На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Украинский вопрос

Дм. Добров • 16 октября 2014 г.
Вопрос

Пока какая-либо разумная политика России в отношении Украины просто отсутствует: нынешняя политика России направлена отнюдь не на разрешение проблем на Украине, а на упорное сохранение отношений с Европой, которое уже потерпело провал, но власть наша все еще не может этого осознать или, может быть, не хочет признать свое поражение на данном направлении. Возникает вопрос, можно ли ныне разумно, бескровно и одновременно либерально разрешить украинский вопрос, если уж наша власть без либерализма и без Европы существовать не способна?

Украинский вопрос, безусловно, требует разрешения, но нынешним методом нашей власти — попыткой примириться со всеми — разрешение этого вопроса заведомо невозможно. И метод этот не может быть назван даже либеральным — он попросту абсурден, бессмыслен, и приведет только к углублению украинского конфликта.

Либеральная политика, разумеется, должна быть построена на либеральных ценностях, которые, прежде всего, включают в себя интересы крупного капитала, например «Газпрома»,— это, наверно, главная либеральная ценность. Может показаться, что власть наша заботится о транзите газа в Европу, т.е. об интересах «Газпрома», но это только кажется. Интересы капитала предполагают только получение прибыли, и с этой точки зрения отношения «Газпрома» с полумертвой Украиной попросту абсурдны: капитал оттуда бежит, а «Газпром» вкупе с нашим правительством предлагает Украине какие-то скидки на газ, т.е. делает заведомо невозвратные вложения, да и вообще «решает газовый вопрос».

По поводу газовых скидок мнение либерала должно быть однозначным: какая разница, сколько вам не заплатят, триста долларов или четыреста? Разве это принципиально? С учетом же того, что любой долг Украины все равно должен быть получен с либеральной точки зрения, даже если украинцам придется снять с себя последние вышитые рубахи в петухах, предоставление скидок в ответ на шантаж может быть расценено только как преступление, например халатность, наносящая ущерб государству.

Могут возразить, что «Газпром» и правительство наше заботятся о выполнении контрактных обязательств перед Европой, но такие обязательства могут быть выполнены вовсе не в каждом случае: любые коммерческие обязательства предполагают т.н. форс-мажор, непреодолимые обстоятельства, которые освобождают от исполнения контракта. Таким форс-мажором является «революция» на Украине, т.е. захват власти жуликами, бандитами и убийцами и почти полный паралич экономики и политики. «Газпром» и наше правительство не могут и не должны отвечать за действия Украины, но усиленно пытаются взвалить это на себя… Разве это либерально, не говоря уж о разумности подобных действий?

Хорошо, а кто же тогда будет «решать газовый вопрос»? С либеральной точки зрения дело обстоит предельно просто: у «Газпрома» и России нет никаких сложностей в «газовом вопросе», т.е. и решать им нечего. Глава «Газпрома» просто должен предупредить своих европейских партнеров о наступлении форс-мажорных обстоятельств и, соответственно, невозможности исполнить часть своих контрактных обязательств в связи с положением Украины, находящейся на грани дефолта (банкротства), но не желающей это признать. И никакого решения «газового вопроса» с киевским жульем быть не должно. Если же Украина имеет проблемы с транзитом газа, то она должна решить их сама, а если не способна решить, то обязана тоже заявить о форс-мажорных обстоятельствах, например о государственном дефолте. И это в высшей степени либерально — просто предельно.

Пытаясь «решить газовый вопрос», наша власть действует попросту глупо. В той же Европе прекрасно бы поняли описанный выше либеральный подход, не возникло бы даже и тени недоумения, потому что интересы капитала должны стоять превыше всего, а нынешние непонятные вихляния нашей власти в политике и заигрывания с обанкротившейся Украиной понимают в Европе заведомо превратно, так как интересы капитала здесь приносятся в жертву чему-то неясному… Европейский вывод, сделанный отсюда, предельно очевиден: Путин хитрит. И после этого Путин хочет сохранить отношения с Европой? Нет, он упорно делает все, чтобы разорвать их напрочь и навсегда. Нельзя на глазах у всей Европы приносить в жертву чем-то эфемерному интересы крупного капитала и не превратиться после этого в презренного тоталитария.

Увы, Путин и его окружение почему-то не понимают, что отношения, сохраненные любой ценой, даже неприемлемой,— это уже не отношения, а всего лишь бессмысленная их имитация. Чтобы играть по-крупному, нужно быть готовым и потерять по-крупному. Да, но на Украине с либеральной точки зрения потерять ничего нельзя по той простой причине, что Украину можно ограбить до нитки совершенно безнаказанно: защититься она не сумеет. Еще и поэтому действия Путина европейцам не понятны совершенно. Наверняка даже оккупация Украины меньше отразилась бы на наших отношениях с Европой и даже с США, чем нынешние непонятные движения в политике. Пугает либералов именно необъяснимость этих действий, их полная бессмысленность с любой точки зрения — что с либеральной, что с тоталитарной, что с любой иной.

Еще более дико с либеральной точки зрения выглядит отношение нашей власти к государственным вложениям в украинскую «экономику». Так, уже на закате президента Украины Януковича Путин предоставил Украине фактически кредит на три миллиарда долларов — вложение в государственные облигации Украины. Вы что-нибудь слышали о беспокойстве нашей власти по поводу этого крупного вложения? Нет? Вот и в Европе тоже не слышали. Но если правительство наше не обеспокоено судьбой столь крупного вложения, то это не либералы, а коварные тоталитарии. Ясно, деньги эти дали на подавление свободолюбивых устремлений Украины… К тому же у прочих крупных кредиторов Украины, например у крупного инвестиционного фонда «Франклин Темплтон», могут возникнуть подозрения, что Путин просто не хочет делиться — хочет прибрать к рукам всю Украину. Ну, а либерально ли это?

Уже давно пора побеспокоиться по поводу воплощения на Украине главного либерального принципа «взять все и поделить». Ну, как в «свободном мире» поступают с должником, который не может заплатить долг? Где же либеральные предложения нашего правительства по поводу возврата денег? Где необходимые контакты с тем же фондом «Франклин Темплтон»? Где предложения о том, как будем делиться? Например, можно было организовать условное акционерное общество «Украина», клуб кредиторов, акции которого разделили бы меж собой кредиторы. На сегодня не существует механизмов возврата долгов обанкротившихся государств, которые не способны ни платить, ни защищаться, но тем проще бы было уладить раздел Украины в рамках «международного права», т.е. учета интересов США. Да, но тогда зачем же было забирать Крым до дележа Украины? Делиться не захотели? Если бы мы не поспешили с Крымом, то взяли бы все без войны — от Харькова до Одессы. Теперь же, увы, европейские либералы расценивают «руку Москвы» как руку, запущенную к себе в карман,— руку вора. И переубедить их в этом будет решительно невозможно. Детский лепет про «братский народ» ни один либерал даже слушать не станет: это полная чушь с либеральной точки зрения — тем более что этот «братский народ» ненавидит русских просто до посинения, и мировые либералы это, конечно, знают.

А ведь можно было сделать все либерально. Подумайте, например, если бы Крым мы взяли лишь после отвергнутого предложения поделиться либерально, то разве же это выглядело бы как воровство в глазах мировых либералов? Да и подобное предложение не могло быть отвергнуто за его полной либеральностью: даже правительство США не посмело бы пойти против собственной идеологии. Ну, что, фонд «Франклин Темплтон» не хочет получить от Украины свои пропавшие шесть миллиардов долларов? Хочет, конечно, и Путин, если он либерал, должен был этим обеспокоиться (глобальная экономика — это тоже либеральная ценность, а столь крупный фонд, как «Франклин Темплтон»,— это достойный представитель глобальной экономики). Если же Путин ведет себя не как либерал, то либералы считают его банальным вором и накладывают на Россию санкции США и ЕС. Все очень просто.

Разумеется, нашему правительству вовсе не обязательно было действовать либерально, но к чему тогда предпринимает оно попытки сохранить отношения с мировыми либералами? Разве это не противоречие? Одной рукой, значит, лезешь в чужой карман, а другую в приветствии протягиваешь? Увы, именно так политика нашего правительства выглядит с либеральной точки зрения.

Следует понять, в каком мире мы живем: всем плевать на эту несчастную Украину, никому она не нужна ни политически, ни даже «геополитически» (геополитика — это, кстати, лженаука), и если бы с ее смерти можно было снять хотя бы миллиардов сто на всех, то договориться наверняка бы удалось даже с США. Да, это предельно цинично, хуже некуда, но в итоге этот вариант распада, бескровный, был бы для Украины лучшим: разденут ведь все равно до последней рубахи, в этом нет сомнений, да еще и крови сколько прольется… Как сказал, кажется, старый циник Черчилль, демократия — это плохой способ управления, но ничего лучше человечество не придумало.

Сегодня еще не поздно все исправить — тем более что нацистская Украина, от страха перед Россией тронувшаяся умом, не нужна никому, даже США. Нужно просто сказать мировым либералам: «Ребята, простите нас: мы пока не либералы, мы еще только учимся и еще не привыкли мыслить глобально. Давайте поделимся друг с другом и будем жить дружно. Ну, зачем же ссориться из-за такого пустяка, как сто-двести миллиардов? Как у нас говорят, будешь жрать один — подавишься. Мы не хотим жрать одни. Простите».— Это и есть простейшее и, главное, бескровное политическое решение украинского вопроса, проще некуда.

Зову живых