На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Бурление говн во власти

Дм. Добров • 23 января 2016 г.
Греф

Знаменитое теперь уже выступление Германа Грефа на т.н. Гайдаровском форуме, махровой либеральной сходке, положило начало публичному обсуждению зловонной ямы, в которой оказалась Россия по милости самих же либералов, в том числе Грефа, занимавшего правительственные посты в течение первых двух президентских сроков Путина. Как это ни поразительно, Греф лишь повторил критику от последовательных противников либералов: сырьевая модель экономики неэффективна и позорна для России, мы проиграли конкурентную борьбу, нам нужно менять и правительство, и систему образования (впрочем, испоганенную либералами, по мнению Грефа, еще недостаточно), остановить утечку квалифицированных кадров и вообще соответствовать вызовам времени. Поразительное дело, представитель власти не только бездумно и буквально повторяет критику от своих противников, ничуть не смущаясь плагиатом, но и поносит сырьевую модель нашей экономики, которую представители власти, прежде всего — президент Путин, до сих пор считали нашим предназначением как «великой энергетической державы», или «сырьевого придатка Запада», как говорят противники либералов. Это полный слом психики, пока только Грефа, это начавшееся бурление говн во власти — деструктивный политический процесс, который рано или поздно приведет к падению либералов. И Греф угрозу уже осознал, хотя умом не отличается, судя по плохой связности речи его и мыслей, а также некоторым противоречиям (например, узкая специализация работника противоречит повышению его конкурентоспособности на рынке труда). Значит, скоро поймут и все остальные, даже Путин,— спинным мозгом почувствуют, если головного нет.

Безусловно, Греф все еще удерживается в рамках негативной либеральной парадигмы: мы слишком плохи для окружающего нас прекрасного мира, неконкурентоспособны, но появляется уже и слабый протест негативизму. По мнению либералов девяностых годов, в том числе, вероятно, самого Грефа, мы должны были буквально уподобиться наиболее прекрасным представителям окружающего нас мира, вплоть до самоуничижения, но ныне Греф предлагает нам конкурировать с ним, прекрасным этим миром… Прогресс налицо, не так ли? Да, и прогресс настолько ошеломительный, что ушам своим не веришь, когда слышишь подобные заявления от махрового либерала. Волей-неволей приходит крамольная мысль, а не переутомился ли Герман Оскарович на работе? Переутомление, знаете ли, может довести до «психологических проблем», как это называют интеллигентные дамы в возрасте. Ну, будем надеяться, что с ума наш друг Греф пока не сошел — есть еще порох в пороховницах.

За столь революционные речи Греф удостоился от своего собрата по несчастью, какого-то Игоря Морозова, вовсе не похвалы, как можно было ожидать, а наименования «конченая скотина». Это, конечно, круто в смысле бурления говн: «Назвать страну дауншифтером человеку, который отвечал целых два политических срока за экономическое развитие — это моральное преступление. Он лично ответствен за то, что страна сдерживалась в своем собственном развитии в нулевые». Другой же собрат Грефа по несчастью, какой-то Николай Левичев, и вовсе предложил Грефу уйти в отставку, тоже, вероятно, полагая его выступление аморальным… И это еще только начало: еще не забурлили говны в полную силу, а послушать всех этих властных клоунов уже приятно. Если и дальше бурление пойдет в данном духе, то скоро в душераздирающую эту дискуссию включатся разумные люди, и у нас появится не только действительная политика, но и действительная оппозиция, пусть и либеральная для начала.

Как видим, пока еще критика власти, вполне, кстати, умеренная и вежливая, воспринимается нашим правящим классом чуть ли не как государственная измена: «Сидел в говне — и сиди дальше, скотина! Чего головку-то высунул и зачирикал недовольно? Иди в отставку!»— Что ж, вопрос и правда непростой, спору нет: нужно ли и даже допустимо ли чирикать недовольно, по уши в говне сидя? Уж не аморально ли это, как полагает Морозов?

Пока ни Греф, ни Морозов, ни Левичев, ни иной кто, вплоть до самого Путина, не понимает, что развитие экономики России в рамках существующей у нас колониальной финансовой системы попросту невозможно, и препятствие здесь отнюдь не в Грефе, который, как полагает Морозов, не выполнял какие-то указания президента Путина, по обыкновению гениальные. Дело, собственно, даже не в сырьевой модели экономики (не такая уж она сырьевая), а в обеспечении наших денег только сырьевой частью экономики, в финансовой системе, в привязке рубля к нефтедоллару, что ныне уже очевидно должно быть даже для лиц с умственным состоянием Грефа, Морозова и Левичева. Это не случайность и даже не «законы экономики», а следствие действий нашего правительства, целенаправленной колониальной политики. Наши деньги обеспечены не трудом граждан России и не достоянием ее, а только тем природным сырьем, которое мы продаем т.н. Западу, причем обеспечивает эту привязку к нефтедоллару наше правительство, финансовый его блок, в который Греф никогда не входил.

Греф, конечно, крепко глуповат: проблемы наши лежат вовсе не в области конкуренции на мировых рынках, в которой мы не участвуем и, соответственно, просто в принципе не способны ее выиграть даже, даже в тех областях, где нам все еще нет равных,— например, в производстве некоторых видов оружия. Безусловно, существуют рынки, на которые нас никто и никогда не пустит с нашей конкурентоспособной продукцией. Свободная конкуренция — это либеральный миф: за рынки обычно идет война. Идет война за рынки и сейчас, в наше либеральное время. Посмотрите, например, на Украину. «Партнеры» президента Путина на т.н. Западе готовы буквально голодом уморить эту самую Украину, тем более что правят ею теперь расторможенные олигофрены, но только не допустить Россию на украинский рынок. Их-то понять можно, а наших дураков вроде Грефа — весьма затруднительно. Неужели они все еще верят в либеральные мифы восьмидесятых годов? Или, может быть, Греф уже испытал некоторые сомнения, приведшие его к «психологическим проблемам», а власть нашу — к бурлению говн?

По сбивчивой и серой речи Грефа на Гайдаровском форуме нетрудно заметить, что пока еще он ни бельмеса не понимает в происходящем, но уже чувствует угрозу господствующему в России либерализму, вследствие чего и призывает соратников к действиям, правда действиям глупым, бессмысленным. Для повышения конкурентоспособности России нужно бы было не глупые измышления Грефа в жизнь воплощать, а например — свергнуть бандитскую киевскую власть и вернуть нам украинский рынок, а Украине — российский, пока не начался на Украине голод, эпидемии, бандитизм и так далее, до самых глубин адских. Увы, задачи такого рода неподъемны для наших либералов, шапка не по Сеньке,— разве что жизнь заставит, страх за свою шкуру. Ну, что-то ведь заставило Грефа повторять измышления самых последовательных врагов либерализма. И что же это было загадочное? Может быть, ответственность перед народом? Недремлющая совесть? Обостренный профессиональный долг? Что-нибудь еще, совсем уж загадочное?

Не хотелось бы, конечно, верить, что человек, управляющий Сбербанком, не имеет ни малейшего представления не только о действительной конкуренции на мировых рынках, но и о финансовой системе России, частью которой является возглавляемый им банк. К сожалению, это возможно, ведь мы имеем дело с либералами, группой дегенеративной, но прозрение, кажется, начинается, раз уж говны забурлили.

Для полноты критической картины Греф должен был сказать на Гайдаровском форуме о нынешнем фиктивном обеспечении рубля против возможного естественного, о беспрепятственном вывозе капитала из нашей финансовой колонии, об отсутствии в России дешевого внутреннего кредита и в силу того невозможности развития национального бизнеса… Что ж, подождем. Постепенно дойдем и до этого, как сказал петух, заходя в курятник.

Зову живых