На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Война на Донбассе

Дм. Добров • 11 марта 2016 г.
шахтер

Почему война на Донбассе, начавшаяся в 2014 г., никак не заканчивается? Если послушать политиков России и т.н. Запада, то все они горой стоят за мир, в частности — за выполнение Минских соглашений, но соглашения стойко не выполняются — ни единый их пункт не был выполнен с осени 2014 г.,— и война на Донбассе продолжается: идут артиллерийские обстрелы, гибнут люди… Очевидно, что если бы все политики России и Запада, как один, стояли именно за мир и контролировали обстановку, то война должна была закончиться уже давно, еще в 2014 году, но она продолжается, несмотря на высокопоставленных «миротворцев», которые давно уже либо молчат, либо несут какую-нибудь дежурную чушь. Значит ли это, что обстановку они не контролируют? Да, но почему же тогда они ничего не делают для обретения контроля над обстановкой? Может быть, именно они и хотят войны, втайне поддерживая ее? Что происходит?  Почему это происходит? И главное, когда все это кончится?

Путинцы, зомбирующие верных, валят всю вину на американцев, американцы — соответственно, на путинцев с великим нашим вождем, но ни первые, ни вторые ни пальцем не пошевелили, ни даже слова не сказали, чтобы призвать киевскую власть к соблюдению прав человека, священных вроде бы и для путинцев, и для американцев. Не странно ли это? Можно, конечно, подозревать тех и других в коварстве и лжи, но не странно ли выглядит их совершенно одинаковый отказ не только от малейших действий по наведению порядка на Украине, но даже и от осуждения массовых нарушений прав человека киевской властью? Не только из Вашингтона, но и из Москвы можно было столь свирепо гаркнуть на киевскую власть, что половина ее сразу навалила бы в штаны, а вторая половина — немного погодя, когда очнулась бы от глубокого обморока, вызванного душевным потрясением, но никто ни в Вашингтоне, ни в Москве даже ласковым шепотом не укоряет киевских властных бандитов за чудовищные нарушения прав человека — никто, повторим, ни путинцы, ни американцы. Значит ли это, что война на Донбассе обусловлена согласным их решением? Положим, но ведь те и другие с примерным остервенением внушают своим верным, что интересы у них совершенно разные… Так что же происходит?

В самом начале украинских событий и наша пропаганда, и американская вела смертный бой с противником на клавиатурах, и наверно, многие клавиатуры хрустнули в страстном порыве пропагандистов к «свободе». Постепенно страсти улеглись, и пропагандисты превратились в клоунов — наши в веселых, американцы в грустных. Наши теперь спорят на телевидении с какими-то украинскими живоглотами, убеждая их, что людей убивать нехорошо, но живоглоты не могут этого понять просто в принципе, а американцы в гордом одиночестве рыдают об украинской коррупции, которая погубила все… Те и другие пропагандисты наводят вдумчивого их поклонника на весьма странную мысль: Украину контролировать невозможно — можно только уговаривать киевских бандитов не нарушать права человека или бороться с коррупцией, кому что нравится. И это не вывод — это наблюдаемый факт. Путинцы публично уговаривают украинских живоглотов быть спокойнее и вести дело к миру, а американцы внушают им, что нужно непременно бороться с коррупцией. Никаких действенных мер для выхода из тупика ни те, ни другие не предпринимают, хотя и могли бы… Что же это значит? Вообще, что происходит? Можно ли представить подобное поведение сторон, например, в Сирии? Нет, это вряд ли. Но не выходит ли тогда, что существует некоторая договоренность сторон по Украине? Как иначе понять помянутую клоунаду?

Некоторые украинские политологи поясняют верным, что Украина «потеряла субъектность» в международной политике, превратившись в объект управления, но это очевидным образом не соответствует действительности. Например, если вице-президент США Байден приезжает на Украину и, поразительное дело, в выступлении перед украинским парламентом уговаривает всякий сброд из жуликов и бандитов быть спокойнее, не воевать, а вести дело к федеральному миру по типу американского и бороться с коррупцией, то неужели это можно расценить как «потерю субъектности» Украиной? Наоборот, это высшая степень политической «субъектности» Украины и даже толерантности американских политиков, им вовсе не свойственной: зачем уговаривать рабов, если можно просто приказать? Выходит, Украине приказывать нельзя, не так ли? Или, может быть, американцы уже пробовали приказывать киевским бандитам, но убедились в том, что авторитарные методы в данном случае недейственны и что уговоры подействуют гораздо лучше?

Выступление Байдена перед украинским парламентом поражает еще и отсутствием действенной политической реакции на него. Подумать только, вице-президент США минут сорок распинался перед всяким сбродом, именно распинался в комплиментах и потакал глупым мечтам, но реакция сброда на его выступление была даже не ленивой: сброд вовсе не завопил «Хайль Байден!», как можно было ожидать, и не бросился выполнять Минские соглашения, о чем и просил его Байден. Извините, кто здесь потерял политическую «субъектность», Украина или США? Да, лично Байдена, возможно, уже списали на берег из политики, но он ведь представлял не себя лично, а государственную власть США, к словам которой, обратите внимание, прислушивается почти весь мир — кроме потерявшей «субъектность» Украины. Все-таки, может быть, Украина потеряла не «субъектность», а нечто совсем иное?

Более беспомощного и постыдного поступка, чем просительная речь Байдена в украинском парламенте, американская политика не знала, вероятно, от дня основания США; даже выступление президента Клинтона в российской Думе было органичным и логичным по тем временам (он никого не уговаривал, не распинался и ни о чем не просил). Зачем же американская власть пошла на форменное это безумие? Что с ней случилось?

Еще более, чем поведение вице-президента Байдена, поражает поведение западных финансовых хищников, которым Украина должна деньги, например представителей американского фонда «Франклин Темплтон», которые «реструктуризировали» долг Украины на условиях, просто сказочных, фантастических, едва ли встречавшихся ранее в их практике: Украина начнет отдавать им долг только в том случае, если рост ее ВВП превысит 3,5% (хорошо, хоть не 7%, это стало бы уже неприкрытым оскорблением, плевком хищникам прямо в лицо). Да, в администрации президента Обамы могут не понимать, что такое экономика и финансы, но аналитики, например, упомянутого фонда просто не могут не понимать, что согласованных их фондом условий не будет никогда. Пусть американские журналисты несут чушь, что Украина более перспективна в экономическом отношении, чем Россия, но аналитики-то указанного фонда не могут не знать, что все экономическое развитие Украины связано с работой на Россию, а разрыв с Россией, соответственно, погружает украинскую экономику на уровень экономик беднейшей Африки. Даже средней руки финансовый аналитик не может не видеть, это очевидно, что на Украине последнюю четверть века не было вообще никакого технологического развития, а уровень образования неуклонно падал. И если фонд «Франклин Темплтон» вкладывал в Украину деньги даже во время беснований в Киеве, то расчет наверняка был не на взбесившихся бандеровцев, а на восстановление и укрепление отношений Украины с Россией. И неужели впоследствии аналитики фонда изменили свою точку зрения, почему-то решив, без малейшей мотивации, что бандеровские упыри, мечтающие только воевать с Россией, поднимут украинскую экономику до европейских высот с годовым приростом ВВП более 3,5%? Если же нет, с ума ведь все вместе сойти они не могли, то почему же руководители фонда «Франклин Темплтон» фактически простили Украине ее долг? Это что, принято у них? Нет, у них это не принято. И риторический вопрос: кто же в данном случае потерял финансовую «субъектность», нищая Украина или фонд «Франклин Темплтон», активы которого стоят гораздо больше, чем вся Украина с ее потрохами? Едва ли американский бизнес знал более беспомощное и постыдное отступление, чем «реструктуризация» долга Украины. Для образного сравнения представьте себе злобного волкодава с пеной у рта, который виляет хвостом и играется, как щенок…

Не вспомнить ли еще о беспомощных и постыдных скидках на газ да прочих унизительных преференциях, которыми правительство России не устает кормить наших дорогих бандеровских партнеров в Киеве? Но, может быть, наше правительство печется о народе, о русских и даже об украинцах? Идея высока и прекрасна, да, но наше правительство не может не знать, что для народа цена на газ стойко повышается и будет повышаться, несмотря на любые скидки, ибо здесь действуют правила МВФ, которые среди либералов обсуждению не подлежат. Попечение о народе предполагало бы устранение антинародной власти на Украине, но власть эту наше правительство, наоборот, поддерживает. Зачем наше правительство ублажает бандеровскую власть — это столь же страшная загадка, как жалкое поведение и вице-президента Байдена, и руководства «Франклин Темплтон», и многих иных людей в мире, которые смотрят взбесившейся бандеровской деревенщине в рот, ожидая оттуда почему-то не плевка, а перлов мудрости…

Таким образом, на доступных всем примерах мы видим, что Украина вовсе не потеряла свою «субъектность» в международной политике, а наоборот — приобрела ее на уровне сверхдержавы, оставаясь нищей страной с разрушенным образованием, скатывающейся от цивилизации в первобытную дикость. Более того, нет в мире президента, который мог бы себе позволить столь жуткую распущенность и наглость, как «президент» Украины Петр Порошенко. Например, разве можно представить себе руководителя государства, который даже детям своих противников публично грозил бы откровенным геноцидом и, мало того, без малейших внешних препятствий воплощал бы угрозу в жизнь? Можно ли представить себе руководителя государства, который бы публично грозил России войной, а его «одвични лыцари» уже точили бы свои топоры да приводили бы в порядок иное «современное оружие», например лисапэды, готовясь к походу на Москву? Нет, в современном мире это совершенно немыслимо для всех — кроме нашего дорогого пана Пэтра, который ведет себя как суровый владыка вселенной, не ниже, а в возражение ему нет в мире даже робкого шепотка, даже из Москвы, которой публично грозят войной и даже разделом на бандеровские вотчины. И как же прикажут это понимать наши вашингтонские и кремлевские «партнеры»? Слушайте, кто такой этот пан Пэтро? Светоч демократии?

Нетрудно предположить, что если Москва и Вашингтон дружно идут на откровенное унижение перед Украиной, то им от нее что-то нужно, но силой подвигать ее к исполнению своей нужды они не хотят — могут, конечно, но не хотят: едва ли, согласитесь, в Москве или в Вашингтоне боятся грозного владыки вселенной пана Пэтра да его «одвичных лыцарив» из деревни, которые, увы, в значительном их числе являются алкоголиками, наркоманами и мародерами, а в малом — патологическими садистами и вообще душевнобольными. Да, но что же может быть нужно Москве и Вашингтону от загаженной воинствующими селянами Украины, их стараниями почти совсем утратившей уже облик цивилизации, города? Кажется так, что ждать от Украины Москва и Вашингтон могут только выполнения Минских соглашений, исключительно, о чем и Байден говорил в украинском парламенте, и в Москве повторяют постоянно.

Понятно, конечно, что дружное унижение Москвы и Вашингтона перед Украиной должно основываться на некоем закулисном их договоре о судьбе Украины, ибо без координации своих действий они бы не могли столь дружно унижаться перед какой-то Украиной и даже платить ей практически дань за счет коммерческих компаний (МВФ, конечно, возьмет свое с Украины, с мясом вырвет у народа через правящих либералов, с кровью, а западные «инвесторы» и Газпром — уже вряд ли). Закулисной, впрочем, является только договоренность о неприменении агрессивной силы на Украине, о предоставлении ей полной свободы, а политическая часть двустороннего договора об Украине много раз озвучена и американской, и нашей стороной — выполнение Украиной Минских соглашений. Беда же в том, что в условиях полной свободы как отсутствия принуждения Украина не собиралась и не собирается выполнять Минские соглашения… Увы, если пана Пэтра или подобную ему ученую деревенщину начинают уговаривать высокие люди вроде Байдена или Грызлова, то в своих глазах он немедленно превращается в средоточие вселенной, в солнце нашего мира, что мы и наблюдаем воочию, присмотритесь. Как говорится, можно вывезти девушку из деревни, но невозможно вывести деревню из девушки. Мерзавца бы по загривку хорошенько стукнуть и отругать страшными словами, да неразрешимая проблема в том, что если стукнет его Вашингтон, то мерзавец немедленно станет бессловесным рабом Вашингтона, а если Москва — то Москвы, но они-то хотят разойтись по-честному, по-хорошему, за счет свободного выбора Украины. Ну, неужели кто-то не понимает, что пан Пэтро и подобная ему воинствующая деревенщина столь отчаянно смелы только потому, что никто их не трогает и даже не собирается?

В связи со сказанным понятно должно быть, что война на Донбассе продолжается только потому, что ее хотят продолжать взбесившиеся бандеровцы, которым предоставлена была полная свобода, невиданная в современном мире. К сожалению, пьяные и жадные «одвични лыцари» трусливы беспредельно и воевать не способны просто в принципе — только грабить и убивать мирное население, причем озверение их против мирного населения является прямым следствием полной безнаказанности, просто безграничной, невиданной в современном мире. Соответственно, чтобы прекратить войну на Донбассе, достаточно будет даже одного только официального заявления из Москвы о неминуемой ответственности бандеровцев за т.н. преступления против человечности (из Вашингтона — тоже). Увы, такого заявления не будет, что давно уже вполне очевидно.

С сентября 2014 года президент Путин грубейшим образом принуждал ополчение Донбасса примириться с киевскими живоглотами (раньше принуждал мягко), а живоглотов только поощрял подачками да ласковыми словами… Можно долго и с увлечением гадать о мотивах данных действий, но фактов гадания не изменят: Путин поддерживает бандеровцев в ущерб русским на Украине. Да, для него много значат отношения с американцами — современный либерализм, поклонником которого он является, как сам он заявил в октябре 2015 г.: «Мы не собираемся уходить от либерального, прямо могу сказать, курса в сфере валютного регулирования». Либеральное же валютное регулирование — это западная финансовая система на основании доллара, это сохранение жалкого положения России в качестве финансовой колонии т.н. Запада. Плоды этого «валютного регулирования» уже всем известны: резкое падение мировых цен на нефть вызвало резкое падение уровня жизни граждан России, труд которых, стало быть, оценивается только в той его части, в какой он полезен Западу, в части нашего сырьевого экспорта на Запад. Но если рабское это положение России Путину кажется нормальным, то почему он должен выступать против рабского положения русских на Украине, которого и добиваются его бандеровские партнеры? Собственно, речь идет всего лишь о дальнейшей либерализации Украины, о подавлении русского национального восстания, которое имеет еще и антилиберальный оттенок, а взбесившихся бандеровцев все равно кому-то придется уничтожить рано или поздно.

Путин, вероятно, надеется, что бандеровцы сами возьмутся за ум, но это невозможно: Украина давно уже погрузилась в массовый психоз, тяжкую массовую патологию, см., например, «Психология украинцев», и предполагать здесь чудесное исцеление всех скопом попросту глупо. Никто сам за ум не возьмется — будет обратный процесс, погружение в безумие все новых и новых людей и обострение состояния уже безумных. Таким образом, количество взбесившихся бандеровцев, которых кому-то в будущем предстоит уничтожить, должно неуклонно возрастать… Что же будет, если возрастет оно до такого значения, когда уничтожение их станет уже невозможным за великим их числом? Тогда возможен будет на Украине даже голод, ибо тяжелые душевнобольные обычно не адаптированы социально, не способны сами устроить свою жизнь даже в бытовом плане. И последнее уже хорошо видно по украинской политике, которая сводится к бессмысленному уничтожению украинской экономики из ненависти к России…

Кстати, если на Украине будет голод в мегаполисах, а это весьма вероятно в свете экономической политики бандеровцев, без малейших помех уничтожающих уже последние экономические основы бытия народа Украины, даже и при помощи МВФ, то хорошие отношения с американцами нам гарантированы: будем вместе посылать гуманитарную помощь несчастным, строить на костях сих большие проекты и отношения… Да-да, совместные благие дела связывают очень хорошо даже врагов — не только преступления.

Следует считать безусловно глупым мнение, что на Украине кто-то «одумается» или что-то «возобладает»: нет, способные одуматься давно уже одумались, а возобладать теперь на Украине, если не будет вмешательства извне, может только дальнейшее безумие, ибо патогенное влияние среды только нарастает с ухудшением экономической обстановки. Трудно надеяться даже на развитие бредовых идей по шизофреническому типу, «философскому», относительно мирному, как, например, в Европе, ибо для этого нужны все-таки культура и цивилизация, которые исчезают на Украине просто на глазах.

В данных условиях война на Донбассе кончится только тогда, когда кончится сама Украина, да и то отнюдь не сразу. Украина же просуществует до неизбежной своей смерти еще долго, ибо внешние угрозы ее существованию просто отсутствуют, но внутренних здоровых сил народа недостаточно для самоорганизации, да и политическую повестку дня на «независимой» Украине всегда задавали дегенераты, точнее евродегенераты. В нормальных условиях, не будь описанного выше либерального сговора, никакой Украины, представляющей собой лишь административную область СССР, не было бы уже в 2014 году, ибо произошел бы распад ее на естественные этнические части — Новороссию, Малороссию и Нероссию (Западную Украину), и к настоящему времени об Украине забыли бы уже многие — миллионы, но это же в нормальных условиях…

К сожалению, мы находимся в либеральном мире и вынуждены жить в дегенеративных условиях, которые предполагают, что Украина будет умирать долго, страшно и мучительно, причем простым ее распадом процесс не завершится: помимо государства погибнут еще и два украинских субэтноса, малороссы и нероссы (западные украинцы), просто растворятся среди других этносов. Дело в том, что бандеровцы представляют собой т.н. антисистему в теории Л.Н. Гумилева, системную организацию представителей негативного мировоззрения (патологического), приводящих этнос к гибели: «Антисистема подобна популяции бактерий или инфузорий в организме: распространяясь по внутренним органам человека или животного, бациллы приводят его к смерти… и умирают в его остывающем теле».— Это обобщенный Гумилевым опыт мировой истории, и на Украине иначе быть просто не может (если не будет вмешательства извне) — по той причине, что именно так было всегда и везде, где зарождались этнические антисистемы вроде бандеровцев — антиукраинцев.

Как и говорит Гумилев, украинская бандеровская антисистема погибнет последней, на костях и дымящихся развалинах, образно говоря: раз уж она взялась воплотить свою ненависть к России и русским в войне, она не отступит даже под угрозой массовой гибели населения Украины, например от голода. Это значит, что война на Донбассе и в иных местах Украины, где она тоже когда-нибудь начнется, не прекратится до самой смерти Украины — если, конечно, не будет вмешательства извне. Поэтому в поисках выхода из смертельного украинского тупика разумно бы было рассматривать не гибель украинского государства (это будет конец всему, коллапс полный), а лишь гибель бандеровской антисистемы, власти украинской, которая гибель до массовых бедствий народных возможна только при вмешательстве в украинские дела внешних сил. Увы, антисистемы крайне живучи, вроде раковых клеток в организме, и здоровые силы Украины уже не смогут уничтожить бандеровскую антисистему самостоятельно, без посторонней помощи,— тем более что помощь бандеровской антисистеме оказывают США, Россия и МВФ. У последних, впрочем, нет никакого коварного плана: за невежеством своим правящие ими чиновники полагают, что поддерживают Украину, а не смерть ее. Объяснять же им ошибку, разумеется, бесполезно, ибо чиновная среда везде дегенеративная, как и бандеровская (наверно, это их и сближает).

На сегодняшний день продолжение войны на Донбассе зависит не от бандеровцев, хотя желают ее продолжения только бандеровцы, а от трех указанных сил, поддерживающих бандеровскую антисистему,— США, России и МВФ, которые можно свести к США и России. Никакого продвижения в договоренностях США и России не будет — ни Минских, ни всех прочих, в том числе закулисных, ибо антисистема украинская имеет маниакальный характер и просто не способна действовать в ущерб своей мании или даже помимо нее. Да, сломать ее главарей можно, как и сказано выше (тряпки все, кроме Турчинова, даже Юля Владимировна), но это будет значить крупный конфликт в антисистеме, новую гражданскую войну, завершить которую можно будет только при внешнем военном вмешательстве. Таким образом, решение украинского вопроса возможно только военное — иного не существует, если рассматривать обстановку с объективной стороны, теоретической: любое действие в конечном итоге приведет к необходимости уничтожить антисистему, но сделать это можно только военным путем.

Поскольку же никакого продвижения в договоренностях США и России по Украине не будет, вообще никакого, то нам нужно ждать, как разрешится уже этот конфликт — конфликт недоверия к противной стороне, подозрение в обмане. С обеих сторон политические решения принимают люди предельно невежественные, даже приблизительно не представляющие себе угроз от продолжения бандеровских беснований на Украине, а потому терпеть бандеровцев они способны будут долго, до гроба повапленного. Иссякнет терпение одного из «партнеров» не от бандеровских беснований, а от недоверия друг другу. Посмотрите, например, как они вокруг войны в Сирии собачатся, чуть не насмерть, хотя цель-то заявлена общая — уничтожение ИГИЛ. Американские политики не верят Путину, не могут до конца поверить ему, хотя в Сирии он действует исключительно в интересах США — помогает вернуть им контроль над Ближним Востоком, нарушенный террористами и глупостью американских политиков.

Путин не предпримет никаких действий, пока останется хотя бы призрачная возможность восстановить хорошие отношения с США, а значит, те или иные решительные действия, направленные на разрешение конфликта недоверия, возможны только со стороны США. Нынешняя американская власть едва ли будет предпринимать резкие движения до президентских выборов 8 ноября 2016 г., если не случится не зависящих от нее политических обострений, но и выборы эти принципиально ничего не изменят: в США искренне стоят за Путина только правые (как и в Европе), но их к государственной власти не подпустят даже близко; все же прочие, даже если некоторые из них не считают Путина исчадием ада, Трамп например, в конечном итоге все равно разочаруются в своих попытках поверить ему снова и снова… Ну, не верят американцы Путину, это уже просто диагноз, да и Россию не любят — боятся.

Путин сейчас совершает крупную политическую ошибку — показывает американцам бурную деятельность по воплощению Минских соглашений, даже Грызлова из нафталина извлек и отправил в Минск. Грызлов по глупости своей обещает чуть ли не прорыв в воплощении соглашений, и глупость его непременно сыграет свою роль осенью… Увы, в нафталине Борис Вячеславович несколько оторвался от жизни: нагло врать можно только нашим избирателям, они простят, но не американским политикам.

Поскольку итог бурной деятельности Грызлова совершенно предсказуем — ничего не изменится, вообще ничего, то осенью 2016 г. в глазах нового американского президента Путин в очередной раз предстанет коварным обманщиком, ибо ответственность за случившееся на Украине в США возлагают исключительно на Путина. Тогда у него останется непростой выбор: или допустить бандеровский геноцид русских на Донбассе, т.е. «выполнить Минские соглашения», чтобы доказать свою верность либеральной идее, или расстаться со своими американскими «партнерами» уже навсегда после предпринятых ими ответных действий (могут, например, санкции новые наложить, уже нешуточные). В первом случае у Украины и тем более у Донбасса не будет никаких шансов выжить, вообще никаких, а во втором — шанс появится.

Еще один благоприятный шанс заключается в том, что Украина предпримет какие-нибудь из ряда вон выходящие действия, например развяжет крупное наступление на Донбассе или нападет на Крым. Тогда у Путина будут некоторое время развязаны руки, и он снова может предстать перед своей верной паствой решительным героем: «русские своих не бросают!» Впрочем, далеко он не зайдет, он уже сломан, да и подобные действия Украины маловероятны. Военные провокации на Донбассе Украина будет продолжать неизменно, но большого наступления не будет: страшно и воевать с Россией, и остаться без поддержки американцев — тем более что Западная Европа уже на взводе, ее уже трясет от наглости и глупости бандеровцев. И если бандеровцы совершат очередную глупость — обострят военные действия, то американцы просто вынуждены будут принять жесткие меры против Украины или позволить это Путину, но бандеровцы едва ли понимают это хорошо. Так что маловероятный шанс все-таки есть — шанс на традиционную бандеровскую наглость и глупость, который, впрочем, осложняется традиционной бандеровской трусостью… Был бы президентом Турчинов, войну бы он обострил с той же легкостью, с которой развязал ее в 2014 г.

В общем, весьма вероятный шанс решить украинскую проблему заключается только в том, что американцы наотрез откажутся признавать Путина либералом и окончательно запишут его во враги «демократии». Поскольку в данном случае мотивации идти против своего народа и поддерживать бандеровцев у Путина уже не будет, более того, народ тогда останется единственным его спасением от петли в Гааге (свои же либералы и сдадут, как Милошевича, например), то он способен будет решиться на некоторые действия в отношении Украины, даже военные, если потребуется. Насколько же его хватит — вопрос уже совсем иной. Сдал он в последнее время, размяк сильно, а тут ведь придется выступить против мирового зверя — либерализма. Едва ли он справится — шапка не по Сеньке, да и ресурсов у нас сейчас мало на борьбу с мировым зверем по милости того же Путина да прочих либералов. Поэтому, увы, события на Украине, скорее всего, даже при наличии благоприятного шанса будут разворачиваться по худшему варианту — естественному, без внешнего вмешательства. Впечатление вообще такое, что спасти и украинцев, и русских на Украине сможет только чудо, божественное вмешательство…

До осени, критической этой осени, чудо могло бы выразиться в классическом выражении из уст Путина: «Я устал, я ухожу. Простите меня»,— с указанием на своего приемника, по возможности не самого махрового либерала, не ничтожество, не холуя и не тупицу, каковой человек в его окружении только один — Рогозин. Поскольку на деле пана Путина из Кремля даже палкой не выгонишь, это было бы истинное чудо, божественное вмешательство.

Зову живых