На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Откровение Иоанна

Дм. Добров • 22 июля 2015 г.
  1. Горе от ума
  2. Дела духовные
Апокалипсис

Откровение Иоанна, Апокáлипсис по-гречески, на языке подлинника,— это описание конца света, явленное автору в откровении, раскрытии воли божьей. Большинство людей, в том числе некоторые даже христиане, ознакомившись с ним, сочло бы описанные Иоанном события просто выдуманными, совершенно невозможными, тем более — в наше «просвещенное» время, но это стало бы лишь поверхностным впечатлением от несовременной образности, давностью своей имеющей около двух тысяч лет. Так, если допустить, что Бог решил открыть Иоанну свою волю, то каким бы образом он мог это сделать? Научным? В формулах современной математики, который две тысячи лет назад еще не было? В научно-популярных лекциях, которых тогда тоже не было? Нет, скорее именно так, как и написано у Иоанна — в тех наглядных образах, которые были доступны Иоанну и понятны. Рассматривать же загадочные эти художественные образы стоит уже только потому, что они содержат несколько совершенно явных указаний на наше время.

Существует масса толкований Откровения Иоанна, но все это по большому счету бессмысленно, ибо там не столько чарующая загадка загадана, сколько описаны события, которые настанут в конце времен в буквальном смысле слова. О конце же времен сообщил ангел, стоящий правой ногой на море, а левой на земле, воздвигнув руку свою на небо: «Лета оуже не будетъ», Апк. 10, 6. Обычно это переводят на современный язык — времени уже не будет, ибо в доступном греческом тексте стоит слово хронос (время), но в нашем-то тексте речь очевидным образом идет не о времени, а о единицах его измерения, летах, что гораздо более логично, как увидим ниже (наш текст тоже немолодой и вполне может отражать то подлинное греческое значение, которое было утрачено при переписке в поколениях и веках). Понятно, впрочем, что если лет больше не будет, то в некотором смысле не будет и времени: измерять-то его будет нечем… Разумеется, представить это невозможно, да и поверить в это тоже затруднительно: что же тогда будет? Планета Земля сойдет со своей орбиты или остановится? Солнце погаснет?

Современный образованный человек до всяких размышлений, скорее всего, объявит это утверждение «ненаучным» и тем самым совершит ошибку, ибо оно, напротив, глубоко научно против невежественного его перевода на современный русский язык и греческого текста. Даже если отвлечься от того факта, что события в Откровении Иоанна описаны именно во времени, т.е. время там есть, с точки зрения физики время есть область определения физических процессов, величина исключительно формальная, математическая, научная, и отсутствие в мире даже не самого времени, а единиц его измерения еще ничего не говорит о физических процессах. Ангел сообщил, стало быть, что обессмыслится всего лишь отсчет времени, лета, а не самое время, и мы не сможем определять течение физических процессов привычным образом, как делаем это ныне, отмечая один оборот Земли вокруг свой оси как сутки, а оборот Земли вокруг Солнца — как год. На восприятии этих единиц времени и их производных и строится восприятие человеком течения физических процессов.

С точки зрения современной физики, земные года не имеют уже прежнего смысла при скоростях, близких к скорости света, но поскольку две тысячи лет назад объяснить человеку теорию относительности или подобную ей было решительно невозможно, то и следовало сказать просто, выражая самую суть относительности времени: «Лет больше не будет». Да, мы не можем понять здесь частности — можем лишь утверждать, что это отнюдь не последствия ядерной войны,— но сам физический принцип ясен и, повторим, совершенно научен с современной точки зрения, хотя и совершенно фантастичен — ровно в той же степени, что полет космического корабля к звездам со скоростью, близкой к скорости света.

Также привычный для нас отсчет времени теряет свой смысл в сновидениях и в тех случаях клинической смерти, многократно описанных разными врачами [1], когда душа человеческая, как утверждают пережившие клиническую смерть, выходит из тела и человек продолжает свое прежнее осмысленное существование уже не в теле, а «в духе». Что любопытно, автор Откровения тоже вроде бы утверждает в начале своего сочинения выход из тела «в дух», причем делает это весьма буднично, говоря об этом как о совершенно нормальном явлении: «Быхъ въ дусе въ день неделный, и слышахъ за собою гласъ велий…», Апк. 1, 10.— Понимать это можно, например, как мистические мечтания или, вернее, в связи с утерей автором чувства времени как мистический выход из тела (бывает и такое, правда — только с больными), а то и еще хитрее, но в любом случае это ни малейшего отношения не имеет к практике святых отцов, которые никогда не переходили в некое иное психофизическое состояние, якобы более просветленное, духовное, ибо в нем они пребывали в норме. Вообще, лабильность психики (переходы в принципиально разные состояния вне нормальных реакций на раздражение от среды) означает психическое заболевание.

На этом можно бы было и остановиться при рассмотрении Апокалипсиса, спокойно заключив себе: «Не наши это методы — мистические переходы из нормального состояния в духовное и обратно», но препятствуют этому совершенно четкие буквальные указания автора Откровения на нашу жизнь, на современность (при этом есть и не буквальные, о которых ниже):

– …И сотвори [зверь] чудеса великия, да и огнь сотворитъ сходити съ небесе на землю пред человеки, Апк. 13, 13.

– И дано бысть дати ему дух образу зверину, да проглаголетъ икона зверина и сотворитъ, да иже аще не поклонятся образу звериному, оубиени будутъ, Апк. 13, 15.

– И сотворитъ вся малыя и великия, богатыя и оубогия, свободныя и работныя, да дастъ имъ начертание на десней [правой] руце ихъ или на челе ихъ, да никтоже возможетъ ни купити, ни продати, токмо кто имать начертание, или имя зверя, или число имене его, Апк. 13, 17.

Ну, а далее, после упоминания «числа имени его», идет знаменитое: «Зде мудрость есть. Иже имать оумъ, да почтетъ число зверино. Число бо человеческо есть, и число его шесть сотъ шестьдесятъ шесть», Апк. 13, 18.

Наиболее просто и вполне очевидно выглядит первое чудо мирового зверя — огонь, сходящий с небес на землю перед людьми. Это, конечно, современные бомбы и ракеты. Да, создали их самые разные люди, а не мировой зверь в любом смысле, даже переносном, но, глядя на тысячи лет вперед, долго ли и перепутать некоторые подробности?

Не менее прозрачно и выражение «проглаголетъ икона зверина», обозначающее современный телевизор, «говорящую икону». Ну, а как его еще называть? «Бесовска игрушка», как метко выразился один поп? По поводу же поклонения «образу звериному» следует заметить, что речь идет, конечно, не о самом телевизоре, а о телевизионном образе, демонстрируемых нам телепередачах. Да, за отказ от телевидения у нас не убивают, но всеобщее поклонение телевизионным образам существует, верно. Глядя же на тысячи лет вперед, долго ли и перепутать некоторые подробности?

Наиболее же любопытен третий образ нашего времени — «число имени зверя», без начертания которого нельзя ни купить, ни продать. Начертание это наносится, конечно, не на руки и тем более не на лбы, а на бумагу — на бумажные деньги, без которых и нельзя ничего купить и продать. Разумеется, две тысячи лет назад любому нормальному человеку наши бумажные деньги представились бы как некая бесовская игрушка, священные листки, на которые нанесено заклинание цифрами в виде «числа имени зверя», например «100 рублей». Ну, как можно рассчитываться при торговле резаной бумагой? В чем тут может быть смысл? Попробуйте ответить на этот вопрос с точки зрения человека, жившего две тысячи лет назад… Ответ очевиден, не правда ли? По поводу же начертания числа имени зверя якобы на руке (шеврон?) или на лбу (кокарда?) можно лишь повторить уже сказанное: глядя на тысячи лет вперед, долго ли и перепутать некоторые подробности?

Больше никаких примет нашей жизни в Откровении вроде бы нет, и причина этого очевидна: автора Откровения интересовала отнюдь не наша жизнь, серая и скучная с его точки зрения, а страшная божья кара миру, которую он описывает в самых ужасающих подробностях, даже со смаком. Увы, вся тринадцатая глава, в которой и поминаются черты нашей жизни, составляет приблизительно страницу текста. Все остальное к нашей жизни отношения не имеет, к доступной нам действительности, да и к христианству тоже, поскольку Бог, изображенный в Откровении, есть то ли жестокий мститель за грехи людские, то ли сама карающая справедливость, что в корне противоречит и евангельскому учению (Бог есть любовь, говорит Иоанн в Евангелии), и апостольскому, и учению святых отцов. Даже, повторим, и духовная практика автора Откровения в христианство не укладывается совершенно. Да, и авторитарный его образ мыслей, проявленный уже в начале Откровения, тоже отнюдь не христианский.

Начинается Откровение с туманного разбора дрязг того времени между несколькими церковными общинами в Малой Азии (ныне там Турция) от имени Духа, которые дрязги и даже авторский суд над ними от имени Духа трудно отнести к воле божьей. Автор Откровения заклинает своих противников ужасом дьявольским и обещает все блага верным, два раза использовав слово ненавижу, хотя в Евангелии от Иоанна, повторим, ясно сказано, что Бог есть любовь. Надо полагать, учительное это вступление к открытию истины не относится, а есть лишь личное мнение автора о текущем положении вещей в нескольких церковных общинах Малой Азии, основанное на полученном откровении. Поучение это можно считать отчасти обоснованным, поскольку автор Откровения полагал, что время расплаты близко… Разумеется, ему хотелось сделать мир лучше хотя бы перед его концом: «Будь верен до самой смерти, и дам тебе венец жизни», Откр. 2, 10.

Следует также добавить, что Апокалипсис в корне противоречит несомненной христианской эсхатологии, апостольской, которая связана с пришествием антихриста, а не самого дьявола во плоти в окружении мирового зверья — тем более выполняющего функцию чуть ли не кары божьей. Да, некоторые утверждают, что в Апокалипсисе речь идет о пришествии антихриста, но это откровенное заблуждение. Антихрист есть ложный Христос; даже самое это слово происходит, вероятно, от сочетания имени Христос с греческим предлогом анти, который значил в т.ч. вместо. Иначе говоря, антихрист — это тот, кто захочет подменить собой Христа, ложный Христос, а не дракон из моря, дьявол, дающий власть мировому зверю. Да и слова антихрист в Апокалипсисе просто нет — в отличие от апостольский посланий.

Суммировав все сказанное в весьма противоречивый образ автора Откровения — иудействующий христианский язычник (мистик), можно, конечно, предположить, что автор Откровения был психически болен, но это не решение вопроса. Во-первых, повторим, он каким-то образом узрел в своих мистических поисках три верных черты нашей жизни, ему не известных и совершенно фантастических для него, совершенно немыслимых, не выдумываемых, а во-вторых, и это главное, тот факт, что видения бывают только у душевнобольных, отнюдь не значит, что видения эти не соответствуют некоей действительности, нам не известной. Впервые эта мысль пришла Достоевскому, в романе которого «Преступление и наказание» высказывает ее один из героев.

Да, у больных бывают выходы из тела и длительное пребывание «в духе» — во всяком случае, так они пишут, например Эммануил Сведенборг (1688 – 1772). Но не в силу ли отклонений их высшей нервной деятельности они и воспринимают мир, закрытый от нас, так называемых нормальных людей?

О Сведенборге написал известный психиатр и философ Карл Ясперс в книге «Стриндберг и Ван Гог»:

В случае Стриндберга мы видим, что он, очевидно, был знаком с шизофреническими больными и с удовольствием констатировал у них переживания, сходные со своими, никак, однако, не сходясь с ними на этой почве – ни мировоззренчески, ни в умонастроениях. Аналогично обстоит и с его отношением к Сведенборгу, который привлек его отнюдь не своими протестантско-христианскими догмами – и не характером своего мировоззрения, а его субстанциональным содержанием, имевшим шизофреническое происхождение.

«Шизофреническое происхождение» — это крайне неудачное выражение, хотя мысль понятна. Дело в том, что шизофрения — это не привычное органическое поражение, которое все мы и считаем болезнью, а поражение функциональное, отклонение высшей нервной деятельности, восприятия. Сравнить с этим можно, например, расстроенный рояль, который никаких механических повреждений тоже не имеет, в т.ч. «генетических», но воспроизводит искаженный звук. Сама по себе шизофрения никаких образов сознания породить не может, но может исказить мировосприятие. Иначе говоря, шизофренические образы сознания являются ложными с точки зрения нормы, искаженными, но причину свою действительную в виде раздражения они все равно имеют, должны иметь. На ту же мысль наводят т.н. спонтанные ремиссии при шизофрении (внешне беспричинные исцеления), в т.ч. полные.

Таким образом, если признать вполне очевидное отсутствие именно и буквально «шизофренического происхождения» образов сознания, то получится, что даже написания Сведенборга в той или иной степени происходят из действительности, хотя искажение данной действительности может быть просто чудовищным, это понятно. Приблизительно так же выглядит и Апокалипсис — как чудовищное искажение, но с несомненными чертами действительности, что видно, в частности, на трех приведенных выше примерах, где даже несомненные черты нашей действительности немного искажены. Именно искажения такого рода и могут иметь «шизофреническое происхождение», т.е. лишь отклонения величины, а не самая величина.

Добавим по необходимости, что не стоит «обожествлять» больных шизофренией: среди них тоже, как и среди здоровых людей, встречаются лжецы, воры и все прочие негодяи; отличаются же они от здоровых только своим мировосприятием, функциональным нарушением высшей нервной деятельности, т.е. не величиной, а лишь отклонением величины, как в расстроенном рояле.

Кстати, в прошлом у нас отчасти бытовало обожествление некоторых тяжелых душевнобольных, т.н. юродивых, совершенно неадаптированных социально: считалось, что вещают они истину и даже откровение… Кто знает, может быть, отдельным из них в силу отклонений высшей нервной деятельности и правда открыто нечто сокровенное, укрытое от нас?

На мысли о частичной истинности Откровения Иоанна наводит также авторский дух протеста, который направлен против блуда и жажды наживы. Одним из центральных образов Апокалипсиса является блудница вавилонская, мать мерзостям земным. А ведь блуд и жажда наживы — это тоже приметы нашего времени, причем главные.

Весьма любопытным образом Апокалипсиса, соответствующим нашей действительности, является также сосредоточение мировой власти в руках мирового зверя, представителя дьявола, каковой процесс сейчас идет, причем при согласии главных национальных элит, участников клуба т.н. Большой двадцатки. Недавно, например, ими было учреждено пресловутое «мировое правительство», которое получило официальное название Глобальный инфраструктурный центр, ибо дело потихоньку идет к передаче государственных инфраструктур в частные руки, мирового уровня «приватизации», см. ст. «Глобальная экономика». На деле это станет упразднением национальных государств, слиянием человечества в единую социальную систему, как мечтают американцы, что в идеале необходимо приведет человечество к смерти, к полной деградации, ибо перечеркнет этническое его деление, обеспечивающее защиту его от деградации (деградирует обычно этническая система, а не человечество, хотя сейчас наметилась уже деградация человечества). Ну, разве это не апокалипсис, не деяния мирового зверя по подчинению себе мира? Почему бы и нет? Да, искажения в Апокалипсисе чудовищны, но самая-то суть разве ложна?

Главный вопрос, возникающий после всего сказанного, заключается в том, действительно ли Бог самым ужасающим образом накажет всех грешников и железной рукой наведет в мире порядок, поместив дьявола в заключение на целую тысячу лет? Вот раздолье-то будет праведникам, не так ли? Увы, с христианской точки зрения этот вопрос попросту абсурден, поскольку порядок следует наводить не в мире, а в душах человеческих, в чем и заключается суть учения Христа, который, кстати, не притязал на политическую власть даже на словах, хотя иудеи обвиняли его именно в этом.

Проект мирового зверя по захвату власти над миром рухнет отнюдь не потому, что Бог в назидание грешникам зальет мир кипящей серой, а потому, что безумный проект этот противоречит природе нашего мира, устроенного Богом на здравых основаниях. До сих пор все дегенеративные этнические сообщества, притязавшие на власть над миром, погибали в страшных муках, но сейчас мы столкнулись уже не с этническим сообществом, а с кучкой национальных элит и толстосумов, притязающих на власть над человечеством. Что ж, неизбежно погибнут и они, как, например, неизбежно погибнет человек, пытающийся пробить головой бетонную стену. Главный вопрос здесь не в исходе безумных его действий, вполне предсказуемом, а в том, кто виноват будет в его безумии? Может быть, Бог, который не удерживает его, или дьявол, который подталкивает? Но не заключить ли так, что виноват окажется только он сам? Ну, зачем тебе голова дана и даже воля свободная? Не для того ли, чтобы оценивать поступки свои и поступать к лучшему для себя и окружающих, а не к худшему? Если же ты в дегенеративном порыве истово колотишься головой о стенку, то кто же будет виноват в твоей смерти, кроме тебя дурака? При чем здесь вообще казнь божественная, которую и воспевает Апокалипсис Иоанна?

Да, Иоанн увидел правильно: мир отторгнет дегенератов, но это будет процесс не рукотворный, а совершенно естественный, определенный Богом уже давным-давно, что можно утверждать и без всякого откровения, исключительно на основании данных мировой истории — только опыта человеческого и познания законов нашего мира. Последнее гораздо важнее для человека и человечества, чем пребывание отдельных его представителей «в духе» в туманных заоблачных высях, вводящее в заблуждение миллионы и миллионы легковерных. Думаете, зря туманный мир духов закрыт от нас почти наглухо, а познание открыто? И разве мир наш устроен не в высшей степени разумно?

Тоже интересно:

  1. Язычество
  2. Воинствующий атеизм
  3. Научный атеизм
  4. Иисус Христос
  5. Доказательство бытия божьего

[1] См., например, издания:
  1. Р. Моуди. Жизнь после жизни.
  2. М. Роолингз. За порогом смерти.
  3. П. Калиновский. Переход.

Зову живых