На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Пакет Яровой

Дм. Добров • 15 августа 2016 г.
Ирина Яровая

Шестого июля 2016 г. президент России подписал пакет поправок к федеральным законам, которые назначены законодателем для борьбы с терроризмом. Поправки эти в обиходе получили название пакет Яровой, по имени одного из авторов их — депутата Государственной Думы от партии «Единая Россия» Ирины Яровой. Прочими заявленными авторами являются депутаты Думы А.К. Пушков, Н.В. Герасимова и депутат Совета Федерации от Хабаровского края Виктор Озеров, председатель Комитета по обороне и безопасности. К главным особенностям этого пакета поправок можно отнести то, что он очевидным образом принят без малейших консультаций с профессионалами в затрагиваемых им областях, в частности — грамотными сотрудниками ФСБ и разработчиками интернет-технологий, а также в нем весьма отчетливо проявилось мироощущение нашего правящего класса. Увы, по отзывам специалистов, в частности — представителей интернет-технологий (сотрудники ФСБ, разумеется, молчат) — пакет ничем не поможет в борьбе с терроризмом, а лишь положит на отрасль бессмысленные расходы, о чем Ирина Яровая, как это ни поразительно, даже не подозревала.

Первая же поправка из пакета Яровой к закону «О противодействии терроризму» весьма любопытна и даже революционна в прямом смысле слова, но к борьбе с терроризмом как таковым не имеет ни малейшего отношения. Попросту говоря, она разрешает президенту формировать в государстве новую исполнительную власть, наделенную уже большими полномочиями, чем прежняя:

В целях обеспечения координации территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по профилактике терроризма, а также по минимизации и ликвидации последствий его проявлений по решению Президента Российской Федерации могут формироваться органы в составе представителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и иных лиц. Для реализации решений указанных органов могут издаваться акты (совместные акты) указанных органов, представители которых входят в состав соответствующего органа. Решения указанных органов, принятые в пределах их компетенции [определенной президентом], обязательны для исполнения органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, организациями, должностными лицами и гражданами в соответствующем субъекте Российской Федерации.

Проще говоря, в любом регионе по решению президента без малейшей угрозы терроризма — только в целях его профилактики — могут быть созданы новые органы исполнительной власти, решения которых будут обязательны для всех представителей государственной власти, в т.ч. законодательной и судебной, а также местного самоуправления и граждан. Поразительно, неужели наш правящий класс верит в грядущий бунт, поднятый с целью отделения тех или иных регионов? Увы, да, иначе этот текст объяснить невозможно.

Если рассмотреть данный текст с точки зрения чисто юридической, то увидим, что авторы закона умеют отличить исполнительную власть от государственной, т.е. после утверждения о формировании «органов исполнительной власти» фраза о решениях новой этой власти — «обязательны для исполнения органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, организациями, должностными лицами и гражданами» — откровенным образом нарушает ст. 10 Конституции РФ, утверждающую разделение государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. В данном случае «решения указанных органов, принятые в пределах их компетенции» будут решениями президента, поскольку пределы компетенции данных органов устанавливает он лично при формировании их. Причем сделано это может быть даже не в условиях чрезвычайного положения или войны, а всего лишь в целях «профилактики терроризма».

Любопытна здесь, прежде всего, трогательная черта психики представителей нашего правящего класса, которая соответствует черте наших бандеровских партнеров, сепаратизм тоже именующих терроризмом. Если же говорить серьезно, то данная мера, безусловно, направлена на пресечение сепаратизма, а связь ее с терроризмом может быть понята только в контексте событий в Ираке и Ичкерии, где террористические группировки создали собственные сепаратистские государства, враждебные государственной власти.

Нетрудно также заметить по приведенному тексту, что он нарушает еще и ст. 3 Конституции России, утверждающую, что «единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ», а также что «никто не может присваивать власть в Российской Федерации» — даже ее президент, даже сам Путин, как ни странно это будет для Ирины Яровой и прочих представителей партии «Единая Россия». Фактически приведенный отрывок разрешает президенту произвольную смену конституционного строя, на его усмотрение, что просто в принципе не может быть законным. Антиконституционные эти действия, тем более — совершенные в чисто умозрительных целях, для «профилактики терроризма»,— должны быть квалифицированы по ст. 278 УК «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти». Насилие же в данном случае, определенное, в частности, угрозой в тексте закона, заключается в принуждении к повиновению новой власти: «Неисполнение или нарушение указанных решений влечет ответственность, предусмотренную федеральными законами или законами субъектов Российской Федерации». Что же касается Яровой, Озерова и прочих депутатов ГД и СФ, проголосовавших за приведенную поправку, то, руководствуясь определением экстремизма в федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности», их следует привлекать по ст. 280 УК «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». Да-да, вот так просто у нас можно попасть в экстремисты. Не знали?

Едва ли можно допустить, что наша Конституция в принципе допускает отстранение народа от власти, «единственного» ее источника, но члены партии «Единая Россия» могут поменять Конституцию вообще или, например, предложить себя в качестве единственного источника власти в России. Сделать это можно — препятствия будут разве что нравственные,— но действовать следует исключительно в законном порядке, установленном действующей Конституцией. К сожалению, в Конституции плохо определен порядок ее изменения, даны лишь общие указания:

Статья 135

Положения глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием.

2. Если предложение о пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом созывается Конституционное Собрание.

3. Конституционное Собрание либо подтверждает неизменность Конституции Российской Федерации, либо разрабатывает проект новой Конституции Российской Федерации, который принимается Конституционным Собранием двумя третями голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование. При проведении всенародного голосования Конституция Российской Федерации считается принятой, если за нее проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняло участие более половины избирателей.

Поскольку «Единая Россия» у нас сугубо интернациональна и популярна до безумия, то предложение сделать ее единственным источником власти в России многие наверняка поддержат — препятствий нет. Следует согласиться с Яровой, это значительно упростит борьбу с сепаратизмом и даже терроризмом.

Как видим, авторы поправок Яровая и Озеров и вообще представители нашего правящего класса, заседающие в Думе и Совете Федерации, либо просто не читали Конституции и даже не слышали об устройстве демократического государства, что едва ли возможно, либо трактуют Конституцию особенным образом, нам не понятным, что уже вполне логично в наших условиях. Это весьма любопытная психическая черта нашего правящего класса, о чем скажем ниже, после рассмотрения пакета Яровой.

Вторая поправка пакета Яровой вносит изменения в ст. 5 закона «О противодействии терроризму», предписывая органам местного самоуправления, в частности, пропаганду «по разъяснению сущности терроризма, а также по формированию у граждан неприятия идеологии терроризма». Из данного текста мы угадываем, о каких именно регионах России идет в речь в пакете Яровой, так как «идеология терроризма» или нечто подобное существует только в рамках исламских течений. Вероятно, не вполне корректно будет называть, например, ваххабизм идеологией терроризма, но по факту в Ичкерии, например, дело обстояло именно так: идеологией был ваххабизм, а сопутствующей практикой, одобряемой идеологически,— терроризм. Вообще, терроризм — это практика, а не идеология, но он, разумеется, всегда подкрепляется той или иной идеологией, в т.ч. в Ираке. Иначе говоря, сочетание «идеология терроризма» ни в коем случае не следует понимать так, что терроризм есть понятие идеологии и тем более ислама. Это тонкость небольшая, но понятная далеко не всем.

Никакой «идеологии терроризма» в смысле насилия не было даже у исмаилитов, которые и придумали т.н. шахидов — гашишинов во время оно, ибо этих людей охмуряли гашишем или иным наркотиком и в опьянении помещали в прекрасный сад с «гуриями», после чего объясняли им, что Аллах показал им рай и дарует его навсегда, если они убьют себя, прихватив с собой указанного врага. Идеология исмаилитов — это нечто вроде дарвинизма в исламе, вещь непростая и тем самым привлекательная для образованных людей, как и дарвинизм, но к насилию не имеющая совсем никакого отношения, хотя и способная, разумеется, его оправдать. Исмаилиты пересеклись с французскими крестоносцами на Востоке, и арабское слово гашишин вошло во французский язык — assassin, убийца (оттуда пришло в английский).

Вторая поправка пакета Яровой тоже противоречит Конституции России, а именно — ст. 13, где устанавливается «идеологическое многообразие» в стране и сказано, что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Нет, противодействие определенной враждебной идеологии на государственном уровне, например ваххабизму, может носить только идеологический характер, исключительно, причем это будет характер, именно обязывающий к определенным взглядам и действиям, т.е. государственный по факту. Ладно, возразят тогда, но как же противостоять терроризму? Именно так и противостоять — в частности, идеологически, путем создания позитивных гражданских взглядов против негатива, в т.ч. религиозных. Иного пути нет, его просто не существует, а для развития нашей страны в идеологическом направлении следует, разумеется, изменить и дополнить ст. 13 Конституции.

И по Чечне, и по Ираку видно прекрасно, в каких условиях укрепляется и разрастается терроризм — в условиях идеологического вакуума, который в нашей стране господствует, к сожалению, по сей день. Например, вытащить охмуренного уже гашишина из грядущего ада можно было только одним способом — разъяснением ему позитивных ценностей духа в противопоставлении их негативизму и атеизму исмаилитов (исмаилиты относились к Богу в точности так же, как Дарвин: что-то вроде было, спорить не станем, но это несущественно в свете нашей теории). К сожалению, всех этих гашишинов и шахидов просто использовали и используют в политических целях, причем откровенные атеисты, но они-то этого не понимали и не понимают… И если исмаилитов можно признать страшной силой, демонической, вполне способной изменить мир, см. ст. «Чингисхан», то нынешние им даже в подметки не годятся. Есть и всегда были хорошие возможности для противодействия атеистическим хищникам, но исключительно на идеологическом уровне. Американщиной тут не пробьешься, будет только хуже.

Понятно, конечно, что общая идеология для всех народов в нашей стране невозможна, разве что советская. Если же продолжать либерально пичкать людей дегенеративной идеологией наживы, негативизма по отношению к прошлому и прочей современной американщиной, чуждой даже американскому народу и уж тем более глубоко чуждой всем народам России, то можно не сомневаться — враждебные дегенеративные идеологии когда-нибудь победят везде.

В сущности, каждый народ России, если он уже является «единственным источником власти» в согласии с иными (симфонии по-гречески), вправе сам определить идеологические основы своего существования, не только религиозные, но и любые иные вплоть до мистических «прав человека», существующих пока только в некоем недействительном пространстве, умозрительном. Следует помнить, что «многонациональный народ Российской Федерации», как написано в нашей Конституции,— это суперэтнос по теории Гумилева, т.е. этническая система из нескольких этносов, проявляющая себя в истории как мозаичная целостность, симфония народов. Суперэтнические связи слабее этнических, да, но они сильнее любого постороннего идеологического влияния (цивилизация — это следующий уровень объединения народов и даже суперэтносов, еще более слабый, чем суперэтнос). Если не разрушать суперэтнические и этнические связи целенаправленно, но бессознательно, как поступают современные либералы, то бояться нам нечего. Просто замечательно будет, если каждый народ России сам определит идеологические основания своего бытия и отношение к братским народам, а также и общие для всех основания существования России. Это будет гораздо проще и, главное, эффективнее, чем напрягать ученых либералов поиском «национальной идеи». Ну, зачем же напрягать разум людей, которые не способны отличить идею от чувства, например от патриотизма? Это просто бессмысленно.

Но вернемся к пакету Яровой. Следующая поправка к закону «О противодействии терроризму» уточняет, в каких случаях может вводиться правовой режим контртеррористической операции. Разумеется, это происходит в случае захвата заложников и угона самолета или поезда, а также, как ни странно, в случае насильственного захвата или удержания власти, вооруженного мятежа, нападения на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой, и посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля. Здесь, как видим, сепаратисты и террористы опять соединены в целое, единый образ, но к ним уже вполне прозрачно добавлены экстремисты. Стало быть, террористом в понимании нашего правящего класса является не только собственно террорист, но и сепаратист, и экстремист. Не сказать, что очень грамотно, но вполне понятно. У наших бандеровских партнеров, повторим, в точности так же.

Далее из пакета Яровой узнаем, что в нашем Уголовном кодексе появляется новая статья — 361, но в данном документе она не обозначена. Из иных источников нетрудно узнать, что статья эта называется «Акт международного терроризма», а борьба с терроризмом проникла и в наш Уголовный кодекс. Закон об ужесточении УК называется «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности». Он вступил в силу 20 июля 2016 г.

Ознакомившись с помянутым законом, каждый здравомыслящий человек мог бы заключить, что законотворческую деятельность в нашей стране ведут люди, предельно невежественные. Дело в том, что в нашем УК уже существует уголовная ответственность за терроризм — ст. 205 «Террористический акт». Что же касается отличий внутреннего теракта от заграничного, в котором пострадали российские граждане, то это проблема юрисдикции, а не квалификации преступления. Увы, наши законодатели в массе своей не понимают даже элементарных вещей в области права.

Поскольку ст. 361 вводит более тяжелое наказание, чем ст. 205, и тем самым нарушает ч. 1 ст. 19 Конституции, гласящую, что «все равны перед законом и судом», то международные террористы будут подавать жалобы на Россию в Европейский суд по правам человека и выигрывать денежные компенсации (проиграть в данном деле просто невозможно — достаточно для победы формулы обвинения и текста УК). А платить международным террористам за глупость наших депутатов будем мы — люди, формирующие бюджет России. Мило, не правда ли?

Любопытно, почему наши депутаты полагают, что заграничный теракт более опасен для наших граждан, чем внутренний, и наносит больший вред стране, если дело обстоит наоборот? Разве опосредованная угроза может быть страшнее непосредственной? Или, может быть, депутаты не о наших гражданах заботятся, а о чем-то ином? Неужели они видят своей главной задачей защиту от терроризма не граждан России, а т.н. мирового сообщества? Что ж, коли так — допустим,— то не потому ли это происходит, что большинство из них, как утверждают злые языки, не связывает свое будущее и будущее своих детей с Россией? Ну, а как еще можно понять этот дикий выворот? Почему заграничный теракт расценен как более опасный, чем внутренний? Для кого он более опасен? Ну?

Тем же законом вводится уголовная ответственность за недоносительство — ст. 2056, имеющая, как видим по нумерации, непосредственное отношение к терроризму. Формулировка этой статьи абсурдна:

Статья 205.6. Несообщение о преступлении

Несообщение в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлении, о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 настоящего Кодекса, –

наказывается штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Лицо не подлежит уголовной ответственности за несообщение о подготовке или совершении преступления его супругом или близким родственником.

«По достоверно известным сведениям» знать о преступлениях и преступниках может только участник преступной группы — всё, больше никто; даже оперативная информация сотрудников ФСБ не может быть названа «достоверно известными сведениями». Отсюда вопрос к законодателям: неужели они верят, что данная статья будет применяться только к участникам преступных групп? Неужели у нас будут судить за недонесение о себе? Что еще поразительно, по этой статье собираются судить даже детей. Уголовная ответственность по ней наступает с 14 лет, как и по многим иным: уголовная ответственность для детей расширена помянутым законом. Объяснить это можно не рациональными причинами, а иррациональным страхом перед иракскими террористами, которые и вовлекают детей в свою деятельность.

Далее в пакете Яровой, если опустить несколько несущественных для большинства граждан добавок, любопытным является сам факт некоторых ограничений, налагаемых на миссионерскую деятельность. Понятно в связи со сказанным выше, что рассчитано это на миссионеров вроде ваххабитов, склонных к оправданию терроризма, но применяться, вероятно, будет ко всем, даже не склонным к оправданию терроризма. Посмотрим.

Далее из любопытного для всех пакет Яровой обязывает нашу почту проверять посылки на предмет запрещенных предметов, для чего предлагается «использовать рентгенотелевизионные, радиоскопические установки, стационарные, переносные и речные металлодетекторы, газоаналитическую и химическую аппаратуру, а также другие устройства, обеспечивающие обнаружение оружия, взрывчатых веществ и других устройств, предметов и веществ, в отношении которых установлен запрет и ограничения». Ничего этого в наличии нет. Расходы на эту забаву будут катастрофические, ориентировочно пока 500 млрд рублей, т.е. окончательная сумма будет, возможно, раз в десять больше, как это случается еще кое-где у нас порой. Если почта выполнит закон, то цены на почтовые услуги с неизбежностью повысятся — может быть, сильно и навсегда (аппаратуру нужно будет поддерживать в рабочем состоянии и соответствующий персонал набирать).

И далее, наконец, идет изюминка Яровой, которая обрекает российские компании, обеспечивающие связь в интернете и по телефону, на бессмысленные расходы. Вот об интернете:

Оператор распространения информации в сети «Интернет» обязан хранить на территории Российской Федерации:

1) информацию о фактах приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков, видео- или иных сообщений пользователей сети «Интернет» – одного года с момента окончания осуществления таких действий;

2) текстовые сообщения пользователей сети «Интернет», голосовую информацию, изображения, звуки, видео-, иные электронные сообщения пользователей сети «Интернет» до шести месяцев с момента окончания их приема, передачи, доставки и (или) обработки. Порядок, сроки и объем хранения указанной в настоящем подпункте информации устанавливаются Правительством Российской Федерации.

По последнему предложению очень хорошо видно, что написал его человек, предельно невежественный, даже фантастически по нашему времени: правительство наше не способно установить объем сохраняемой информации, ибо зависит он только от пользователей. Да, сохраняемую информацию можно сжимать в объеме, но все равно зависит он не от правительства, а только от пользователей интернета.

Объемы указанной информации очень велики, и для ее сохранения, несомненно, потребуются расходы, но они будут не столь велики, как это пытаются представить критики пакета Яровой. Если хотите приблизительно оценить объем данной информации, то отследите свой средний дневной трафик, например за неделю, потом умножьте его сначала на количество наших пользователей интернета (говорят, около 85 миллионов), а потом и на 180 дней (те самые шесть месяцев). Если мне не изменяет память, стандартный объем «безлимитного» трафика по самой низкой ставке может по максимуму составлять приблизительно 2,5 гигабайт в день. Ладно, навскидку положим, просто по порядку величины, что за полгода скопится на всех 25 миллионов терабайт. Даже самый современный диск вмещает 8 терабайт. Положим, в один шкаф вроде пенала войдет 40 секций, а на секцию пусть придется 10 дисков, т.е. всего на шкаф придется 3 200 терабайт. Тогда на 1 миллион терабайт понадобится приблизительно 300 шкафов, каждый из которых с учетом оборудования в нем может стоить приблизительно 30 000 долларов. Отсюда только на главное оборудование для сохранения каждого миллиона терабайт понадобится ориентировочно 9 миллионов долларов, да еще придется строить специальные помещения, нанимать персонал… Кажется так, что если «организатор» способен обеспечить трафик в 1 миллион терабайт, то затраты это для него подъемные, но в конечном итоге платить будут, разумеется, потребители. Если предположить, что общий трафик за полгода будет 10 миллионов терабайт, то для 85 миллионов пользователей на каждого придется приблизительно 1 доллар. Немного, как видим. Даже если полученную сумму увеличить на порядок и даже на два, до ста долларов, то расходы все равно остаются приемлемыми.

Возможно, сохранить информацию «организаторы» сумеют и без особых финансовых затрат, арендовав свободные существующие мощности,— допустим. При этом подавляющая часть сохраненной информации все равно окажется совершенно бессмысленной для спецслужб, ибо она поступит на запись в зашифрованном виде. Да, пакет Яровой обязывает «организаторов» помочь спецслужбам с расшифровкой, но это требование абсурдно. Ныне довольно часто используется шифрование, когда криптографические ключи хранятся только у пользователей (end-to-end encryption, E2EE), а передача информации спецслужбам осуществляется через закладку в программе (backdoor, черный ход), т.е. для передачи данных ФСБ сервис должен будет открыть ей не ключи, а свою незаконную деятельность, нарушающую права граждан. Говорят со ссылкой на Сноудена, что по данному алгоритму прослушивания работает Skype, использующий E2EE и закладочку в программе… Договариваться о подобных вещах нужно тоже через backdoor, а не через законы и приказы.

Да и вообще, если даже отвлечься от технических деталей, наша власть начинает производить впечатление сумасшедшего дома. Ну, зачем им криптографические ключи? Это совершенно бессмысленно ввиду огромных объемов информации. Представляете ли себе, сколько человек должно работать в центре контроля, если в него поступит, например, 1 терабайт информации от Skype и прочих сервисов, пусть даже с некими «ключами шифрования»? Для сравнения посмотрите, сколько мегабайт занимает на диске ваш любимый фильм. Кто же это все просматривать и прослушивать будет? Разве физически это возможно? Или, может быть, сотрудники ФСБ хотят сами писать программы, анализирующие этот массив информации по тем или иным критериям? Но благоразумно бы было делать это сразу, например, тот же Skype в своей закладке может классифицировать информацию по заданным критериям до ее шифрования, например ключевым словам, и отдавать АНБ уже только целевой незашифрованный трафик (вариант — обеспечить программный доступ АНБ к Skype в реальном времени, чтобы сами решали свои секретные задачи). Ей-богу, нужно быть откровенным болваном, чтобы считать, что АНБ имеет «ключи шифрования» Skype и его сотрудники при помощи них просматривают терабайты информации… Зачем им эти «ключи»? Да нет у них никаких «ключей» — у них есть управляемый Skype и прочие сервисы. Этот метод подслушивания, впрочем, имеет крупный недостаток: он увеличивает трафик с контролируемого устройства, и пользователь сможет заметить это, даже если провайдер не будет фиксировать для него увеличенный трафик (телефон, например, будет разряжаться заметно быстрее — в два раза, по меньшей мере, если снимать будут весь трафик). Защититься от этой штуки будет легко, например приложением, которое просто будет прерывать разговор с увеличенным трафиком или подавать пользователю условный сигнал о прослушивании (напишут и продавать будут). Можно будет также ставить средства понижения и «сгущения» голоса (как классического густого баса), ибо тот же Skype, например, плохо разбирает низкие голоса и после разговора частенько выдает беспокойные запросы о том, хорошая ли была связь… В общем, методы защиты появятся быстро, если это потребуется пользователям, если будет спрос.

Вероятно, в качестве меры, обеспечивающей выполнение приведенной выше поправки, Дума вводит обязательную сертификацию средств шифрования, изменив ст. 13.6 Кодекса о гражданских правонарушениях:

Статья 13.6. Использование средств связи или несертифицированных средств кодирования (шифрования), не прошедших процедуру подтверждения их соответствия установленным требованиям

1. Использование в сетях связи несертифицированных средств связи или несертифицированных средств кодирования (шифрования) при передаче сообщений в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», если законодательством предусмотрена их обязательная сертификация, –  

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией несертифицированных средств связи либо без таковой; на должностных лиц – от пятнадцати тысяч до тридцати тысяч рублей с конфискацией несертифицированных средств связи либо без таковой; на юридических лиц – от шестидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей с конфискацией несертифицированных средств связи либо без таковой.

Все это бессмысленно и написано, пожалуй, людьми, которые просто не понимают, о чем говорят. Даже если у нас каким-то чудом существуют совершенно определенные требования, предъявляемые к средствам шифрования в интернете, любая более или менее крупная компания легко сертифицирует свои продукты, например тот же Skype, если при этом не будет незаконных требований.

Если же говорить о гражданах, то указанный состав правонарушения абсурден: законным путем невозможно узнать, какие средства шифрования использует гражданин на своих личных электронных устройствах, т.е. и наказание ему нельзя назначить законным путем. Что же касается частной проблемы регистрации граждан в соцсетях, использующих несертифицированные средства шифрования, то у нас таких организаций не будет, коль уж обяжут сертифицировать, а с зарубежными придется тяжело, если они не захотят, например, сертифицировать свои средства, сославшись на любовь к либерализму… А напугать их нечем: если наша власть будет строить препоны транснациональному капиталу, то и вовсе превратится в изгоя в либеральном мире, чего она всеми силами стремится избежать.

Если рассматриваемые поправки будут воплощены в жизнь, то помимо удорожания интернета и телефонной связи для граждан России он сделает неконкурентными все наши социальные площадки в интернете. Например, из сети «В контакте» значительное число недовольных пользователей наверняка уйдет на сторонние ресурсы, не подчиненные нашей Думе и ее причудам. А если еще посадят несколько человек за высказывания в социальных сетях, как это случается еще кое-где у нас порой, но уже под громкие завывания прессы, то бегство пользователей из наших социальных сетей может стать повальным. И кому это нужно? Ирине Яровой или владельцам сторонних ресурсов, с нетерпением ждущих новых клиентов? Или, может быть, массового ухода публики из зоны потенциального контроля с нетерпением ожидает ФСБ?

Кто бы рассказал депутатам Госдумы, что для незаконного сбора данных в интернете, нужно поддерживать свою отрасль интернет-технологий, а не губить ее бессмысленными поборами, т.е. развивать свои популярные программы вроде Skype и, разумеется, обеспечивать закладки в эти программы на уровне их написания, чтобы поступающую информацию можно было без проблем классифицировать и снимать необходимую ее часть до ее шифрования.

Помимо абсурдности разбираемой меры «борьбы с терроризмом», она является еще и антиконституционной, прямо противоречащей нашей Конституции:

Статья 24

1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Да, распространение незаконно собранной информации вроде бы не предполагается, хотя это и случается еще кое-где у нас порой, например на НТВ, но все остальное налицо, причем без решения суда, повально.

Что любопытно, приведенное в ст. 24 конституционное право человека не может быть отменено даже в условиях чрезвычайного положения в стране, как сказано в ст. 56 Конституции:

Статья 56

1. В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия.

2. Чрезвычайное положение на всей территории Российской Федерации и в ее отдельных местностях может вводиться при наличии обстоятельств и в порядке, установленных федеральным конституционным законом.

3. Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 – 54 Конституции Российской Федерации.

Далее возникает еще один конституционный вопрос: собирается ли наша власть гарантировать гражданам России свободу мысли и слова, о чем сказано в ст. 29 нашей Конституции, если за обществом вводится тотальная слежка? Разве можно считать свободой поиска и получения информации, гарантированной в помянутой статье, если вся полученная в интернете информация незаконно сохраняется с целью использования ее против граждан?

Впечатление возникает такое, что представители нашего правящего класса вообще не читали Конституции нашей страны и даже имеют весьма смутное представление об устройстве демократического государства, но это, вероятно, ложное впечатление.

Любопытно с данной точки зрения, что в законопроекте, представленном в Думу Яровой и Озеровым, находим поправку к ст. 15 федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». Авторы предлагали добавить в нее, что право гражданина России на выезд за границу может быть временно ограничено в случае, если он:

9) является лицом, которому в установленном порядке объявлено официальное предостережение о недопустимости действий, создающих условия для совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 2051, 2052, 2053, 2054, 2055, частями третьей и четвертой статьи 206, частью четвертой статьи 211, статьями 353, 356, 357, 358, 361 Уголовного кодекса Российской Федерации,– в течение пяти лет со дня объявления ему официального предостережения, а равно имеющим неснятую или непогашенную судимость за совершение сопряженного с осуществлением террористической деятельности хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 277, 278, 279 и 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, и (или) преступления экстремистской направленности.

Данный текст является прямым и недвусмысленным нарушением ч. 2 ст. 27 Конституции, которая утверждает, в частности: «каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации», а также ч. 2 ст. 19, которая утверждает, в частности: «запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности». Ограничение права граждан в данном случае идет только по социальному признаку (подозрению или судимости), без решения суда и даже намека на него.

Возникает, конечно, вопрос, почему приведенная антиконституционная поправка была отклонена Госдумой, а рассмотренные выше антиконституционные поправки сохранены, хотя все они прямо и недвусмысленно противоречат нашей Конституции? Для точного ответа на этот вопрос следовало бы, конечно, опросить депутатов Госдумы, но за отсутствием такой возможности…

Нетрудно обратить внимание, что свободный выезд за границу — это единственное право из перечисленных выше, запрет которого гипотетически может нанести вред самим депутатам, а все остальное их не касается, никакого ущерба им не наносит. Выезд за границу — это, разумеется, священное право человека, тем более при столь широкой трактовке понятия терроризм, что обвинить в нем можно даже половину Госдумы (напомним, по ст. 280 УК «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»).

Стало быть, можно ли заключить, что депутаты Госдумы отдают себе отчет в том, что своими законами иной раз нарушают Конституцию? Пока мы предположили только то, что себя они прекрасно видят в качестве субъекта приложения конституционного права и в данном случае Конституцию нарушать не желают ни в коем случае. Что же касается рассмотренного выше, то можно допустить, что прочих граждан России они просто не считают субъектом приложения конституционного права, отчего и не видят в упор нарушения их основополагающих прав и свобод. Увы, это сущая банальность: какие у нищих и безвластных могут быть права и, главное, зачем они им? Предположение это может показаться оскорбительным для депутатов, голосовавших за пакет Яровой, однако не будет ли значительно более оскорбительным предположение, что они грубо и нагло, отдавая себе отчет в своих действиях, нарушают права десятков миллионов людей?

Если предположить, что в качестве субъекта приложения конституционного права депутаты невольно видят только себя, только правящий класс, то получится, что они даже жертвуют собой ради государства — добровольно отказываются от ненужных им конституционных прав ради борьбы с терроризмом. Это даже подвиг своеобразный.

К сожалению, в нашей политике сильно развито подобострастие, которое видно даже невооруженным глазом по отношению, например, к Путину, но это чувство унизительно для человека, а значит, для обретения душевного равновесия требует противовеса, который направлен, разумеется, в обратную сторону, на низший класс. Нет, особенного презрения или неприязни не наблюдается, ведь и Путин не выказывает никакого презрения к нижестоящим, и, вероятно, иные вышестоящие, но существует, вероятно, невольный отказ правящего класса считать низшие классы субъектом приложения конституционных прав, во всяком случае — отдельных. С этой точки зрения, представленные выше поправки просто прекрасны, ибо позволяют, например, сохранить законную в глазах депутатов власть даже в случае массовых народных волнений. Это мироощущение вполне обычно для любого общества: источником власти является не народ, как написано в нашей Конституции, а сама власть, и чтобы обрести властное положение, нужно верно служить власти, даже с подобострастием, которое, впрочем, субъективно представляется патриотизмом. Приблизительно так же дело обстоит, например, в более или менее развитом феодальном обществе, где могут быть даже выборы — почему бы и нет? Кого власть допустит до выборов, тот пусть и борется за место под солнцем…

Подобное положение вещей сохранялось почти везде в мировой истории, за весьма редкими исключениями (например, помянутый выше Чингисхан, который, впрочем, весьма быстро обособил новый правящий класс, составленный из таких же бывших босяков, каким был он сам). Нигде народ в законном порядке не был источником власти и быть не мог — это глупые вымыслы, но права подданных, конечно, в той или иной мере обеспечивались везде, причем везде — с опорой на определенный класс или партию. Соответственно, чем богаче, сильнее, образованнее и умнее был этот класс по отношению к подданным, тем меньше прав можно было оставить подданным.

К сожалению, страх нашего правящего класса перед международным терроризмом не является объективно мотивированным. Жаль, что никто не разъяснил хотя бы отдельным представителям нашего правящего класса, что такое терроризм, а сами они не вполне это понимают, как показано выше. Процитируем наш федеральный закон «О противодействии терроризму»: «терроризм — идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий».— Спрашивается, какую цель международные террористы в Ираке и Сирии могли бы преследовать при насильственном «воздействии на принятие решения органами государственной власти» России? Зачем им это? Ну, хоть одно логичное политическое требование сможете выдумать, даже самое пустяковое?

Да, но может быть, наша власть опасается, что гипотетический халифат, созданный атеистами Саддама, мистическим образом распространится на наши мусульманские районы, породив массовый сепаратизм и терроризм? В таком случае прежде написания бессмысленных законов следовало бы им поинтересоваться хотя бы тем, что происходит в Ираке, но здесь возникает непреодолимое препятствие: попытка это объяснить в нашей публичной среде наталкивается на возбуждение уголовного дела за оправдание терроризма, см. ст. «Дело Кунгурова». Ну, можно ли панически бояться каких-то атеистических гопников? У нас уже была попытка связаться с такого рода людьми, и что? Итог ее нашему правящему классу не известен? Или, может быть, наш правящий класс полагает, что в Чечне затаились десятки тысяч поклонников терроризма, которые во снах сладких мечтают, как бы скорее попасть под мудрое управление самого Аль-Багдади, а точнее — атеистов Саддама, за которыми наверняка стоит одна совершенно им не известная спецслужба? Да им что, понравилось жить под управлением откровенных бандитов? Это вряд ли, как говаривал товарищ Сухов. Между арабами и чеченцами лежит не только этническая пропасть, но и цивилизационная, несмотря на ислам, и заполнить эту пропасть на политическом уровне не смогла бы даже живая идеология. Ну, например, подумайте, почему власть халифов не распространилась за Кавказ? Хазары, скажете? Нет, один из халифов до своего вступления в должность гонял хазарского царя по Волге, как пугливого джейрана… Распространению ислама как цивилизации никто не препятствовал, распространялся даже сопутствующий исламу иудаизм, причем не только в Хазарии, но и в Испании, однако симфоничной этнической системы не возникло в силу существовавших тогда суперэтнических отношений, более сильных, чем культурные (в евразийских степях господствовал тюрко-германский суперэтнос, к которому и принадлежали хазары; окончательно распался он в тринадцатом веке под давлением монголов, что и привело к возникновению современных народов, от украинцев и казахов до турок и татар). Черт возьми, это ведь та самая «геополитика» (точнее — этнополитика), только не в лженаучном европейском выражении. Почитайте Гумилева для обретения теоретического исторического мышления, логического, это отличная система взглядов, хотя и не без недостатков.

Увы, наши правители, лишившие себя почему-то любой экспертной базы, столь сильно перепугались своей великой «победы» в Сирии над международным терроризмом, что быстренько отняли у нашего народа даже писаные конституционные его права, не понимая, к сожалению, что столь неразумные законы, как рассмотренные выше, никого от терроризма не защитят и защитить не могут. Спрашивается, сами-то они поняли, кого или чего испугались? Не попутали ли они международный терроризм с чумой, которая не разбирает ни цивилизаций, ни культур, ни народов? Что ж, допустим, попутали, но разве можно защититься от чумы? Только вдумайтесь, какой ужас они сейчас испытывают по итогам своей великой отваги и «победы» над коварным супостатом…

Зову живых