На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Путин и Украина

Дм. Добров • 7 июля 2014 г.
  1. Злоба дня
  2. Путин
  3. Политика
Путин. Карикатура

События, происходящие сегодня на бывшей Украине и в российской политике, почему-то мало кому понятны. Например, если поискать в интернете ответ на вопрос «Почему Путин не вводит войска в Новороссию?», можно найти много даже патологических мыслей, т.е. не имеющих вообще никакого отношения к действительности. Например, широко распространено и даже навязывается мнение, что американцы хотят нас втянуть в большую войну на бывшей Украине, а потому вводить туда войска не следует. Опустив вопрос о том, возможна ли большая война с государством, находящимся на грани банкротства, предположим, что американцы хотят именно втянуть нас в войну на бывшей Украине. Так неужели не втянут, если уж хотят? Что мы будем делать, например, когда бандеровская армия пойдет войной на Крым? Правильно, воевать. Так не лучше ли вступить в войну до тех пор, пока американцы не успели вооружить Украину до зубов? Что тут можно выиграть ожиданием? Да и обязательно ли сразу вводить войска? Почему бы для начала не оказать Новороссии помощь вооружением и специалистами, тем более что это можно сделать совершенно законно?

Обратим еще внимание на нравственную сторону позиции кремлевских пропагандистов и обманутых ими: нас хотят втянуть в войну, поэтому мы не будем втягиваться, а геноцид, идущий в Новороссии,– это не наше дело, мы это переживем легко, как и любые иные беды своих ближних, мы ведь очень боимся большой войны с разрушенным уже до основания государством — бывшей Украиной.

Попытки найти хоть малейшее оправдание полному бездействию Путина столь чудовищны, что простираются даже в выдуманные пропагандистами нормы международного права: мы, дескать, не можем совершить акт агрессии в отношении Украины, хотя всем здравомыслящим людям видно, что агрессию сегодня совершает именно бывшая Украина. Агрессия в документах ООН определяется следующим образом:

Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций, как это установлено в настоящем определении.

Пояснительное примечание: В настоящем определении термин «государство»

а) употребляется, не предрешая вопроса о признании или вопроса о том, является ли государство членом Организации Объединенных Наций;

b) включает там, где это уместно, понятие «группы государств».


Определение агрессии. Утверждено резолюцией 3314 (ХХIХ) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1974 года

Как видим, непризнанное государство тоже является государством и может подвергнуться агрессии. С точки зрения международного права, а именно — широко известного права народов на самоопределение, утверждаемого в ст. 1 Устава ООН, см. ниже, Донецкая и Луганская народные республики ныне являются непризнанными государствами, не имеющими никакого отношения к Украине. Право на самоопределение народов бывших Донецкой и Луганской областей бывшей Украины реализовано посредством всенародных референдумов, которые и положили начало новым государствам. Поэтому вооруженные действия киевского режима против них являются агрессией с точки зрения международного права.

Не следует противопоставлять друг другу право народов на самоопределение, признаваемое ООН, и обязанность государств соблюдать территориальную неприкосновенность друг друга, что закреплено в статье 2 Устава ООН:

Все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций;


Члены ООН — это государства, и именно на них возлагается обязанность соблюдать территориальную неприкосновенность друг друга. Что же касается права народов на самоопределение, то оно, повторим, не может быть ограничено обязанностью государств соблюдать принцип территориальной целостности друг друга. Мало того, в соответствии со ст. 1 Устава ООН государствам вменяется в обязанность соблюдать право народов на самоопределение:

2. Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира; 


Там же.

Говоря предметно, киевский режим вправе требовать от России соблюдения территориальной неприкосновенности того, что он считает Украиной, но не вправе препятствовать народам, населяющим бывшую Украину, самим определять свою судьбу — тем более если они подвергаются явной дискриминации по признакам языка и национальности.

Государство как субъект международного права является следствием реализованного его народами права на самоопределение, а отнюдь не первопричиной, истоком всего сущего, как шизофренически полагают в Киеве. Поэтому государство, которое силой принуждает те или иные народы жить в его составе, грубейшим образом попирает основополагающие принципы Объединенных Наций, закрепленные в Уставе ООН. Собственно, нынешняя Организация Объединенных Наций и родилась в борьбе с империалистическим и колониальным миром за свободу народов.

В связи со сказанным возникает вопрос: нарушила ли Россия основополагающие принципы международного права во время самоопределения народа Крыма? Да, Россия в лице президента Путина один раз нарушила международное право грубейшим образом и один раз лишь предположительно, но отсюда никоим образом не следует, что народ Крыма не имеет права на самоопределение, как полагают в дегенеративных кругах. Дело в том, повторим высказанную мысль, что Россия и народ Крыма до их воссоединения — это совершенно разные политические субъекты, субъекты международного права, и действия одного из них не могут и не должны лишать другого законных его прав.

Грубым нарушением международного права является следующее, если верить сообщению самого Путина:

Путин подтвердил, что российские войска были использованы, чтобы обеспечить свободу волеизъявления крымчан, «для блокирования вооруженных формирований украинской армии, с тем чтобы она не вмешивалась в процесс проведения референдума и чтобы не было жертв».


Эти откровенно противоправные действия прямо попадают под цитированное выше определение агрессии:

Любое из следующих действий, независимо от объявления войны, с учетом и в соответствии с положениями статьи 2, будет квалифицироваться в качестве акта агрессии:

[…]

e) применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращению действия соглашения;

Понятно, что соглашением России и Украины о нахождении на территории Украины Черноморского флота России не было предусмотрено его участие в обеспечении чьих-либо прав на Украине. Это откровенное нарушение международного договора, а именно — акт агрессии, в чем Путин, запомним, не постеснялся признаться (по образованию он юрист, если кто не знает, т.е. должен бы понимать смысл подобных заявлений).

Следует, однако, помнить, что агрессивные действия президента Путина не могут уничтожить итоги крымского референдума еще и по той причине, что эти действия не были направлены на искажение волеизъявления народа Крыма и не препятствовали его свободе — даже наоборот. Оправданием же агрессии это не является и являться не может, как сказано в цитируемом определении агрессии:

Никакие соображения любого характера, будь то политического, экономического, военного или иного характера, не могут служить оправданием агрессии.

Второе нарушение президентом Путиным международного права является только предполагаемым. Оно менее грубое, чем первое, но тоже может быть признано актом агрессии. Вот его собственное заявление от 4 марта 2014 г.:

А когда захватили здание Партии регионов? Вы знаете, что там произошло? Там вообще никого не было из партии-то. Вышли два-три сотрудника, технический персонал, один инженер и сказал нападавшим: «Ребята, нас отпустите, женщин пропустите, пожалуйста. Я – инженер, я вообще не имею даже к политике никакого отношения». Его тут же на глазах толпы пристрелили. Второго такого же человека из технического персонала загнали в подвал и закидали бутылками с «коктейлем Молотова» и сожгли заживо. Это тоже проявление демократии?

И вот когда мы это видим, мы тогда понимаем, что беспокоит граждан Украины – и русских, и украинцев, вообще русскоязычное население, проживающее в восточных и в южных регионах Украины. Что их беспокоит? Их беспокоит вот такой беспредел. И если мы увидим, что этот беспредел начинается в восточных регионах, если люди попросят нас о помощи, а официальное обращение действующего легитимного президента у нас уже есть, то мы оставляем за собой право использовать все имеющиеся у нас средства для защиты этих граждан. И считаем, что это вполне легитимно. Это крайняя мера.


Это откровенная угроза применения силы в отношении Украины, что также может быть признано актом агрессии в соответствии с цитируемым определением:

…территория государства является неприкосновенной и что она не должна быть объектом, даже временно, военной оккупации или других мер применения силы, предпринимаемых другим государством в нарушение Устава, и что она не должна быть объектом приобретения другим государством в результате таких мер или угрозы их применения.

Здесь, конечно, можно поспорить о словах, Путин, дескать, ничего приобретать и не собирался, но выше речь шла лишь о том, что приведенное его заявление только может быть признано актом агрессии. Понятно, конечно, что это пустословие, самая откровенная ложь, как показывают текущие события, но даже пустословие в устах главы государства должно расцениваться серьезно.

Если бы приведенное заявление было правдой, искренней позицией президента Путина, то неужели сегодня он не применил бы силу для защиты граждан Новороссии от откровенного геноцида? Тем более что силу в данном случае можно применить в полном соответствии с международным правом. России следует лишь официально признать Луганскую и Донецкую народные республики, заключить с ними договор о военной помощи и предупредить Украину об ответственности за агрессию и прочие международные преступления. Ввод же войск после этого едва ли понадобится. Кстати, в принципе то же самое случилось не только с Крымом, но и, например, с Южной Осетией и Абхазией — и ничего, «мировое сообщество» под рукой США легко это прожевало. Что-то давно не слышно заклинаний о «территориальной целостности» Грузии, не правда ли? А ведь после войны прошло всего-то шесть лет.

Возникает вопрос, почему президент Путин не только бравирует презрением к международному праву, как мы видели выше на примере его собственных заявлений, но и отказывается его соблюдать в ходе своей политической деятельности по отношению к бывшей Украине? Почему Россия в лице президента Путина отказывается соблюдать и, главное, защищать такие основополагающие принципы Объединенных Наций, как недопустимость агрессии и право народов на самоопределение? Кто же и должен защищать принципы Объединенных Наций, как не постоянный член Совета Безопасности ООН? Вспомним, мы хоть раз в связи с событиями на бывшей Украине слышали от официальных лиц России слова «агрессия» и «право народов на самоопределение»? Нет, а почему? Почему Россия самоустранилась от соблюдения основополагающих норм международного права? Хорошо, действовать наше руководство боится — допустим, но почему даже сказать нельзя о нарушениях Украиной международного права и нашей приверженности его основополагающим принципам? Это политика?

Может показаться, что позиция Путина противоречива, так как в отношении Крыма, как кажется многим, он действовал совершенно иначе, но после приведенной выше откровенной лжи у нас нет оснований считать правдивым его заявление об использовании российских войск в украинском еще Крыму в целях, противоречащих правовому положению этих войск. Разумеется, в ходе крымских событий наши войска усилили охрану своих объектов, но это не может противоречить праву. Что же касается присоединения Крыма, то Россия лишь не возражала на действия Крыма, направленные на присоединение России к себе. «Барышня уже легли и просят», как метко было сказано в фильме «За двумя зайцами». Это была столь же пассивная роль, как и ныне, но еще сопровожденная возвышенными речами со стороны президента Путина, направленными, вероятно, на завоевание популярности. Верить в искренность этих речей после приведенной выше откровенной лжи у нас нет никаких оснований.

Возникает вопрос, каковы же политические убеждения президента Путина? Чем он руководствуется в своих действиях?

Обычно политические комментаторы явно или неявно, даже и неосознанно исходят из того, что главной ценностью любого политика является народ и служение его интересам, но очевидный недостаток этого подхода заключается в том, что разные люди понимают интересы народа по-разному. Ну, что такое интересы народа и в чем они заключаются? А возможно ли положение, когда одни интересы народа противоречат другим? Например, остатки Украины сейчас бегут вдогонку за неуловимым европейским счастьем, а по пути людям, как выразился премьер-министр Яценюк, трэба затянуты поясы. Это выражение метко прокомментировала одна не очень интеллигентная дама из Донецка: «На глотке себе затяни, собака!» Разве здесь не налицо столкновение интересов? И какой же интерес будет преобладающим в глазах народа и в глазах политика, отстаивающего интересы народа? Понятно, что преобладающий интерес в данном случае разный. В глазах Яценюка достижение неуловимого европейского счастья перевешивает все прочие интересы народа, даже насущные его потребности, причем это убеждение может быть совершенно искренним. Отсюда, впрочем, никоим образом не следует, что преобладающий интерес в глазах Яценюка не может измениться. Например, если затянуть пояса украинцам придется столь туго, что народ не выдержит давления, Яценюк наверняка изменит свою позицию, поменяет свой преобладающий интерес.

Преобладающий интерес президента Путина не столь абстрактен, как интерес Яценюка, но он может быть выражен буквально теми же словами — неуловимое европейское счастье. Нынешний политический приоритет президента Путина — это расширение сотрудничества с Европой, прежде всего — экономического, и в данном ключе легко будет понять все его действия, вплоть до отказа от соблюдения международного права по отношению к бывшей Украине. В том же, в политическом приоритете Путина, заключается и причина горячей поддержки американцами украинского безумия.

Президент Путин по убеждениям его неолиберал в самом буквальном смысле, что ничуть не противоречит его консерватизму в вопросах неэкономических. Он понимает, что в кризисе 2008 года либеральный мир рухнул, т.е. глобальная экономика, а на обломках этого американского мира он собирается построить новый уютный либеральный мирок России и ЕС, без США:

Что мы предлагаем?

Первое. Это создание гармоничного сообщества экономик от Лиссабона до Владивостока. А в будущем – возможно, и зоны свободной торговли и даже более продвинутых форм экономической интеграции. Фактически, мы получим общий континентальный рынок емкостью в триллионы евро.

Очевидно, что для начала следовало бы убрать все оставшиеся препоны на пути вступления России в ВТО. Затем – провести унификацию законодательства и таможенных процедур, а также – правил технического регулирования. Реализовать проекты, направленные на устранение «узких мест» в общеевропейской транспортной инфраструктуре.

Второе. Это – общая промышленная политика, основанная на сложении технологических и ресурсных потенциалов России и ЕС. Реализация совместных программы поддержки малого и среднего бизнеса, работающего в сфере реального производства.

[…]

Третье. Буквально стучится в двери идея о создании единого энергокомплекса Европы.

[…]

Четвертое. Без развитой индустрии – невозможен и прогресс европейской науки и образования.

[…]

Пятое. Подлинное партнерство на нашем континенте невозможно, пока сохраняются барьеры, препятствующие человеческим и деловым контактам.

[…]

Я изложил лишь основные наброски плана расширения реального партнерства России и ЕС.

Главный вопрос сейчас – готов ли ЕС к обсуждению и предметной работе по такой повестке? Думаю, что при всех сомнениях – предложенный подход приобретает все больше сторонников в Евросоюзе.


Заметим, здесь позиция Путина уже предельно активна, но в том-то и беда. Если бы он сказал не «от Лиссабона до Владивостока», а «от Лос-Анджелеса до Владивостока» или хотя бы не втянул Россию в ВТО, что является первым пунктом его плана и противоречит интересам нашего народа в представленном выше смысле, то войны бы на Украине не было. К сожалению, Путин не только сказал, но и действовать начал в обозначенном направлении… Ну, а трудно ли каждому представить себя на месте американцев, у которых собираются отнять лучшую их кормушку? Да они за контроль над Европой зубами глотки грызть будут — не то что украинцев в пекло пихать.

Нынешняя цель американцев на Украине заключается, безусловно, в разрушении ХПП (хитрого плана Путина), представленного выше. Им нужно любой ценой разорвать даже самую возможность углубления сотрудничества России и ЕС — любой ценой, и украинцы станут явно не последней жертвой, принесенной американцами за контроль над Европой, если президент Путин продолжит свою политику хотя бы на словах. Поразительно здесь лишь то, что и американцы, и Путин с его неолиберальной командой живут в придуманном мире: даже если Европа и соберется играть по правилу «барышня уже легли и просят», то пожаловать попросят только американцев. Да, это будет невыгодно — разденут на ходу, а потому американцам Европа наверняка не отдастся, но и с нами союза иметь не захочет, даже под страхом смерти. Это способен понять всякий, кто хотя бы приблизительно знаком с дикой русофобией, господствовавшей в Европе несколько последних столетий, см. ст. «Россия и Европа». В связи с этим и надежда на исцеление Европы от вековой ненависти к России совершенно призрачна. ХПП — это чистая утопия, а значит, американцы напрасно добили Украину, без малейшей политической необходимости. И столь же напрасно Путин молчит по поводу геноцида Новороссии, стремясь сохранить призрачное сотрудничество с Европой или хотя бы надежду на него в будущем… Овчинка выделки не стоит.

Действия Путина понятны, конечно, но совершенно нелогичны. Ну, разве можно признавать номой нарушения международного права? Пусть американцы и их украинские холуи обвиняют в нарушениях международного права на Украине Путина — к сожалению, не без оснований, как показано выше. Пусть Европа в значительной ее части не имеет правдивой информации по данному вопросу: информационные агентства в руках американцев и их холуев, а потому не только Европа, но и значительная часть мира смотрит на любое событие глазами американцев. Несмотря на это, не следует идти на поводу у событий и признавать ложь правдой или даже просто «не давать повода для провокаций». Разве значительный политик должен идти на поводу у событий, лишь «не давая повода для провокаций»? Это крупная политическая ошибка Путина, позиция страуса, спрятавшего голову в песок, приведет которая только к бессмысленной гибели людей в Новороссии.

Безусловно, рано или поздно, как сказано выше, Путину придется поменять приоритеты, потому как его противники, американцы и их украинские холуи, принимают его страусиную позицию за слабость и, соответственно, наглеют все больше и больше. Нехорошо страусиная эта позиция выглядит и в глазах европейцев, которые привыкли к публичной политике, а не загадочному молчанию. Поразительно, но именно в своих интересах, в интересах исполнения ХПП, Путину следует активно вести публичную политику, в частности — предельно четко обозначить свою позицию по бывшей Украине в рамках международного права, какой бы она ни была. Если же он предпочитает идти на поводу у событий,  то довольно скоро, как уже сказано, ему придется отказаться от ХПП в интересах народа. Ему просто придется это сделать под давлением событий, а точнее сказать — американцев, коли уж пошел он на поводу у событий.

В сущности, Путин уже проиграл свое сражение за Европу: Европа послушно идет за американцами, как обычно в последнее время, и только иногда брыкается, когда ее трогают за карман — европейцам это традиционно не нравится. Вопрос теперь только в том, когда Путин признает ХПП утопией и начнет действовать без оглядки на утопические свои идеи, руководствуясь исключительно международным правом.

Еще совсем недавно Путин верил в скорую победу украинской армии над «террористами» и даже, вероятно, ждал ее, накормленный, вероятно, обещаниями по-киевски:

Уполномоченный МИД РФ по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов, отвечая в интервью программе «Вести в субботу» на вопрос, как долго продлится активная фаза карательной операции, сказал: «Думаю, что горячая фаза – это вопрос недель».


Роман Крецул. Кутузов тоже отходил // Деловая газета «Взгляд». 5.07.2014.

Нет, в тот же день выяснилось, что командующий обороной Славянска И.И. Стрелков вывел свои войска из украинского «окружения» организованной колонной без малейших помех со стороны украинской «армии» (дело было ночью, а ночью «армия» действовать просто не в состоянии: ни артиллерия не работает, ни тем более авиация). Последовал же Стрелков с колонной не в Россию, как мечтали киевские шизофреники, а в Донецк и начал обустраивать оборону в Донецке. Все это значит, что украинская «операция» продлится до тех пор, пока будет снабжение ополченцев. Ну, например, кто способен поручиться, что в следующий раз Стрелков не отойдет обратно в Славянск, с ходу вышибив оттуда расслабленный украинский «гарнизон»? Это просто бесконечный тупик.

Штурма Донецка, скорее всего, не будет, поскольку у украинской «армии» нет ни умения, ни сил, ни средств на столь масштабную операцию: Донецк гораздо больше Славянска, и взять его «в плотное кольцо окружения» будет гораздо сложнее, чем Славянск. Конечно, сейчас наверняка планируется новая «операция», вероятно при участии американцев, но итог ее предсказать уже нетрудно…

У украинской «армии» был шанс перекрыть границу с Россией, отрезав ополченцев от любого снабжения, но и этот шанс призрачен, как теперь ясно. Если украинские «военнослужащие» не способны окружить небольшой город, то и держать под контролем границу, имеющую протяженность сотни километров, они не смогут.

Кстати, глупое заявление Константина Долгова, объевшегося обещаниями по-киевски, говорит о том, что лампасы в нашем Генштабе опять отдыхают от работ своих тяжких: военной разведки как не было в девяносто четвертом году, так и теперь нет. И что же думает по данному возмутительному поводу их главнокомандующий? Хоть один-то лампас спорол? Доживем ли до сей «реформы»?

Вероятно, Путин и без своей отсутствующей военной разведки уже не питает ни малейших иллюзий насчет скорого окончания украинских «операций», ибо «оперативный простор» в данном случае бесконечен. Это значит, что Путин должен искать иное решение проблемы, не «оперативное», причем сделать это желательно быстрее — в течение недель, как сказал Долгов, не то украинская «армия» обе республики превратит в руины (на это она пока еще способна, дурное дело не хитрое). А ведь противодействие этому тоже в интересах народа, не правда ли?

Последний гвоздь в крышку гроба ХПП вбил Стрелков, который сумел противопоставить свою позицию ХПП, прямо не выступая против Путина. Его позиция предельно проста и всем понятна: если Россия нам не поможет, то погибнем не только все мы, но и многие русские в России, ибо война перекинется в Россию, а вот позиция Путина не ясна даже самым преданным его пропагандистам (они не читают его статей, а зря). Поэтому рано или поздно Путин примет позицию Стрелкова — если, конечно, не захочет вылететь из политики. С учетом же того, что у Стрелкова времени много (только подготовка украинцев к новой «операции» займет месяц, если не больше), а у Путина — совсем нет (уже ползут тяжелые слухи о его предательстве), то нетрудно допустить, что скоро Новороссия получит значительную материально-техническую помощь от России на государственном уровне — вероятно, нелегально. Путин, вероятно, опять промолчит, но долго отмалчиваться ему тоже не удастся…

Пока народ еще верит в Путина, и оголтелым пропагандистам еще удается осаживать горячие головы оскорблениями жителей восставшей Новороссии, боятся, дескать, воевать (нет, чтобы воевать в массовом порядке, нужны значительные средства на обеспечение армии), а то и старинным поповским приемом: «Веровать надо, а не рассуждать!» Но надолго ли даже последнее? Путин пока терпит не только слухи о его предательстве, но и массированные обстрелы жилых кварталов украинской «армией». Надолго ли хватит его неолиберального терпения? Пусть выбор это и ложный, на одной чаше весов для Путина находится общий рынок «от Лиссабона до Владивостока», неуловимое, призрачное европейское счастье, а на другой — вполне действительные страдания уже миллионов людей и вообще народ, которому нужен не столько общий рынок, сколько справедливый и честный правитель. Посмотрим, в течение какого времени Путин вернется из утопии в действительность — если, конечно, вернется.

Зову живых