На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Политика Путина

Дм. Добров • 17 октября 2014 г.
  1. Заметки
  2. Путин
Путин

Политика президента Путина вызывает в последнее время много споров — главным образом, конечно, по украинскому ее направлению. Возникает вопрос, в чем же именно состоит политика Путина, а именно — знаменитый ХПП, хитрый план Путина? К чему стремится Путин и к чему его стремление приведет?

Запад считает нынешнюю Россию непредсказуемой, и к этому мнению стоит хотя бы прислушаться. Действительно, кто ныне способен предсказать действия президента Путина, который по Конституции России и определяет «основные направления внутренней и внешней политики государства»? В интернете идет много споров о ХПП, но поскольку никто его не читал, см. текст ниже, то в спорах пока одерживают верх сторонники испытанного в веках поповского правила «веровать надо, а не рассуждать!» Что ж, веровать — это прекрасно, людям и вообще нужно верить, но почему бы и не порассуждать наряду с верой? Противоречия-то здесь нет, не так ли? Кроме того, знать всегда предпочтительнее, чем верить.

Для Запада предсказуемость внешней политики значит не только ее публичность (до известной, конечно, степени), но и совершенно определенные приоритеты ее, тоже обычно публичные. Существует, конечно, еще тысяча тонкостей, как и во всяком деле, но это главное, необходимое. Названным условиям удовлетворяла, например, политика СССР, которая для Запада была совершенно предсказуемой, хотя и недружественной. Ныне же дело обстоит наоборот: наша страна во главе с президентом Путиным стремится проводить дружественную Западу политику, но отношения России с Западом заметно хуже, чем были у СССР. Например, СССР в 1968 году фактически оккупировал Чехословакию, но разве европейские страны ввели против СССР экономические санкции? Разве СССР обвиняли в попытке захватить Европу или напасть на НАТО? Несколько позже, в 1979 году, СССР фактически оккупировал Афганистан. И что? Были санкции Запада против советской экономики? Россия же ныне весьма далека от оккупации Украины, но экономические санкции Запада против нас из-за положения на Украине уже введены и, несомненно, будут только развиваться… Возникает, конечно, недоумение: в чем дело? Почему ныне реакция столь жесткая, не сравнимая с реакциями в более жестких обстоятельствах?

Сторонники правила «веровать надо, а не рассуждать!» склонны объяснять нынешнее поведение Запада, в сущности, лишь ненавистью его к России. Что ж, допустим, дело исключительно в ненависти, но тогда возникает вопрос: почему вдруг ныне ненависти стало больше, чем в 1968 и 1979 годах, когда СССР был значительно сильнее нынешней России и, соответственно, опаснее для Запада? Попытайтесь представить из любопытства, что случилось бы сегодня, если бы Россия имела на европейском направлении столь же мощный танковый кулак, какой имел СССР… Увы, в Европе началась бы паника. Разве это не весомый повод задуматься о политике Путина, в частности — о степени ее ответственности?

Действия советского руководства в Чехословакии и в Афганистане были понятны Западу, логичны в тех условиях и даже предсказуемы, а молчаливая, неопределенная и уклончивая политика Путина по Украине не понятна Западу и, соответственно, непредсказуема, что и вызывает страх: Путин молчит, Путин непредсказуем, Путин ведет неизвестную доселе «гибридную войну», как выразился некий европейский или американский дегенерат

В Чехословакии советское руководство во главе с Л.И. Брежневым мягко и эффективно решило затянувшийся кризис — без городских боев и бомбежек, и все в мире это поняли, хотя не всем понравилось наведение в Чехословакии советского порядка. В Афганистане все прошло не столь мягко, но столь же законно, как в Чехословакии: назвать то или другое аннексией или агрессией было просто невозможно. И это тоже очень важно в предсказуемой политике — законность действий.

В ответ могут, конечно, возразить, что незаконными являлись именно действия Запада на Украине, который путем вооруженного переворота привел к власти откровенных нацистов. Да, это верно, но такое возражение инфантильно и несущественно. Представьте, например, что директор школы отчитывает ученика за плохое поведение, а тот отвечает: «А чего я-то? Вон, Васька вообще дурак…»— «Да, это верно, Васька у нас вообще дурак, но мы сейчас не о Ваське говорим». Нам важно понять, почему действия нашего насквозь либерального руководства вызывают у мировых либералов столь сильный страх, какого не вызывали даже действия советских тоталитариев. К тому же, не предположить ли, что незаконные и даже абсурдные действия Запада на Украине тоже являются реакцией на нашу политику? Ну, почему бы и нет?

Несомненно, внешняя политика США сегодня агрессивна, но такой она была всегда, и в 1968 году, и в 1979, и в любом ином после Второй мировой войны. Что же случилось ныне? Да, прежде экономическое положение США было много лучше, а сейчас они на краю пропасти, но спасительна ли для них ненависть к России? Разве имеет она экономический смысл? Да, как ни странно, имеет. Дело в том, что в 2010 году вышла программная статья Путина, в которой написано, в частности, следующее:

Что мы предлагаем?

Первое. Это создание гармоничного сообщества экономик от Лиссабона до Владивостока. А в будущем – возможно, и зоны свободной торговли и даже более продвинутых форм экономической интеграции. Фактически, мы получим общий континентальный рынок емкостью в триллионы евро.

Очевидно, что для начала следовало бы убрать все оставшиеся препоны на пути вступления России в ВТО. Затем – провести унификацию законодательства и таможенных процедур…


Это и есть тот самый ХПП, которому Путин методично следует по сей день (например, Россия уже вступила в ВТО). Если сумеете представить себя американцем, то подумайте, где оказалась бы ваша страна после создания между ЕС и Россией «общего континентального рынка емкостью в триллионы евро» «от Лиссабона до Владивостока». Правильно, где-то в заднице у Лиссабона, который повернулся бы лицом к России, а разве это достойное место для великой державы? Уже одно это можно рассматривать как причину войны на Украине и просто жуткого давления США на Европу для разрыва ее экономических отношений с Россией любой ценой. Давление это, кстати, касается и создания между Европой и США своей зоны свободной торговли.

Да, осмысленным является предположение сторонников Путина, что для США сегодня жизненно необходимо разрушить нарастающие экономические связи России и Европы, т.е. даже перспективу создания зоны свободной торговли «от Лиссабона до Владивостока». Пока ХПП может показаться утопией, да ею и является, но кто же знает, что будет завтра? А если завтра США и правда окажутся в заднице у Лиссабона? Могут ли они допустить хотя бы малую возможность столь унизительного для себя положения? И это, конечно, опаснее, чем любые действия СССР, которые никогда не были направлены именно против США, в ущерб их экономическим интересам.

Стало быть, мы видим, что у США существует объективное основание для разжигания в Европе ненависти к России. Да, но снимает ли это ответственность за происходящее с нашего руководства? Критиковать США — это все равно, что критиковать акулу за прожорливость, но наше-то руководство пока еще не дошло до такой степени цинизма и бездушия, как американские руководители, а стало быть, критика его все еще полезна и даже необходима.

Сегодня США, безусловно, проигрывают информационную войну, ибо же обвинения Путина в том, что он концептуальный тоталитарий, годятся разве что для круглых дураков или для душевнобольных, а более ничего руководители США выдумать уже почему-то не способны. Выигрывают они в ином, причем исключительно за счет безответственности Путина,— в войне на Украине, которая идет против нашего народа. Да, с украинскими «националистами» США повезло…

Как же все это началось? Началось все со знаменитой мюнхенской речи Путина, которую он произнес на Конференции по вопросам политики и безопасности 10 февраля 2007 года и в которой подверг резкой критике США. Западом это было понятно как возобновление холодной войны. Прошло чуть более года, и 26 мая 2008 года министр иностранных дел Польши Сикорский выдал идею программы «Восточное партнерство», т.е. отрыва от России Украины, Молдавии, Азербайджана, Армении, Грузии и Белоруссии. Поскольку у Польши давно уже нет собственной внешней политики, нетрудно догадаться, чьи интересы преследовал Сикорский,— интересы США, которые и блюдет Польша в Европе. Путин же, вместо того, чтобы успокоиться, в ответ только усилил давление, ответил цитированным выше ХПП…

К сожалению, ХПП стал откровенным и, главное, агрессивным противовесом «Восточному партнерству», что бы ни думал об этом Путин, и американцы приняли вызов: Путин получил украинскую проблему, на которой политическая его карьера закончится, ибо решить он эту проблему не сумеет — если, конечно, не убьет в себе либерала с особой жестокостью. Беда, правда, в том, что с точки зрения психологии столь крутое насилие над собой — убиение в себе либерала с особой жестокостью — может привести к непредсказуемым результатам… Так что лучше и не пытаться.

Критика США в Европе, где американцев почитают в качестве чуть ли не священнолибералов, была неразумна, попросту не имела смысла (посмотрите, например, на нынешнюю просто рабскую покорность европейцев США), а попытка оторвать от США Европу и вовсе… Наиболее мягко все это можно выразить определением «волюнтаризм и субъективизм», как ЦК КПСС метко заклеймил деятельность Хрущева, весьма напоминающую деятельность Путина по степени безответственности. Кстати, ХПХ по размещению на Кубе ядерного оружия закончился таким же провалом, как ХПП.

Сегодня Путин оказался в полном тупике, из которого нет достойного выхода: ему нужно либо признать полный провал ХПП, т.е. публично заявить, словом или делом, что последние восемь лет его жизни пошли псу под хвост, а Россия понесла бессмысленные убытки от его действий (например, от вступления в ВТО), либо позволить украинским нацистам продолжать геноцид в Новороссии под искренние рукоплескания Европы и лживые ее намеки наладить отношения с Россией, возобновить ХПП, если геноцид на Украине не будет остановлен Россией. Пока Путин идет вторым путем, путем наименьшего сопротивления, на что-то еще надеясь… Увы, он уже сдался — он не борется, а просто плывет по течению. И нынешнее его бездействие — это позор еще больший, чем признание себя несостоявшимся политиком. Лучше уж быть несостоявшимся политиком, чем даже невольным прислужником мирового зверя. Да, но в лучшем этом случае Путин вынужден будет признать, что безответственная его политика привела к цивилизационному конфликту и нанесла ущерб нашему народу… Именно это и будет для него нелегко. Увы, в лучшем случае Путин вынужден будет признать свою несостоятельность как политика, невозможность далее занимать должность президента России.

Нынешний отход Путина от публичной политики, к которой он прежде был весьма склонен, можно объяснить именно провалом ХПП (речь не об общении с народом, а именно о публичности политики, от которой он мягко ушел). Недавно он, впрочем, публично поставил свечку в церкви защитникам Новороссии, притом что своей политической позиции в отношении Новороссии он так и не выразил публично и ясно. К сожалению, в слабой тени этой свечки маячит обреченность рода «сочувствую, но помочь уже ничем не могу»… Если это правда, то лучшее, что теперь может сделать Путин для нашего народа,— это уйти подобно Ельцину, чтобы не наделать глупостей. И если он честный человек, то выбора у него уже нет: нужно уметь признавать свои ошибки, это сумел сделать даже Ельцин.

Тоже интересно:

  1. Путин и Брежнев
  2. Путин и Сталин
  3. Слепой поводырь

Зову живых