изжили в себе человеческое состояние, превратившись в фашистов. Действительно, даже не радоваться тому, а просто оправдывать столь жестокое массовое убийство нормальный психически человек не способен. Ну, а если это откровенная патология, то при чем здесь фашизм? Разве гитлеровцы, например, искренне по-детски радовались массовому сожжению людей в печах или массовым расстрелам? Можно ли представить себе Эльзу Кох, которая с непосредственной детской радостью назвала бы сожженных в печах людей «маёвские шашлычки» и отразила бы в дневнике чистый детский восторг по поводу убийства? Разве это была бы Эльза Кох, а не одурманенная пропагандой маленькая девочка, плохо понимающая действительность? Разве можно считать жестоким ребенка, который, глядя в телевизор даже на самые дикие ужасы, тихо радуется, что «загинули наші вороженьки, як роса на сонці»? Да, дитя эмоционально неадекватно, но жестоко ли? Жестоким бы оно было, если бы сплясало гопак на трупах, но оно, видите ли, желает всего лишь «панувати у своїй сторонці», как гласит украинский государственный гимн.

Да, и следует помнить еще, что жестокость есть по преимуществу следствие страха (а страх есть следствие лжи, говорит Достоевский). Перед Россией же древние укры просто трепещут от страха, который сами же на себя нагоняют. Объективно это лишь отчасти — в том, напомню, что касается превосходства русского языка над украинским и большой его значимости в украинском обществе, языка великой культуры и науки, языка цивилизации. В остальном же древние укры напоминают опять же детей, которые рассказывают друг другу жуткие надуманные истории, чтобы напугать товарища сильнее. Дети, впрочем, таким образом наверняка учатся преодолевать страх, а вот древние укры по какой-то странной причине желают погрузить всех остальных в свое маниакальное состояние, ибо здоровых душевно людей они рядом с собой почему-то не выносят. Мотивация их, я думаю, могла бы стать предметом исследования клинициста, занимающегося наукой, и вполне проясниться в приличной статье, а то и целой диссертации (массовые психотические явления совсем не исследованы, т.е. это может быть весьма серьезно с точки зрения науки).

Эмоциональная неадекватность древних укров, маниакальная составляющая их психики, опирается на то самое негативное мироощущение, о котором говорил Гумилев применительно к этнической антисистеме. В психопатологии понятие негативизм используется в прямом смысле. Например, больного просят показать ладони, а он прячет руки за спину. Негативизм же древних укров, как уже сказано, выражается в отрицании России: «Украина не Россия», как назвал свою книгу бывший президент Украины Л.Д. Кучма. Этот тезис для древних укров требует самого серьезного доказательства (отрицания России), отчего ни единый их разговор о прошлом, настоящем или будущем Украины не обходится без упоминания России, роль которой по отношению к Украине, как они полагают, была отрицательна, да и сама Россия рассматривается ими как исключительно отрицательная величина.

Указанный негативизм и есть прямая причина распада украинского народа, который силами своей антисистемы напрасно силится доказать себе и всем окружающим, что Украина не Россия, для чего разрывает даже полезные ему экономические отношения с Россией и разжигает в себе бессмысленную ненависть к русским и русскому языку. Поскольку же с нарастанием агрессии украинской антисистемы, с нарастанием этнического распада, русский язык закономерно приобретает все большую и большую значимость на Украине, ибо знание его и свободное владение им повышает выживаемость каждого индивида, как сказано выше, то закономерно нарастает и агрессия антисистемы, а процесс этнического распада приобретает необратимый характер, лавинообразный. И выйти из этой ловушки уже невозможно — тем более при отсутствии «медицинской помощи», т.е. психически здоровых сил украинского народа, которые просто подавлены антисистемой, почитаются ныне за врагов украинского народа. Увы, это парадокс антисистемы: сам украинский народ почитается за его врагов, а враги – за народ (напомню, речь идет не о галичанах, а о представителях всех трех украинских субэтносов, образовавших антисистему). Это подмена понятий, как и выше.

Добавим, жестоко ошибется тот, кто сочтет пустой «толерантностью» утверждение, что украинскую этническую антисистему образовали все три украинских субэтноса — галичане, малоросы и новоросы, а не одни только галичане, как ныне думают многие невежественные люди. Например, главным идеологом бандеровцев был откровенный «москаль» — Дмитрий Донцов, отнюдь не Дмитро Донцiв, чудовищную философскую книгу которого под названием, кажется, «Национализм» можно найти в интернете (на украинском языке). И этот Донцов не случайность, а жесткая основа украинской антисистемы, русский человек, вклад которого в общее антиукраинское и антирусское дело превышал даже вклад Бандеры, бессмысленного убийцы с ветром в голове (он даже написать ничего не сумел). Бандера мог вовлечь в антисистему только тупоголовых бандитов, наемных убийц, а Донцов — интеллигентных людей, образованных, «ницшеанцев».

Помимо маниакальной составляющей психика древних укров содержит и «интеллектуальную» — бредовую, шизофреническую по преимуществу. Истериков, этих верных спутников любого умного шизофреника, среди древних укров что-то не видно, разве что Татьяна Черновол и Ирина Фарион, у которых, вероятно, есть и иные психические отклонения. Отсутствие истерических психопатов — это, надо признать, явная слабость украинской патологической антисистемы, нежизнеспособность ее, ибо шизофренические идеи, если верить помянутому выше Гумилевым Карлу Ясперсу, обычно продвигают в общество истерические психопаты. Паранойяльные идеи борьбы с Россией встречаются у древних укров тоже очень редко, практически отсутствуют на общем фоне, разве что у редких т.н. «националистов», истинных бандеровцев, поскольку древние укры в массе своей панически боятся России. И именно поэтому, от страха, как представляется, в нынешней украинской антисистеме пышным цветом расцвели шизофренические идеи преследования — например, о «диверсантах ГРУ», воюющих на Донбассе почему-то за деньги свергнутого президента Януковича, а не по приказу Путина, который их всецело контролирует через своего личного ставленника полковника Гиркина (Стрелкова). Ну, это всего лишь шизофреническая амбивалентная реконструкция параллельной действительности (противоречивая). Безусловно, процесс формирования бредовой системы не одним человеком, а всем миром украинской этнической антисистемы будет любопытен клиницистам, и вполне возможно, что потомки наши все-таки дождутся грамотного клинического исследования по данной теме.

За двадцать с лишним лет существования украинской этнической антисистемы (создаваться она начала еще в советские времена, тоже при помощи американцев) украинский народ в значительной его части дезорганизован антисистемой и уже денационализирован ею. Сегодня украинец определяется лишь принадлежностью к украинской антисистеме, а не принадлежащие к ней украинцы автоматически переходят в категорию отверженных, коих презрительно именуют «ватниками», «совками», «колорадами», «дегенератами», «рабами Путина», «предателями» и так далее, вплоть до «шашлычков». Это совершенно очевидный распад народа, причем сложность его в том, что идет он уже не по географическим границам, а по душам.

И парадокс, при попытке уничтожить антисистему обычными методами, например законными, она будет только разрастаться: гонения будут восприняты многими дезорганизованными людьми либо как преследование за правду, либо как очередные козни Путина. Даже медленное разрастание боевых действий пойдет антисистеме на пользу, ибо количество ее приверженцев будет только увеличиваться. Да, антисистема дрогнула бы от яростного французского клича: «Убивайте всех! Бог разберет своих!» Но есть ли сегодня люди вне антисистемы, способные на столь жестокое поведение? Нет, столь решительные люди сегодня уже не найдутся. Это просто невозможно в нашем цивилизованном мире, даже если не брать в расчет пресловутое «мировое сообщество» под руководством США, к каждой бочке затычки.

Очень сильно укрепляет положение украинской антисистемы тот факт, что украинцы находятся в зоне контакта двух суперэтносов, русского и европейского. По мнению Гумилева, повторим его, здесь антисистемы развиваются со страшной силой: «при совмещении двух суперэтносов, когда в зоне контакта возникает этническая химера, антисистемы развиваются со страшной силой». Этническая химера возникла на Украине, как уже сказано, в 1939 г. Напомню, что этнической химерой следует называть не Украину, а зону контакта суперэтносов, в которой этногенез чрезвычайно затруднен, вплоть до полной его остановки, т.е. полной готовности этнической системы к распаду. К сожалению, зоной контакта суперэтносов после присоединения Галиции в 1939 г. стала фактически вся советская Украина, но вполне этот контакт стал возможен только после крушения СССР, вернее — советского «железного занавеса» между русским суперэтносом и европейским. Именно с этим и связано бурное разрастание украинской антисистемы с конца восьмидесятых годов по сей день.

Таким образом, если сегодня еще возможно спасение украинского народа, следует сделать две вещи:

  1. Упразднить зону контакта суперэтносов, отделив от Украины Галицию, вплоть до возведения, если потребуется, нового «железного занавеса».
  2. В оставшейся части Украины, с Новороссией или без нее, чрезвычайно жестко пресекать даже разговоры о любых негативных ценностях – любых.

Безусловно, искоренить украинскую антисистему даже после отделения Галиции будет очень тяжело, едва ли даже возможно при либеральном состоянии нынешней Европы, но иного пути просто нет: в ином случае украинский народ погибнет, причем вполне возможно, что неудержимый этот этнический распад будет сопровождаться массовыми кровавыми убийствами, войнами, «революциями», «майданами»…

Спасти украинский народ сегодня может только Россия, но при нынешней российской политической системе у украинцев нет ни малейшего шанса на выживание, они просто обречены. Впрочем, кроме России возможно и чудо… Увы, надеяться осталось только на чудо. И может быть, только истинным чудом украинский народ выйдет из жуткого этого кризиса обновленным и чистым. Да-да, не все мы умрем, но все изменимся, как сказал один пророк.

Зову живых