На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Вандализм

Дм. Добров • 14 октября 2014 г.
Вандалы

Был такой народ — вандалы. Полторы тысячи лет назад они устроили хорошенький Евромайдан в беззащитном Риме, после чего отправились восвояси, на северные берега Африки, почивать на лаврах победы Майдана и славить бессмертную сотню Аида — задавленных под разрушенными памятниками и опившихся римским вином насмерть. Также вандалы усиленно пытались приобщиться к европейской культуре, в частности — начали за философскими беседами опиваться вином в банях вроде римских, но вскоре вдруг началась война с Византией и… С тех пор о вандалах никто ничего не слышал.

Уже в наши времена на основании деяний вандалов появилось слово вандализм, обозначающее бессмысленное уничтожение материальной культуры. И с тех пор некоторые исследователи пытались осознать психические истоки вандализма: почему люди склонны к бессмысленному уничтожению культурных ценностей, пусть даже чуждых им или только кажущихся таковыми? Понятно, разумеется, что бессмысленным это уничтожение является только с объективной точки зрения, а с субъективной оно должно быть мотивированным и целенаправленным… Так в чем же заключается субъективный смысл вандализма?

Одно из любопытных с точки зрения психологии предположений гласит, что в истоке вандализма лежит ощущение потеря контроля над ситуацией и средой, каковой контроль люди и пытаются вернуть целенаправленным разрушением культурных ценностей, якобы враждебных им. Точнее же можно предположить, что вандализм — это способ самоутверждения в стрессовой ситуации, причем стресс, разумеется, может быть вызван не только внешним воздействием, но и психическими переживаниями под влиянием даже мнимого или только возможного внешнего воздействия — обидой, завистью, безволием, страхом, и т.п. Следует также добавить, что внешнее воздействие, кажущееся опасным и потому вызывающее стресс, может быть не только военным или вообще материальным, но и культурным, нематериальным.

Если вандализмом занимается один человек, то можно уверенно заключить, что он уже не вполне здоров психически — эмоционально неадекватен, но что, если вандализмом занимаются большие группы людей фактически на государственном уровне, как некогда вандалы и ныне украинцы, сносящие памятники Ленину? Значит ли это, что народы такие тоже нездоровы психически и применим ли данный подход к народам?

Пожалуй, если можно говорить о психологии того или иного народа, некоем, например, стереотипе поведения или мироощущения, то можно и рассматривать эту психологию относительно психической нормы — отсутствия эмоциональной и интеллектуальной неадекватности. Вопрос же в том, являлся ли стресс воздействия, действительного или мнимого, психической чертой вандалов и является ли чертой украинцев, приобретенной за годы независимости? О вандалах уверенно сказать едва ли можно, а об украинцах, которые у нас перед глазами, можно утверждать точно, что стресс воздействия является с недавних пор их психической чертой, активно насаждаемой им телевидением и вообще средствами массовой информации, которые день и ночь просто криком кричат об агрессии России против Украины — вступлении на Донбасс несметных полчищ российской армии. Чтобы не испытывать в данной обстановке стресса воздействия, нужно быть просто железным человеком или уж глубоко презирать украинскую журналистику как явление за ее продажность и лживость. Таких людей, к несчастью, немного, а потому и можно утверждать, что украинцы испытывают сильный стресс воздействия.

Нетрудно с полным правом допустить, что вандалы тоже испытывали стресс воздействия от Римской империи, действительного или мнимого, все равно, что и подвигло их на разграбление беззащитного Рима. Возможно, они испытывали еще кучу разрушительных чувств и имели массу причуд, но главное заключается в том, что этот народ продемонстрировал эмоционально неадекватное поведение и вскоре погиб, канул в поколения и века истории без следа и памяти. Нужно ли после этого быть пророком, чтобы предсказать судьбу украинцев, если обстановка на Украине будет развиваться в прежнем направлении?

Зову живых