На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Киевская Русь и Украина

Дм. Добров • 8 августа 2015 г.
  1. История
  2. Украинство
Фрагмент гривны

Этническое, а не географическое отношение Украины к Киевской Руси, вообще говоря, никакой сложности не составляет: исчерпывающим образом оно было описано по историческим источникам еще Н.В. Гоголем в его статье «Взгляд на составление Малороссии», см. ниже. Потом, однако, появилась дикая советская идеология о «трех братских народах», якобы вышедших из Киевской Руси, и история наша была запутана окончательно, повергая безграмотных граждан, охваченных страстями, даже в безумие. Были, впрочем, у украинцев и свои идеологи, которые плеснули масла в огонь безумия… В итоге многие украинцы, находящиеся под влиянием идеологии ненависти, теперь воображают себя настоящими «русскими», а настоящих русских — «финноуграми» да «татарами», пылая к ним ненавистью за то, что русские якобы украли у них историю, государство и даже культуру. Это, конечно, абсурд, но опровергнуть его грамотно и ясно способен, как ни странно, даже не всякий историк, ибо под влиянием дегенеративной идеологии в той или иной мере находятся все.

Чтобы совершенно точно убедиться в отсутствии этнической связи украинцев с Киевской Русью, достаточно будет просто сравнить украинский язык с древнерусским. Украинский язык, представляя собой бессистемную смесь современного русского языка и современного польского (есть полонизмы даже в синтаксисе, который в целом соответствует русскому), не выводится из древнерусского ни фонетически, ни синтаксически, ни даже лексически, т.е. создали его отнюдь не носители древнерусского языка. Разумеется, нельзя называть украинский язык и диалектом русского или польского языка, ибо диалект возникает в рамках этнической системы, а не вне пределов ее, у инородцев. Примеры украинской фонетики и синтаксиса, противоречащие самому духу древнерусского языка, приведены в статье по ссылке, а здесь приведем в пример некоторые лексические несообразности.

Даже если отвлечься от огромного количества польских слов в украинском языке, то все равно останутся слова, не имеющие ни малейшего отношения к русскому языку. Например, единственное известное во всем мире украинское слово — майдан — является арабизмом тюркских языков, заимствованным в украинский явно из языка тюркского корня, вероятно половецкого. Вот для сведения выдержка из Древнетюркского словаря 1969 г. со словом майдан:

майдан

Зачем русским было заимствовать слова у половцев, если половцы (куманы) обладали значительно более низкой культурой, чем русские, и, соответственно, процесс заимствования шел в обратном направлении, как можно судить по католическому Codex Cumanicus?

В некотором количестве случаев вызывают также удивление новые значения древнерусских корней слов, возникшие в украинском языке, которые тоже напрочь противоречат самому духу древнерусского и русского языков. Например, второе международное украинское слово, известное в России многим, рада, традиционно переводится как совет, но очевидным образом происходит от слова рядить, т.е. означает в истоке не совет, а приказ (наряд, распоряжение; слово этого корня, наряжу, есть в древнейшей нашей летописи). При чем здесь Киевская Русь и, главное, древнерусский язык? Разве русские могли так исковеркать свой язык и в произношении, и в смысле слова? Нет, это исключено.

Украинское слово рада поражает еще и тем, что словом того же корня, зрада, называют предательство. Вполне возможно, что это объясняется печальной украинской историей — увы, власть украинская часто бывала предательской по отношению к народу (ныне так и говорят иной раз — Верховная Зрада вместо Рада), но возможно и то, что украинцы решили, будто зраднык есть, образно говоря, сволочь переодетая, наряженная. В любом случае возникает закономерный вопрос: при чем здесь древнерусский язык? Разве русские могли коверкать свой язык, как инородцы, которым не хватало слов для обозначения простейших понятий?

Ну, какие еще украинские слова мы знаем? Знаем мы, например, слово хлопець (парень), которое очевидным образом происходит от слова холоп (раб). Неужели это русские всех своих детей мужского пола холопами нарекли, отдавая себе отчет в смысле своего слова? Может быть, в связи с данным словом логичнее бы было считать, что предки людей, говорящих ныне на украинском языке, были отнюдь не русскими, а инородными холопами русских в Киевской Руси, холопской окраиной империи? Ну, откуда произошло в русском языке имя Украина? Потом, как известно, они стали холопами поляков, породив собственный язык в виде хаотической смеси польского языка с русским и, конечно, собственный народ, отличный и от русских, и от поляков. Потом одна часть украинского народа воссоединилась с Россией, после восстания Богдана Хмельницкого против поляков, и родилась Малороссия, а другая его часть, на западе современной Украины, была вызволена из рабства только в 1939 году советской властью, в связи с присоединением западноукраинских земель к советской Украине. На сегодняшний день две эти части украинцев представляют собой фактически разные народы.

Подтверждается инородность этнических украинцев опять же украинским языком — в частности, значительным числом украинских фамилий, которые образованы посредством тюркской морфологии, например Кравчук. Суффиксы ‑чук, ‑чак, ‑ук, ‑ак являются элементами тюркской морфологии и, разумеется, введены были в украинский язык носителями тюркского языка — как и тюркизмы вроде слова майдан (есть тюркизмы и польского происхождения, ужас).

Безусловно, вообразить, что украинский язык создан носителями древнерусского языка, может только крайне невежественный человек и крайне глупый — не способный сделать даже простейший логический вывод. Ну, а если носители древнерусского языка не имеют никакого отношения к созданию украинского языка, то таким же образом украинцы могут вести род свой от жителей Киевской Руси, говоривших именно по-русски? Это полный абсурд.

На отсутствие этнической связи украинцев с жителями Киевской Руси ясно указывает также память украинского народа — фольклор. Память украинцев не простирается в историю далее монгольского нашествия, даже самого нашествия не знает. Самый ранний украинский фольклор (малороссийский) ограничивается представлением запорожского казачества. При чем здесь Киевская Русь, которая тогда уже не существовала? Для сравнения заметим, что этническая память нашего народа, русского, простирается, как это ни поразительно, даже за пределы нашей этнической истории, ибо существует у нас былина о смерти Дуная Ивановича…

Украинские апологеты ненависти воображают себе Киевскую Русь страной, которая даже не равна была советской Украине, впервые в истории построенной большевиками за счет в т.ч. русских земель, а превосходила ее по размерам, простираясь «от Сана до Дона». Это, конечно, чушь полная. Определить границы Киевской Руси можно, разумеется, по историческим источникам, о чем апологеты просто не знают за отсутствием должного образования даже у вождей ее вроде М. Грушевского (в центре Киева есть улица Грушевского — этого самого). Содержится, например, в приложении к изданию Новгородской Первой летописи (одной из трех древнейших) список, названный «Имена всем городам русским, дальним и ближним». Это очень поздний источник, завершенный уже после кончины Киевской Руси, не ранее четырнадцатого века (помянута в нем «Москва каменная»), но даже там восточная граница русских городов на Украине проходит по Ворскле (западнее Харькова), а отнюдь не по Дону, как на неизвестных основаниях воображают певцы ненависти. Во времена же существования Киевской Руси, двумя веками ранее, восточная граница Киевской Руси проходила по Суле (это немного западнее Ворсклы, километров двести от Киева). Западные же города русские, если верить помянутому списку, располагались даже в Болгарии, на Дунае, но к современной Украине это отношения не имеет, как и города литовские, помянутые в названном списке. В географических рамках современной Украины в списке помянуты волынские города русские, западноукраинские, в частности — Галич и даже «Лвовъ великии» (это уже не русский город — в этническом смысле, не русскими основанный). Города эти до польского Сана тоже, разумеется, не простирались. Ну, а в степях Украины, половецких и вообще тюркских, расположенных южнее излучины Днепра (грубо — южнее Киева), никаких городов русских, ни дальних, ни ближних, тоже не было и быть не могло. Увы поклонникам ненависти, в степях тогда жили кочевники, но не русские.

Стало быть, складывая лингвистические показатели этнического состояния украинцев, географические и времянные (фольклор), мы даже без обращения к историческим источникам можем заключить, что украинский народ появился на свет после монгольского нашествия в тюркских степях южнее Киева. Ни Киевская Русь, ни русские к появлению украинцев отношения не имеют. Непосредственной причиной рождения украинцев стало монгольское нашествие, в ходе которого в Великой степи (от Алтая до Дуная) были уничтожены все тюркские народы, после чего носители тюркских языков образовали новые этнические общности. Так на данных просторах возникли все существующие ныне тюркоязычные народы и, конечно же, украинцы. И все они, безусловно, испытали культурное и политическое влияние русских, в том числе украинцы.

Вполне возможно, что если бы не поляки, то украинцы тоже, как и прочие тюркского корня народы, говорили бы на языке тюркского корня — подобно тюркским народам, живущим рядом с русскими, не принуждавшими их говорить на своем языке (чуваши, например, этнографически от русских не отличаются вообще, только по языку, т.е. никто не принуждал их говорить по-русски, хотя сделать это можно было легко в силу общности их быта и веры с русскими). Поляки же ревностно принуждали украинцев говорить на польском языке, превратив их в холопов, и те говорили на польском с тюркским акцентом, откуда и выводятся логично неясности украинской фонетики. Также поляки притесняли своих холопов всеми возможными способами. Это привело в конечном итоге к кровавому восстанию холопов против польской власти (в России, кстати, ни разу не было национального восстания украинцев, равно и иных народов), а до восстания вело к постоянному бегству польских холопов, куда глаза глядят, на восток, где польский язык холопов столкнулся с тюркским и уступил место современному русскому как языку международного общения. Украинцы заговорили по-русски, но уже не только с тюркским акцентом, но и с польским… Это предельно простая и очевидная схема образования украинского языка.

На деле же рождение украинцев обстояло приблизительно следующим образом, как написано в помянутой выше статье Н.В. Гоголя:

В это время явился близ порогов городок, или острог Черкасы, построенный удалыми выходцами, имя которого звучит обитателями Кавказа, которого даже построение многие приписывают им, и где было главное сборище и местопребывание козаков. Вначале частые нападения татар на северную часть Украины заставляли жителей спасаться бегством, приставать к козакам и увеличивать их общество. Это было пестрое сборище самых отчаянных людей пограничных наций. Дикий горец, ограбленный россиянин, убежавший от деспотизма панов польский холоп, даже беглец исламизма татарин, может быть, положили первое начало этому странному обществу по ту сторону Днепра, впоследствии постановившему целью, подобно орденским рыцарям, вечную войну с неверными.

[…]

Это скопление мало-помалу получило совершенно один общий характер и национальность, и чем ближе к концу XV века, тем более увеличивалось приходившими вновь. Наконец целые деревни и сёла начали поселяться с домами и семействами около этого грозного оплота, чтобы пользоваться его защитою, с условием за то некоторых повинностей. И таким образом места около Киева начали пустеть, а между тем по ту сторону Днепра люднели. Семейные и женатые мало-помалу от обращения и сношения с ними получали тот же воинственный характер. Сабля и плуг сдружились между собою и были у всякого селянина. Между тем разгульные холостяки вместе с червонцами, цехинами и лошадьми стали похищать татарских жен и дочерей и жениться на них. От этого смешения черты лица их, вначале разнохарактерные, получили одну общую физиогномию, более азиатскую. И вот составился народ, по вере и месту жительства принадлежавший Европе, но между тем по образу жизни, обычаям, костюму совершенно азиатский, народ, в котором так странно столкнулись две противоположные части света, две разнохарактерные стихии: европейская осторожность и азиатская беспечность, простодушие и хитрость, сильная деятельность и величайшая лень и нега, стремление к развитию и усовершенствованию – и между тем желание казаться пренебрегающим всякое совершенствование.

Скоплению этому нужен был язык международного общения, роль которого не мог играть ни польский, ни тюркский — просто потому, что в данной местности оседлому населению выгоднее экономически было знать русский язык. По синтаксису же украинский почти полностью повторяет современный русский (от древнего он отличается по синтаксису очень сильно, хотя словарный состав совпадает).

Черкассы

По написанному Гоголем важно отметить, что этнический центр украинцев, городок Черкассы, никогда не входил в Киевскую Русь и не мог входить, ибо располагался он в лесостепной зоне, где издавна жили не русские, а кочевые тюркские народы. Принято, впрочем, считать, что там были какие-то пограничные поселения Киевской Руси, оборонительные, но это откровенный анахронизм: пограничные оборонительные поселения, казачьи, возникли только после кончины Киевской Руси, т.е. оставления этого региона русскими на произвол судьбы после монгольского нашествия. Город Черкассы включен в помянутый выше «Список городов русских», т.е. в четырнадцатом веке он уже был, а говорили в нем уже по-русски — с тюркским и польским акцентом, конечно, что и привело к появлению украинского языка.

Этногенез украинцев начался не только на стыке ландшафтных зон, но и на стыке суперэтносов — русского, тюркского и европейского. Тюркский суперэтнос тогда рассыпался под ударом монголов, и осколки его начали естественным образом встраиваться в русский суперэтнос, каковой процесс отчасти захватил и украинцев.

Для понимания этногенеза украинцев очень важно понять, что тюркский степной суперэтнос рассыпался под монгольским ударом — погибли все тюркские народы от Алтая до Дуная, тоже рассыпались, и границ в современном смысле тогда просто не было и быть не могло, ибо даже этнические границы между народами были стерты. Например, восточнее украинцев, на Дону, после монгольского нашествия, уже в тринадцатом веке, появились русские казаки, которые назывались тем же тюркским именем, что и соседствующий с востока новый тюркоязычный народ — казахи (до нашествия там жили кипчаки). Отсюда происходит и украинское слово козаки. Обратим внимание, разницы между этносом (казахи), субэтнической русской группой (казаки) и собранием разных народов (козаки) тогда почему-то не видели, хотя казахи не только по языку, но даже по расе отличаются от русских и украинцев (русские, кстати, тоже отличаются от украинцев по расовому типу: украинец — это типичный южанин с черными волосами и почему-то часто с усами, «физиогномия, более азиатская»). Это, конечно, парадокс с точки зрения современности, а потому анахроничных взглядов на историю украинцев следует избегать. Не стоит переносить на прошлое реалии текущего дня, в том числе этнические представления. В тринадцатом веке и даже позже, можно сказать, не было еще ни казахов в современном смысле, ни украинцев.

Начальная история украинцев вплетена была просто в гигантский этнический процесс, суперэтнический,— перерождение тюркского суперэтноса. Не все его осколки были столь разнородны, как украинцы, которым не только выпало жить на стыке даже трех суперэтносов, но и сложились которые на основании трех этих суперэтносов. Уничтоженный монголами старый тюркский суперэтнос выжил в лице отдельных новых этнических образований, которые естественным образом влились в русский суперэтнос и даже заговорили по-русски, сохранив, впрочем, свои языки,— от казахов до украинцев (в Казахстане 68% населения предпочитает говорить по-русски, а на Укарине — 83%, как свидетельствует американская социологическая служба Gallup). И теперь бывших этих представителей тюркского мира не объединяет вообще ничто — только русский язык и, соответственно, мир русский… Это естественный этнический процесс чрезвычайно высокой сложности и, повторим, гигантского размера — от Алтая до Дуная.

Любопытно, что в Казахстане после распада СССР был легкий межнациональный конфликт, обусловленный казахским национализмом, но до безумия, как на Украине, не дошло и не дойдет, наверно, уже никогда. Подобные вещи и являются главным возражением расовым теориям, провозглашающим единство народов на основании именно и только расы. Здесь очевидное противоречие: расовый тип украинцев значительно более близок русскому, чем тип казахов, но русских ненавидят не казахи, а украинцы… Вообще, это перспективная историческая тема — сравнение этногенеза казахов и украинцев как бывших представителей Великой кочевой степи.

Безусловно, ложной является попытка причислить украинцев по происхождению к хрестоматийным славянам только на том основании, что часть их живет в Киеве, а говорят они на языке, близком русскому. Аргументы эти, разумеется, абсурдны и могут быть приняты только воинствующей деревенщиной, которая полагает на неизвестных основаниях, что «мать городов русских», как назван Киев в древнейшей летописи, является прародительницей русских как народа. Увы деревенщине, данное выражение является плохим переводом греческого слова μητρόπολις (митрóполис, букв. материнский город), что значит столица. Возникла же столица Руси в Киеве следующим образом: князь Олег, пришедший с севера, из Новгорода, отмщать неразумным хазарам, захватил бывшую на месте Киева хазарскую крепость Самбатион и заявил: «Здесь будет мать городов русских», столица («се буди мати градомъ русьскимъ»), т.е. отсель грозить мы будем хазарину. В точности так же, кстати, поступил Петр Первый, перенеся столицу России даже не в шведскую крепость, а вообще на необитаемый остров (Заячий, на котором Петропавловская крепость), где и разросся город Петербург. При Олеге хазары принадлежали тюрко-германскому суперэтносу, сохранявшему еще остатки готов и гуннов, которые жили в районе хазарского Киева. Последние и есть предки современных украинцев, тоже не этнические русские, но русские в смысле суперэтническом.

К сожалению, наша современная историография в части Киевской Руси, украинцев и вообще славян страдает не только идеологией, но и близорукостью или даже куриной слепотой. После Гоголя никто почему-то не видит просто гигантского размера этнических процессов, начавшихся после монгольского нашествия в Великой степи. Если же их пропустить мимо глаз и талдычить привычную чушь о мифических наших славянах, прародителях всего самого светлого и прекрасного, что только знают русские, то в конечном счете и к нам пожалует в гости безумие вроде нынешнего украинского… Ну, а зачем добровольно сходить с ума? Чего ради?

Тоже интересно:

  1. Украинцы
  2. Украинский язык
  3. Герб Украины
  4. Психология украинцев

Зову живых