На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Мать городов русских

Дм. Добров • 19 октября 2010 г. • Обновлено 7 мая 2016 г.
  1. История
  2. Истоки русской истории
  1. Древняя Русь и славяне
  2. Славяне и Русь
  3. Варяги и Русь
  4. Авары и Русь
  5. Мать городов русских
К.А. Васильев. Старец

Письменная история Руси начинается с гражданской войны в Новгороде — знаменитого изгнания варягов в 862 г., как датирует его древнейшая наша летопись, и затем призвания их обратно. Понятно должно быть, что изгнали варягов одни люди, а обратно призвали другие, противники их, в чем и заключалась причина гражданской войны. Как уже сказано выше, в части о варягах, изгнание их никакому сомнению не подлежит, ибо подтверждено археологической находкой с надписью на греческом языке «ставшие гонимы». Разумеется, изгнание и призвание были разделены некоторым промежутком времени, в течение которого новая власть успела себя проявить во всей красе… Мать городов русских, Киев, и трудолюбивые хрестоматийные славяне в истории новгородской гражданской войны, разумеется, не помянуты: Киев — это уже новый этап русской истории, разрастание империи после укрепления власти варягов в Новгороде и начала войны с двумя сверхдержавами — Византией и Хазарией.

Из нашей древнейшей летописи причину гражданской войны в Новгороде даже предположить невозможно, но по византийским источникам можно сделать ряд предположений, более или менее обоснованных. Вероятно, первое в истории упоминание наших предков содержится в двух т.н. гомилиях (проповедях) патриарха Фотия на нашествие русских, произнесенных в 860 году немедленно по итогам нападения. В тексте гомилий имени русские нет (есть в заглавиях, но это наверняка публикаторы), да и вообще, Фотий неустанно подчеркивал, что напавший народ неведом и дик, но уже в Окружном послании от 867 г. Фотий прямо говорит о русских — «так называемый народ Рос». Это дикое греческое заимствование из книги ужасов пророка Иезекииля, Рос вместо Русь, родилось именно после ужасного нападения русских на Константинополь в 860 г., как утверждал Фотий:

Народ незаметный, народ, не бравшийся в расчет, народ, причисляемый к рабам, безвестный – но получивший имя от похода на нас, неприметный – но ставший значительным, низменный и беспомощный – но взошедший на вершину блеска и богатства; народ, поселившийся где-то далеко от нас, варварский, кочующий, имеющий дерзость оружия, беспечный, неуправляемый, без военачальника, такою толпой, столь стремительно нахлынул будто морская волна на наши пределы и будто полевой зверь объел (Пс. 80 (79), 14) как солому или ниву населяющих эту землю,– о кара, обрушившаяся на нас по попущению!– не щадя ни человека, ни скота, не стесняясь немощи женского пола, не смущаясь нежностью младенцев, не стыдясь седин стариков, не смягчаясь ничем из того, что обычно смущает людей, даже дошедших до озверения, но дерзая пронзать мечом всякий возраст и всякую природу.


Даже только из этих слов Фотия понятно, что никакой причины нападения русских на Константинополь, по его мнению, не было и быть не могло. Но верно ли это? Разве люди предпринимают действия без причины?

Едва ли можно считать, что нападение на отлично укрепленную столицу мировой державы — это следствие жажды наживы. Грабить гораздо проще и, главное, безопаснее было Европу, например, как это делали викинги. Ну, зачем было вести корабли через весь континент по рекам, да еще с волоками, а потом и через Черное море, когда до Европы от Новгорода было рукой подать по морю? Значит, дело было не в грабеже… Столь беспощадное нападение, как описывает Фотий, похоже на месть, но за что же мог мстить грекам народ, о котором они даже не слышали?

В обеих гомилиях Фотий подчеркивает неожиданность нападения, т.е. нападавшие не попросили у греков откупа от нападения. Это тоже значит, что причина нападения заключалась не в наживе. Да, но в чем же тогда? Что случилось? За что пришли отомстить? Почему неизвестный народ вдруг нападает на мировую державу и, мало того, приводит ее население в мистический ужас? Ну, если бы не мистический ужас, то не возник бы в воспаленном воображении греков князь Мосоха и Фовеля по имени Рос из книги пророка Иезекииля (в подлиннике он Рош, но у греков в языке не было ни звука Ш, ни буквы, а потому в греческом тексте Библии написано — Рос). Это сравнение значит, что Русь уже тогда была империей, при самом истоке своем, ибо библейский князь Рос пришел с севера, сплотив под рукой своей многие народы, как сообщил Иезекиилю Адонай-господь… Имперское состояние Руси Фотий подтверждает в Окружном послании от 867 г.:

Ибо не только этот народ переменил прежнее нечестие на веру во Христа, но и даже для многих многократно знаменитый и всех оставляющий позади в свирепости и кровопролитии, тот самый так называемый народ Рос – те, кто, поработив живших окрест них и оттого чрезмерно возгордившись, подняли руки на саму Ромейскую державу! Но ныне, однако, и они переменили языческую и безбожную веру, в которой пребывали прежде, на чистую и неподдельную религию христиан, сами себя с любовью поставив в положение подданных и гостеприимцев вместо недавнего против нас грабежа и великого дерзновения. И при этом столь воспламенило их страстное стремление и рвение к вере (вновь восклицает Павел: Благословен Бог во веки! (ср. 2 Кор 1:3; 11:31; Еф 1:3)), что приняли они у себя епископа и пастыря и с великим усердием и старанием встречают христианские обряды.


Здесь, стало быть, уже видим, кто изгнал варягов из Новгорода — христианская партия, сторонники Византии, принявшие из Константинополя греческого епископа, «сами себя с любовью поставив в положение подданных». По датам события удивительно совпадают: у нас в древнейшей летописи изгнание варягов датировано 862 г., а епископ в Новгороде уже был в 867 г., как явствует из цитированного послания Фотия. Епископом был, вероятно, тот самый Кирилл, просветитель хрестоматийных славян и даже мифический создатель т.н. старославянского языка. Судя по начавшейся в Новгороде войне и отсутствию о нем сведений у греков, кончил Кирилл плохо, погиб бесславно и безвестно. Брат же его Мефодий, вероятно, выдуман был для полноты ощущений. Реальность житийного Кирилла подтверждается только цитированным посланием Фотия, в котором, впрочем, имя епископа на Руси не названо, а реальность Мефодия не подтверждается вообще ничем.

Мы не знаем, кто представлял христианскую партию на Руси, византийскую, но антихристианская партия нам известна — варяги, изгнанные христианами. Не заключить ли отсюда, во-первых, что именно у варягов были счеты с Византией, а во-вторых — что христианскую партию могли представлять волохи или орляги, рассмотренные раньше? Если под орлягами числить германцев, как мы заключили, то они могли быть христианами, поскольку из германцев причерноморские готы приняли христианство… Вместе с тем, в древнейшей нашей летописи названы имена противников Рюрика — Аскольд и Дир, которые не позволяют уверенно отнести их к германцам. Аскольд — это на тюркском языке Ас-кельды (Пришедший как Ас, возможно Осман, т.е. Осман-кельды), а Дир (Дирд в иных источниках) — это угорский Дьёрдь на современном венгерском языке, Георгий, христианское имя (точнее — греческое, Γεώργιος, Земледелец). Это явные представители кочевого мира, т.е. находившиеся под властью иудейской Хазарии, кочевой тюрко-германской империи. Особо подчеркнем, что никаких библейских евреев, ведущих кочевой образ жизни, там не было и быть не могло, это чушь несусветная, но были германцы-иудеи, называвшие себя жиды (едва ли это имя появилось ранее кончины Хазарии, ибо хазарские иудеи даже в конце существования Хазарии называли себя хазарами). Подтверждено же наличие там германцев, например, хазарским топонимом Саркел, который невежественно был отнесен к тюркскому языку и соотнесен с помянутой выше Белой вежей. Нет, это чисто германское имя — по-немецки Storch, по-английски — stork, а по-болгарски — щъркел (Ъ читается приблизительно как наша безударная А, глухо, хотя ударение на нем, а Щ приблизительно как шт, тоже глухо, т.е. на иной слух и выйдет Саркел). Значит это слово на всех трех языках аист.

Поскольку Русь уже тогда была империей, границы которой, впрочем, неизвестны, мы можем допустить, что гражданская война началась между варягами и предположительно волохами, связанными с хазарскими кочевниками. Эту партию, вероятно, и представляли Аскольд и Дир, которых Олег уничтожил в хазарской крепости Самбатион, впоследствии получившей имя Киев.

Мы не знаем, что именно случилось на Руси, не можем судить о частностях, но из приведенного материала очевидно, что каким-то образом в новгородской революции принимали участие две сверхдержавы того времени, Византия и Хазария. Уже один этот факт заставил бы внимательного историка отказаться и от славянской теории происхождения Руси, и от норманнской, поскольку славяне и норманны — это были просто варвары, жившие первобытнообщинным строем и едва ли достойные повышенного внимания двух сверхдержав одновременно. Завоевывать на Новгородском севере было просто нечего, ничего там любопытного не было ни для хазар, ни тем более для греков, а значит, все упиралось только в новый народ, новую империю… Еще стоит добавить, что грекам повезло, ибо после уничтожения Хазарии русские вдруг приняли греческое христианство. В ином же случае Византия тоже, скорее всего, была бы уничтожена (немедленно после уничтожения Хазарии Святослав пошел войной на Византию). Вопрос только в том, за что? Напомним, первое нападение русских на Византию, носившее характер мести, состоялось раньше революции в Новгороде… Так что же случилось?

Если причиной мести полагать падение Аварского каганата, то не ясно, почему русские не нападали на империю Карла Великого, которая и была прямой виновницей гибели каганата. Может быть, впрочем, виновными считали христиан вообще, не разделяя их на народы, а культурный центр христианства, безусловно, был тогда в Константинополе. Формального раскола Церкви тогда еще не было, но Фотий уже публично громил католиков за Filioque и прочие забобоны. Карл же Великий был с точки зрения культурного человека таким же дикарем, как норманны и славяне. Также вполне возможно, что на Аварский каганат Карла натравили византийцы, весьма склонные к подобному римскому коварству рода «разделяй и властвуй». Варяги могли об этом узнать, но не Фотий: император едва ли докладывал ему о своих тайных политических делах даже на исповеди, а благословляться на каждое дело у греков вроде бы не было принято. Кроме того, следует учесть, что с варягами были какие-то германцы, орляги, так или иначе родственные немцам, вполне определившимся только после Карла…

Да, но тогда не ясно, при чем же здесь иудейская Хазария? При том ли, что она просто поддерживала политику Византии в отношении Руси?

Если вернуться к Аварскому каганату, то интересы аваров и хазар, безусловно, могли сталкиваться и в причерноморской степи, и севернее, уже в лесной зоне, где находилась хазарская крепость Самбатион — пограничная, как пояснено выше. Граница там была с древлянами, тоже германцами, как и хазарские иудеи, а значит, германцы эти кому-то подчинялись… Кому же, если не аварам? Увы, доказать это едва ли возможно — это просто соображение, основанное только на географии.

В общем, весь известный материал, которого, впрочем, кот наплакал, подводит к мысли, что политика возникшей Руси является продолжением политики Аварского каганата.

Помянутая революция 862 г. закончилась следующим образом:

Въ лето 6390 [882] поиде Олегъ, поимъ воя многи, варяги, чюдь, словени, мерю, весь, кривичи, и приде къ Смоленьску съ кривичи, и прия градъ, и посади мужь свои, оттуда поиде внизъ, и взя Любець, и посади мужь свои. И придоста къ горамъ хъ киевьскимъ, и уведа Олегъ, яко Осколдъ и Диръ княжита, и похорони вои в лодьях, а другия назади остави, а самъ приде, нося Игоря детьска. И приплу под Угорьское, похоронивъ вои своя, и присла ко Асколду и Дирови, глаголя, яко гость есмь и идемъ въ греки от Олга и Игоря-княжича, да придета к намъ к родомъ своимъ. Асколдъ же и Диръ придоста, и выскакаша вси прочии изъ лодья, и рече Олег Асколду и Дирови: «Вы неста князя, ни рода княжа, но азъ есмь роду княжа», и вынесоша Игоря: «А се есть сынъ Рюриковъ». И убиша Асколда и Дира, и несоша на гору, и погребоша и [их] на горе, еже ся ныне зоветь Угорьское, кде ныне Олъминъ дворъ; на той могиле поставил Олъма церковь святаго Николу; а Дирова могила за святою Ориною. И седе Олегъ княжа [сел княжить] въ Киеве, и рече Олегъ: «Се буди мати градомъ русьскимъ».


Повесть временных лет. Издание второе, исправленное и дополненное. СПб: Наука, 1999, стр. 14.

Сказуемое буди в выражении «се буди мати градомъ русьскимъ» значит будет, будущее время, а не прошедшее была (от Потопа), как понимают сторонники славянской теории. Так и родилась мать городов русских — μητρόπολις на греческом языке, что значит просто столица, митрополия, а буквально — материнский город.

Как видим, источник наш подтверждает, что Аскольд и Дир представляли христианскую партию, если уж могила их связана была с церковью. Кроме того, видим, что Олег убил их из мести: иначе незачем было везти с собой в военный поход Игоря «детьска», которого еще носили на руках, и тем более показывать его Аскольду и Диру: «А се есть сынъ Рюриковъ». Вероятно, Рюрик погиб в ходе гражданской войны, и это была месть за него…

Немедленно после захвата хазарской крепости Самбатион на Днепре и провозглашения там новой русской столицы, будущего Киева, буквально на следующий год, Олег продолжил уничтожение хазарской империи, покоряя «славян», представителей тюрко-германского мира:

В лето 6391 [883] поча Олегъ воевати древляны, и примучивъ а, имаше на них дань по черне куне.

В лето 6392 иде Олегъ на северяне, и победи северяне, и възложи на нь дань легъку, и не дастъ имъ козаромъ дани платити, рекъ: «Азъ имъ противенъ, а вамъ не чему».

В лето 6393 посла къ радимичемъ, рька: «Кому дань даете?» Они же реша: «Козаромъ». И рече имъ Олегъ: «Не дайте козаромъ, но мне дайте». И въдаша Ольгови по щьлягу [клинку, «щеляку»], яко же и козаромъ даяху. И бе обладая Олегъ поляны, и деревляны, и северяны, и радимичи, а с уличи и теверци имяше рать.


Там же, стр. 14.

Завершилась эта война уже в следующем веке:

В лето 6473 [965] иде Святославъ на козары. Слышавше же козари, изидоша противу съ княземъ своимъ Каганомъ, и съступишася битися, и бывши брани одоле Святославъ козаромъ, и град ихъ и Белу Вежю взя, и ясы победи, и касогы.


Там же, стр. 31.

С Византией, в отличие от Хазарии, отношения Руси были улажены после Святослава, и далее никто уже не мешал новой империи развиваться — даже католики.

Рассмотренное гигантское перерождение авар в варягов, а варягов в русских называется этногенез. Данный процесс идет в мире постоянно: одни народы погибают, забывая себя, а другие рождаются на основе людей, освободившихся от социальных связей, чтобы через отпущенный им срок тоже погибнуть в забвении себя, уступив место новым… Так и продолжается в поколениях да веках. Информации об этом процессе в историографии обычно крайне мало, ибо новый народ почему-то всегда отвергает и память предыдущего, и даже память о нем. Бывает даже резко негативное отношение потомков к предкам. Например, нынешние евреи, ассимилированные жиды, считают этническое имя жид грязным ругательством, а германский язык жидов — «жаргоном»… Язык этот, идиш (жидиш в ином произношении), уже практически мертв, хотя в девятнадцатом веке на нем сложилась даже литература, а в начале двадцатого на нем говорили миллионы людей.

Отвергая память прежнего народа в первые дни своей жизни, по некотором времени новый народ вдруг начинает искать свою историю и, конечно, находит ее там, где ему нравится или требуется в связи с текущей политикой. Например, византийские греки и немцы совершенно серьезно называли себя римлянами.

Славянская теория наша родилась уже в христианские времена, и цель ее создания была исключительно утилитарна, как и всякой прочей истории: государственная власть должна быть священна, легитимна, как говорят ныне в том же смысле, но священна власть на Руси должна была быть, разумеется, в христианском смысле. Поскольку же зачать нашу государственную христианскую власть от самого Христа не представлялось возможным, то в ход естественным образом пошел апостол Павел, точнее — светлый образ его:

В Моравы бо ходилъ и апостолъ Павелъ училъ ту; ту бо е Илюрикъ, его же доходилъ апостолъ Павелъ, ту бо беша словени первое. Тем же и словеньску языку учитель есть Павелъ, от него же языка и мы есмо Русь, тем же и намъ Руси учитель есть Павелъ, понеже учил есть языкъ словенескъ и поставилъ есть епископа и наместника по себе Андроника словеньску языку. А словеньскый языкъ и рускый одно есть, от варягъ бо прозвашася Русью, а первое беша словене; аще и поляне звахуся, но словеньская речь бе.


Там же, стр. 16.

Апостол Павел, действительно, бывал в римской провинции, называемой Иллирик, где, как видим, весьма дальновидно и просветил наших хрестоматийных славян. Что по сравнению с ним Кирилл и Мефодий с их выдуманной просветительской миссией среди славян? Да пустяк это сущий, не стоило и поминать после апостола Павла, не правда ли? Вероятно, это была первая утилитарная теория — греческие «апостолы» среди хрестоматийных славян, но потом ее отбросили за прекраснейшей новой версией… Впрочем, следует помнить, что какой-то греческий епископ в Новгороде все-таки был: Фотий не стал бы врать публично, в Окружном послании, да и ошибиться не мог о собственном епископе.

Увы, дурная эта привычка — вовлекать образы апостолов в свою ложь — вероятно, просто преследовала наших летописцев. Вот потрясающая по своей наглости историческая басня с участием уже апостола Андрея:

Онъдрею учащю въ Синопии и пришедшю ему в Корсунь, уведе, яко ис Корсуня близь устье Днепрьское, и восхоте поити в Римъ, и проиде въ вустье Днепрьское, и оттоле поиде Днепру горе. И по приключаю приде и ста под горами на березе. И заутра въставъ и рече к сущимъ с нимъ ученикомъ: «Видите ли горы сия? Яко на сихъ горах восияеть благодать Божья; имать градъ великъ быти и церкви многи Богъ въздвигнути имать». И въшедъ на горы сия, благослови я, и постави крестъ, и помоливъся Богу, и сълезъ съ горы сея, иде же послеже бысть Киевъ, и поиде Днепру горе. И приде въ словени, идеже ныне Новъгородъ, и виде ту люди сущая, како есть обычай имъ, и како ся мыють и хвощатся, и удивися имъ…


Там же, стр. 9.

Стало быть, возникновение Киева в пустынных местах апостол Андрей еще только прорек с божьей помощью, а новгородцы в это время уже мылись в своих банях, чем несказанно и удивили ученика Христа: как же это люди хлещут себя вениками в бане, сами себя бьют? Мораль сего анекдота прозрачна: это ироничная насмешка над теми историками, кто утверждали, что Русь возникла в Новгороде от варягов, а не от каких-то загадочных славян в Киеве… Так и пишется история.

Киев, конечно, не был матерью городов русских в том смысле, какой вкладывают в это выражение люди невежественные, не знающие даже своего родного языка, в частности — времен сказуемых. Это вымысел, очевидный идеологический вымысел, противоречащий всем без исключения иностранным историческим источникам, а отчасти даже той же древнейшей летописи, где захват Олегом Киева описан без очевидного вранья и даже, как ни странно, без участия апостолов.

Стоит добавить, что Ярослав Мудрый, если верить той же древнейшей летописи, по какой-то странной причине сжег все церкви в Киеве (1017 г.), поставленные Владимиром и даже княгиней Ольгой, коли были такие в действительности, а также, вероятно, спалил и сам город хазарский, крепость Самбатион. После этого Ярослав заложил новый город (1037 г.) — уже, вероятно, на другом берегу Днепра, на тех самых горах, о которых и писал летописец. Так что Киев следует числить только с 1037 г., а дата основания крепости Самбатион попросту не известна, ибо от хазар не осталось истории…

Территориально «Киевская Русь» тогда представляла собой жалкий клочок земли от Киева до Сулы, километров двести, с юга ограниченный Днепром, от степи ограниченный. Господства русских вместо хазар в степи не получилось… Государство хазар было уничтожено напрасно.

Этнически же «Киевская Русь» представляла собой химеру, по теории Л.Н. Гумилева, т.е. сосуществование двух и более чуждых суперэтносов в одной экологической нише. Сосуществовали же там русский суперэтнос и тюрко-германский, представители которого быстро заговорили по-русски, свои языки, вероятно, не утратив, но далее ничего не изменилось, этнические процессы остановились, как всегда и бывает в химерах. Митрополия русская прекратила поддерживать эти земли незадолго до монгольского нашествия, которое и поставило точку в истории киевской химеры как матери городов русских. В ходе монгольского нашествия распались все кочевые народы Великой степи, от Алтая до Дуная, даже сам тюрко-германский суперэтнос прекратил свое существование, и этнические процессы были запущены заново… Тогда и родились украинцы как этнос, о чем можно прочесть в статье Н.В. Гоголя «Взгляд на составление Малороссии». Все новые народы естественным образом в поколениях и веках включились уже в русский суперэтнос, но часть украинцев осталась с поляками, в европейском суперэтносе, что в очередной раз и предопределило химеру… Увы, зона контакта суперэтносов опасна для этногенеза.

Как видим, имеющиеся в нашем распоряжении факты начальной русской истории не укладываются ни в славянскую теорию происхождения Руси, ни в норманнскую, почему и создана была представленная выше аварская теория (варяжская). Никакой идеологии она не несет — это была просто попытка установить истину.

Зову живых