На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Стрелков и Путин

Дм. Добров • 22 октября 2014 г.
Стрелков

Сегодняшнее заявление И.И. Стрелкова, см. видео в конце страницы, в котором Стрелков предостерегает президента Путина от нападения украинской армии на Донецк и просит принять меры, является, по ходу событий, излишним. Если Путин намеревался контролировать украинскую сторону, то наш Генштаб давно уже работает на данном направлении, и никаких неожиданностей для России быть не может просто в принципе, а если Путин не намеревался контролировать украинскую сторону — пусть, мол, древние укры хоть на ушах стоят в крови, то ничего уже не поможет, все обращения просто бессмысленны. Да, но зачем же тогда Стрелков направил публичное обращение фактически лично Путину? Психологически из этого обращения к Путину невозможно не понять, что Стрелков прекрасно знаком с обстановкой в Новороссии, даже контролирует ее и готов действовать, а ждет, вероятно, только приказа, гласного или негласного… Да, но будет ли приказ?

Путин — человек, крайне уравновешенный и спокойный, а потому помянутое предупреждение Стрелкова с первого взгляда он может расценить как панику, что отрицательно скажется на его отношении к Стрелкову. Кроме того, неприятное впечатление на него произведет тот факт, что ему указывают, как ребенку, на простейшие вещи. Если же он хоть немного подумает, то легко поймет, что Стрелков не паникует и не считает его за ребенка, а действует — в согласии, конечно, с демонстрацией своей готовности исполнить приказ — под влиянием вполне обоснованных опасений в решительности нашей власти и, следовательно, никакой политической игры не ведет, что уже положительно скажется на отношении Путина…

Вероятно, Путин отдает себе отчет в том, что если украинцы решили воевать с Россией, а они к этому готовятся уже пару месяцев и даже не скрывают этого, то решение их рано или поздно будет приведено в исполнение. Если Россия не ответит в Донецке, украинцы вообразят, что Россия капитулировала, испугавшись США, после чего немедленно нападут на Крым, который они вполне искренне считают исконной украинской землей, см. об их тяжелом психическом состоянии ст. «Психология украинцев». Психологически для украинцев не будет преград для нападения на Крым, поскольку и в Новой России они, по стойкому их мнению, воюют с российской армией. После же нападения на Крым не ответить врагу будет уже нельзя. Да, но если уж все равно придется воевать, то можно ли позволить противнику одержать важную для него победу на Донбассе?

Путин сейчас находится в крайне тяжелом положении. Он не может допустить укрепление «единой Украины» на крови, но отношения наши с Европой, ухудшение которых его беспокоит, сохранить можно будет только ценой крови Новой России, поскольку Европа принуждает Путина считать разъяренного желто-голубого крокодила милым ягненком, почесывать ягненку за ушком, говорить ему ласковые слова, кормить его из бутылочки с сосочкой…

Дополнительной сложностью является то, что мы не сможем победить крокодила без уничтожения его: образно говоря, если мы посадим его в клетку, то придется кормить его и холить, опять же почесывать ему над глазиком и говорить ласковые слова, но разве это не станет победой крокодила, впавшего в детство и изнывающего от страсти жить за чужой счет? Да и сможем ли мы прокормить украинского крокодила? Это вряд ли.

Мирным договором в Минске Путин, как ему, вероятно, казалось, нашел решение: крокодил пусть пока поживет, успокоится — может быть, и правда превратится в ягненка, а мы попробуем наладить отношения с Европой. Увы, крокодил не хочет больше жить, коли уж собирается напасть на Россию… И для крокодила дело обстоит жестко: Россия не имеет права на существование, а потому в его представлении жить будет либо он, либо Россия. Он очень надеется, что западные его покровители не позволят ему подохнуть, и он готов рискнуть, даже развязать мировую войну.

Если крокодил бросится на Донецк, разинув пасть, то принципиального выбора у нас уже не будет: можно будет лишь выбрать, когда крокодил подохнет — сразу или немного погодя. Прямо же говоря, никакой Украины быть больше не должно — ни «единой», ни разъединенной, ни западной, ни восточной, никакой. Украина уже подписала себе приговор. Осознаёт ли это Путин? Возможно, но пока он вместе со своими «западными партнерами», которые ненавидят его и боятся, почему-то цепляется за «единую Украину», полагая, быть может, что превращение некогда милого и спокойного народа в разъяренного крокодила ничего не значит, а отношения с Европой еще можно сохранить… Увы, это тоже вряд ли. «Западные партнеры» ненавидят нас вовсе не потому, что мы отказываемся считать украинского крокодила ягненком и ласково почесывать ягненку за ушком.

Поразительно, но если крокодил кинется на Донецк, это может стать последней его глупостью. Дело в том, что Путин через Минский протокол согласился на так называемую «единую Украину» и фактически стал на сторону Порошенко, но если Порошенко его обманет… У Путина не останется выбора: во-первых, вряд ли его устроит «единая Украина» на крови — такого договора с «единой» не было, во всяком случае — публично, а во-вторых, больше он просто не может позволить себя обманывать: он и без того уже слишком много позволил нацистской гадине и слишком много с нею нянчился, почесывая ей над глазиком. К сожалению, несмотря на все это, ввиду неуверенного и невнятного поведения Путина остается опасение, что в ответ на нападение украинской армии на Донецк он отделается дежурными призывами к миру, отчего, вероятно, и волнуется Стрелков, но это может стать последней глупостью уже Путина… А ввести его в заблуждение мог бы высокий его рейтинг — пока высокий.

Стрелков своим обращением к Путину вольно или невольно попытался помочь ему принять верное, но непростое решение — добить украинского крокодила, а вовсе не пресловутый «братский народ», значительная часть которого люто ненавидит Россию и мечтает о ее смерти. Это очень важно, Путин должен видеть, что непростое это решение, альтернативы которому уже просто нет, поддерживают патриоты России, готовые умереть за нее. Он, конечно, отдает себе отчет в том, что мнение Стрелкова для многих боевых офицеров, и не только отставников, будет определяющим, если не руководящим. Если Стрелков вернется в Новую Россию после обращения к Путину, то вслед за ним там наверняка появится уже столько боевых офицеров, что крокодил издохнет от одного только ужаса… Европа даже не успеет на прощанье почесать ему над глазиком.

Что ж, посмотрим, какое решение примет Путин, ибо в случае атаки на Донецк избежать решения уже не удастся. Если Путин готов будет разорвать отношения с Европой и вместе со Стрелковым вырвет у крокодила из пасти всю Новую Россию — от Харькова до Одессы, то крокодил может подохнуть уже этой зимой. И чем больше государств образуется вместо бывшей Украины, тем легче будет жить людям: предельное упрощение структуры приведет к предельному сокращению расходов, уже непосильных для людей. Ну, а дальше на месте «единой Украины» начнется новая жизнь — «интеграционные процессы», как говорят либералы.

Зову живых