На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Демократия

Дм. Добров • 5 апреля 2015 г.
Ребенок

Что такое демократия и как отличить ее, например, от авторитаризма? Вопрос кажется глупым, однако таково и наше общество: одна часть нашего народа уверена, что в России господствует демократия, а другая — что авторитаризм, причем по-своему права каждая. Это значит, что объективное понимание демократии и ее противоположности в нашем обществе отсутствует.

Нетрудно, конечно, найти определение демократии, гласящее, что демократия — это власть народа, осуществляемая им через выборы своих руководителей. Данное определение кажется исчерпывающим, однако именно оно и не позволяет на деле отличить демократию от авторитаризма. Так, в России и окружающих странах уже около четверти века властвуют либо представители советского правящего класса, либо революционного антисоветского, причем ни те, ни другие не меняются, хотя выборы проходят регулярно. Например, кто такой Путин, демократ или авторитарий? С одной стороны, избирается он регулярно, как и правители соседних стран, например Лукашенко и Назарбаев, но с другой — сменить Путина, Лукашенко и Назарбаева невозможно, как показывает опыт, причем дело здесь не в форме, отсутствии выборов, а в содержании: действительной оппозиции просто нет, менять не на кого. Из данного противоречивого положения разные люди и делают диаметрально противоположные выводы о наличии у нас демократии. Одни совершенно искреннее полагают, что Путин, Лукашенко и Назарбаев — это столь великие личности, что народ просто не видит им замены, а другие — что это мошенничество, ибо ни Путин, ни Лукашенко, ни Назарбаев ничего великого собой не представляет: они обычные посредственности, серые чиновники. И последнее очевидно: кто такие Путин, Лукашенко и Назарбаев вне политики? Что они сделали, например, в области мысли или любой профессиональной? Ничего. А разве великие люди могут никак не проявить себя хотя бы в области мысли?

Можно привести и еще более разительные примеры бессмысленности нашего общественного строя в качестве демократии. Скажем, почти вся страна отрицательно относится к Чубайсу, но почему-то дружно голосует за политику того же Чубайса в лице Путина, который Чубайса весьма ценит и уже долгое время держит на высочайших государственных должностях. И самое поразительное, многие из сторонников Путина совершенно искреннее полагают, что он ведет борьбу с либералами за интересы народа, хотя борьбу он ведет за укрепление либерализма, причем не скрывает ее от народа (скрывают ее другие). Так разве можно назвать выбор Путина народом не только осмысленным, но и демократическим, если выбор этот прямо противоречит чаяниям народа? Что же происходит у нас на деле? В чем смысл демократии и возможна ли она вообще?

Понятно, что для обеспечения демократии, сознательного выбора народного, требуется свободная пресса, которая бы объективно освещала деятельность политиков и политических партий. У нас свободная пресса на общероссийском уровне отсутствует как явление, хотя критиковать отдельных лиц, например Путина, вовсе не запрещено. Попробуйте поискать в СМИ критику не самого Путина, а его экономической политики, того самого либерализма… Что-то удастся найти, но отнюдь не на уровне общероссийском: средства именно массовой информации тщательно воздерживаются от критики существующего общественного строя и даже политики власти. Например, поищите в СМИ освещение визита Путина в Австралию в ноябре 2014 г. Едва ли вы найдете ответ даже на простейший вопрос: зачем он туда ездил? К счастью, это не является государственной тайной: подписанные Путиным документы выложены в общий доступ на сайте Кремля… Но кто об этом знает? Кто их читал? Да никто, ибо же средства массовой информации просто не захотели комментировать участие Путина в создании т.н. мирового правительства.

Распад СССР очевидным образом привел к тому, что мы оказались не на более высокой ступени общественного развития, как полагает Путин и ему подобные, а наоборот — на значительно более низкой. Вообще, считать упрощение любой системы развитием могут только крайне невежественные люди, даже больные психически.

Если при советской власти в России были лишь отчасти выражены феодальные черты, гораздо менее, чем на т.н. Западе, то теперь они выражены уже гораздо более, чем на Западе: наш общественный строй уже следует назвать феодальным. Либеральные «реформы», по сути своей — узаконенное воровство, привели к формированию класса не только мелких собственников, но и крупных феодалов, имеющих, ясное дело, своих сюзеренов на Западе. И не следует путать феодалов с олигархами — крупнейшими жуликами первого этапа либеральных «реформ». Наряду с воровством произошло уничтожение громадного индустриального потенциала СССР, и Россия превратилась в сырьевой придаток Запада, находящийся под контролем не жуликов, а феодалов. Так, падение цен на нефть уже чуть ли не уничтожает наше государство, цены подскакивают на все, даже на товары собственного производства… Это, конечно, предельно ясно свидетельствует об экономических «успехах» либералов во главе с Путиным: пятнадцать лет дурака валяли — пятнадцать, хотя возможности для восстановления экономики были и сейчас пока еще есть.

Возможна ли демократия при феодализме? Выборы, конечно, возможны, но у власти всегда останется тот, кто контролирует ресурсы, в том числе, конечно, информационные, а у нас всё контролируют крупные феодалы во главе с Путиным. И не следует, повторим, путать их с жуликами первого этапа либеральных «реформ»: Путин развернул второй этап либеральных «реформ», переход общества к стабильному феодализму. Трудно будет понять, но речь идет уже не о банальном воровстве, как на первом этапе либеральных «реформ», а о контроле над ресурсами, о распределении доходов, в том числе — крупному бизнесу, банкам например. Для понимания рассмотрим простой пример. Недавно Дмитрий Анатольевич Медведев, святая простота, разразился статьей по поводу Украины, в которой грозно заявил, что раньше мы много денег давали Украине на неизвестных основаниях, а теперь Россия собирается «следовать своим национальным интересам», т.е. раньше Россия своим национальным интересам не следовала… Да, если отвлечься от банального воровства, то все крупные состояния, сделанные на Украине, так или иначе имеют отношение к феодальному распределению российских природных ресурсов — не без выгоды, вероятно, для наших феодалов. Дмитрий же Анатольевич, святая простота, хотел отменить в России феодализм. Разумеется, у него ничего не вышло: прошло немного времени, и мы опять предоставляем Украине природные ресурсы со скидкой, хотя с народа там дерут за полученное три шкуры (цена на газ для населения выросла уже в семь раз). В чьих же интересах это делается, если, по мнению даже Дмитрия Анатольевича, это противоречит национальным интересам России? Не в интересах ли феодалов?

По поводу Дмитрия Анатольевича, кстати, добавим, что именно в его президентство «Газпром» вдруг заключил такой странный контракт с Украиной, что цена на газ для Украины стала выше, чем в Германии. А ведь раньше цена бывала даже в десять раз ниже германской. Где крылось предательство, до сих пор никто не понимает, хотя несчастную Юлю Владимировну украинские феодалы упихали за измену во мрачное узилище (сделал это не Янукович — при Ющенко дело было возбуждено). Потом несчастную Юлю Владимировну все-таки выпустили, но понимания до сих пор нет… Что случилось? Никогда у нас такого не было, как говаривал Черномырдин, и вот — опять! Забавно еще, что на несчастную Юлю Владимировну на Украине была вылита масса помоев, но Путина, который был тогда премьер-министром, почему-то не поминали всуе…

Возвращаясь к демократии, следует еще раз подчеркнуть, что она невозможна при феодализме просто в принципе. Конечно, при свободном выборе подданные всегда будут голосовать только за своего феодала, а не за чужого, например, который ограбит их до нитки. Последнее видим опять же на Украине, где сейчас происходит смена феодалов, переподчинение их Западу, отрыв от российских ресурсов. Украинцев убедили в том, включая даже некоторых феодалов, что западные сюзерены будут намного лучше российских. Это вряд ли, но это, как ни странно, отчасти опирается на действительность: Дмитрий Анатольевич со своими «национальными интересами» перепугал, наверно, всю украинскую элиту до полусмерти. Ну, если с России получать уже нельзя, то что же делать? Жить-то как? Знаете ли вы исторический термин феодальная раздробленность? Приблизительно так она и выглядит в истории, как у наследников советской экономики, паразитирующих на ее останках.

Едва ли в повсеместном на постсоветском пространстве торжестве феодалов большую роль играет телевидение как пропаганда, потому что нормальной телевизионной пропаганды, например, у нас просто нет — есть лишь умолчания и редкое восхваление Путина, чрезмерное разве что в рамках той или иной телепередачи. На данном фоне и отношение к Путину у нашего народа весьма критичное. Дело не в культе личности Путина — его нет, а именно в принципиальной невозможности выбора.

Для господства демократии как власти именно народа требуется не только свободная пресса, но и свободные граждане, сознающие свои интересы — не только экономические, но и этнические, и социальные, и культурные, и любые иные возможные. В феодальном же обществе интересы граждан состоят только в том, чтобы не отдать феодалу лишнего. Собственно, любая конструктивная критика власти в современной общероссийской прессе и крутится только вокруг этого — как бы не забрали лишнее.

Принято считать среди современных либералов, что СССР был авторитарным государством, а теперь у нас власть народа, демократия. Разумеется, это чушь даже по отношению к СССР, где демократии было намного больше, чем у нас сейчас, т.е. советский народ принимал действенное участие во власти. Например, сейчас нас судят «профессиональные» уголовные суды, но при советской власти рядом с каждым судьей сидели два народных заседателя, которые принимали участие не только во всех заседаниях суда, но и в вынесении решения по делу в совещательной комнате. Лучшего контроля судебной власти со стороны народа даже и не придумаешь, не правда ли? Но почему же тогда при «демократии» его отменили? Может быть, за ненадобностью? Еще пример, даже в Верховном Совете СССР, не говоря уж о местных советах, были люди из низов общества, рабочие и крестьяне, т.е. тот самый демос по-гречески, простой народ. Где же все это теперь? Что же такое и есть демократия, власть демоса, как не предоставление власти простому народу, демосу? Нет, с нынешней точки зрения демократия — это выбор народом из главных феодалов самого прекрасного. Поскольку же объективных критериев для отличия прекрасных от отвратительных просто не существует, самым прекрасным оказывается самый упоминаемый в СМИ. Голосовать же за иного нет никаких объективных причин — если, конечно, самый прекрасный не заберет у народа лишнее.

Вполне очевидно, что нынешние наши «демократические» выборы играют только одну положительную роль: они могут лишь отстранить от власти тупого и жадного феодала, который возьмет у народа лишнее. Да, для классического феодального общества это весьма прогрессивно, но стоит ли называть это демократией?

По сути дела, феодал — это паразит на теле народа, а потому политика как столкновение идей в феодальном обществе невозможна просто в принципе. Политика в феодальном обществе обычно укладывается в рамки фашизма, т.е. объединения вокруг своего вождя, но отнюдь не вокруг идей, представляемых вождем. Политические идеи в феодальном обществе всегда весьма примитивны и в лучшем случае сводятся к утверждению собственного превосходства над соседями, как, например, ныне на Украине или в любой европейской стране:

Наблюдая разные национальности Европы, я встречал симпатичных людей во всех странах. Но меня поражал, отталкивал и возмущал царивший повсюду в Европе национализм, склонность всех национальностей к самовозвеличению и придаванию себе центрального значения. Я слышал от венгерцев и эстонцев о великой и исключительной миссии Венгрии и Эстонии. Обратной стороной национального самовозвеличения и бахвальства была ненависть к другим национальностям, особенно к соседям. Состояние Европы было очень нездоровым.


Н.А. Бердяев. Самопознание. Глава Х. Россия и мир Запада.

К настоящему дню мало что изменилось — просто Европа угнетена твердой рукой американцев. И это очень хорошо для Европы, просто замечательно: ненависть европейских народов друг к другу под руководством американцев переносится на извечных врагов «демократии». Европа ныне едина, как никогда, и если американцы еще поймут, что нельзя лезть европейцам в карман, то все будет отлично — без России, разумеется, ибо объединяющим фактором для Европы Россия может быть только как величина внешняя и враждебная, каковой для европейцев была она всегда, на протяжении всей истории.

Жалкие потуги современных либеральных феодалов построить культурное и свободное общество разбиваются об их фантастическую глупость: они думают, что свобода — это распущенность, вседозволенность, а не выбор. Увлечение же их формами попросту смешно: дух творит себе форму, а не наоборот. Иначе говоря, если в «авторитарном» обществе вдруг устроить «свободные демократические выборы», то ни свободы, ни демократии, ни даже выбора там не возникнет. Это даже дебил способен будет понять, не говоря уж о либерале: чтобы у людей появился действительный политический выбор, нужно не всенародные представления проводить под названием «демократические выборы», а дать людям политику как столкновение идей — разрешить им участие в политике и даже поощрять его, а не препоны ставить. Еще же проще говоря, чтобы у людей появился выбор, нужно предоставить им выбор, а не отнимать. Увы, в нашей политической системе все нелиберальные идеи и партии почему-то не выживают — потому, вероятно, что феодалам они просто не нужны. В качестве показательного раритета существует, впрочем, КПРФ, которая отлично вписалась в систему — палкой не выгонишь из «антинародного режима».

Демократию построить нетрудно, но на это нужно согласие, прежде всего, правящего класса, который должен уступить народу часть своих полномочий — например, как уже сказано, контроль над судами, как было при советской власти. Нынешняя же власть сделала все возможное, чтобы устранить демократические достижения советской власти к своей пользе. Если же появляется что-либо новое, то это либо фантастическая глупость, либо фантастическая гадость, либо то и другое в совокупности.

Если бы наши либеральные феодалы стремились к демократии как власти народа, то в России бы укреплялись и приобретали действительные права, например, профсоюзы, развивались бы молодежные политические движения, ибо молодежь дезориентирована совершенно в политическом отношении, думские партии вели бы работу на низовом уровне… В «Единой России», например, состоит более двух миллионов человек, и чем они занимаются? Горячо и нежно любят Путина? Ждут своей очереди? Зачем они записались в партию? Эта страшная тайна демократии достойна журналистского расследования, но журналистов в данном смысле у нас уже нет.

Какие приоритеты должны быть у демократической партии? Наверно, интересы народа или хотя бы его части, но у наших либеральных феодалов, например у того же Путина, приоритетом является не народ, а глобальный бизнес, причем даже не национальный, а мировой (именно он получил наибольшие преференции, например, от вступления России в ВТО, а также получит их от будущего участия России в мировом правительстве, созданном для приватизации государств). И говорить на данном фоне о загадочной «суверенной демократии» (Сурков) способен только душевнобольной: во-первых, наша политико-экономическая система отнюдь не суверенна, а во-вторых, демократией не является. Увы, господствует у нас модернизированный феодализм, либеральный, глобальный.

Демократия как полезный для общества инструмент, если верить древним ученым эллинам, возможна только в экономически развитом обществе, и на данном направлении деятельность наших феодалов тоже антидемократична, ибо они просто не желают развивать нашу экономику даже сейчас, когда поняли, что паразитирование осталось в прошлом: «Такая комфортная жизнь, когда надо думать только том, чтобы побольше нефти и газа добыть, а всё остальное можно купить, немножко уже в прошлом», как выразился сам Путин в интервью «нашим западным партнерам». Что же с тех пор сделал Путин, чтобы нам «самим что-то произвести»? Ничего? Именно ничего, ибо нынешнее правительство России, состоящее из махровых либералов американского толка, очевидным образом не годится для обеспечения новой индустриализации страны. Увы, Путин просто ждет, когда повысятся цены на нефть, когда жизнь вернется в прежнее «комфортное» состояние, когда «западные партнеры» снимут с России санкции… К сожалению, такое поведение типично для феодала.

Сегодня многие с презрением отзываются о демократии, однако же на деле презирают они не демократию, а господствующий у нас либеральный феодализм, который наша власть называет демократией и вполне искреннее считает ею. Самая же идея широкого участия народа в государственной жизни могла бы принести государству многую пользу, но при феодальных отношениях в обществе это невозможно просто в принципе. И проблема заключается не в Путине, а именно в феодализме, в дегенеративных общественных отношениях, которые стихийно возникли на развалинах советского общественно-экономического строя. Создали эти отношения случайные люди, временщики, но нынешний вождь их вдруг возомнил себя великим государственным деятелем… Преодолеть и этот распад, и даже глупость нашего вождя, возомнившего себя махатмой, будет крайне непросто. К сожалению, пока о демократическом общественном строе можно только мечтать: он от нас гораздо дальше, чем был в советские времена.

Зову живых