На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Речь Путина

Дм. Добров • 25 октября 2014 г.
  1. Заметки
  2. Путин
Путин

Речь президента Путина на заседании клуба «Валдай», произнесенная 24 октября 2014 г. в Сочи, наверняка понравилась и нашим либералам, и их противникам, а американцев должна была просто взбесить. Либералам нашим речь Путина должна была понравиться потому, что он в очередной раз, хотя уже и туманно, выразил приверженность России глобальной экономике, находящейся под управлением США и не способной существовать в ином виде. Противникам наших либералов речь Путина должна была понравиться потому, что он в очередной раз отругал США и предложил сменить мировой порядок. Американцев же должно было взбесить то обстоятельство, что Путин даже сегодня, после изгнания России через «санкции» из уютного, но дурно пахнущего либерального мирка, не отказался от своего старого утопического плана фактически вытеснить США с европейского рынка, заявив «о необходимости формирования единого пространства экономического, гуманитарного сотрудничества, простирающегося от Атлантики до Тихого океана». Многогранная речь, не правда ли? И вашим, и нашим, и врагам по загривку.

Многие уже привычно оценили речь Путина как гениальную и потрясающую, однако же все обстоит наоборот: Путин не понимает происходящего и неверно оценивает обстановку, а речь его сумбурна и бессистемна, не содержит ни четкой идеи, ни четкого видения будущего. Даже самую сильную сторону его речи — критику агрессивной политики США — нельзя назвать полностью соответствующей действительности. Американцы официально признают и многополярный мир, и международное право, и все прочее, хотя считают возможными и односторонние свои действия для защиты национальных интересов. Они не хотят и не делают ничего принципиально нового, даже агрессивность их новой не назовешь: политика их была агрессивной еще до того, как Путин родился.

В сущности, президент США мог бы адресовать России и президенту Путину ту же самую критику, которую Путин направил на США, вплоть до незаконных односторонних действий. Например, вскоре после захвата власти на Украине неонацистами Путин грозил Украине агрессией и даже испросил у Совета Федерации разрешение на ввод войск на Украину, что не укладывается даже в самые примитивные представления о международном праве: агрессия не может быть оправдана ничем. Да, войска он не ввел, но ведь собирался же поступить буквально так, как американцы. Американцы, между тем, оценивают политику его в отношении Украины гораздо резче — именно и только как агрессию, причем ничего не могут этому противопоставить в рамках международного права… Ну, разве не могли бы они со своей точки зрения заявить в адрес России буквально то же самое, что Путин в адрес США, вплоть до пресловутых двойных стандартов? Да, такова их позиция, и ее нельзя назвать заведомо ложной. Например, сегодня некоторые лица в Новороссии уже открыто говорят о том, что туда поступает из России военная техника и даже военные специалисты, называя это словом Военторг, а ведь Путин не может этого не знать… Ну, стоило ли по такому раскладу занимать жесткую обвинительную позицию?

Формально Путин занял конструктивную позицию, как обычно, но на деле жесткие его обвинения, да еще и утопические намерения выставить американцев из Европы, закрывают любую возможность переговоров с американцами по Украине, а значит, мира на Украине уже не будет, хотя Путин-то добивается именно мира — впрочем, тоже формально. Можно бы было допустить, что Путин стоит за войну, и это вполне логично: украинских неонацистов все равно придется уничтожать рано или поздно, но тогда не ясно, зачем он прервал успешно начатое наступление армии Новороссии? К сожалению, политика его в отношении Украины бессистемна, он лишь отвечает и маневрирует, а личная его политическая позиция по сей день остается неизвестной. Ну, как он видит Украину в будущем? Неужели и правда как неонацистскую «єдину країну»? Но это полный абсурд, катастрофический. Украина в нынешнем ее состоянии не может быть единой, а в любом ином состоянии она существовать уже не способна… Все, поезд ушел и не вернется. Неужели Путин этого не видит?

Украинский вопрос оказался в тупике вовсе не потому, что американцы установили некий мифический новый мировой порядок, а потому, что заинтересованные стороны категорически не желают говорить о деле, а именно — о разделе Украины. Сегодня даже самый тупой европейский или американский либерал не может не понимать, что Украина как огромная часть советской инфраструктуры, ориентированная экономически на Россию, не может без чудовищных потерь быть переориентирована на Европу и не может существовать в отрыве от России как «единая страна», и тем более должен это понимать Путин. Кроме того, теперь на восстановление «единой страны», не только разворованной, но и охваченной экономическим кризисом наряду с этническим, потребуются очень большие деньги, которые не готов вложить никто, даже Россия. О чем же тогда спорить? Зачем каждой стороне тянуть на себя рваное одеяло? Чтобы порвать его окончательно? Спорить давно уже не о чем, но спор почему-то продолжается… Почему же?

Отчасти причина объективна: легитимного механизма ликвидации обанкротившихся государств не существует. Да, не все обанкротившиеся государства ликвидируются, а только те, которые не способны себя защитить, как Украина, причем придумали это не американцы и не Путин: так было всегда, и так будет. Отсюда следует, что заинтересованные стороны, имеющие финансовые интересы на Украине, должны договариваться, и это способен сообразить даже самый тупой европейский или американский либерал.

Среди крупнейших кредиторов Украины есть Россия и, например, крупный американский инвестиционный фонд «Франклин Темплтон» (Franklin Templeton Investments), вложивший, кажется, шесть с половиной миллиардов долларов в государственные облигации Украины, а сумма это большая даже для иных государств, например для той же Украины. И теперь даже самый тупой американский либерал способен понять, что шесть миллиардов можно выдавить из Украины только одним способом — силой. Ну, и что же следует делать? Как поступить либерально?

Администрация США, спихнув Януковича, поставила на Украине во власть своих людей, и это само по себе неплохо с либеральной точки зрения: для ликвидации государства и нужны марионетки, которым наплевать на «єдину країну». Плохо же то, что марионетки американские оказались просто катастрофическими идиотами и немедленно разожгли межнациональный вооруженный конфликт, приведший к отрыву от Украины части территорий. Да, возможно, что администрация США не хотела делиться с Россией частью Украины, хотя США украинские территории не нужны, но она этого никак не продемонстрировала — она действовала вполне либерально. А вот действия Путина по укреплению режима Януковича, по присоединению к России Крыма и отрыву от Украины Донбасса выглядят с либеральной точки зрения именно как нежелание делиться… А для либералов это то же самое, что для воров украсть общак.

США не могут получить с Украины деньги территориями — им нужны не украинские территории, а свои деньги; больше же ни на что Украина уже не годится, даже воевать не способна. Поэтому американская администрация не стала бы возражать против цивилизованного раздела Украины. Или, может быть, кто-то способен предположить, что американцы не хотят вернуть свои деньги? Хотят, конечно, но вернуть их теперь можно только через ликвидацию Украины. В таком случае американские кредиторы, включая МВФ, получили бы свои деньги, причем Россия здесь незаменима: она могла бы удовлетворить кредиторов, а свое получить территориями — собственно, всей Украиной. Это и было бы не только либерально, но и цивилизованно, без крови. Да, но для цивилизованного раздела нужно договориться с прочими кредиторами… И больше делать нечего: с волками жить — по-волчьи выть.

Вполне возможно, повторим, что США не хотели делиться с Россией, изменив либеральным идеалам. Так, помянутый фонд «Франклин Темплтон» в декабре 2013 года, когда уже шло известное беснование на майдане, докупил украинских облигаций на сумму, кажется, около четырех миллиардов долларов. Теперь это можно расценить и так, что судьба Украины была решена уже тогда — ее просто купили, ибо же с финансовой точки зрения это было не рискованное вложение, а просто безумие. Янукович мог понимать смысл этого вложения, но отказаться, конечно, не мог: деньги сами в карман упали, да и страшно наверняка было. Приблизительно в это же время, в декабре, он начал политические игры с Путиным, которые быстро закончились его бегством из страны…

За недостатком информации трудно догадаться, кто чего хотел тогда, но сегодня-то общие интересы очевидны: дальнейшее развитие межнационального конфликта на Украине может привести к тому, что никто ничего не получит. Американский бизнес, в т.ч. МФВ, уже лишился денег, а Россия регулярно получает развалины и трупы мирных граждан в Новороссии, иной раз убиваемых с особой жестокостью, показательно. Ну, и какой из сторон все это нужно? Теперь следует просто договориться и поделиться, ибо воевать за «единую Украину» или против нее — это сущее безумие. Никакой «единой Украины» даже без всякой войны не будет и быть не может.

Что же вместо переговоров по Украине делает президент Путин? Он упорно обвиняет США в коварстве, хотя с либеральной точки зрения коварен именно он. Трудно ли догадаться, чего он добьется столь эксцентричным методом? Да только большой крови на Украине и окончательного разрыва отношений с «нашими западными партнерами», как он обычно выражается. Украина все равно погибнет, но теперь — через большую кровь и разруху.

Так что же? Разумна ли непреклонная по сути ее позиция, занятая президентом Путиным? И стоит ли ею восхищаться?

Зову живых