На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Дело Пичугина

Дм. Добров • 6 ноября 2014 г.
Содержание статьи
  1. Эпизод 1. Убийство В.А. Корнеевой
  2. Эпизод 2. Убийство В.А. Петухова
  3. Эпизод 3. Покушение на В.Л. Колесова
  4. Эпизод 4. Покушения на убийство Е.Л. Рыбина
  5. Эпизод 5. Разбойное нападение на семью Каплиевых
  6. Анализ действий преступной группы по факту убийства Корнеевой
  7. Показания потерпевших и свидетелей по факту убийства Корнеевой
  8. Объективные доказательства виновности преступной группы по факту убийства В.А. Корнеевой
  9. Вывод суда о доказанности вины подсудимых Пичугина, Овсянникова, Шапиро в деле об убийстве Корнеевой
  10. Анализ действий ОПГ Пичугина по факту убийства Петухова и покушения на убийство Кокошкина
  11. Показания свидетелей и потерпевших по факту убийства В. Петухова
  12. Объективные доказательства по факту убийства Петухова
  13. Вывод суда о доказанности вины подсудимых Пичугина, Шапиро, Цигельника, Решетникова по факту убийства В. Петухова
  14. Выводы суда по факту нападения на В. Колесова
  15. Объективные доказательства по факту нападения на В. Колесова
  16. Вывод суда о доказанности вины подсудимых по факту первого покушения на убийство Е. Рыбина
  17. Показания потерпевших и свидетелей по факту покушения на убийство Е. Рыбина 24 ноября 1998 года
  18. Объективные доказательства по факту первого покушения на убийство Е. Рыбина
  19. Вывод суда о доказанности вины подсудимых по факту первого покушения на убийство Е. Рыбина
  20. Анализ действий ОПГ Пичугина по факту второго покушения на убийство Рыбина Е.Л. 5 марта 1999 года
  21. Показания подсудимого Шапиро в ходе предварительного следствия по факту покушения на убийство Рыбина
  22. Показания потерпевших и свидетелей по факту второго покушения на убийство Е. Рыбина
  23. Объективные доказательства по факту второго покушения на убийство Е. Рыбина. Протоколы, рапорты, вещественные доказательства
  24. Выводы суда о доказанности вины подсудимых Пичугина, Шапиро, Цигельника и Решетникова по факту второго покушения на убийство Е. Рыбина
  25. Выводы суда по факту разбойного нападения на семью Каплиевых
  26. Показания потерпевших и свидетелей по факту разбойного нападения на семью Каплиевых
  27. Объективные доказательства по факту разбойного нападения на Каплиевых. Протоколы, экспертизы, вещественные доказательства
  28. Выводы суда о доказанности вины Цигельника и Левина по факту разбойного нападения на Каплиевых
  29. Оценка степени виновности подсудимых Пичугина, Шапиро, Цигельника, Решетникова, Овсянникова и Левина по всем эпизодам дела №2-46-10/06
А. Пичугин

Полный текст приговора Московского городского суда по делу №2-46-10/06 преступной группы Пичугина, виновной в убийстве Корнеевой, в убийстве Петухова, покушении на Колесова, в двух покушениях на убийство Рыбина и в разбойном нападении на семью Каплиевых.

Дело №2-46-10/06

ПРИГОВОР ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Москва, 17 августа 2006 года

Московский городской суд в составе: председательствующего судьи Усова В.Г., с участием государственных обвинителей Катаева К.А. и Гудим К.С, подсудимых Пичугина Алексея Владимировича, Шапиро Владимира Васильевича, Цигельника Геннадия Александровича, Решетникова Евгения Владимировича, Овсянникова Михаила Викторовича, Левина Владислава Владимировича, защитников адвокатов Костроминой К.Л., представившей удостоверение № 5282 и ордер № 664, Каганера Г.С., представившего удостоверение № 1877 и ордер № 313, Жидкова М.Д., представившего удостоверение № 1876 и ордер № 66, Курепина Д.В., представившего удостоверение № 1724 и ордер № 118502, Авилова А.П., представившего удостоверение № 7452 и ордер № 546, Макарова А.В., представившего удостоверение № 3064 и ордер № 1031, Никитина В.Д., представившего удостоверение № 7035 и ордер № 631, Ерина А.Ф., представившего удостоверение № 1003 и ордер № 000764, Истомина И.И., представившего удостоверение № 1243 и ордер № 065490, при секретарях Николаевой Е.С., Клюквиной Н.И., Сабировой А.И., Романовой О.А., Тихоновой А.А., Агаповой И.В., рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

Пичугина Алексея Владимировича, 25 июля 1962 года рождения, уроженца г. Орехово-Зуево, Московской области, гражданина РФ, образование высшее, женатого, имеющего на иждивении двоих малолетних детей, работающего в нефтяной компании «Юкос» начальником 4 отдела внутренней и экономической безопасности, зарегистрированного по адресу: г. Москва, ул. Лукинская д. 9, кв. 549, фактически проживающего: г. Москва, ул. Чертановская д. Х, корпус 3, кв. ХХ1, осужденного 30 марта 2005 года Московским городским судом по ч. 3, ст. 33, ч.2, ст. 162; ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п.п. «б, е, ж, з» ч. 2 ст. 105; ч. 3 ст. 33, п.п. «а, ж, з, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 20 годам лишения свободы, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «а», «б», «е», «ж», «з»; ст. ст. 30 ч. 3, 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» УК РФ;

Шапиро Владимира Васильевича, 10 мая 1956 года рождения, уроженца г. Москвы, гражданина РФ, образование незаконченное высшее, разведенного, работающего частным предпринимателем, судимости не имеющего, зарегистрированного по адресу: г. Волгоград, бульвар 30-летия Победы, д. Х8, кв. ХХ5, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п.п. «б», «д», «ж», «з»; ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «а», «к»; 33 ч. 5, 105 ч. 2 п.п. «а», «б», «е», «ж», «з»; ст. ст. 30 ч. 3, 33 ч. 5, 105 ч. 2 п.п. «а», «б», «е», «ж», «з»; ст. 222 ч. 2 УК РФ;

Цигельника Геннадия Александровича, 8 октября 1953 года рождения, уроженца г. Краснодара, гражданина Украины, образование средне-специальное, разведенного, имеющего на иждивении малолетнего ребенка, не работающего, судимости не имеющего, зарегистрированного по адресу: Республика Украина, г. Киев, бульвар Верхней Рады д. Х7-а, кв. Х0, фактически проживающего: г. Волгоград, ул. Нефтегорская, д. Х0 а, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п.п. «а», «б», «е», «ж», «з»; ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «а», «б», «е», «ж», «з»; ст. ст. 222 ч. 2, 162 ч. 2, 223 ч. 2; ст. ст. 33 ч. 3, 162 ч. 4 п.п. «а», «в» УК РФ;

Решетникова Евгения Владимировича, 18 августа 1956 года рождения, уроженца г. Волгограда, гражданина РФ, образование средне-специальное, женатого, на иждивении несовершеннолетний ребенок, не работающего, зарегистрированного по адресу: г. Волгоград, ул. Фруктовая, д. Х0, кв. Х, осужденного 13 ноября 2000 года Московским городским судом по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 ч. 2 п. «з» УК РФ к 11 годам лишения свободы, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п.п. «а», «б», «е», «ж», «з»; ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «а», «б», «е», «ж», «з», 223 ч. 1, 222 ч. 2, 162 ч. 2, 223 ч. 2 УК РФ;

Овсянникова Михаила Викторовича, 25 января 1962 года рождения, уроженца г. Свободный, Амурской области, гражданина РФ, образование высшее, разведенного, имеющего на иждивении малолетнего ребенка, работающего частным предпринимателем, судимости не имеющего, зарегистрированного по адресу: г. Тамбов, ул. Новый проезд д. Х4, кв. Х, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 5, 105 4. 2 п.п. «б», «ж», «з», 222 ч. 2 УК РФ;

Левина Владислава Владимировича, 27 июня 1980 года рождения, уроженца г. Кизилюрт республики Дагестан, гражданина РФ, образование среднее, холостого, не работающего, не судимого, зарегистрированного по адресу: республика Дагестан, г. Кизилюрт, ул. Чкалова, д. 1ХХ, кв. Х, фактически проживающего: г. Москва, 2-й Колобовский пер. д. 1Х, кв. 1Х, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 4 п.п. «а», «в», 222 ч. 2 УК РФ,

установил:

Эпизод 1. Убийство В.А. Корнеевой

Пичугин А.В., работая начальником отдела управления безопасности банка «Менатеп» и по совместительству начальником департамента экономической безопасности ЗАО «Техстройсервис-М», в интересах другого лица и неустановленных лиц из числа руководящих сотрудников банка «Менатеп» дал указание директору ЗАО «Дон-Групп» Горину С.В., дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, и другому лицу вести переговоры с директором ТОО «Торговая фирма «Феникс» Корнеевой В.А. о продаже помещения магазина «Чай», расположенного в строении 1, д. 8/2 по ул. Покровка г. Москвы, или вступить с этим недвижимым имуществом в уставной фонд привлекаемых банком «Менатеп» организаций.

Коммерческие предложения по продаже и передаче помещения магазина «Чай» подконтрольным организациям банка «Менатеп» противоречили интересам Корнеевой В.А. и были отвергнуты последней ввиду их убыточности и нецелесообразности для ТОО ТФ «Феникс».

Не достигнув желаемого результата, Пичугин в неустановленном месте вступил в преступный сговор с другим лицом и неустановленными лицами из числа руководящих сотрудников банка «Менатеп», направленный на лишение жизни директора ТОО ТФ «Феникс» Корнеевой В.А., действия которой противоречили их интересам.

Приняв предложение Пичугина, Горин за денежное вознаграждение предложил ранее знакомым Шапиро В.В. и Овсянникову М.В. совершить убийство Корнеевой В.А., передав им в качестве вознаграждения не менее 5000 долларов США (29.800.000 руб.) и автомобиль «Хендэ Галлопер», в последующем переданный Шапиро В.В.

Согласно разработанного плана и предварительной договоренности, непосредственное убийство Корнеевой В.А. должен был совершить Шапиро В.В., а Овсянников М.В. своими действиями должен был способствовать в этом, обеспечив доставку Шапиро В.В. к месту совершения преступления, возможность скрыться с места происшествия, а также устранить препятствия при совершении этого преступления.

В период с ноября 1997 года по январь 1998 года Горин по предварительному сговору с Овсянниковым и Шапиро, с целью обеспечения совершения указанного преступления, на автомобилях марки: БМВ, г.н. А 524 АА 68 РУС, и ВАЗ-21099, г.н. А 292 ОО 68 РУС, управляемых Овсянниковым, заранее установив личность и место проживания Корнеевой В. А., неоднократно приезжали в г. Москву, к дому потерпевшей, расположенному по ул. Чечулина, где в течение длительного времени наблюдали за окружающей обстановкой, маршрутом и временем ее передвижения.

Во исполнение преступного умысла, направленного на убийство Корнеевой В.А., в январе 1998 г. Горин, находясь по адресу: Московская область, г. Видное, ул. Лесная, д. 6, кв. 13, в присутствии Овсянникова передал Шапиро орудие преступления — пистолет модели ПСМ калибра 5,45 мм с глушителем, являющийся огнестрельным оружием, и патроны к нему, которые приобрел у не установленных следствием лиц и которые Шапиро В.В. незаконно, без соответствующего разрешения уполномоченных органов, носил при себе, хранил по вышеуказанному адресу и по предварительному сговору с Овсянниковым и Гориным перевозил в автомашинах БМВ, гос. номер А 524 АА 68 РУС, и ВАЗ-21099, гос. номер А 292 ОО 68 РУС, под управлением Овсянникова из г. Видное Московской области в г. Москву.

21 января 1998 г. между 20 и 21 часами Горин совместно с Шапиро и Овсянниковым на автомашине прибыли к дому № 4 по ул. Чечулина г. Москвы, где около 21 часа Шапиро, находясь на лестничной площадке у дверей квартиры № 57 второго подъезда указанного дома, в присутствии супруга — Корнеева Д.Н., действуя с особой жестокостью, осознавая, что причиняет ему особые страдания, умышленно произвел выстрел из вышеуказанного пистолета в голову Корнеевой В.А., причинив ей слепое пулевое огнестрельное ранение головы с ушибом — разрушением головного мозга, относящееся к тяжкому вреду здоровья, в результате которого потерпевшая скончалась на месте происшествия.

После чего Шапиро вместе с Гориным СВ. и Овсянниковым М.В. на автомашине скрылись с места происшествия. С целью сокрытия следов совершенного преступления Шапиро в пути следования изменил свой внешний вид, переодевшись в другую одежду, а затем в лесопарковой зоне избавился от пистолета и боеприпасов к нему.

Эпизод 2. Убийство В.А. Петухова

Пичугин А.В., являясь начальником отдела управления безопасности ОАО банк «Менатеп», в летний период 1998 г. в неустановленном месте вступил в преступный сговор с другим лицом и неустановленными лицами из числа руководящих сотрудников нефтяной компании «Юкос», направленный на лишение жизни главы администрации г. Нефтеюганска, Ханты-Мансийского автономного округа Петухова В.А., действия которого по возврату сокрытых налогов и сборов нефтяной компанией «Юкос» в федеральный, региональный и местный бюджет противоречили их личным и служебным интересам.

С целью реализации преступного умысла Пичугин, взявший на себя обязанности одного из организаторов убийства, действуя по непосредственному указанию другого лица, в неустановленное время и месте, предложил Горину С.В. подыскать лиц, готовых за вознаграждение совершить это преступление. При этом Пичугин передал Горину информацию о потерпевшем, вел переговоры о размере материального вознаграждения за убийство Петухова в сумме не менее 150 000 долларов США (927 000 рублей), сроках его совершения.

Приняв предложение Пичугина, Горин привлек жителей г. Волгограда Горитовского В.Н., дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, и Шапиро В.В., которые также согласились на участие в преступлении и за денежное вознаграждение предложили Решетникову Е.В. и Цигельнику Г.А. совершить убийство Петухова, передав им в качестве аванса за исполнение преступления часть денежного вознаграждения, не менее 1 000 долларов США (6 180 руб.), предоставили информацию о потерпевшем, а впоследствии — 10 000 долларов США (61 800 руб.) за исполнение преступления, переданные Пичугиным и другим лицом через Горина.

Для исполнения преступного умысла, направленного на убийство Петухова, Горитовский в июне 1998 года в г. Волгограде незаконно передал Решетникову и Цигельнику огнестрельное оружие — охотничий карабин модели «КО-8,2» калибра 8.2 мм, боеприпасы: не менее 20-ти патронов калибра 7.62 мм × 53 мм; не менее 18-ти патронов калибра 9 мм; две стандартные боевые осколочные оборонительные гранаты Ф-1, снаряженные стандартным боевым унифицированным взрывателем типа УЗРГМ, которые вместе с огнестрельным оружием, представляющим модификацию пистолета-пулемета К6-92 «Волк» (Борз), изготовленным Решетниковым Е.В., и двумя магазинами, действуя по предварительному сговору между собой, Цигельник и Решетников незаконно, без соответствующего разрешения уполномоченных органов, носили при себе, хранили в специально подготовленном тайнике и перевезли в автомашине ВАЗ-2121, гос. номер Н 323 ЕО 34 РУС, из г. Волгограда в г. Нефтеюганск Ханты-Мансийского автономного округа.

В июне 1998 г. Цигельник с Решетниковым, на вышеуказанной автомашине прибыли в г. Нефтеюганск, где в течение длительного времени наблюдали за Петуховым, установив при этом личность потерпевшего, сведения о находящихся в его пользовании автомобилях, охране и маршрутах передвижения.

26 июня 1998 года около 08 часов на пешеходной дорожке, расположенной между перекрестком улиц Нефтяников и Молодежная, вдоль пустыря до ул. Набережная во 2-а микрорайоне г. Нефтеюганска, в тот момент когда Цигельник, вооруженный для совершения преступления обрезом охотничьего карабина модели «КО-8.2» и гранатой Ф-1, наблюдал за окружающей обстановкой и при необходимости должен был устранить препятствия, Решетников произвел в Петухова и сопровождавшего его Кокошкина В.Е., следовавших на работу, не менее восемнадцати выстрелов из пистолета-пулемета К6-92 «Волк» («Борз») калибра 9 мм, причинив Петухову В.А. огнестрельное сквозное ранение головы с повреждением костей свода и основания черепа, оболочек и вещества головного мозга с его ушибом, слепое ранение груди с повреждением обоих легких, средостенией, повреждением левой ключицы, 4-го правого ребра, правой лопатки, кровоизлиянием в плевральные полости (гемоторакс), отчего Петухов В.А. скончался, а Кокошкину были причинены огнестрельное сквозное ранение мягких тканей правого плеча, огнестрельное слепое ранение левой ягодичной области, а также огнестрельное слепое ранение поясничной области, проникающие в позвоночный канал с повреждением спинного мозга, относящиеся к тяжкому вреду здоровья по признаку опасности для жизни. При этом, Цигельник и Решетников сознавали, что в результате выстрелов из автоматического огнестрельного оружия может наступить смерть не только Петухова и Кокошкина, но и других лиц, следовавших по улицам, расположенным в районе места происшествия.

В то же время свой преступный умысел, направленный на причинение смерти Кокошкину, Цигельник Г.А. и Решетников Е.В. не смогли довести до конца по не зависящим от их воли обстоятельствам, поскольку потерпевший был своевременно доставлен в больницу и ему оказана медицинская помощь.

Эпизод 3. Покушение на В.Л. Колесова

Горин, с ведома Пичугина, осужденного приговором Московского городского суда от 30 марта 2005 года за организацию разбойного нападения на Колесова 5 октября 1998 года, и другого лица, действуя по предварительной договоренности за вознаграждение в размере не менее 5 000 долларов США, в неустановленное время и месте предложил жителям г. Волгограда Шапиро В.В. и Горитовскому В.Н напасть на Колесова и завладеть его имуществом. Последние же в свою очередь договорились о нападении на Колесова с Решетниковым Е.В. и Цигельником Г.А., которым предоставили информацию о потерпевшем, а после исполнения преступления передали последним в качестве вознаграждения 5000 долларов США.

Согласившись на предложение Шапиро и Горитовского, 05 октября 1998 г. около 20 час. 30 мин. Решетников и Цигельник, действуя по согласованно и заодно, недалеко от дома № 4 по ул. Маршала Бирюзова г. Москвы напали на Колесова, брызнули ему в лицо из газового баллончика и, воспользовавшись тем, что потерпевший потерял волю к сопротивлению, нанесли ему удары руками и ногами по телу и голове, причинив легкий вред здоровью в виде сотрясения головного мозга, окологлазничной гематомы с двух сторон, множественных ссадин лица и повреждений, не повлекших вреда здоровью в виде кровоподтека грудной клетки справа в области 9-го и 10-го ребра по подмышечной линии, и завладели принадлежащими потерпевшему материальными ценностями и деньгами на общую сумму 1 925 долларов США, что по курсу Банка России составляет 30 743 руб. 41 коп., после чего скрылись с места происшествия.

Эпизод 4. Покушения на убийство Е.Л. Рыбина

Первое покушение

Осенью 1998 г. Пичугин А.В., являясь начальником четвертого отдела внутренней и экономической безопасности нефтяной компании «Юкос» (ООО «Юкос-Москва»), в неустановленном месте вступил в преступный сговор с другим лицом и неустановленными лицами из числа руководящих сотрудников нефтяной компании «Юкос», направленный на лишение жизни управляющего компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» Рыбина Е.Л., по инициативе которого в отношении НК «Юкос» был заявлен ряд судебных исков о взыскании ущерба, причиненного незаконной деятельностью «НК«Юкос» компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х», связанной совместной деятельностью с компанией ОАО «Томскнефть» ВНК по разработке «Западно-Полуденного» и «Крапивинского» нефтяных месторождений.

С целью реализации преступного умысла Пичугин предложил Горину С.В. подыскать лиц, готовых за вознаграждение совершить это преступление. При этом Пичугин передал Горину информацию о потерпевшем, вел переговоры о размере материального вознаграждения за убийство Рыбина в сумме не менее 300 000 долларов США (6 942 000 руб.), сроках его совершения.

Приняв предложение Пичугина, Горин привлек жителей г. Волгограда Шапиро В.В. и Горитовского В.Н., которые, также согласившись на участие в преступлении, за денежное вознаграждение предложили Решетникову Е.В., осужденному приговором Московского городского суда от 13 ноября 2000 года за покушение на убийство Рыбина 24 ноября 1998 года, и Цигельнику Г.А. совершить убийство Рыбина, передав им в качестве аванса за исполнение преступления часть денежного вознаграждения, не менее 10 000 долларов США (231 400 руб.), предоставили информацию о потерпевшем, переданную Пичугиным и другим лицом через Горина.

В период с октября по ноябрь 1998 года Цигельник и Решетников на автомобиле марки ВАЗ-2121, гос. номер Н 323 ЕО 34 РУС, заранее установив личность, место работы и проживания Рыбина, неоднократно приезжали к месту жительства и работы потерпевшего в г. Москве и Московской области, где в течение длительного времени наблюдали за окружающей обстановкой, собирали сведения о маршрутах и времени его передвижения.

24 ноября 1998 года Цигельник и Решетников, вооруженные пистолетом ПСМ, являющимся огнестрельным оружием, изготовленным кустарным способом, который они в неустановленном месте г. Волгограда в октябре 1998 года незаконно приобрели у Горитовского В.Н., а также огнестрельным оружием, представляющим модификацию пистолета-пулемета К-6 «Волк» (Борз), которые они незаконно, по предварительному сговору между собой, без соответствующего разрешения уполномоченных органов, носили при себе, хранили и перевозили осенью 1998 года в специально подготовленном тайнике в автомашине ВАЗ-2121, гос. номер Н 323 ЕО 34 РУС, из г. Волгограда в г. Москву, располагая информацией, о том, что Рыбин в вечернее время будет находиться по адресу: г. Москва, ул. Удальцова д. 30, по предварительному сговору между собой с целью совершения убийства Рыбина в период до 22 часов прибыли к указанному дому, где заняли заранее оговоренные места.

Около 22 часов того же дня, в тот момент, когда Рыбин вышел из подъезда и подошел к своему служебному автомобилю марки ГАЗ-3102, гос. номер Е 965 РН 50 РУС, в то время когда Цигельник, вооруженный для совершения преступления пистолетом «ПСМ», наблюдал за окружающей обстановкой и при необходимости должен был устранить препятствия совершения этого преступления, Решетников с целью реализации совместного преступного умысла, направленного на убийство Рыбина, произвел в потерпевшего с близкого расстояния не менее 6 выстрелов из пистолета-пулемета К6-92 «Волк» («Борз»).

Однако Цигельник и Решетников преступление до конца не довели по не зависящим от их воли обстоятельствам, так как Рыбин, увидев в руках Решетникова оружие, сумел скрыться за автомобилем, и автоматная очередь прошла мимо, после чего Рыбин скрылся в подъезде вышеуказанного дома. Не имея реальной возможности довести преступление до конца, Цигельник и Решетников скрылись с места происшествия.

Второе покушение

После чего в декабре 1998 года Пичугин А.В., являясь начальником четвертого отдела внутренней и экономической безопасности нефтяной компании «Юкос» (ООО «Юкос-Москва»), в неустановленном месте вновь вступил в преступный сговор с другим лицом и неустановленными лицами из числа руководящих сотрудников нефтяной компании «Юкос», направленный на лишение жизни управляющего компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» Рыбина Е.Л.

Приняв предложение Пичугина, Горин для участия в совершении убийства Рыбина Е.Л. в неустановленное время и месте вновь привлек жителей г. Волгограда Горитовского В.Н. и Шапиро В.В., которые, также согласившись на участие в преступлении, в неустановленное время и в неустановленном месте г. Волгограда за денежное вознаграждение привлекли к этому Решетникова Е.В. и Цигельника Г.А., передав им в качестве аванса за исполнение преступления часть денежного вознаграждения не менее 20 000 долларов США (462 800 руб.).

В период с декабря 1998 года по март 1999 года Решетников, Горин, Шапиро, Цигельник и Горитовский на автомобилях марки: ВАЗ-2121, г.н. Н 323 ЕО 34 РУС, «Тойота Лэнд Круизер-80», г.н. С 002 УМ 77 РУС, и «Хендэ Галлопер», г.н. Н 844 ММ 34 РУС, неоднократно приезжали к дому потерпевшего, расположенному по адресу: Московская область, Ленинский район, д. Х, д. ХХ «Х», где в течение длительного времени наблюдали за окружающей обстановкой, собирали сведения о маршрутах и времени его передвижения, количестве охраны. Кроме того, проводили приготовление к убийству, выразившееся в приобретении и изготовлении орудий преступления, специальной одежды и средств связи, приобретении и подготовке транспортных средств для обеспечения возможности отхода с места происшествия.

Во исполнение преступного умысла, направленного на убийство Рыбина, Горитовский осенью 1998 года — зимой 1999 года в г. Волгограде незаконно передал Решетникову и Цигельнику два автомата АК-74 калибра 5,45 × 39 мм, реактивную противотанковую гранату РПГ-18, боеприпасы: не менее пятидесяти четырех патронов калибра 5,45 × 39 мм, две боевые ручные осколочные гранаты Ф-1, тротил — взрывчатое вещество бризантного действия массой не менее 0,6 кг, которые Цигельник и Решетников, действуя по предварительному сговору между собой, незаконно, без соответствующего разрешения уполномоченных органов, носили при себе, хранили в специально подготовленном тайнике и перевозили в автомашине ВАЗ-2121, гос. номер Н 323 ЕО 34 РУС, из г. Волгограда в г. Москву и Московскую область.

В конце февраля — начале марта 1999 года в процессе подготовки к преступлению Решетников и Цигельник, действуя по предварительному сговору между собой, незаконно, без соответствующего разрешения уполномоченных органов, кустарным способом изготовили самодельное взрывное устройство, состоящее из двух электродетонаторов, подрывной линии из провода с двумя однопроволочными медными жилами диаметром 1,5 мм в полимерной изоляции общей длиной около 40 м, к одному концу которого присоединили два электродетонатора, а к другому — блок питания с кнопочным замыкателем и дополнительный блок питания из девяти плоских батарей, тротил — взрывчатое вещество бризантного действия массой не менее 0,6 кг, боевую ручную гранату Ф-1, которое заглубили в грунт проселочной дороги на маршруте движения автомобиля Рыбина в районе д. Николо-Хованское Московской области.

05 марта 1999 года около 20 час на проселочной дороге, расположенной между Киевским шоссе и д. Николо-Хованское Ленинского района Московской области, напротив бетонного ограждения деревообрабатывающего цеха Хованского кладбища, Цигельник по предварительному сговору с Решетниковым, действуя совместно и согласованно, общеопасным способом, сознавая, что в результате взрыва может наступить смерть не только Рыбина, но и других находившихся с ним лиц, путем подачи напряжения на электродетонаторы произвел взрыв ранее заложенного самодельного взрывного устройства на пути движения автомобиля марки ГАЗ-3102, гос. номер Н 216 АХ 99 РУС, находившегося в пользовании Рыбина. Кроме того, Цигельник предпринял попытку произвести выстрел в автомобиль и находившихся в нем лиц реактивной противотанковой гранатой РПГ-18, нажав на спусковой механизм.

Однако вопреки его воле выстрел не произошел по причине неисправности гранаты. В продолжение преступного умысла Решетников, по указанию Цигельника, бросил в автомобиль боевую ручную осколочную гранату Ф-1, а затем из имевшегося у них огнестрельного оружия — автоматов АК-74 произвели не менее 54 выстрелов по автомобилю, где находились Федотов И.В., Филиппов Е.Л. и Иванов А.Ю., после чего скрылись с места происшествия.

В результате взрыва и обстрела автомашины Федотову Н.В. были причинены телесные повреждения различной степени, в том числе проникающие ранения груди и живота, с повреждением 6-10 ребер справа, правого легкого, правого купола диафрагмы, печени, брыжейки тонкого кишечника, правой почки, 3-го поясничного позвонка, 8-го ребра справа; сквозного ранения грудного отдела позвоночника с повреждением 1-3 грудных позвонков, с размозжением грудного отдела спинного мозга и переломами 2 и 3 ребер слева в области суставных головок и справа 1-4 по околопозвоночной линии с дефектом костной ткани, относящиеся к тяжкому вреду здоровья опасного для жизни, а также массивные повреждения нижних конечностей с размозжением кожи, мягких тканей, костей голеней, левой стопы, с оскольчатым переломом правой бедренной кости, вызванные взрывной травмой, в результате чего потерпевший скончался на месте происшествия, Иванову А.Ю. были причинены скальпированная рана в левой половине височной области головы, вдавленный оскольчатый перелом лобной кости слева, ушиб головного мозга, отек левой половины головного мозга; множественные рвано-ушибленные раны лица; травматическая ампутация правой голени и левого бедра, относящиеся к тяжкому вреду здоровья по признаку опасности для жизни, и Филлипову Е.Л. — сквозное огнестрельное ранение правой половины грудной клетки, не проникающее в плевральную полость; сквозное огнестрельное ранение правой половины грудной клетки, не проникающее в плевральную полость, не являющиеся опасными для жизни и повлекшие за собой легкий вред здоровью.

В связи с тем, что Рыбина Е.Л. на момент совершения преступления в автомашине не оказалось, а Иванову А.Ю. и Филиппову Е.Л. своевременно была оказана медицинская помощь, преступление не было доведено до конца по не зависящим от их воли обстоятельствам.

Эпизод 5. Разбойное нападение на семью Каплиевых

19 марта 2003 года между 04 и 05 час. утра Цигельник Г.А., Левин В.В., а также Хангераев A.M. и Шуваев А.В., осужденные приговором Ростовского областного суда от 17 октября 2003 года, в том числе и за совершение разбойного нападения на Каплиевых 19 марта 2003 года, и Хайдарбеков, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с его смертью, имея при себе огнестрельное оружие: автомат АКС-74-У калибра 5.45 мм, три пистолета неустановленного образца с глушителем звука выстрела, а также боеприпасы: патроны к автомату АКС-74-У калибра 5.45 мм, патроны к пистолетам неустановленного образца, две ручные гранаты Ф-1, являющиеся взрывным устройством, которые Цигельник незаконно, без соответствующего разрешения уполномоченных органов, носил при себе, хранил и перевозил в специально подготовленном тайнике в автомашине, принадлежащей ему, действуя по предварительному сговору между собой, с целью завладения чужим имуществом прибыли к дому Каплиевых, проживающих в с. Дубовское Ростовской области, ул. Кольцевая, ХХ, где совершили на них разбойное нападение.

При этом, находясь на месте, перед совершением разбойного нападения на Каплиевых Цигельник Г.А. незаконно передал соучастникам вышеуказанное оружие и боеприпасы, а именно: Шуваеву — автомат АКС-74-У и гранату Ф-1, Хайдарбекову и Хангераеву — каждому по пистолету, Левину — гранату Ф-1, являющуюся взрывным устройством, которую Левин В.В. во время совершения разбойного нападения незаконно носил при себе и в тот же день незаконно передал Цигельнику Г.А.

После чего согласно распределенных ролей, в тот момент когда Шуваев А.В, находясь недалеко от дома Каплиевых, следил за окружающей обстановкой с целью предупреждения об опасности, Левин, Хайдарбеков и Хангераев через форточку незаконно проникли в дом Каплиевых, а Цигельник Г.А. остался во дворе дома ожидать, когда ему откроют входную дверь для проникновения в дом.

Находясь в указанном доме, с целью реализации своего единого преступного умысла, действуя совместно и согласованно Хайдарбеков и Хангераев, Левин совершили нападение на Каплиева С.П., подвергнув последнего избиению, нанося удары руками и ногами в различные части тела, головы, причиняя потерпевшему физическую боль, а затем Хангераев A.M. и Хайдарбеков М.М., без ведома других соучастников, произвели из имевшегося у них огнестрельного оружия несколько выстрелов в Каплиева С.П. и его супругу Каплиеву Н.Г., в результате чего потерпевшим были причинены телесные повреждения различной степени тяжести, а именно:

Каплиеву С.П. — два непроникающих огнестрельных пулевых ранения грудной клетки, сквозное ранение паховой области, два сквозных ранения правого и левого бедра, квалифицируемые как повлекшие за собой тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни;

Каплиевой Н.Г. — огнестрельное сквозное ранение области левого коленного сустава, повлекшее за собой легкий вред здоровью.

Каплиев С.П., получив множественные ранения, оказывая активное сопротивление, из принадлежащего ему охотничьего гладкоствольного ружья ТОЗ-106-Р произвел два выстрела по нападавшим, одним из которых причинил ранение Хангераеву A.M. После чего Левин В.В., Хангераев A.M., Шуваев А.В., Хайдарбеков М.М. и Цигельник Г.А. с места преступления скрылись.

Анализ действий преступной группы по факту убийства Корнеевой

По факту убийства Корнеевой и незаконного оборота с оружием.

О Пичугине. Допрошенный в судебном заседании подсудимый Пичугин А.В. виновным себя по данному эпизоду не признал, пояснив, что он никаких преступлений не совершал и об этом ему ничего неизвестно. Из подсудимых он видел только один раз Овсянникова, который привозил торт на его свадьбу. От дальнейших показаний отказался, воспользовавшись своим правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ.

О Шапиро. Допрошенный в судебном заседании подсудимый Шапиро В.В. виновным себя в убийстве Корнеевой признал полностью и пояснил, что он был знаком с Гориным длительное время, поддерживал с ним дружеские отношения. Горин работал в банке «Менатеп» в г. Москве и предложил ему работу в службе безопасности, но сказал при этом, что нужно себя зарекомендовать, после чего будет решен вопрос о его приеме на работу. После этого предложил последить за Корнеевой, пояснив, что она неправильно себя ведет по отношению к банку «Менатеп». Так как он ранее работал в органах милиции, то согласился выполнить поручение Горина. Горин показал ему саму Корнееву и где она работает, куда передвигается. Он, Шапиро, примерно месяц следил за Корнеевой и обо всем докладывал Горину.

Примерно в январе 1998 года Горин сказал ему, чтобы он приехал в г. Видное, где тот проживал с женой, по поводу приема на работу. Когда он приехал к Горину, то тот сказал, что он сделал не всю работу и Корнееву необходимо убить. Он стал отказываться от этого предложения Горина, тогда тот стал запугивать его, угрожал, что в случае отказа может быть плохо его, Шапиро, семье.

Жена Горина также стала ему говорить, что они попали в такую зависимость и нельзя отказываться от этого предложения. Кроме Гориных в квартире также был водитель Горина — Овсянников, но он при их разговоре не присутствовал и был не в курсе всего происходящего. Он, Шапиро, размышлял несколько дней и когда позвонил домой в Волгоград, то ему сказали, что к ним приходил Горитовский, и он понял, что с ним не шутят.

После этого он с Гориным несколько раз приезжали к дому Корнеевой, но он никак не мог решиться на совершение ее убийства. 21 января 1998 года он оказался у Горина в квартире, где они выпили. Он сильно опьянел, по-видимому, Горин подложил ему в стакан какие-то лекарственные препараты. После чего они на автомашине под управлением Овсянникова поехали к месту жительства Корнеевой. По дороге в автомашине Горин передал ему пистолет. Как они подъехали к дому Корнеевой и как он оказался на лестничной площадке в подъезде Корнеевой, он не помнит.

Когда Корнеева вышла из лифта, то он из пистолета выстрелил ей в голову, после чего увидел, что вместе с ней был мужчина. Он не стрелял в него и уехал на лифте. Затем вернулся в машину, и что было дальше, не помнит. О том, что он совершил убийство Корнеевой, осознал только на следующий день. Кто являлся заказчиком убийства Корнеевой, он не знает, но на работу в банк «Менатеп» его должен был принимать Пичугин, об этом ему говорил Горин. Овсянников с ними в этот день находился, но он ничего не знал, ранее в своих показаниях он оговорил его и Пичугина, так как в то время был зол на всех.

О показаниях Шапиро в ходе предварительного следствия. Однако в ходе предварительного следствия подсудимый Шапиро В.В. по обстоятельствам совершения убийства Корнеевой, а также роли и участия каждого в совершении данного преступления давал несколько иные показания, чем в судебном заседании.

Так, неоднократно допрошенный в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого Шапиро В.В. давал подробные последовательные показания о совершенном преступлении в отношении Корнеевой, поясняя, что в период с декабря 1997 г. по январь 1998 г. он по поручению раннее знакомого Горина вместе с Овсянниковым М.В. устанавливал личность, место жительства и работы, связи, время и маршруты передвижения Корнеевой В.А.

В январе 1998 года с целью убийства Корнеевой Горин передал ему огнестрельное оружие — мелкокалиберный пистолет с глушителем и патроны к нему. 21 января 1998 года около 20 часов, после распития спиртных напитков, на автомобиле под управлением Овсянникова вместе с Гориным они прибыли к дому, где проживала Корнеева. После чего он с целью убийства Корнеевой вошел в подъезд и поднялся на лестничную площадку между седьмым и шестым этажами. Примерно в 21 час, когда Корнеева и ее супруг вышли из лифта и подошли к дверям своей квартиры, он спустился по лестнице и в присутствии Корнеева Д.Н. с расстояния 1-1,5 м., из мелкокалиберного пистолета с глушителем произвел выстрел в правую область головы Корнеевой, которая сразу же упала. Затем он на лифте спустился вниз, дошел до автомобиля, в котором его ожидали Горин и Овсянников. В салоне автомобиля с целью сокрытия следов преступления он переоделся в другую, заранее приготовленную одежду.

Скрываясь вместе с соучастниками с места преступления, он выбросил пистолет с глушителем и патронами в лесопарковой зоне. Примерно через год после совершения убийства Корнеевой Горин подарил ему новый автомобиль джип «Хендэ Галлопер», гос. номер Н 844 ММ 34 РУС. Утверждает, что совершил убийство Корнеевой В.А. в связи с уговорами, давлением и угрозами Горина С.В., который был одним из организаторов этого преступления, и его доверенного лица Овсянникова М.В., который также принимал участие в подготовке и совершении убийства Корнеевой.

Ему известно, что, организовывая это убийство, Горин С.В. действовал в интересах руководителей банка «Менатеп», так как у указанного банка был имущественный спор с управляющей магазина в г. Москве Корнеевой В.А. Часть здания, в котором располагался этот магазин, принадлежала банку. Со слов Горина ему достоверно известно, что заказчиками этого преступления являются руководители банка «Менатеп» и НК «ЮКОС», которые в случае его задержания обеспечили бы ему надежную защиту.

Общим руководством и организацией преступления занимался Пичугин А.В., который действовал по указанию Невзлина. Ему также достоверно известно, что именно от Невзлина поступали денежные средства на подготовку и осуществление преступления в отношении Корнеевой, а также на вознаграждение лицам, его совершившим. Деньги поступали от Невзлина к Пичугину, а тот в свою очередь передавал деньги Горину, (т. 16, л.д. 69-73, 90-98, 101-116, 165-171, т. 65, л.д. 140-151, т. 70, л.д. 201-206).

При проведении проверки показаний на месте Шапиро В.В. подтвердил свои показания и на месте преступления воспроизвел обстоятельства его совершения, в том числе указал места, где они до совершения убийства Корнеевой вместе с Овсянниковым осуществляли за ней наблюдение (т. 16 , л.д. 126-141).

Оценка судом показаний Шапиро. Суд, давая оценку показаниям подсудимого Шапиро В.В. на предварительном следствии, считает их объективными, последовательными, они согласуются с другими доказательствами по делу, дополняют их, и отдает предпочтение именно этим показаниям, придавая им доказательственное значение.

Данные показания даны им добровольно, о чем свидетельствует и протокол явки с повинной, когда сам Шапиро В.В. явился с повинной в органы милиции и пояснил о совершенном им преступлении в отношении Корнеевой (т. 16, л.д. 39-40), а частичное изменение Шапиро В.В. своих показаний в судебном заседании относительно участия в убийстве Корнеевой подсудимого Овсянникова и по поводу организации убийства потерпевшей Пичугиным А.В. суд считает надуманным и расценивает как попытку таким образом помочь подсудимым Овсянникову и Пичугину уйти от ответственности за содеянное, как считает надуманными его показания и в той части, что он совершил убийство Корнеевой под страхом расправы с ним и членами его семьи со стороны Горина и представителей банка «Менатеп», и расценивает эти показания как данные с целью смягчить свою ответственность за содеянное.

Об Овсянникове. Подсудимый Овсянников М.В. виновным себя в предъявленном ему обвинении не признал и пояснил, что он был знаком с Гориным, видел Шапиро. В последних числах 1997 года он, действительно, привозил Горина в г. Видное и видел в квартире у Горина Шапиро, но о чем они разговаривали, он не в курсе.

В январе 1998 года Горин попросил отвезти их с Шапиро из г. Видное в г. Москву. Он согласился, по пути они заехали в магазин «Седьмой континент», Горин и Шапиро вышли, а когда вернулись, то принесли с собой бутылку водки, которую стали распивать в автомашине. Затем по указанию Горина они приехали к какому-то дому в г. Москве, где Горин и Шапиро ушли. Затем примерно через полчаса вернулся Горин, а после него через некоторое время и Шапиро, и они уехали.

Об убийстве Корневой ему ничего известно не было, за ней он вместе с Шапиро не следил, и что произошло ее убийство, узнал из сообщения по телевидению. Никакого оружия он ни у Горина, ни Шапиро не видел, и в его присутствии никто оружия не передавал. В ходе предварительного следствия он давал иные показания, так как на него оказывалось незаконное воздействие со стороны следователя и оперативных сотрудников.

О показаниях Овсянникова в ходе предварительного следствия. Однако допрошенный в ходе предварительного следствия Овсянников М.В. давал иные показания по обстоятельствам убийства Корнеевой, а также о своей роли при этом и участии в нем других лиц.

Неоднократно допрошенный в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого и обвиняемого Овсянников М.В. давал подробные, последовательные показания о совершении преступления в отношении Корнеевой, поясняя, что с Гориным С.В. он с 1993 года занимался ремонтом автомашин, принадлежащих супругам Гориным. Осенью 1997 года в гостях у Горина он познакомился с Шапиро В.В., который приехал в г. Тамбов из г. Волгограда. Ему известно, что Горин работал и действовал в интересах банка «Менатеп». В 1997-1998 годах Горин пытался договориться с Корнеевой о покупке банком «Менатеп» принадлежащего последней помещения магазина, расположенного в здании по ул. Покровка в г. Москве. Для этой цели Гориным в период 1997 года была учреждена фирма «Дон-Групп», которая также действовала в интересах группы «Менатеп-Роспром». Горин пытался договориться с Корнеевой о выкупе помещения этого магазина банком или создать совместное с ней предприятие.

Однако Корнеева отвергла все предложения Горина и его работодателей из числа руководящих сотрудников банка «Менатеп». Ему известно, что Горин поддерживал доверительные отношения с начальником одного из отделов «Техстройсервис-М» Пичугиным А.В. Офис этой фирмы располагался в г. Москве по ул. Вавилова, д. 23.

Горин неоднократно встречался с Пичугиным. В начале 1998 года он вместе с Гориным и его супругой присутствовал на праздновании свадьбы Пичугина в помещении Московского дворца молодежи. Пичугин неоднократно приезжал в Тамбов к Горину. Ему известно, что когда Горину нужны были деньги, то он получал их у Пичугина.

О проделанной работе Горин отчитывался перед Пичугиным, а последний докладывал об этом своему руководителю Невзлину. Со слов Горина ему известно, что через Невзлина шли все финансовые потоки, в том числе и оплата подготовительных мероприятий к преступлению, вознаграждение за его совершение.

В один из дней он возил Горина и его супругу в район дома, расположенного по Загородному шоссе в г. Москве, где находился один из офисов «Менатеп». После встречи с кем-то Горин сказал в салоне автомашины, что Корнееву проще убить. Дом, в котором проживала Корнеева, по просьбе Горина был указан сотрудником «Техстройсервис-М» по имени Евгений. В один из дней в ноябре 1997 года на своем автомобиле БМВ, гос. номер А 524 АА 68 РУС, он возил Горина, его супругу и Евгения к дому Корнеевой в г. Москве. Этот дом им указал Евгений.

Затем в декабре 1997 года — январе 1998 г. он вместе с Шапиро и Гориным неоднократно наблюдал за Корнеевой, устанавливал маршруты ее передвижения, привозил Шапиро и Горина на управляемых им автомобилях к дому, где она проживала. За Корнеевой они наблюдали, передвигаясь по Москве в его автомобиле марки БМВ, гос. номер А 524 АА 68 РУС, автомобиле Гориных ВАЗ-21099, гос. номер А 292 ОО 68 РУС, а также в автомобиле марки Вольво-240, который Горин несколько раз брал со стоянки ЗАО «МДМ».

Супруги Горины, он и Шапиро проживали на снимаемой Гориным квартире, расположенной в г. Видное Московской области. Сбор информации в отношении Корнеевой Горин объяснял тем, что это поможет ему в создании совместного с ней предприятия.

Информацию о финансовом состоянии Корнеевой Горину должен был предоставить Пичугин.

21 января 1998 года между 19 и 20 часами, управляя автомашиной ВАЗ-21099, г.н. А 292 ОО 68 РУС, он привез Шапиро и Горина к дому Корнеевой. После этого Горин и Шапиро распили в салоне автомашины бутылку водки, а затем вышли из салона автомашины и куда-то ушли. Минут через 15-20 Горин вернулся в салон автомашины, и еще через 20 минут вернулся Шапиро, который сел на заднее сидение и сразу же допил остававшуюся водку. После чего они уехали от дома, в котором проживала Корнеева. По указанию Горина и Шапиро, он останавливал машину в районе какого-то парка, где Шапиро на несколько минут выходил из салона автомашины. Затем Шапиро довезли до станции метро, где тот вышел. Он заметил, что Шапиро вернулся в салон в куртке-пуховике, а из машины уже вышел в кожаной куртке «Пилот». Он вместе с Гориным вернулся на квартиру в г. Видное.

 На следующий день он слышал, что Шапиро и Горин разговаривали о чем-то на повышенных тонах. Затем от Горина он узнал, что Шапиро убил Корнееву.

После убийства Корнеевой он слышал, как Горин говорил, что теперь Невзлин и Пичугин у него на крючке.

В начале февраля 1998 года он слышал разговор между Гориным и его супругой, из которого он понял, что они подставили какого-то мужчину, который был арестован из-за убийства Корнеевой, а также о возникших проблемах в связи с нехваткой какого-то пакета документов. Горин также ему говорил, что одним выстрелом убил двух зайцев, так как и женщина устранена, а ее конкурент арестован.

На следующий день он привез Горина к офису по ул. Вавилова, д.23, в Москве, где Горин встречался с Пичугиным. После встречи в салоне автомашины Горин передал ему 7 000 долларов США как плату за его работу. (т. 15 , л.д. 8-15, 59-70, 170-181, 195-197).

В ходе проведения проверки показаний на месте Овсянников М.В. подтвердил свои показания, данные на предварительном следствии, и указал места, где они с Шапиро вели наблюдение за Корнеевой (т. 15, л.д. 118-128).

Оценка судом показаний Овсянникова. Суд, давая оценку показаниям подсудимого Овсянникова М.В., данным им в ходе предварительного следствия, в которых он указывает о своем непосредственном участии в наблюдении за Корнеевой совместно с Шапиро и Гориным, мотивах совершения преступления в отношении Корнеевой, взаимоотношениях Горина и Пичугина и их роли при совершении преступления, считает их объективными, последовательными, они согласуются с другими доказательствами по делу, отдает им предпочтение, придавая доказательственное значение, а изменение Овсянниковым своих показаний в судебном заседании расценивает как попытку самому уйти от ответственности за содеянное и помочь в этом Пичугину.

Вместе с тем суд отмечает, что и в этих показаниях Овсянников М.В. с целью уйти от ответственности поясняет, что он не предпринимал никаких действий способствующих убийству Корнеевой и не знал о том, что Шапиро 21 января 1998 года совершил убийство потерпевшей из пистолета. Однако данные показания Овсянникова опровергаются показаниями подсудимого Шапиро В.В., данными им в ходе предварительного следствия и которым дана оценка выше в приговоре, а также и другими доказательствами, которые будут изложены ниже.

Суд считает несостоятельными доводы подсудимого Овсянникова и его защиты о том, что показания на предварительном следствии даны им под физическим и психическим воздействии со стороны оперативных сотрудников милиции и следователя, в связи с чем они подлежат исключению из числа доказательств по делу, так как данные показания давались им в присутствии адвоката, с разъяснением его процессуальных прав, в том числе и ст. 51 Конституции РФ, по заявлению подсудимого Овсянникова о применении к нему недозволенных методов ведения следствия в период предварительного следствия органами прокуратуры проведена проверка, изложенные в заявлении Овсянникова факты не нашли своего подтверждения, в связи с чем в возбуждении уголовного дела отказано (т. 75, л.д. 48-52), оснований для признания данных доказательств недопустимыми не имеется.

Показания потерпевших и свидетелей по факту убийства Корнеевой

Помимо показаний подсудимых Шапиро В.В. и Овсянникова М.В., данных в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, их вина и подсудимого Пичугина А.В. по данному эпизоду также подтверждается показаниями потерпевших и свидетелей, а именно:

— показаниями потерпевшего Корнеева Д.Н. в судебном заседании, который подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного следствия, и пояснил, что потерпевшая Корнеева являлась его супругой и незадолго до убийства жена вела переговоры с представителями данного банка о продаже или обмене принадлежащего ТОО «ТФ Феникс», директором которого она являлась, помещения магазина «Чай», расположенного по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д. 82, строение 1.

Настойчивые предложения банка «Менатеп» были Корнеевой отвергнуты как невыгодные для товарищества. Незадолго до смерти его супруга чего-то очень опасалась и предпринимала различные меры предосторожности. После смерти супруги директором ТОО «ТФ «Феникс» стал их младший сын Корнеев Д.Д., к которому с предложением о продаже помещения магазина «Чай» неоднократно обращался представитель банка «Менатеп» Горин.

21 января 1998 года около 21 час. он вместе со своей супругой Корнеевой В.А. на автомашине приехали к дому № Х по ул. Чечулина в г. Москве, где они проживали. После этого они вошли во второй подъезд указанного дома и поднялись в лифтовой кабине на шестой этаж. Выходя из лифта, он увидел, что на лестничной площадке слева, у дверей соседней квартиры находился ранее ему не знакомый Шапиро. Правая рука у него была согнута в локте, а поверх нее лежала какая-то материя. Он подошел к входным дверям квартиры № ХХ, чтобы их открыть, супруга находилась позади него. В это время он услышал раздавшийся у него за спиной металлический звук. Обернувшись, он увидел, что супруга оседает на пол. Посмотрев в сторону Шапиро, которого он заметил на лестничной площадке при выходе из лифта, он увидел, что тот стоит спиной к дверям кабины лифта и в руке у него находится пистолет. Он сделал в сторону Шапиро угрожающее движение, и тот направил пистолет на него в область головы и произнес: «Тихо, тихо», а затем вошел в кабину лифт и уехал;

— показаниями свидетеля Корнеева Д.Д. в судебном заседании, из которых следует, что Корнеева являлась его матерью. Убийству матери, об обстоятельствах совершения которого ему известно только со слов отца, предшествовали частые визиты представителей банка «Менатеп» Горина и Назаренко в конце 1997 года по поводу приобретения одного из помещений товарищества «Феникс» — магазина «Чай», расположенного в доме 8/2, строение 1, по ул. Покровка в г. Москве, так как банк «Менатеп» получил все это здание под реконструкцию с дальнейшей приватизацией и нашел со всеми собственниками помещений, находящимися в этом здании, общий язык, но с фирмой «Феникс» договориться не мог, так как Корнееву не устраивали варианты, которые предлагались банком по поводу приобретения магазина «Чай».

В декабре 1997 года мама отказала представителям банка продавать или передавать помещение этого магазина. После смерти Корнеевой Горин и Назаренко неоднократно приходили в магазин с аналогичными предложениями, требовали продажи помещения, оказывая давление на них, угрожая в противном случае различными проблемами с налоговыми органами, пожарными и другими организациями, где у них имеются знакомые.

Непосредственно незадолго до убийства Корнеева была чем-то напугана, говорила: «Неужели нас всех перебьют», это было в ноябре-декабре 1997 года. После убийства матери ему от отца стало известно, что они соблюдали меры предосторожности в последнее время, поднимались на лифте на этаж выше, после чего спускались к квартире. В организации убийства матери он подозревает представителей банка «Менатеп», которым Корнеева отказалась продавать помещение магазина;

— аналогичными показаниями в судебном заседании свидетеля Корнеева М.Д. — сына потерпевшей Корнеевой, который также пояснил, что предлагаемая цена за помещение, расположенное по ул. Покровка д. 8/2, принадлежащее ТО «Феникс», представителями банка «Менатеп» была явно занижена и условия, выдвигаемые банком, были неприемлемы для Корнеевой. Считает, что именно это явилось причиной убийства его матери;

— показаниями свидетеля Сидорова В.И. в судебном заседании, из которых следует, что он является родственником Корнеевых и после ее убийства по предложению нового директора ТОО «ТФ Феникс» Корнеева Д.Д. с мая 1998 года работал в должности исполнительного директора указанного предприятия и несколько раз присутствовал на встречах Корнеева Д.Д. с представителем банка «Менатеп» Гориным по поводу продажи магазина «Чай», расположенного в здании по ул. Покровка д. 8/2.

Представители банка неоднократно предлагали продать учредителям «Феникса» свою долю в уставном капитале общества. Корнеев Д.Д. не соглашался на условия, предлагаемые представителями банка «Менатеп», и только весной 2003 года это предложение был принято на собрании учредителями общества и принято решение о продаже здания, которое уже находилось в полуразрушенном состоянии, так как не эксплуатировалось длительное время в связи с отключением электроэнергии и отопления;

— аналогичными показаниями свидетеля Шидловского П.Е., который поддерживал дружеские отношения с Корнеевым Д.Д. и по предложению которого он после смерти Корнеевой был назначен заместителем директора товарищества «Феникс»;

— показания свидетеля Коваленко В.А. в судебном заседании, который подтвердил свои показания, данные на предварительном следствии, и пояснил, что он с 1992 г. оказывал юридическим услуги ТОО «ТФ «Феникс», директором которого являлась Корнеева В.А. Примерно с 1993 года у «Феникс» начались разбирательства с банком «Менатеп», которому распоряжением префекта ЦАО г. Москвы было разрешено проводить реконструкцию строения 1 дома 8/2 по ул. Покровка в г. Москве. Часть помещений указанного здания находилось в собственности ТОО «Феникс», а именно магазин «Чай». В течение длительного времени сотрудники «Менатеп» требовали освободить данное помещение. Представители банка «Менатеп» вели себя вызывающе, давая понять Корнеевой, что все равно добьются поставленной цели по отчуждению помещения магазина «Чай». После этого подрядные организации банка «Менатеп» разрушили часть помещений строения 1 дома 8/2 по ул. Покровка, повредили отопительную и канализационную системы, затопили водой помещение магазина «Чай».

По инициативе банка «Менатеп» в 1994 г. управлением государственного контроля охраны и использования памятников истории и культуры г. Москвы в арбитражный суд г. Москвы был подан иск о признании недействительным договора купли-продажи помещений по адресу: г. Москва, ул. Покровка, дома № 2/1 и 8/2, строение 1, принадлежавших ТОО «ТФ «Феникс».

Представитель банка «Менатеп» постоянно присутствовал на всех судебных заседаниях. Постановлением судьи Арбитражного суда в удовлетворении этих исковых требований было отказано. ТОО «ТФ «Феникс» также подал иск в Арбитражный суд г. Москвы к префектуре ЦАО г. Москвы о признании недействительным распоряжения префекта в части передачи отреставрированного помещения, где находился магазин «Чай», в собственность банка «Менатеп». Данный иск был удовлетворен.

В ноябре и декабре 1997 г. он с Корнеевой В. А., по ее просьбе, участвовал в переговорах с представителями банка «Менатеп» — Гориным С.В. и Назаренко Д.Е. Предметом переговоров было предложение от представителей «Менатеп» о вступлении ТОО «Феникс» в некое общество, которое должно было проводить реконструкцию указанного здания. Для этого «Феникс» должен был внести в уставной капитал этого общества помещение магазина «Чай», принадлежащее товариществу на праве собственности.

Это предложение не устраивало Корнееву, поэтому она была инициатором встречного предложения, она предложила данное помещение банку «Менатеп» выкупить, но сумма, предложенная этим банком, Корнееву также не устроила. 22 января 1998 г. по телефону от заместителя директора ТОО «ТФ «Феникс» Чикановой В.И. он узнал об убийстве Корнеевой В.А. По его мнению, смерть Корнеевой была выгодна кому-то из руководства банка «Менатеп», так как все их действия, направленные на завладение помещением магазина «Чай», успехом не увенчались;

— показаниями свидетеля Чикановой В.И., в судебном заседании подтвердившей свои показания, данные ею в ходе предварительного следствия, и пояснившей, что с Корнеевой В.А. она знакома с 1981 г., поддерживала дружеские отношения. По приглашению Корнеевой с мая 1992 г. работала в ТОО «ТФ «Феникс» в должности заместителя директора. Директором этого товарищества до 21 января 1998 г. была Корнеева В.А., которая одновременно владела 51% уставного капитала «Феникс». Помимо Корнеевой владельцами уставного капитала товарищества был Тарахтелюк В.Г., который владел 20% доли, сыновья Корнеевой — Дмитрий и Михаил, а также еще несколько членов трудового коллектива товарищества.

Ей известно, что с 1995 г. Тарахтелюк требовал у Корнеевой выделения своей доли из уставного капитала в «натуре», в связи с чем подал гражданский иск в Басманный районный суд г. Москвы. Встречный иск подало и товарищество «Феникс» в этот же суд об исключении Тарахтелюка из состава его учредителей.

Также примерно с 1995 г. у товарищества была тяжба с банком «Менатеп», который стал проводить реконструкцию здания по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д. 8/2, в котором находился магазин «Чай», принадлежавший ТОО «ТФ «Феникс». Офис банка находился рядом, на Колпачном переулке. Руководство «Менатеп» решило выкупить помещение магазина у «Феникс» или обменять это помещение, но предлагаемые ими условия были невыгодными для товарищества, поэтому Корнеева отказалась это делать. Из-за чего последующие отношения между товариществом и банком носили враждебный характер, а именно: в ходе реконструкции этого здания магазину «Чай» был причинен имущественный ущерб в результате размораживания системы отопления и затопления помещения магазина.

В сложившейся ситуации у «Менатеп» были сорваны сроки окончания реконструкции здания, утвержденные Правительством г. Москвы. В конце 1997 года к Корнеевой неоднократно приходили представители банка «Менатеп» Горин С.В. и Назаренко Д.Е. с предложениями о приобретении магазина «Чай» банком «Менатеп» или о вступлении ТОО «ТФ «Феникс» в учрежденное для реконструкции здания новое предприятие. Но предлагаемые ими условия были неприемлемы для товарищества. Кроме этого она присутствовала на нескольких судебных заседаниях по искам Тарахтелюка и видела в зале судебного заседания Назаренко.

В последние дни жизни Корнеева была чем-то взволнована, нервничала. Примерно недели за две до смерти Корнеевой она обедала с ней в кабинете, и Корнеева говорила, что ее, наверно, скоро убьют. 21 января 1998 года около 22 часов ей сообщили об убийстве Корнеевой.

— показаниями свидетеля Бакулиной А.А., данными ею в ходе предварительного следствия и оглашенными в судебном заседании с согласия сторон, из которых следует, что она работала в ТОО «ТФ «Феникс» главным бухгалтером с 1994 года.

Учредителями товарищества были следующие лица: Корнеевы, Тарахтелюк, Алексеева, Базанов, Карасева, Мальцева, Томсон, Грошкова, Лозгачева. Больше всех доли в уставном капитале товарищества были у Корнеевой В.А. (51%), Тарахтелюка В.Г. (20%) и Корнеева М.Д. (10%). У остальных учредителей было от 1% до 5% доли в уставном капитале товарищества.

Директора ТОО «ТФ «Феникс» Корнееву В.А. характеризует положительно. Ей известно, что между товариществом и Тарахтелюком была судебная тяжба. Тарахтелюк погиб в дорожно-транспортном происшествии.

Об убийстве Корнеевой В.А. ей стало известно вечером 21 января 1998 года. Корнееву у дверей квартиры на глазах ее супруга из пистолета застрелил мужчина, который скрылся. По подозрению в организации убийства Корнеевой задерживался Тарахтелюк В.Г., но его через несколько дней освободили, так как его причастность к этому преступлению не была установлена. Она считает, что Тарахтелюк не причастен к убийству Корнеевой. По ее мнению, смерть Корневой могла быть выгодна кому-то из руководителей банка «Менатеп», так как она не хотела передавать этому банку помещение магазина «Чай», принадлежащее товариществу на праве собственности.

С 1993 г. банк «Менатеп» получил право на реконструкцию здания по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д.8/2, строение 1, в котором располагался магазин «Чай». К Корнеевой часто приходили представители банка, которые требовали продать помещение магазина «Чай» или вступить этим помещением в какую-то организацию для совместной реконструкции здания. Корнеевой эти предложения были отвергнуты как невыгодные. Какая-то строительная организация по поручению банка отключила все коммуникации в помещении магазина «Чай». Затем все здание фактически полностью было разрушено и на его месте было построено новое.

После смерти Корнеевой директором товарищества стал ее сын Корнеев Д.Д. (т. 18 л.д. 79-83);

 — показаниями Горина С.В., данными им в ходе предварительного следствия и оглашенными в судебном заседании в связи со смертью последнего, из которых следует, что он являлся директором ЗАО «Дон-Групп», учрежденного организациями ЗАО «Топ-Мастер» и ЗАО «Покровка», связанными с банком «Менатеп», для проведения реконструкции здания по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д. 8/2. Часть помещений в указанном здании (магазин «Чай») принадлежала ТОО «ТФ «Феникс», директором которого являлась Корнеева В.А.

По информации, полученной им от руководителя службы безопасности банка «Менатеп» и одновременно ЗАО «Техстройсервис-М» Пичугина А.В., директор ТОО «ТФ «Феникс» Корнеева высказала желание вступить помещением магазина, занимающим часть площадей в реконструируемом здании, в организованное им ЗАО «Дон-Групп». После этого он вместе с сотрудником службы безопасности ЗАО «Техстройсервис-М» Назаренко несколько раз встречался с Корнеевой В.А. На этих встречах обсуждались условия вступления ТОО «Феникс» в ЗАО «Дон-Групп».

Ему известно, что один из соучредителей ТОО «ТФ «Феникс» Тарахтелюк подал иск в суд о выделении своей доли, в связи с этим на сделки с имуществом товарищества были наложены ограничения. Такое положение не устраивало банк «Менатеп», поэтому они были готовы компенсировать Тарахтелюку его долю.

После смерти Корнеевой он стал вести переговоры с новым директором Корнеевым Д.Д., который, как оказалось, ранее не был посвящен в планы Корнеевой вступить в ЗАО «Дон-Групп» и поэтому не поддержал эту идею, в связи с опасениями будущего банкротства ЗАО «Дон-Групп» и, как следствие, потерей помещения, внесенного в уставной капитал нового ЗАО. На что им было высказано мнение, что от банкротства никто не застрахован и в ТОО «Феникс» также можно найти какие-либо нарушения финансового и налогового характера (т. 13 л.д. 110-113);

— показаниями свидетеля Смирнова О.М. в судебном заседании, из которых следует, что он с Гориным Сергеем был знаком с 1997 года, поддерживал с ним дружеские отношения, они тесно общались между собой, и со слов Горина ему известно, что он выполнял поручения компании НК «Юкос», которые имели криминальный характер. Горин поддерживал связи с начальником службы безопасности НК «Юкос» Пичугиным и все поручения получал именно от него. Горин рассказывал ему, что в начале 1998 года по указанию Пичугина он организовывал в г. Москве убийство женщины, фамилии которой он, Смирнов, не знает. Эта женщина владела частью здания, которое собирался выкупить НК «Юкос», но она отказалась продавать свою часть здания, в связи с чем ее решили убить.

С этой целью Горин привлек своего знакомого из г. Волгограда — Шапиро, который из пистолета в подъезде дома застрелил эту женщину, с которой также был мужчина. Овсянников в этот период был водителем у Горина, и ему известно со слов Овсянникова, что Горин не заплатил ему за какую-то работу и должен ему 5 000 долларов США;

— показаниями Цигельника Г.А. в судебном заседании, из которых следует, что Шапиро рассказывал, когда он находился у Горитовского, что в г. Москве убил какую-то женщину;

— показаниями свидетеля Тараканова О.И., в судебном заседании подтвердившего свои показания, данные на предварительном следствии, и пояснившего, что с января 1997 г. он работал в должности исполнительного директора ЗАО «Техстройсервис-М». Директором фирмы был Преснухин Д.Л. С июля 1997 г. он был назначен директором ЗАО «Техстройсервис-М». ЗАО «Техстройсервис-М» было учреждено группой «Менатеп» для обслуживания банка «Менатеп» после ликвидации хозяйственного управления банка. При его приеме на указанную должность с ним проводил собеседование начальник хозяйственного управления банка «Менатеп» Золотарев Б.Н. ЗАО «Техстройсервис-М» было подконтрольно группе «Менатеп», в которую входил и банк «Менатеп». Руководство группой «Менатеп» осуществляли Ходорковский, Невзлин, Лебедев и Золотарев.

В ЗАО «Техстройсервис-М» также был образован департамент безопасности, которым руководил Пичугин А.В. Эту должность Пичугин совмещал с должностью начальника отдела экономической безопасности банка «Менатеп». В подчинении у Пичугина работал сотрудник службы безопасности Назаренко. Офис их фирмы располагался по адресу: г. Москва, ул. Вавилова, д. 23.

Примерно в 1998 г. из разговора с Золотаревым он узнал, что убита женщина с ул. Покровка, с которой накануне решались деловые вопросы. Ему известно, что по договору с префектурой ЦАО г. Москвы банк «Менатеп» должен был провести реконструкцию здания по ул. Покровка, д. 8/2;

— показаниями свидетеля Преснухина Д.Л. в судебном заседании, который подтвердил свои показания, данные на предварительном следствии, и пояснил, что он в 1994 г. от своего знакомого Золотарева Б.Н. получил предложение о работе в качестве заместителя директора хозяйственного управления банка «Менатеп» по планово-сметной работе. Золотарев Б.Н. являлся директором этого управления.

С предложением Золотарева он согласился. Работать в банке «Менатеп» в должности заместителя директора он начал с ноября 1994 года. Хозяйственное управление банка «Менатеп» занималось транспортным обеспечением банка и другими хозяйственными делами. Офисы банка «Менатеп» располагались в г. Москве по ул. Дубнинская, 17, Колпачный пер., д. 6, Уланский пер., 25, Загородное шоссе, д. 5, филиалы располагались в Манеже, по ул. Покрова, 10, в здании Московского дворца молодежи. Все указанные адреса обслуживались этим хозяйственным управлением.

В декабре 1996 г. хозяйственное управление банка было переведено в здание по ул. Вавилова, д. 23. В связи с сокращением хозяйственного управления банка «Менатеп» с 05 января 1997 г. он приступил к обязанностям директора ЗАО «Техстройсервис-М», которое выполняло функции хозяйственного управления банка «Менатеп». «Техстройсервис-М» располагалось по адресу: г. Москва, ул. Вавилова, 23. «Техстройсервис-М» — это дочернее предприятие банка «Менатеп». Расчетный счет «Техстройсервис-М» обслуживался в указанном банке.

Представитель управления безопасности банка «Менатеп» Пичугин А.В. также работал в ЗАО «Техстройсервис-М». Пичугин мог совмещать работу в банке «Менатеп» и в «Техстройсервис-М», что практиковалось банком. Служба безопасности банка «Менатеп» располагалась по ул. Дубининской, а Пичугин как представитель управления службы безопасности этого банка и одновременно службы безопасности «Техстройсервис-М» находился в том же здании, что и «Техстройсервис-М», по ул. Вавилова, д. 23.

Ему известно, что с 1994 по 1997 г. «Менатеп» занимался реконструкцией здания № 8/2 по ул. Покровка. Это здание представляло большее значение из-за своего удобного географического расположения. Это здание выходило как на улицу Покровка, так и на Колпачный переулок. А в здании № 5 по Колпачному переулку находились кабинеты руководителей банка «Менатеп»: Ходорковского, Невзлина, Брудно и Дубова. Рядом, в здании № 6 по Колпачному переулку, также находились основные управления банка «Менатеп»;

— показаниями свидетеля Лысикова С.В. в судебном заседании, из которых следует, что с Пичугиным он знаком давно, они вместе служили в армии, поддерживает с ним дружеские отношения. По рекомендации Пичугина его приняли на должность исполнительного директора ЗАО «Московский дворец молодежи». Через Пичугина в 1998 году он познакомился с Гориным. Пичугин и Горин поддерживали между собой дружеские отношения. В 1998 году несколько раз Горин один или с супругой сам обедал в ресторане, расположенном в «МДМ», однажды с ним приезжал его водитель по имени Михаил. В 1998 году он приобрел у Горина автомобиль БМВ-525 красного цвета, который был оформлен на тещу Горина;

— показаниями свидетеля Марковниковой Л.В. в судебном заседании, из которых следует, что она состояла в родственных отношениях с Гориной Ольгой. Примерно в 1998-1999 годах она познакомилась с её мужем Гориным Сергеем. Супруги Горины около полугода в 1998-1999 г.г. проживали в её квартире в г. Видное Московской области по адресу: ул. Лесная, д. 6, кв. 13. С их слов она поняла, что они занимались коммерцией, связанной с банковской деятельностью. Во время проживания на квартире Гориных она слышала, что они пользовались услугами водителя, но она его не видела;

— показаниями свидетеля Михайлиной С.Н., данными в ходе предварительного следствия и оглашенными в судебном заседании с согласия сторон, из которых следует, что ее сестра Марковникова Л.В. примерно в 1998-1999 гг. несколько месяцев сдавала квартиру, расположенную в г. Видное Московской области по адресу: ул. Лесная, д. 6, кв. 13, своим родственникам Гориной О.М. и ее супругу Горину С.В. Последние очень часто приезжали в г. Москву по своим делам и до, и после того, как снимали у ее сестры квартиру.

Со слов Гориных ей известно, что их деятельность связана с банком «Менатеп» и с НК «Юкос», Ольга Горина пыталась трудоустроиться в одну из этих компаний. Супруги Горины производили впечатление состоятельных людей, владели украшениями, дорогой оргтехникой, снегоходом, пользовались различными автомобилями, которыми обычно управлял сопровождавший их водитель. Один из автомобилей был угнан во время проживания их в г. Видное.

В 1999 г. она видела дома у Гориных в г. Тамбов снегоход, который никто не использовал. Горин не разрешал Ольге ни с кем общаться, даже с родственниками. Сначала она думала, что тот просто ее ревнует. Однако затем поняла, что Горин опасается того, чтобы Ольга не рассказала кому-либо известную ей информацию.

Из лиц, входивших в окружение Гориных и часто сопровождавших их, ей известны: Пешкун Алексей, бывший сотрудник милиции по имени Володя из г. Волгограда, Пичугин Алексей из г. Москвы и мужчина по имени Михаил из г. Тамбова. Однажды она доезжала вместе с Гориными из г. Тамбова в г. Москву на автомобиле «джип», принадлежащем Владимиру. О смерти Гориных узнала от родственников, (т. № 12, л.д. 125-131);

— показаниями свидетеля Дедовой Г.А. в судебном заседании, из которых следует, что Горина Ольга — ее дочь, она в 1999 году оформила брак с Гориным Сергеем и хотела устроиться работать в представительство банка «Менатеп» в г. Тамбове, возглавляемое Гориным Сергеем. В период 1998-2000 года Горины работали где-то в г. Москве. Когда они вернулись в г. Тамбов, Горин продолжал периодически ездить в г. Москву. В г. Москве Горины жили в различных гостиницах, а также снимали квартиру у родственников Марковниковых в г. Видное.

Из подсудимых ей известен Пичугин, который был другом Горина Сергея и приезжал на крестины ее внука. Также она знает Овсянникова Михаила, который проживал недалеко от них в г. Тамбове, несколько раз видела Шапиро;

— показаниями свидетеля Филимонова B.C. в судебном заседании, из которых следует, что 21 января 1998 года он выходил из подъезда дома № 4 по ул. Чечулина и встретил супругов Корнеевых, которые заходили в подъезд. Буквально через 3-5 минут из подъезда выбежал ранее ему не знакомый Шапиро и побежал вдоль их дома № 4 по ул. Чечулина в г. Москве. Это было между 20 и 21 часами.

Объективные доказательства виновности преступной группы по факту убийства В.А. Корнеевой

Наряду с показаниями подсудимых, потерпевшего и свидетелей, виновность подсудимых в содеянном ими достоверно установлена и объективными доказательствами, представленными органами предварительного следствия и проверенными в судебном заседании, а именно:

— протоколом осмотра места происшествия от 21 января 1998 года, из которого следует, что на лестничной площадке 6-го этажа в доме № 4 по ул. Чечулина в г. Москве обнаружен труп Корнеевой В.А. со следами насильственной смерти, в лобной области трупа справа имеется отверстие в виде круглого дефекта тканей, округленного кольцевидного осаднения кожи.

На пятой ступени лестничного марша, ведущего вниз к лестничному пролету, обнаружена гильза бутылочной формы, металла желтого цвета без маркировочных обозначений […] фототаблицей к протоколу (т. 13, л.д. 2-8);

— заключением судебно-медицинских экспертиз № 0135 от 30 января 1998 года и № 38/98сп от 29 января 1998 года, из которых следует, что смерть Корнеевой В.А. наступила от ушиба-разрушения головного мозга вследствие слепого пулевого огнестрельного ранения головы. При судебно-медицинском исследовании трупа Корнеевой В. А. обнаружено слепое пулевое огнестрельное ранение головы: кожная рана лба (входная, диаметром 0.5 см), которая располагалась на 1 см выше наружного конца правой надбровной дуги. Раневой канал ее имел направление спереди назад справа налево снизу вверх и слепо заканчивался на уровне левой теменной кости. В конце раневого канала находилась оболочечная пуля размерам и 1,4 × 0,56 см.

Слепое пулевое огнестрельное ранение головы с ушибом-разрушением головного мозга по признаку опасности для жизни квалифицируется как тяжкий вред здоровью и находится со смертью в прямой причинной связи.

Направление огнестрельного раневого канала головы совпадало с положением ствола огнестрельного оружия.

Смерть потерпевшей наступила тотчас после причинения слепого пулевого огнестрельного ранения головы, и в дальнейшем она не могла совершать активных действий (т. 13, л.д. 11-24);

— заключением судебно-баллистической экспертизы № 12/887 от 16 февраля 1998 года, согласно которой гильза, обнаруженная при осмотре места происшествия по адресу: г. Москва, ул. Чечулина, д. Х, и пуля, извлеченная из трупа Корнеевой В.А., являются частями стандартного 5,45 мм пистолетного патрона к пистолету ПСМ (пистолет самозарядный малогабаритный). Пуля могла быть выстреляна или из стандартного ствола калибра 5,45 мм с шестью нарезами правого направления шириной 1,3-1,4 мм и углом наклона около 4 градусов, или самодельного ствола с аналогичной конструкцией канала. Из стандартных моделей оружия это мог быть 5,45 мм пистолет ПСМ. При стрельбе, вероятно, применялся глушитель звука выстрела. Гильза могла быть стреляна в пистолете ПСМ или пистолете, переделанном из газового и изготовленном на базе ПСМ (ИЖ 78-7,6, ИЖ 78-8) (т. 13, л.д. 29-32);

— протоколом выемки из танатологического отделения № 4 Лефортовского морга бюро СМЭ Комитета здравоохранения г. Москвы пули, обнаруженной в голове трупа гр. Корнеевой В.А., а также одежды с ее трупа;

— протоколом осмотра гильзы, обнаруженной при осмотре места происшествия по адресу: г. Москва, ул. Чечулина, д. Х, и пули, извлеченной из трупа Корнеевой В.А., и признанием данных изъятых предметов вещественными доказательствами (т. 13, л.д. 26 -27, т. 14, л.д. 52-54, 55);

— протоколом предъявления для опознания среди других лиц с участием потерпевшего Корнеева Д.Н. и фототаблицей к нему, из которого следует, что потерпевший Корнеев Д.Н. опознал Шапиро В.В. как мужчину, который 21 января 1998 года в его присутствии из пистолета убил его супругу — Корнееву. (т. 16, л.д. 27-34)

— протоколом предъявления для опознания среди других лиц, в ходе которого свидетель Филимонов опознал Шапиро В.В. как мужчину, который 21 января 1998 года, после того как супруги Корнеевы зашли в подъезд дома, примерно через 3-5 минут выбежал из этого подъезда (т. 16, л.д. 7-13);

— протоколом выемки учредительных документов ТОО ТФ «Феникс» (т. 13, л.д. 44) и их осмотра, из которых следует, что Корнеева В.А. являлась основным соучредителем (51% уставного капитала ТОО «ТФ «Феникс»), осуществляла общее руководство деятельностью товарищества, определяла форму, систему, размеры оплаты труда, премирования сотрудников, распоряжалась имуществом товарищества, заключала и расторгала договора, контракты, соглашения, внешнеторговые сделки, представляла товарищество в судебном, арбитражном процессах, подписывала вместе с главным бухгалтером векселя, чеки и иные денежные обязательства;

— протоколом осмотра договора купли-продажи от 27 июня 2003 года о том, что Корнеев Д.Д. передал в собственность компании «GML ESTATE LIMITED» в лице директора Котельниковой О.И. помещение по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д.8/2, стр. 1, за сумму в размере 445 000 долларов США в рублевом эквиваленте (т. 14, л.д. 83-85);

— письмом начальника УГИБДД УВД Тамбовской области Кузьменко О.В. № 18/8021 от 22 декабря 2004 года, из которого следует, что за Овсянниковым М.В. регистрировался автомобиль марки БМВ-535 темно-вишневого цвета с регистрационным знаком Н 7593 ТА 68 РУС и автомобиль марки БМВ-М5 красного цвета с регистрационным знаком А 524 АА 68 РУС (т. 19, л.д. 128);

— копией трудовой книжки, согласно которой Пичугин А.В. с 21.04.94 г. по 30.09.98 г. состоял в должности сотрудника управления безопасности банка «Менатеп», в том числе в должности начальника отдела управления безопасности банка. С 01.10.98 г. принят на должность начальника отдела управления безопасности НК «Юкос» (т. 3, л.д. 142-144);

— протоколами осмотра документов, обнаруженных и изъятых в ходе обыска на служебных местах Пичугина и в принадлежащем ему сейфе, свидетельствующих об организации и проведении мероприятий по обеспечению безопасности в интересах НК «Юкос» и содержащих информацию о функциональных обязанностях Пичугина А.В. (т. 3, л.д. 190 -194, т. 7, л.д. 180-184), и документами управления безопасности ООО «Юкос-Москва», отражающими функциональные обязанности сотрудников службы безопасности (т. 7, л.д. 195-207, 212-216), и другими материалами дела, исследованными в судебном заседании.

Вывод суда о доказанности вины подсудимых Пичугина, Овсянникова, Шапиро в деле об убийстве Корнеевой

Оценивая всю совокупность добытых и исследованных доказательств, суд приходит к выводу о доказанности вины подсудимых Пичугина А.В., Овсянникова М.В., Шапиро В.В. в содеянном ими, так как приведенные выше доказательства не находятся в противоречии между собой, дополняют друг друга и конкретизируют обстоятельства происшедшего, а оснований не доверять этим доказательствам не имеется.

Действия подсудимого Пичугина А.В. по убийству Корнеевой необходимо квалифицировать по ст. 33 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п.п. «ж», «з» УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как организацию убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, группой лиц по предварительному сговору, по найму; действия подсудимого Шапиро В.В. — по ст. 105 ч. 2 п.п. «д», «ж», «з» (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью, по найму; действия Овсянникова М.В. — по ст. 33 ч. 5 и ст. 105 ч. 2 п.п. «ж», «з» УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как пособничество в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, совершенном группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Также действия подсудимого Шапиро В.В. необходимо квалифицировать по ст. 222 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как незаконное приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, по предварительному сговору группой лиц, а действия Овсянникова М.В. — по ст. 222 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов, по предварительному сговору группой лиц.

Приходя к выводу об указанной квалификации действий подсудимых суд исходит из того, что в судебном заседании нашло свое полное подтверждение:

— что убийство Корнеевой совершено по предварительному сговору группой лиц, по найму, так как, имея намерение завладеть помещением магазина «Чай», принадлежащим ТОО «Торговая фирма «Феникс», директором которого являлась Корнеева В.А., которая владела 51% доли уставного капитала указанного предприятия, начальник отдела службы безопасности банка «Менатеп» Пичугин А.В. в интересах и по указанию другого лица, а также неустановленных лиц привлек ранее знакомого Горина С.В. для переговоров с Корнеевой, в ходе которых выдвигалось требование продать помещение магазина или вступить с этим недвижимым имуществом в уставной фонд привлекаемых банком «Менатеп» организаций.

Однако ввиду убыточности и нецелесообразности выдвигаемых требований Корнеева В.А. отвергла данные предложения, что противоречило интересам руководства банка «Менатеп», в связи с чем Пичугиным А.В., по предварительной договоренности с другими лицами, было принято решение об убийстве Корнеевой, и непосредственно им к этому был привлечен его знакомый Горин, который для совершения данного преступления привлек за денежное вознаграждение Шапиро В.В., отведя ему роль непосредственного исполнителя убийства, а также Овсянникова М.В., который, достоверно зная об их намерениях совершить убийство потерпевшей, оказывал помощь в предварительной подготовке к совершению преступления, устанавливая совместно с Шапиро и Гориным места проживания Корнеевой В.А., маршруты и время ее передвижения, а в день убийства потерпевшей согласно отведенной ему роли, действуя совместно и согласованно, доставил на автомашине Шапиро, вооруженного пистолетом, который тому передал Горин в его, Овсянникова, присутствии, к месту совершения преступлений, где Шапиро В.В., действуя согласно отведенной ему в группе роли, совершил убийство Корнеевой.

Суд считает несостоятельными доводы защиты Пичугина А.В., что у него и других руководителей банка «Менатеп» не было мотивов для совершения убийства Корнеевой, так как это опровергается совокупностью приведенных выше доказательств, в том числе и показаниями подсудимых Шапиро, Овсянникова в ходе предварительного следствия, потерпевшего Корнеева, свидетелей Корнеевых и других работников ТФ «Феникс», свидетеля Смирнова, Горина и других, показания которых приведены выше в приговоре суда и которые в полном объеме опровергают доводы защиты.

Как несостоятельными являются и доводы подсудимого Овсянникова о том, что ему ничего не было известно о подготовке к убийству и убийстве Корнеевой, так как они опровергаются показаниями подсудимого Шапиро В.В. на предварительном следствии, которым дана выше оценка в приговоре суда, который прямо указывает на Овсянникова как на лицо способствовавшее убийству Корнеевой, а также показаниями свидетеля Смирнова и других, показания которых приведены в приговоре суда.

Также суд считает несостоятельными доводы подсудимого Шапиро В.В. и его защиты об исключении из его обвинения п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, потому что он не видел мужа Корнеевой, производя выстрел в его супругу, так как они опровергаются показаниями потерпевшего Корнеева, который находился рядом с женой, и в его присутствии Шапиро выстрелил в Корнееву, протоколом проверки показаний на месте с участием подсудимого Шапиро, в ходе которой на месте преступления установлено, что Шапиро видел потерпевшего Корнеева при совершении убийства Корнеевой, при таких обстоятельствах суд считает, что Шапиро В.В., выстрелив в Корнееву в присутствии ее супруга, осознавал, что причиняет ему особые страдания, то есть действовал с особой жестокостью.

Вместе с тем суд считает, что из обвинения подсудимых Пичугина А.В., Шапиро В.В., Овсянникова М.В. подлежит исключению п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ убийство лица в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, поскольку Корнеева В.А. хотя и являлась директором магазина «Чай», но была лишена жизни не в связи со служебной деятельностью, а как частное лицо в связи с тем, что не хотела продавать свою собственность.

Органами предварительного следствия Шапиро В.В. также обвиняется в том, что 21 января 1998 г. около 21 часа, находясь на лестничной площадке у дверей квартиры № 57 дома № 4 по ул. Чечулина г. Москвы, совершив убийство Корнеевой В.А., с целью сокрытия совершенного им убийства, желая лишить жизни очевидца преступления Корнеева Д.Н. — супруга Корнеевой В.А., направил на него пистолет модели ПСМ с глушителем и нажал на спусковой курок. Однако ввиду случившейся осечки оружия выстрел не произвел, умысел на убийство Корнеева Д.Н. до конца не довел по причинам, не зависящим от его воли.

Действия Шапиро В.В. по данному факту органами предварительного следствия квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Государственный обвинитель в судебном заседании в связи с тем, что в суде не нашло своего подтверждения обвинение Шапиро В.В. в этой части, отказался от обвинения его в покушении на убийство Корнеева Д.Д., и с учетом отказа государственного обвинителя от данного обвинения суд в этой части прекращает уголовное дело в отношении Шапиро В.В. и исключает из обвинения подсудимого Шапиро В.В. его обвинение по ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ в покушении на убийство Корнеева Д.Н.

Анализ действий ОПГ Пичугина по факту убийства Петухова и покушения на убийство Кокошкина

По факту убийства Петухова, покушения на убийство Кокошкина и незаконного оборота оружия

О Цигельнике. Подсудимый Цигельник Г.А. в судебном заседании виновным себя по данному эпизоду признал частично и пояснил, что Шапиро сделал ему заказ на избиение Петухова в г. Нефтеюганске, который должен был какие-то деньги, назвал фамилию и адрес его проживания. В конце мая или начале июня 1998 года он с целью избиения Петухова съездил в г. Нефтеюганск, но там выяснил, что тот является мэром г. Нефтеюганска, и сразу уехал обратно, так как заказчики говорили просто о человеке, задолжавшем деньги, а он оказался мэром города. По прибытию в г. Волгоград он сообщил об этом Горитовскому и по указанию последнего прибыл к нему в квартиру, где находился Шапиро. В квартире он сказал, что не будет предпринимать никаких действий в отношении мэра Нефтеюганска Петухова.

Тогда Шапиро позвонил в г. Тамбов и по телефону переговорил с Сергеем Гориным, после чего сказал, что ему, Цигельнику, необходимо это сделать, иначе будут большие неприятности. Он не мог в этой ситуации отказаться, так как получил от них уже 1000 долларов США, но сказал, что это будет трудно сделать одному, так как Петухов ходит с охраной, и Шапиро предложил взять кого-нибудь с собой, а Горитовский передал ему винтовку и две гранаты.

Он решил для выполнения заказа пригласить с собой Решетникова, объяснив тому, что необходимо ранить мэра г. Нефтеюганска Петухова. Решетников согласился на это предложение, сказав, что у него есть самодельный автомат. Они взяли с собой этот автомат, карабин и две гранаты, переданные Горитовским, и на автомашине «Нива» приехали в г. Нефтеюганск, где стали наблюдать за Петуховым, установили его адрес проживания, маршруты движения, но Петухов ездил с охраной, и подобраться к нему они не могли. Они разрабатывали различные варианты физического воздействия на Петухова, думали стрелять в него из карабина напротив администрации города, но у карабина был большой разброс, думали бросить гранату в окно кабинета Петухова, но тоже отказались от этой идеи.

Затем они увидели, что Петухов стал ходить на работу пешком, и он предложил Решетникову подойти в этот момент к нему и выстрелить по ногам. Для этого стали проверять автомат Решетникова, но автомат делал осечки, и тогда он, Цигельник, отказался из него стрелять и предложил ехать домой, но Решетников починил автомат и сказал, что он сам будет стрелять.

26 июня 1998 года утром он и Решетников приехали к дому, где проживал Петухов. Около 7 час. 30 мин. Петухов вышел из дома и в сопровождении охранника направился в администрацию города. У него, Цигельника, с собой был обрез карабина и граната, у Решетникова автомат и граната. Решетников прошел вперед, чтобы занять позицию, откуда будет производить выстрелы в Петухова, а он пропустил Петухова и охранника вперед и пошел вслед за ними, чтобы в случае чего подстраховать Решетникова. Когда Петухов поравнялся с тем местом, где находился Решетников, то Решетников, находящейся в кустах, произвел несколько выстрелов из автомата в сторону Петухова и охранника. Петухов сначала присел, а потом упал.

После этого он, Цигельник, зашел во двор, спрятал там обрез и гранату, после чего пошел на выход из города, где они договорились встретиться с Решетниковым. Встретились в условленном месте, Решетников выбросил автомат и гранату, после чего они вернулись по месту проживания. На следующий день они узнали, что Петухов убит, хотя убивать его они не собирались и произошло это, по его мнению случайно, так как после первого выстрела Петухов присел и в этот момент Решетников, производя выстрелы по охраннику, попал Петухову в голову.

Три дня они подождали в городе, а потом на автобусе уехали в г. Тюмень, где находилась оставленная ими автомашина «Нива», на которой уехали в г. Волгоград. По прибытию в г. Волгоград Шапиро за проделанную работу передал ему 10 000 долларов США, а потом еще 4000 долларов США как премиальные, так как в день убийства Петухова был день рождения одного из заказчиков [26 июня — день рождения М.Б. Ходорковского].

Деньги они поделили с Решетниковым. В дальнейшем он узнал, что Шапиро получил от заказчиков преступления 150 000 долларов США. Также ему известно со слов Шапиро, что сразу после их приезда в г. Волгоград туда приезжали Невзлин и Пичугин, заказчики преступления, так как была получена информация, что лица, убившие Петухова, были задержаны в г. Нефтеюганске.

Мотивом совершения этого преступления послужило то, что Петухов не шел на сделки с руководством НК «Юкос», был против заключения договоров, требовал уплаты налогов, чем сильно им мешал. Со слов Горина ему известно, что в преступлении в отношении Петухова было заинтересовано руководство НК «Юкос». Лично он опасался сотрудников НК «Юкос», так как от них в его адрес поступали конкретные угрозы.

О Решетникове. Подсудимый Решетников Е.В. виновным себя по данному эпизоду признал частично и пояснил, что в июне 1998 года в г. Нефтеюганске им совместно с Цигельником с применением огнестрельного оружия было совершено преступление в отношении мэра города Петухова В.А. и его охранника, в результате которого Петухов был убит. Совершению преступления предшествовала определенная подготовка. Несколько дней велось наблюдение за маршрутами передвижения Петухова, производилась пристрелка оружия.

Заказчиками преступления, как ему известно со слов Цигельника, являлись представители НК «Юкос» — Пичугин и Невзлин, а посредниками между ними и заказчиками выступали Шапиро, Горин и Горитовский.

С целью совершения преступления они взяли с собой винтовку, две гранаты и изготовленный им самим кустарным способом автомат типа «Борз». В день совершения преступления 26 июня 1998 года Цигельник, вооруженный обрезом и гранатой, осуществляя его прикрытие, шел следом за Петуховым и его охранником, сам он занял ранее определенную позицию, а именно в лесополосе, расположенной вдоль пешеходной дорожки. Когда Петухов и охранник поравнялись с местом его нахождением, он дал очередь из автомата по ногам Петухова, тот присел, и он еще дал очередь в сторону охранника и, видимо, случайно попал в голову Петухову, убивать Петухова и охранника он не собирался. После чего он скрылся с места совершения преступления, снял с себя одежду, которую затем спрятал, а автомат и гранату выбросил в реку, после чего вместе с Цигельником вернулись к месту своего проживания.

Со слов Цигельника ему известно, что Пичугин и Невзлин, узнав об исполнении преступления в отношении Петухова, обрадовались. За совершенное преступление он получил денежное вознаграждение в размере 7 500 долларов США, хотя он должен был получить 5000 долларов США, но, как сказал Цигельник, им была выплачена дополнительная премия.

О Шапиро. Подсудимый Шапиро В.В. виновным себя по данному эпизоду не признал и пояснил, что он не предлагал Цигельнику совершить преступление в отношении мэра г. Нефтеюганска Петухова и Цигельник оговаривает его. Действительно, после 26 июня 1998 года к нему домой в г. Волгограде приехал Горин и попросил отвезти Горитовскому пакет, что было в пакете, он не знал. Выполняя просьбу Горина, он приехал на квартиру к Горитовскому, где находился ранее ему не знакомый Цигельник, и передал пакет, в котором находились доллары США, Горитовскому, а тот в его присутствии передал деньги Цигельнику. После чего Цигельник рассказал, за что он получил эти деньги, а именно — за убийство мэра Нефтеюганска Петухова. Его это возмутило, так как Горин опять втягивал его в криминальные дела, и он поехал к Горину, чтобы выяснить отношения, но Горин вновь стал угрожать ему и его семье.

Показания Шапиро в ходе предварительного следствия. Неоднократно допрошенный в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого Шапиро В.В. давал несколько иные показания, чем в судебном заседании, поясняя, что действительно был знаком с Горитовским и Гориным и что в июле 1998 года Горин передал ему для Горитовского полученную от представителей НК «Юкос» денежную сумму в долларах США. Получив деньги, Горитовский передал их присутствующему там же Цигельнику, пояснив, что это вознаграждение за совершенное убийство мэра г. Нефтеюганска. Цигельник рассказал, как он со своим напарником Евгением Решетниковым с применением автоматического оружия совершили убийство мэра г. Нефтеюганска Петухова. Кроме того, Цигельник сообщил, что это преступление было заказано руководством НК «Юкос». Догадывался, что неоднократно передаваемые им от Горина для Горитовского, Цигельника и Решетникова деньги, предназначались в качестве вознаграждения за совершенные ими преступления. (т. 65, л.д. 140-151, т. 70, л.д. 201-206).

Оценка показаний Шапиро судом. Суд, давая оценку показаниям, данным подсудимым Шапиро В.В. на предварительном следствии, в которых он указывает о передаче Гориным через него в июле 1998 года денег, полученных от представителей НК «Юкос» для Горитовского за совершение убийства мэра Нефтеюганска, заказанного руководством НК «Юкос», а также о неоднократной передаче денег Горитовскому, Цигельнику и Решетникову в качестве вознаграждения за совершенные им преступления, считает их более объективными и соответствующими материалам дела, чем те, которые даны им в судебном заседании, отдает им предпочтение, но вместе с тем отмечает, что и в этих показаниях подсудимый Шапиро В.В. с целью уйти от ответственности пытается принизить свое участие в совершении убийства Петухова.

Подсудимый Пичугин А.В. виновным себя по данному эпизоду не признал, пояснив, что он никаких преступлений не совершал.

Показания свидетелей и потерпевших по факту убийства В. Петухова

Помимо показаний подсудимых данных в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, их вина по данному эпизоду подтверждается показаниями потерпевших и свидетелей, а именно:

— показаниями потерпевшей Исламовой Ф.С. в судебном заседании, которая подтвердила свои показания, данные в ходе предварительного следствия, и пояснила, что Петухов В.А. являлся ее мужем. В 1996 году он был избран на должность главы города Нефтеюганска. Как только Петухов вступил в должность главы города, он обнаружил финансовые махинации во взаимоотношениях бывшей администрации города и НК «Юкос», а также отсутствие финансовых поступлений от реализованной нефти в бюджет города. В связи с отсутствием налоговых поступлений работникам бюджетной сферы несколько месяцев не выплачивалась заработная плата. В городе росла напряженность. Жители города выходили на стихийные митинги.

Петухов открыто выступал, в том числе в средствах массовой информации, против политики, проводимой НК «Юкос» в регионе. Обращался в налоговые органы и прокуратуру по поводу проверки уплаты налогов НК «Юкос», ездил по этому вопросу в г. Москву. Весной 1998 года между Петуховым и НК «Юкос» началось открытое противостояние.

В адрес Петухова по месту его работы поступали записки угрожающего характера. Муж рассказывал, что в последнее время заметил за собой слежку, о чем он поставил в известность, начальника службы безопасности администрации города. Он опасался за свою жизнь, даже ружье держал под кроватью в квартире. Считает, что руководством НК «Юкос» тщательно планировались мероприятия по убийству ее мужа;

— показаниями потерпевшего Кокошкина В.Е., данными им в период предварительного следствия и оглашенными в судебном заседании с согласия сторон о том, что он обеспечивал безопасность Петухова, фактически выполняя обязанности его охранника.

Незадолго до 26 июня 1998 года сотрудником службы безопасности Смирновым Михаилом было замечено скрытое наблюдение за Петуховым, которое осуществлялось со строящегося объекта, о чем было сообщено в правоохранительные органы. Сам Петухов, опасаясь за свою жизнь, неоднократно их предупреждал, чтобы они были бдительными и осторожными. На вечер 26 июня 1998 года у Петухова была запланирована неофициальная встреча с генеральным директором ОАО «Юганскнефтегаз» для обсуждения производственных проблем и вопросов уплаты налогов.

Утром 26 июня 1998 г. Петухов был как никогда молчаливым, напряжен и задумчив. В тот день на работу они шли пешком. В тот момент, когда они проходили вдоль кустарников, по ним были осуществлены выстрелы. Петухов схватился руками за голову и упал на землю, после чего его также ранили, он потерял сознание и упал.

Считает, что к убийству Петухова причастны руководители НК «Юкос», так как между ними был конфликт (т. 31, л.д. 252-255, т. 34, л.д. 140-143, т. 36, л.д. 55-56);

— показаниями свидетеля Шевцовой Т.Е. в судебном заседании, которая подтвердила свои показания, данные в ходе предварительного следствия, и пояснила, что она работала с 1996 года в администрации города Нефтеюганска ведущим специалистом по финансам, а с 1997 года председателем комиссии по финансам.

Администрация г. Нефтеюганска находилась в зависимости от ОАО НК «Юкос», так как указанная компания являлась основным источником налоговых поступлений в бюджет города. В конце 1997 г. с платежами начались перебои. Петухов В.А. вел активные переговоры с НК «Юкос» о пересмотре условий расчета по налогам и выплате текущих платежей в полном объеме. НК «Юкос» была разработана стратегия по уклонению от уплаты налогов. Петухов назначил проверки, а также обратился в государственные налоговые службы России с просьбой о проведении полномасштабной проверки финансовой деятельности НК «Юкос».

Со слов Петухова ей известно, что представителями НК «Юкос» предпринимались попытки его подкупа, в том числе взять на содержание всю администрацию. Юридической службой администрации было установлено, что предприятия, векселя которых предоставляло НК «Юкос» в счет погашения задолженностей по налогам, не существуют. В последующем векселя обналичить так и не удалось;

— показаниями свидетеля Жарова С.П. в судебном заседании, который подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного следствия, и пояснил, что в 1997 году он был приглашен на работу в администрацию г. Нефетеюганска на должность заместителя главы администрации. НК «Юкос» являлся основным налогоплательщиком г. Нефтеюганска.

В 1997 году было подписано соглашение о внесении 70% налоговых платежей деньгами, а 30% векселями. С середины 1997 года, в связи с тем, что НК «Юкос» стало нарушать соглашение в части семидесятипроцентных отчислений, между руководством НК «Юкос» и администрацией г. Нефтеюганска началась конфронтация. В конце 1997 года на фоне разработки новых схем налоговых платежей отношения окончательно испортились.

Петухов В.А. ответил отказом на предложение вице-президента ОАО НК «Юкос» Дубова о незаконном списании 30% налоговых платежей и, в случае применения схемы оплаты 50% налоговых платежей деньгами и 50% векселями либо нефтепродуктами, требовал подтверждения этих частей.

В 1997 году администрацией г. Нефтеюганска НК «Юкос» предоставлялся инвестиционный кредит. В ходе дальнейших переговоров Дубов настаивал о списании 70% налоговых платежей за счет поставок нефтепродуктов, в противном случае НК «Юкос» ничего платить г. Нефтеюганску не будет, и в январе 1998 года отказалось платить все налоги.

Таким образом г. Нефтеюганск в течение полугода не получал налоги от НК «Юкос». В середине 1998 года Петуховым В.А. в отношении НК «Юкос» была инициирована проверка на предмет сокрытия налоговых платежей от выплаты в бюджет г. Нефтеюганска. По подсчетам Петухова В.А., общая сумма сокрытых НК «Юкос» налогов должна была составить 1,5 млрд. рублей. НК «Юкос» в свою очередь оказывал противодействие в проведении проверки, после чего в 20-х числах июня 1998 года Петухов В.А. обратился в Федеральную налоговую службу с просьбой провести проверку деятельности НК «Юкос».

На тот момент в отношениях между Дубовым и Петуховым возникло сильное противостояние. Дубов высказывал в адрес Петухова угрозы, что НК «Юкос» разорит г. Нефтеюганск и никаких оплат производиться не будет. Одним из обстоятельств, предшествующих убийству Петухова, являлись напряженные отношения с НК «Юкос»;

— показаниями свидетеля Ткачева В.П. в судебном заседании, из которых следует, что он с 1990 года работал в администрации г. Нефтеюганска, а после победы на выборах Петухова стал работать его первым заместителем. Он курировал хозяйство города, строительство, культуру, спорт, связь, образование, в отсутствии главы города исполнял его обязанности.

В 1997 году возникли сложные взаимоотношения между администрацией города и НК «Юкос» — основным градообразующим предприятием города, так как от компании не поступали налоговые платежи. В связи с чем возникла задолженность по зарплате бюджетникам до семи месяцев, из-за отсутствия финансирования не велось строительство. В городе создалась напряженная обстановка, начались митинги. Петухов объявил голодовку и попросил поддержку у населения. Население вышло на площадь города. Одним из требований, выдвигаемых на митингах, была проверка НК «Юкос» по поводу неуплаты налогов. Далее Петуховым была организована проверка НК «Юкос».

По просьбе Петухова губернатор Ханты-Мансийского автономного округа направил начальника окружной государственной налоговой инспекции. В результате проверки были установлены несовпадения между данными, предоставленными округом государственной налоговой инспекции г. Нефтеюганска и НК «Юкос». Одним из требования Петухова было проведение комплексной проверки НК «Юкос» независимой комиссией.

В начале 1998 года на совещании Петухов В.А. сообщил, что представители НК «Юкос» предлагали ему взятку в размере 300 000 долларов США. Кроме того, в администрацию на имя Петухова поступило письмо предупреждающего характера. Петухов, понимая, что своими действиями он затрагивает чужие интересы, высказывал предположения, что его могут убить;

— показаниями свидетеля Коршакевич Ю.М. в судебном заседании, из которых следует, что после того, как Петухова избрали главой города Нефтеюганска в 1997 году, он пригласил ее на работу в администрацию города.

Между ней и Петуховым В.А. были доверительные отношения. Когда Петухов приступил к своим обязанностям, им было проведено ряд проверок и выявлено, что НК «Юкос» не доплачивает часть налогов в бюджет города, и он стал принимать все меры, чтобы НК «Юкос» выплатила все налоги городу. Вел переговоры с руководителями НК «Юкос», обращался за поддержкой в правительство округа, но ситуация не улучшалась, были большие задолженности по выплате зарплаты бюджетникам, обстановка в городе накалилась, начались митинги, Петухов объявил голодовку. Основным требованием на митингах было требование возврата НК «Юкос» налогов в казну города.

За несколько месяцев до убийства Петухова в почтовом ящике администрации города была обнаружена записка, в которой указывалось, что за голову Петухова объявлен гонорар 500 000 долларов США. Петухов говорил ей, что ему угрожают, но он все равно не оставит город. Петухов опасался за свою жизнь, ему была выделена охрана.

Накануне убийства Петухова было проведено совещание в Ханты-Мансийке, где также присутствовали представители НК «Юкос», и там Петухову один из представителей компании Дубов предложил взятку, но он отказался, и Дубов стал угрожать ему. Об этом ей известно от самого Петухова, который рассказал ей об этом по телефону.

После убийства Петухова ей тоже неоднократно угрожали по телефону и говорили, чтобы она помалкивала. Она считает, что убийство Петухова связано с его профессиональной деятельностью на посту главы города и его активной позицией по возврату долгов НК «Юкос» по налогам в городскую казну;

— показаниями свидетеля Клепикова А.В. в судебном заседании о том, что он в 1996 году работал главой Нефтеюганского района, а Петухов был избран главой города.

У Петухова были претензии к НК «Юкос» в связи с тем, что компанией не платились налоги. В городе в связи с задержкой зарплаты на несколько месяцев была напряженная ситуация, население выходило на улицу, устраивало митинги. Петухов устраивал голодовку, выдвигал требования, в том числе о выплате налогов НК «Юкос». Петухов опасался за свою жизнь, чего-то боялся, это выражалось также в том, что в своей квартире Петухов на 3 этаже установил на окна решетки и пуленепробиваемые стекла;

— показаниями свидетеля Пискарева Г.Е. в судебном заседании, из которых следует, что в 1998 году он являлся советником группы региональных программ управления по связям с общественностью ОАО НК «Юкос».

В июне 1998 года Невзлин и Шахновский направили его в командировку в г. Нефтеюганск для анализа ситуации и выяснения причин конфликта ОАО «Юганскнефтегаз» с главой города Петуховым. Изучением имевшихся в службе безопасности материалов было установлено, что отношения между Петуховым и НК «Юкос» не сложились, что было вызвано неуплатой компанией налогов в полном объеме, и претензии Петухова были обоснованы.

24 июня 1998 года он прибыл в г. Нефтеюганск, а 26 июня 1998 года было совершено убийство Петухова. О происшедшем он сообщил Трушину, а также Невзлину и Шахновскому, и те попросили его сообщить общественности и следствию, что к убийству Петухова причастна его жена;

— показаниями свидетеля Нетунаева К.П. в судебном заседании о том, что осенью 1996 года он был избран депутатом городской Думы Нефтеюганска и в ноябре 1996 года познакомился с Петуховым.

На заседаниях городской Думы Петухов В.А. сообщал, что ОАО НК «Юкос» и ОАО «Юганскнефтегаз» занижают налогооблагаемую базу, называлась им задолженность в размере около 3,5 миллиардов рублей. Кроме Петухова кто-либо подобных высказываний в адрес НК «Юкос» не делал. Петухов также, выступая на митингах, обвинял НК «Юкос» и «Юганскнефтегаз» в неуплате налогов;

— показаниями свидетеля Беляева Д.Д. в судебном заседании, который подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного следствия, и пояснил, что он работал в администрации города Нефтеюганска и в его обязанности входило руководство юридической службой, административные дела и другое.

Петухов В.А., приняв дела от прежнего главы города, выяснил, что за администрацией города числится долг на сумму 140 млрд. руб. Нефтяные компании в счет уплаты налогов выделили на указанную сумму нефтепродукты в посредническую фирму «Рондо-С», однако в дальнейшем деньги в администрацию не поступили. Петухов активно добивался от правоохранительных органов мер к возврату денежных средств и активно помогал расследованию данного дела. 15 июня 1998 г. Петухов, требуя активизации расследования, объявил голодовку.

Являясь специалистом по нефтедобыче и экономистом-финансистом, Петухов установил, что «НК «Юкос» скрывает от государства крупные суммы налогов. Силами налоговой инспекции, налоговой полиции и контрольно-ревизионного управления г. Нефтеюганска он инициализировал проверку «НК «Юкос». Петухов требовал отмены акционирования ОАО «Юганскнефтегаз» и НК «Юкос» и национализации этих предприятий.

— показаниями свидетеля Подчиненова Н.Н. в судебном заседании, из которых следует, что в 1998 году он работал оперуполномоченным в УВД г. Нефтеюганска.

Поступила информация о том, что в адрес главы города Петухова поступают угрозы, данная информация поступила от охранника Петухова по имени Михаил. Данная информация проверялась, и в том числе осматривались здания, находящиеся по маршруту движения Петухова на работу.

Примерно дня за два до убийства Петухова, он утром находился возле строящегося здания и увидел, как ранее ему не знакомый Решетников, которого он впоследствии опознал, заходил в это здание, прошел по первому этажу, поднялся на второй этаж, потом спустился и ушел. Об этом он доложил руководству.

Объективные доказательства по факту убийства Петухова

Наряду с показаниями подсудимых, потерпевшей, свидетелей, виновность подсудимых в содеянном достоверно установлена и объективными доказательствами, представленными органами предварительного следствия и проверенными в судебном заседании, а именно:

— расшифровкой аудиозаписи телефонного сообщения о совершенном преступлении, из которой следует, что 26 июня 1998 г. примерно в 08 час. 15 мин. напротив автостоянки «Ремонтник» были произведены выстрелы в двух мужчин, с места происшествия скрылись два лица (т. 23, л.д. 8);

— выпиской из книги учёта преступлений КП-2/2079 УВД г. Нефтеюганска и района, согласно которой 26.06.98 г. около 08 час. 15 мин. неустановленное лицо, находясь во 2 «а» микрорайоне г. Нефтеюганска, произвело выстрелы из огнестрельного оружия в Петухова В.А. и Кокошкина В.Е. В результате чего Петухову В.А. причинены огнестрельные ранения в височную область головы и грудную клетку слева, Кокошкину В.Е. — в поясничную область слева, левое бедро и правое предплечье. От полученных ранений Петухов В.А. в 11 час. 20 мин. скончался (т. 23, л.д. 1);

— протоколом осмотра места происшествия от 26.06.98 г., схемой и фототаблицей к нему, из которого следует, что на пешеходной дорожке, расположенной вдоль пустыря во 2 «а» микрорайоне г. Нефтеюганска, обнаружена лужа крови, напротив которой в расположенном рядом кустарнике обнаружены 18 стреляных гильз. При осмотре деревьев обнаружены повреждения их ветвей и листьев со следами копоти (т. 23, л.д. 2-7);

— протоколами осмотра места происшествия от 11.07.2002 г. и фототаблицами к ним, из которых следует, что в подвальном помещении строящейся поликлиники 16-го микрорайона г. Нефтеюганска обнаружены и изъяты граната, патроны в количестве 12 штук, обрез карабина (т. 70, л.д. 111-118);

— протоколом предъявления лица для опознания с участием свидетеля Подчиненова Н.Н., согласно которому он опознал Решетникова Е.В. как мужчину, которого он наблюдал 24 и 25 июня 1998 года входящим и выходящим из здания, расположенного на углу 12-го микрорайона г. Нефтеюганска (т. 7, л.д. 31-38);

— протоколом выемки от 27.06.98 г., согласно которому у главного врача центральной городской больницы г. Нефтеюганска произведена выемка пули, извлеченной при оперировании Кокошкина В.Е. (т. 23, л.д. 64);

— заключением эксперта № 170 и приложением к нему, из которого следует, что при судебно-медицинской экспертизе трупа Петухова В.А. обнаружены следующие повреждения: сквозное ранение головы с повреждением костей свода и основания черепа, оболочек и вещества головного мозга, с его ушибом, слепое ранение груди с ранением обоих легких, средостения, повреждением левой ключицы, 4-го правого ребра, правой лопатки, кровоизлиянием в плевральные полости (гемоторакс), которые возникли при выстреле из огнестрельного оружия, снаряженного пулевым зарядом с неблизкого расстояния (вне пределов действия дополнительных факторов выстрела), и причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; ссадины носа, лба, левой голени, правого надколенника, которые возникли от воздействия твердого тупого предмета, либо при падении и ударе о таковой, и не причинили вреда здоровью. Смерть наступила от огнестрельных ранений головы и груди с повреждением костей свода и основания черепа, головного мозга, обоих легких, приведших к травматическому шоку, обильной кровопотере (т. № 39 л.д. 59-74);

— заключением эксперта № 742, согласно которому при судебно-медицинской экспертизе Кокошкина Е.В. обнаружены: огнестрельное сквозное ранение мягких тканей правого плеча, причинившее легкий вред здоровью по признаку кратковременного его расстройства; огнестрельное слепое ранение левой ягодичной области, причинившее средний вред здоровью по признаку длительного его расстройства; огнестрельное слепое ранение поясничной области, проникающее в позвоночный канал с повреждением спинного мозга, причинившее тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни (т. № 39 л.д. 97, 98);

— заключением эксперта № 311 и приложением к нему, из которого следует, что при проведении баллистической экспертизы 16 стреляных гильз, обнаруженных на месте совершения преступления в отношении Петухова В.А. и Кокошкина Е.В., и пули, извлеченной из трупа Петухова, являются частями пистолетных патронов калибра 9 мм к пистолетам системы Макарова (ПМ), Стечкина (АПС), пистолетам-пулеметам «Кедр», «Кипарис», ПП-90, К6-92, изготовленных заводским способом.

Гильзы и пуля, вероятнее всего, выстреляны из экземпляра оружия, представляющего модификацию пистолета-пулемета К6-92 «Волк» («Борз» производства Чечни) калибра 9 мм, боек и ствол которого изготовлены самодельным способом. Гильза и пуля отстреляны из одного экземпляра оружия и пригодны для его идентификации (т. № 39 л.д. 77-80);

— заключением эксперта № 79 и приложением к нему, согласно которому при проведении баллистической экспертизы 2 гильз, обнаруженных на месте совершения преступления в отношении Петухова В.А. и Кокошкина Е.В., и пули, извлеченной из тела последнего, являются составными частями 9 мм патронов к пистолету конструкции Макарова (ПМ). Наиболее вероятно, 2 гильзы выброшены, а пуля выстреляна из самодельного огнестрельного оружия, приспособленного для стрельбы 9 мм патронами к пистолету конструкции Макарова (т. № 39 л.д. 82-88);

— заключением эксперта № 59 с приложением, из которого явствует, что при исследовании гранаты, обнаруженной и изъятой из подвального помещения строящейся поликлиники 16-го микрорайона г. Нефтеюганска, установлено, что граната является стандартной боевой, осколочной, оборонительной гранатой Ф-1, изготовленной заводским способом и снаряженной тротилом и стандартным боевым унифицированным взрывателем ручных гранат типа УЗРГМ, изготовленным заводским способом, классифицирующимся как дистанционный взрыватель. Граната и взрыватель пригодны для производства взрыва и как самостоятельные изделия, так и в сборе, относятся к категории боеприпасов. Граната, снаряженная взрывателем УЗРГМ, является взрывным устройством (т. № 70 л.д. 150, 151);

— заключением эксперта № 868 с приложением, согласно которому при исследовании обнаруженных в подвальном помещении строящегося здания городской поликлиники 16-го микрорайона г Нефтеюганска огнестрельного оружия и боеприпасов установлено, что огнестрельное оружие пригодно для производства выстрелов и является атипичным, среднествольным огнестрельным оружием, изготовленным самодельным способом, отпиливанием части ствола и ложа одноствольного охотничьего карабина модели «КО-8,2» калибра 8,2 мм, № 00234;

боеприпасы являются пригодными для выстрелов 12-ю штатными патронами калибра 7,62 × 53 мм к винтовкам «АВ», «АВЛ», «БИ-7,62», «МЦ-13», «МЦ-13-1», «ЦВ-50», «ЦВ-56» и могут использоваться также к соответствующему военному и охотничьему оружию (т. № 70 л.д. 131-132);

— справкой о проведении осмотра и обезвреживания ручной осколочной гранаты Ф-1, обнаруженной в подвале строящегося здания поликлиники 16-го микрорайона г. Нефтеюганска (т. 70, л.д. 147);

— протоколом осмотра предметов от 04.07.2005 г. с приложением, в соответствии с которым были осмотрены 3 видеокассеты, изъятые у Егошина С.П., с записью выступлений Петухова В.А., содержащие требования к руководству ОАО НК «Юкос» и «Роспром» возвратить долги по налогам и сборам в федеральный и местный бюджеты, прекратить разорение города, сюжет по объявленной им голодовке, события, произошедшие в г. Нефтеюганске после убийства Петухова В.А., а именно — обстановку на месте совершенного преступления, похороны Петухова, а также стихийные митинги, возникшие в городе в связи с убийством Петухова.

Зафиксированы выступления, в ходе которых указывалось на то, что убийство Петухова связано с его деятельностью по возврату сокрытых НК «Юкос» налогов и сборов в федеральный и местный бюджет, и обвинения в убийстве Петухова в адрес руководства НК «Юкос».

На одной из кассет на 147 минуте видеозаписи среди граждан, присутствовавших на митинге, виден мужчина, похожий по внешним данным на обвиняемого Цигельника (т. 70, л.д. 213-220);

— протоколом осмотра помещения от 27 июня 1998 года, согласно которому в служебном кабинете Петухова В.А. обнаружены письма в его адрес (т. 23, л.д. 11-13);

— протоколом осмотра предметов и документов, обнаруженных в дипломате Петухова В.А., свидетельствующих о его деятельности, в том числе и направленной на получение с НК «Юкос» задолженности по налогам и возбуждение уголовного дела по факту сокрытия налогов (т. 23, л.д. 15-25);

— протоколом осмотра предметов, согласно которому были осмотрены 15 гильз, изъятых с места происшествия, пуля, извлеченная из тела Кокошкина, пуля, извлеченная из тела Петухова (т. 34, л.д. 183-185);

— выпиской из журнала учёта информации ЖУИ-2/2542 УВД г. Нефтеюганска, из которой следует, что 11 июля 2002 года в 17 час. 40 мин. гр. Бодаш М.П. сообщил о том, что в подвале строящейся поликлиники 16-го микрорайона г. Нефтеюганска обнаружены гранаты, обрез и патроны в количестве 12 штук (т. 70, л.д. 109);

— протоколом выемки от 29 июня 1998 года, в ходе которой были изъяты документы, подтверждающие предоставление ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО НК «Юкос» г. Нефтеюганску, в том числе в лице Главы Администрации города Петухова В.А., инвестиционных налоговых кредитов и регламентирующих порядок их погашения; распоряжения об отмене взаимозачетов, а также документы, характеризующие взаимоотношения администрации города с основным налогоплательщиком НК «Юкос», а именно НК «Юкос» и ОАО «ЮНГ» (т. 23, л.д. 66, 67-185, т. 26, л.д. 15-27, т. 27, л.д. 232, 235-271);

— проектом обращения, датированного 27.05.98 г., содержащим речь для митинга, согласно которому в адрес коммерческих организаций, в том числе «Роспром», ОАО НК «Юкос» и «Менатеп», высказываются претензии и обвинения в хищении денежных средств (т. 24, л.д. 77-86);

— письмом главы города № 608 от 15 июня 1998 г. на имя высших должностных лиц РФ, из текста которого следует, что глава города Нефтеюганска Петухов В.А. высказывает протест проводимой политике ОАО «Роспром-Юкос» и «Менатеп», в связи с чем объявляет бессрочную голодовку и выдвигает требования о возбуждении по факту мошенничества уголовного дела в отношении «Роспром-Юкос», а также ставит вопрос о проведении процедуры отмены аукциона по покупке АНК «Юкос», восстановить хозяйственную самостоятельность ОАО «Юганскнефтегаз» (т. 24, л.д. 87-88);

— письмом главы города № 368 от 15 апреля 1998 г., из текста которого следует, что глава города Петухов В.А. уведомляет губернатора ХМАО Филиппенко А.В. о принятом решении о расторжении инвестиционного кредита, предоставленного ОАО «ЮНГ» и ОАО НК «Юкос», в связи с крайне тяжелым финансовым положением города, нежеланием руководства «Роспром-Юкос» решить вопросы неплатежей в бюджет, а также высказывает просьбу о широкомасштабной проверке НК «Юкос», уводящего с территории ХМАО значительную часть налогов (т. 24, л.д. 94-95);

— письмом главы города № 557 от 05 июня 1998 г., согласно которому Петухов В.А. дает указание начальнику налоговой инспекции по г. Нефтеюганску взыскать недоимки по платежам в бюджет со стороны НК «Юкос», в противном случае выписать предписание на приостановление операций по всем счетам НК «Юкос» (т. 24, л.д. 96-97);

— анализом исполнения бюджета г. Нефтеюганска за 1 полугодие 1997-1998 года, исполненного председателем комиссии по финансам Шевцовой Т.Е., согласно которого ОАО НК «Юкос» заплатил в бюджет 4% от прогноза на 1998 год (т. 24, л.д. 108-109);

— вещественными доказательствами — пулей калибра 9 мм, извлеченной из тела Кокошкина Е.В., пулей калибра 9 мм, извлеченной из тела Петухова В.А., 18 гильзами калибра 9 мм, обнаруженными и изъятыми в ходе осмотра места происшествия в кустарнике, расположенном вдоль пешеходной дорожки (т. 24, л.д. 156), оборонительной гранатой Ф-1 № 86/258-78/Т, взрывателем «УЗРГМ-77 583», обрезом охотничьего карабина модели «КО-8,2» и 12 патронами калибра 7,62 (т. 70, л.д. 159) и другими материалами дела, исследованными в судебном заседании.

Вывод суда о доказанности вины подсудимых Пичугина, Шапиро, Цигельника, Решетникова по факту убийства В. Петухова

Оценивая всю совокупность добытых и исследованных доказательств, суд приходит к выводу о доказанности вины подсудимых Пичугина А.В., Шапиро В.В., Цигельника Г.А., Решетникова Е.В. в содеянном ими, так как приведенные выше доказательства не находятся в противоречии между собой, дополняют друг друга и конкретизируют обстоятельства происшедшего, а оснований не доверять этим доказательствам не имеется.

Действия подсудимого Пичугина А.В. по убийству Петухова В.А. необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 33, п.п. «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как организацию убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, по найму;

действия Шапиро В.В по ч. 5 ст. 33, п.п. «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) — как пособничество в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, по найму;

действия Цигельника Г.А. и Решетникова Е.В. по п.п. «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) — как убийство, то есть причинение смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Вместе с тем суд считает, что из обвинения подсудимых Пичугина А.В., Шапиро В.В., Цигельника Г.А. и Решетникова Е.В. по факту убийства Петухова подлежит исключению п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ «убийство двух и более лиц», так как преступное намерение подсудимых Шапиро, Цигельника и Решетникова убить двух лиц не было осуществлено по не зависящим от виновных обстоятельствам, а из обвинения Пичугина А.В. данный квалифицирующий признак подлежит исключению как не нашедший своего подтверждения в судебном заседании.

Действия подсудимого Шапиро В.В. по факту покушения на убийство Кокошкина В.Е. необходимо квалифицировать по ч. 5, ст. 33, ч. 3, ст. 30, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как пособничество в покушении на убийство, то есть причинение смерти другому человеку, двух лиц, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, совершенным группой лиц по предварительному сговору, по найму,

а действия Цигельника Г.А. и Решетникова Е.В. ч 3, ст. 30, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2, ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) — как покушение на убийство двух лиц, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, совершенным группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Также действия подсудимых Цигельника Г.А. и Решетникова Е.В. по факту незаконного оборота с оружием необходимо квалифицировать по ст. 222 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как незаконное приобретением, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, группой лиц по предварительному сговору группой лиц.

Приходя к выводу об указанной квалификации действий подсудимых Цигельника Г.А., Решетникова Е.В., Пичугина А.В., Шапиро В.В., суд исходит из того, что в судебном заседании нашло свое полное подтверждение:

— что убийство Петухова В.И. было совершено по предварительному сговору группой лиц и по найму, о чем свидетельствует, что подсудимые действовали заранее договорившись и согласованно между собой, при этом Пичугин А.В. являлся одним из инициаторов лишения жизни Петухова, в качестве исполнения задуманного привлек Горина, который в свою очередь привлек Горитовского и Шапиро, а те в качестве непосредственных исполнителей — Цигельника и Решетникова, умышленно за денежное вознаграждение сплотил соучастников на лишение жизни потерпевшего, передал соучастникам информацию о потерпевшем, вел переговоры о размере материального вознаграждения и сроках исполнения убийства Петухова, то есть Пичугин А.В. явился организатором данного преступления.

Шапиро В.В., согласно отведенной ему роли, за денежное вознаграждение привлек к совершению действий, направленных на лишение жизни Петухова, Цигельника и Решетникова, передал им информацию о потерпевшем и аванс за исполнение преступления, а после исполнения преступления — остальное денежное вознаграждение, то есть явился пособником данного преступления.

Цигельник Г.А. и Решетников Е.В. за денежное вознаграждение, действуя согласно отведенной им роли, во исполнение единого преступного умысла, незаконно приобретя у Горитовского огнестрельное оружие, боеприпасы и две гранаты, а также взяв с собой изготовленный Решетниковым пистолет-пулемет «Волк», которые носили при себе, хранили и на автомашине перевезли из г. Волгограда в г. Нефтеюганск, где провели тщательную подготовку к убийству Петухова В.Н., наблюдая за потерпевшим, выяснив его место жительство и маршруты передвижения, то есть выступили непосредственными исполнителями убийства Петухова В.А.;

— что убийство Петухова В.А. было совершено в связи с осуществлением данным лицом своей служебной деятельности, так как Петухов, являясь главой администрации г. Нефтеюганска, действовал в ущерб интересам НК «Юкос»;

— что убийство Петухова В.А. было совершено общеопасным способом, так как выбранный Цигельником и Решетниковым способ лишения жизни потерпевшего, в многолюдном месте на улице, в 8 часов утра, при помощи автоматического огнестрельного оружия, был опасен для жизни не только Петухова, но и других лиц, находящихся в это время на улице, что является общеопасным способом.

Покушение на убийство Кокошкина В.Е. было совершено по предварительному сговору группой лиц и по найму, при этом Шапиро В.В. после получения информации от Цигельника о том, что Петухов передвигается вместе с охранником, осознавая, что одному Цигельнику будет трудно совершить убийство Петухова, дал указание последнему привлечь к исполнению задуманного еще одного человека, что подтверждается показаниями подсудимого Цигельника в судебном заседании.

После чего Цигельником для совершения преступления был привлечен Решетников, то есть Шапиро В.В., зная, что преступление также будет совершено с применением огнестрельного оружия, предвидел возможность лишения жизни охранника Кокошкина и желал этого.

Как установлено в судебном заседании, умысел подсудимых Шапиро, Цигельника и Решетникова был направлен на лишение жизни двух лиц, в связи с чем их действия квалифицируются как покушение на убийство двух лиц.

Покушение на жизнь Кокошкина, являющегося охранником Петухова, о чем подсудимые безусловно знали (показания подсудимых Цигельника и Решетникова в судебном заседании), было совершено в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности по охране Петухова, поэтому действия подсудимых Шапиро, Цигельника, Решетникова квалифицируются как покушение на убийство в связи с осуществлением лицом служебной деятельности.

Преступление в отношении Кокошкина В.Е. совершено общеопасным способом по тем же основаниям, что указаны при квалификации действий подсудимых по факту убийства Петухова.

Вместе с тем суд считает, что обвинение подсудимого Пичугина А.В. в покушении на убийство Кокошкина не нашло своего подтверждения в судебном заседании и подлежит исключению из его обвинения в связи с тем, что в соответствии с требованиями закона ответственность за покушение на преступление наступает только в том случае, если виновный при этом действовал с прямым умыслом. Как установлено в судебном заседании, подсудимый Пичугин явился организатором убийства Петухова, и каких либо доказательств того, что при этом он желал наступления смерти Кокошкина, органами предварительного следствия и в судебном заседании не добыто.

Суд считает несостоятельными доводы подсудимых Цигельника и Решетникова о том, что у них не имелось умысла на убийство Петухова и Кокошкина, и их действия необходимо квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК РФ, так как установлено в судебном заседании, обговаривая различные способы нападения на потерпевшего Петухова и его охрану, в том числе путем заброса гранаты в служебный кабинет Петухова, применение при совершении преступления огнестрельного автоматического оружия, нахождение при них боевых осколочных гранат, производство выстрелов в жизненно-важные органы потерпевших, от которых наступила смерть Петухова, а Кокошкин остался живым только благодаря вовремя оказанной ему медицинской помощи, безусловно, по мнению суда свидетельствует о том, что их действия были направлены на лишение жизни потерпевших, а показания подсудимых в этой части суд расценивает как попытку смягчить свою ответственность за содеянное.

Суд считает, что мотивом совершения убийства Петухова В.А. явилось то, что он, будучи избранным на пост главы администрации г. Нефтеюганска, выявив, что НК «Юкос», являющееся градообразующим предприятием в городе, не доплачивала налоги в бюджеты различных уровней и это создало в городе напряженную обстановку. В городе длительное время, несколько месяцев, не выплачивалась зарплата работникам бюджетной сферы, в связи с чем Петухов В.А. стал публично, в том числе и в средствах массовой информации, изобличать руководство НК «Юкос» в неуплате налогов, проводить по своей инициативе собственные проверки, а также обратился в государственные налоговые службы и органы прокуратуры с просьбой о проведении полномасштабной проверки финансовой деятельности НК «Юкос», организовывал митинги в городе, объявлял голодовку, требованиями которых являлась уплата компанией «Юкос» налогов.

Данные претензии главы города Петухова В.А. по уклонению от уплаты налогов в бюджет руководством НК «Юкос» расценивались как давление, а высказывания Петухова В.А. были неприемлемыми, и, так как действия Петухова В.А. противоречили личным и служебным интересам руководства НК «Юкос», Пичугиным В.А. и другим лицом было принято решение об убийстве Петухова, которое Пичугиным было организованно, что подтверждается совокупностью выше приведенных в приговоре доказательств, которым дана оценка и не доверять которым у суда оснований не имеется.

Что же касается доводов защиты о том, что у руководства НК «Юкос» не было мотива для совершения убийства Петухова, а это, напротив, противоречило интересам компании НК «Юкос», и что убийство могло быть совершено в связи с коммерческой деятельностью потерпевшего, то суд их считает несостоятельными, и они опровергаются многочисленными показаниями свидетелей — работников администрации города Нефтеюганска, потерпевшей Исламовой, показаниями подсудимых Цигельника, Решетникова в судебном заседании и на предварительном следствии, а также Шапиро В.В. на предварительном следствии, и письменными материалами дела, исследованными в судебном заседании.

Выводы суда по факту нападения на В. Колесова

Действия Решетникова. Подсудимый Решетников Е.В. виновным себя по данному эпизоду признал частично и пояснил, что в октябре 1998 года Цигельник встречался с Шапиро и Горитовским, от которых получил задание на избиение гражданина Колесова, чтобы тот, как им говорили, подписал необходимые бумаги. Как ему известно со слов Цигельника, Горитовскому и Шапиро поручили это выполнить Пичугин и Невзлин.

За совершение преступления им было обещано вознаграждение в сумме пять тысяч долларов США на двоих. Кроме того, Шапиро и Горитовский сообщили адреса места жительства и работы Колесова, предоставили его фотографию и дали задание похитить дипломат у Колесова, а также предоставить его личные вещи в качестве доказательства совершенного преступления. В Москве они приезжали по месту жительства Колесова, и чтобы выяснить обстановку, он под видом электрика ходил в квартиру Колесова. Они обследовали местность и установили, что Колесов ставит автомашину недалеко от дома, а потом возвращается домой через небольшой парк, и решили напасть на него в этом месте. В день нападения в октябре 1998 года Колесов поставил свою автомашину на стоянку и когда пошел по направлению к дому через парк, то он прошел вперед Колесова, а Цигельник шел за ним. Когда Колесов поравнялся с ним, то он произвел захват потерпевшего и прижал его к себе, в это время Цигельник напал на Колесова и несколькими ударами по голове свалил его с ног. Колесов упал и потерял сознание, после чего он и Цигельник нанесли ему еще несколько ударов руками и ногами по различным частям тела.

Затем они забрали у Колесова дипломат и скрылись с места происшествия. В дипломате находились: газовый пистолет, какие-то документы и 1500 долларов США. Похищенные у Колесова деньги он и Цигельник поделили между собой, оставили себе часть бумаг из дипломата для отчета за совершенное преступление, а остальные похищенные вещи выкинули в реку Москва. За совершение преступления им и Цигельником были получены пять тысяч долларов США на двоих. Убивать Колесова они не собирались.

О Цигельнике. Подсудимый Цигельник виновным себя по данному эпизоду признал частично и пояснил, что в октябре 1998 года Шапиро назначил ему встречу в г. Москве на Ленинском проспекте.

При встрече Шапиро пояснил, что ему и Решетникову необходимо бросить все дела и заняться мужчиной по фамилии Колесов. Им приказали совершить попытку физического воздействия на гражданина Колесова в связи с тем, что Колесов имел отношении к НК «Юкос» и не соглашался с освобождением своего места. Нужно было избить его и в подтверждение этого забрать находящиеся у него документы.

За выполнение данного задания Шапиро были обещаны деньги в сумме 5000 долларов США. Они согласились на выполнение данного задания и, прибыв по указанному Шапиро адресу, стали следить за Колесовым, Решетников ходил к потерпевшему в квартиру под видом электрика.

Перед домом, в котором проживал Колесов, находился парк с насаждениями, через который проходила дорожка. Возле парка Колесов ставил машину на стоянку и шел через парк домой. В день нападения вечером Колесов поставил машину и пошел через парк по дорожке. Где-то на середине парка они пошли к нему навстречу. Решетников шел впереди, обошел Колесова и схватил его сзади за руки, он же подошел спереди и ударил Колесова два раза кулаком в область подбородка, после чего тот упал, и он ударил его ногой в область груди.

Видя, что Колесов упал и лежит без сознания, он и Решетников забрали его портфель и ушли. Им изначально было сказано забрать портфель, но они взяли портфель не с целью ограбления, а для того, чтобы показать документы, находящиеся в портфеле, Шапиро. В портфеле находились какие-то документы, 1500 долларов США, которые они с Решетниковым разделили между собой, а паспорт отдали Шапиро в г. Москве. Остальное выкинули с моста в речку в районе кольцевой автодороги.

За совершение преступления в отношении Колесова им заплатили пять тысяч долларов, передал им деньги непосредственно Шапиро. Убивать Колесова никто не собирался.

О Шапиро. Подсудимый Шапиро В.В. виновным себя по данному эпизоду не признал и пояснил, что осенью 1998 года он слышал разговор между Гориным и Горитовским о том, что кого-то нужно избить, но кого и за что, ему не известно.

 Объективные доказательства по факту нападения на В. Колесова

Наряду с показаниями подсудимых, потерпевшего, свидетелей, виновность подсудимых в содеянном достоверно установлена и объективными доказательствами, представленными органами предварительного следствия и проверенными в судебном заседании, а именно:

— протоколом проверки показаний на месте с участием потерпевшего Колесова В.Л. и фототаблицей к нему, согласно которым Колесов указал место совершённого в отношении него 5 октября 1998 года преступления, а именно:

прилегающую территорию к д. 4 корп. 1 по ул. Маршала Бирюзова г. Москвы, воспроизвел обстоятельства совершенного преступления, уточнив, что когда он очнулся после совершенного в отношении него преступления, то он находился в глубине сквера, у кустов, находящихся в 15 метрах от пешеходной дорожки, на которой на него напали (т. 5, л.д. 147-158);

— справками из ГКБ № 67 от 06 и 09 октября 1998 г. о том, что Колесов В.Л. 6 октября 1998 года обращался в травматологическое отделение больницы, где ему был установлен диагноз: сотрясение головного мозга, ушибы, ссадины мягких тканей лица, ушиб грудной клетки (т. 5, л.д. 6, 52-53);

— записью № 1707 за 6 октября 1998 года в книге учёта преступлений (КУП) ОВД «Щукино» УВД СЗАО г. Москвы о том, что 06 октября 1998 года в 11 час. 30 мин. скорой № 209555 поступил Колесов Виктор Львович, со слов которого 05 октября 1998 года в 20 час. 30 мин. возле своего дома был избит неизвестными. Диагноз: сотрясение головного мозга, ушиб грудной клетки, ссадины лица (т. 5, л.д. 58-60);

— копией трудовой книжки Колесова В.Л., из которой следует, что Колесов В.Л. с 06 марта 1998 года по 17 ноября 2000 года состоял в должности управляющего делами ЗАО «Роспром» (т. 5, л.д. 43-51);

— заключением судебно-медицинской экспертизы № 6626 М/11148, из которой явствует, что у Колесова В.Л. выявлены сотрясение головного мозга, окологлазничные гематомы с двух сторон, множественные ссадины лица, причинившие лёгкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья продолжительностью не более 3-х недель.

Кровоподтёк грудной клетки справа, в области IX, X ребра по подмышечной линии, не причинивший вреда здоровью. Указанные повреждения образовались от ударных и скользящих воздействий твёрдых и тупых предметов, возможно 05 октября 1998 года при указанных обстоятельствах.

— и другими материалами дела, исследованными в судебном заседании.

Действия подсудимых Цигельника Г.А. и Решетникова по факту нападения на Колесова в соответствии с требованиями ст. 10 УК РФ необходимо квалифицировать по ст. 162 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 21 июля 2004 года) как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору.

Приходя к выводу об указанной квалификации действий подсудимых Цигельника и Решетникова, суд исходит из того, что в судебном заседании нашло свое полное подтверждение:

— что разбойное нападение на Колесова было совершено по предварительному сговору группой лиц, так как Горин, с ведома Пичугина и другого лица, организовал нападение на Колесова, привлек Шапиро и Горитовского, а те в свою очередь за денежное вознаграждение привлекли к этому Цигельника и Решетникова, которые, заранее договорившись и действуя совместно и согласованно, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего, о чем свидетельствуют их действия и заключение судебно-медицинской экспертизы, согласно которому Колесову причинены телесные повреждения, причинившие легкий вред его здоровью, напали на Колесова и завладели принадлежащим его имуществом.

Доводы же подсудимых Цигельника и Решетникова о том, что они завладели имуществом Колесова после того, как потерпевший потерял сознание, и до этого у них умысла на завладение имуществом Колесова не было, суд считает несостоятельными и выдвинутыми ими с целью смягчения своей ответственности за содеянное, и они опровергаются приведенными выше доказательствами, в том числе и показаниями самих подсудимых, указывающими на то, что ими было получено задание на завладение имуществом потерпевшего — его портфелем, что они и исполнили при таких обстоятельствах, что умысел подсудимых был направлен именно на завладение имуществом потерпевшего.

Органами предварительного следствия подсудимые Цигельник и Решетников также обвиняются в том, что указанные выше действия в отношении Колесова были ими совершены с целью лишения жизни потерпевшего, профессиональный рост которого противоречил личным и служебным интересам руководителей НК «Юкос», в связи с осуществлением Колесовым служебной деятельности, группой лиц по предварительному сговору, по найму, сопряженные с разбоем, а действия Шапиро — как пособника в организации данных действий.

Действия Цигельника и Решетникова органами предварительного следствия квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п.п. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Шапиро В.В. — по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 33, п.п. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В судебном заседании государственный обвинитель отказался от обвинения подсудимых Цигельника и Решетникова в покушении на убийство Колесова, а подсудимого Шапиро В.В. — в пособничестве в покушении на убийство Колесова в связи с тем, что данное обвинение не нашло своего подтверждения в судебном заседании.

Принимая частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в отношении Цигельника, Шапиро и Решетникова, суд прекращает в этой части уголовное дело в отношении Цигельника и Решетникова по ч. 3 ст. 30, п.п. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Шапиро В.В. — по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 33, п.п. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и исключает из их обвинения покушение на убийство Колесова.

Вывод суда о доказанности вины подсудимых по факту первого покушения на убийство Е. Рыбина

Оценивая всю совокупность добытых и исследованных доказательств, суд приходит к выводу о доказанности вины подсудимых Пичугина А.В., Шапиро В.В., Цигельника Г.А. в содеянном ими, так как приведенные выше доказательства не находятся в противоречии между собой, дополняют друг друга и конкретизируют обстоятельства происшедшего, а оснований не доверять этим доказательствам не имеется.

Действия подсудимого Пичугина А.В. по факту покушения на Рыбина Е.Л. 24 ноября 1998 года необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п.п. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как организацию покушения на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, совершенного группой лиц по предварительному сговору, по найму;

действия подсудимого Шапиро В.В. по ч. 3, ст. 30, ч. 5 ст. 33, п.п. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ — как пособничество в организации убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, совершенное группой лиц по предварительному сговору, по найму;

действия подсудимого Цигельника Г.А. по ч. 3 ст. 30, п.п. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ — как покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, совершенное группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Приходя к выводу об указанной квалификации действий подсудимых, суд исходит из того, что в судебном заседании нашло свое полное подтверждение:

— что покушение на убийство Рыбина было совершено группой лиц по предварительному сговору и по найму, при этом Пичугин А.В. явился одним из инициаторов покушения на лишение жизни Рыбина, действовал заранее договорившись и согласованно с соучастниками, умышленно за денежное вознаграждение предложил подыскать лиц, готовых за деньги убить потерпевшего, сплотил соучастников на лишение жизни потерпевшего, передал информацию о потерпевшем, вел переговоры о размере материального вознаграждения за убийство Рыбина и сроках его совершения, то есть явился организатором данного преступления.

Шапиро В.В. умышленно за денежное вознаграждение, действуя согласно отведенной ему роли в группе, привлек Цигельника и Решетникова к совершению действий, направленных на лишение жизни Рыбина, предоставил им информацию о потерпевшем и передал в качестве аванса денежное вознаграждение в размере не менее 10 000 долларов США, а Цигельник и Решетников, осужденный приговором Московского городского суда за данное преступление, действуя совместно и согласно отведенной им роли в группе, выступили непосредственными исполнителями убийства Рыбина, но преступный умысел подсудимых не был доведен до конца по не зависящим от их воли обстоятельствам, так как Решетников, стреляя в Рыбина из автоматического оружия, промахнулся и потерпевшему удалось скрыться;

— что, покушаясь на убийство Рыбина, работающего управляющим компании «Ист Петролеум», который выполнял свои обязанности по службе, подсудимые полагали, что он действует в ущерб интересам НК «Юкос», и намеревались лишить его жизни в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности.

Действия подсудимых Цигельника Г.А. и Решетникова по факту незаконного оборота с оружием необходимо квалифицировать по ст. 222 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как незаконное приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, совершенные по предварительному сговору группой лиц, так как в судебном заседании установлено, что для совершения убийства Рыбина Е.Л. в октябре 1998 года Цигельником и Решетниковым, которые заранее договорились и действовали совместно, было приобретено огнестрельное оружие — пистолет ПСМ, изготовленный кустарным способом, который они вместе с огнестрельным оружием, представляющим модификацию пистолета-пулемета «Волк», носили при себе, хранили и перевезли осенью 1998 года из г. Волгограда в г. Москву, после чего 24 ноября 1998 года использовали при совершении покушения на Рыбина.

Показания потерпевших и свидетелей по факту покушения на убийство Е. Рыбина 24 ноября 1998 года

Помимо показаний подсудимых данных в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, их вина по данному эпизоду подтверждается также показаниями потерпевших и свидетелей, а именно:

— показаниями потерпевшего Рыбина Е.Л. в судебном заседании, из которых следует, что он с 1994 г. работал управляющим ВНК «Ист Петролеум Хандельсгес м.б.Х».

В январе 1998 г. его компания вступила в деловые отношения с нефтяной компанией «Юкос», которая приобрела контрольный пакет акций «Восточной нефтяной компании» (ВНК), включающей в себя ОАО «Томскнефть», АО «Ачинский нефтеперерабатывающий завод», «Томский нефтехимический комбинат», сеть предприятий по реализации нефтепродуктов.

В результате покупки контрольного пакета акций, НК «Юкос» начала осуществлять внешнее руководство ОАО «Томскнефть», с которым у компании «Ист Петролеум» имелись действующие договора о взаимовыгодной совместной деятельности. В конце января — начале февраля 1998 г. незаконным решением руководства НК «Юкос» в одностороннем порядке были приостановлены действия договоров, заключенных компанией «Ист Петролеум» с ОАО «Томскнефть». В результате неправомерных действий НК «Юкос» прекратилось поступление нефти, было заблокировано всякое движение.

Со стороны возглавляемой им компании в адрес НК «Юкос» поступали неоднократные требования о выполнении условий действующих договоров. С марта по октябрь 1998 г. НК «Юкос» не выполняла имеющиеся договоренности и распоряжалась всей получаемой прибылью.

Впоследствии руководство НК «Юкос» в лице Ходорковского отказалось подписать подготовленные согласительные документы. Многочисленная переписка и неоднократные переговоры ни к чему не привели. Его компания инициировала судебные иски по поводу одностороннего прерывания договоров НК «Юкос». Он лично предпринимал все возможные, предусмотренные законом меры для пресечения незаконных действий руководства НК «Юкос». В том числе допустил несколько критикующих, изобличающих высказываний в прессе в адрес НК «Юкос» и руководителей компании Ходорковского и Лебедева.

24 ноября 1998 года на него было совершено первое покушение. После очередных переговоров с НК «Юкос» он получил записку от вице-президента компании Филимонова с просьбой приехать к тому после 20 часов домой. Около 21 часа он на служебной автомашине приехал домой к Филимонову, проживающему в г. Москве на ул. Удальцова в доме № 32, кв. 41. Находился у Филимонова примерно до 22 часов, разговор у них не клеился, и он сказал Филимонову, что ему, Рыбину, ничего не остается, как обратиться в арбитражный суд.

Выйдя из подъезда дома Филимонова, он подошел к своему автомобилю, в котором находился водитель. В этот момент увидел, что к нему направляется ранее ему не знакомый Решетников, который держал в руках что-то. Не доходя до него, Решетников сдернул с руки тряпку или какой-то другой предмет, и он увидел в руках у Решетникова автомат, из которого тот произвел в него несколько выстрелов. Он сразу бросился под машину, а затем забежал в подъезд дома, а Решетников скрылся.

Считает, что организаторами покушения на него является руководство НК «Юкос». Пичугина А.В. он видел летом 1998 года, когда тот вместе с двумя другими людьми из НК «Юкос» приходили к нему в офис. В этот момент у него в офисе находился руководитель компании «Томскнефть» Берлинг, который рассказал, что на него оказывается давление со стороны службы безопасности НК «Юкос», и в это время приехала делегация из НК «Юкос».

Берлинг не хотел с ними встречаться, и он проводил его в другой кабинет, а когда люди НК «Юкос» ушли, то Берлинг, подойдя к окну и увидев людей, которые приходили, сказал, что это именно те люди, которые угрожают ему убийством, и показал на Пичугина.

Суд считает несостоятельными заявления защиты, что к показаниям потерпевшего Рыбина Е.Л. о приходе к нему в офис летом 1998 года Пичугина с другими представителями НК «Юкос» следует относиться критически, так как в ходе предварительного следствия, давая показания о лицах, приходивших к нему в офис, он описывал человека, который по внешним данным был не похож на Пичугина, в связи с тем, что потерпевший Рыбин как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании давал последовательные показания об этих обстоятельствах, пояснил, что в протоколе допроса он подробно описывает внешние данные не Пичугина, а другого лица, приходившего с Пичугиным, оснований не доверять показаниям потерпевшего Рыбина у суда не имеется, как и не установлено оснований для оговора подсудимого Пичугина потерпевшим, так как они ранее знакомы никогда не были, никаких взаимоотношений между ними не существовало;

— свидетель Смирнов О.М. в судебном заседании показал, что ему известно о длительном знакомстве Горина Сергея с Пичугиным Алексеем, работавшим в НК «Юкос». Со слов Горина ему достоверно известно, что он занимался организацией убийств неугодных для компании «Юкос» лиц.

Кроме того, со слов Горина ему известно, что он занимался организацией двух покушений на Рыбина в г. Москве в 1998-1999 году. Первое покушение в 1998 году было совершено двумя лицами, одного из которых Рыбин в дальнейшем опознал, и тот был осужден к лишению свободы. При первом покушении на Рыбина в него стреляли из автомата, было это в темное время суток.

Со слов Горина ему известно, что Рыбин занимался нефтяным бизнесом и между ним и НК «Юкос» возникли какие-то финансовые разногласия, и чтобы решить финансовые проблемы от руководства НК «Юкос», Горину поступил заказ на физическое устранение Рыбина;

— показаниями свидетеля Галкина Ю.В. в судебном заседании, из которых следует, что он работал водителем служебной автомашины Рыбина Е.Л.

В 1998 году, числа и месяца точно не помнит, он по указанию Рыбина подвез его к дому по ул. Удальцова в г. Москве. После того как Рыбин зашел в дом, он поставил машину у подъезда и задремал. Проснулся он оттого, что услышал, как Рыбин открыл заднюю дверь автомашины и положил на заднее сиденье свой дипломат. Он сразу же завел автомобиль, а Рыбин подошел к передней двери. В этот момент начали стрелять. Рыбин наклонился и отбежал за машину, а потом побежал в подъезд дома, а он проехал немного вперед и выехал на перекресток и стал звонить Рыбину, и в этот момент увидел, что от дома бегут двое мужчин, но как они выглядели, он не запомнил;

— показаниями свидетеля Филимонова Л.И. в судебном заседании о том, что с Рыбиным Е.Л. его связывают давние дружеские отношения.

Будучи в должности генерального директора ОАО «Томскнефть-ВНК», неоднократно встречался с Рыбиным как с управляющим ВНК «Ист Петролеум» с целью вложения в его отрасль инвестиций. Между ОАО «Томскнефть» и компанией «Ист Петролиум» были заключены договора о совместной деятельности. В январе 1998 г. контрольный пакет акций «ВНК» был продан компании «Юкос». Новыми «хозяевами» была проведена ревизия, после которой НК «Юкос» отказалась от сотрудничества с «Ист Петролеум».

В сентябре 1998 г. он был назначен на должность вице-президента НК «Юкос» и возглавил комиссию по переговорам с «Ист Петролеум».

В ноябре 1998 года в офисе НК «Юкос» он пригласил Рыбина в гости к себе домой, написав записку, в которой указал время в 20 часов. Рыбин приехал, они побеседовали, разговора насчет претензий компании не вели, обговаривали в основном хозяйственные дела. Рыбин около 22 часов ушел, а спустя несколько минут вернулся и сообщил, что во дворе дома его пытались убить;

— показаниями свидетеля Авалишвили Г.Д. в судебном заседании, из которых следует, что с Рыбиным Е.Л. он знаком длительное время.

В 1997 году он работал в «Томскнефть» заместителем генерального директора по экономике и финансам, а Рыбин был управляющим австрийской нефтяной компании «Ист Петролеум». С этой компанией у «Томскнефть» был заключен договор о совместной деятельности по Западно-Полуденному и Крапивинскому нефтяным месторождениям.

В декабре 1997 г. НК «Юкос» купила 53 процента акций «ВНК», в состав которой входило ОАО «Томскнефть». Сразу после продажи у компании «Ист Петролеум» была незаконно отозвана доверенность на продажу нефти, а также прекращена совместная деятельность по обоим месторождениям. НК «Юкос» неправомерно прекратила совместную деятельность в одностороннем порядке.

Рыбин длительное время пытался урегулировать отношения с НК «Юкос», но это не привело к желаемому результату. После чего компания «Ист Петролеум» вынуждена была обратиться в суд. Близко зная и общаясь с Рыбиным, ему известно, что других конфликтных ситуаций, кроме как с НК «Юкос», у Рыбина не было. Рыбин являлся инициатором борьбы с незаконной деятельностью НК «Юкос»

Ему известен Берлинг, который в 1998 году был генеральным директором «ТНК» и разрабатывал нефтезаправочные комплексы по России. У него была в г. Томске встреча с Берлингом, и он высказывал опасения, так как поступают угрозы со стороны службы безопасности НК «Юкос» в отношении него и его семьи. Последний раз он видел Берлинга примерно дня за три до смерти последнего, и Берлинг жаловался, что его «обложили» со всех сторон;

— показаниями свидетеля Дергунова В.К. в судебном заседании, из которых следует, что он в 1998 году работал директором Московского филиала компании «Ист петролеум». У компании было заключено два контракта с «Томскнефть» по разработке двух нефтяных месторождений. В 1997 году, когда НК «Юкос» купил компанию ВНК «Томскнефть», то в одностороннем порядке прекратила действия договоров с компанией «Ист Петролеум», возглавляемой Рыбиным.

Рыбин неоднократно обращался в НК «Юкос» по поводу нарушений с их стороны и в последующем инициировал судебные иски. О первом покушении на Рыбина ему известно только со слов, что, когда тот вышел от Филимонова, на улице в него стреляли. По его мнению, смерть Рыбина могла быть выгодна и желательна только руководству НК «Юкос», поскольку именно Рыбин привлекал внимание правоохранительных органов к их незаконной деятельности, а также инициировал в отношении их исковые требования;

— показаниями свидетеля Добровинского А.А. в судебном заседании, который подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного следствия, и пояснил, что он длительное время принимал участие в судебных процессах, инициированных компаниями «Биркенхольц» и «Ист Петролеум», в связи с незаконной деятельностью НК «Юкос».

Все процессы были выиграны компаниями «Биркенхольц» и «Ист Петролеум», интересы которых он представлял. Ему приходилось разговаривать по телефону и встречаться лично с руководством НК «Юкос», в частности с Ходорковским и Невзлиным. При этом он узнал, что НК «Юкос» на добровольное возмещение убытков от своей деятельности не пойдет. Он получал предупреждение от ранее незнакомого мужчины по имени Сергей, который, угрожая пистолетом, сказал, что ему не следует общаться с Рыбиным Е.Л., так как тот перешел дорогу очень влиятельным людям. Один из руководителей НК «Юкос» — Невзлин, лично звонил ему по телефону, высказывал оскорбления и угрозы в его адрес и Рыбина, это было в 2002 году. Ему известно, что на Рыбина было совершено несколько покушений;

— показаниями свидетеля Пригоцкой Р.А. в судебном заседании, которая подтвердила свои показания, данные в ходе предварительного следствия, и пояснила, что она проживала с Решетниковым Е.В. в гражданском браке.

Официально ни она, ни Решетников нигде не работали. Решетников зарабатывал ремонтом машин и оружия, которым занимался в арендуемом им гараже. Весной и летом 1999 г. у Решетникова начали появляться крупные суммы денег в долларах США, а именно в весенний период 1999 г. Решетников принес домой 12 тысяч долларов США, а летом 1999 года они купили квартиру за 270 тысяч рублей.

Она уверена, что к деньгам, а именно к долларам США, имеет отношение друг Решетникова — Цигельник. В этот же период времени часто ездил с Цигельником в г. Москву по каким-то своим делам. Незадолго до ареста Решетников перестал жить дома, боялся сотрудников милиции. Решетникову принадлежал автомобиль «Нива», который они продали примерно за две недели до его ареста.

Объективные доказательства по факту первого покушения на убийство Е. Рыбина

Наряду с показаниями подсудимых, потерпевшего, свидетелей, вина подсудимых в содеянном также подтверждается и объективными доказательствами, представленными органами предварительного следствия и проверенными в судебном заседании, а именно:

— протоколом осмотра места происшествия — территории прилегающей к дому № 30 по ул. Удальцова в. Москве (т. 40, л.д. 51);

— протоколом дополнительного осмотра места происшествия от 25 ноября 1998 года, в ходе которого потерпевший Рыбин Е.Л. на местности, прилегающей к д. 30 по ул. Удальцова г. Москвы, указал взаимоположение его и стрелявшего в него мужчины (т. 40, л.д. 58-59);

— протоколом от 02 декабря 1998 г., из которого следует, что Рыбин Е.Л. добровольно выдал записку, переданную ему Филимоновым Л.И. 24 ноября 1998 года, которая была осмотрена (т. 40, л.д. 70);

— копией записки с рукописным текстом «Жду в 20 00», добровольно выданной потерпевшим Рыбиным (т. 40, л.д. 71);

— схематическим изображением автомата с глушителем, из которого были произведены выстрелы в потерпевшего Рыбина, собственноручно выполненным Решетниковым Е.В. (т.40, л.д. 195-196);

— протоколом осмотра места происшествия от 11 августа 1999 г., из которого следует, что на территории, примыкающей к гаражному боксу № 1137, принадлежащему Решетникову Е.В., обнаружен и изъят ствол от автомата «Борз» калибра 9 мм, который в процессе следствия осмотрен, приобщен к материалам дела в качестве вещественного доказательства (т. 41, л.дл. 16- 18);

— протоколом дополнительного осмотра места происшествия от 17 сентября 1999 года, из которого явствует, что на территории, примыкающей к д. 30 по ул. Удальцова в г. Москве, и в служебных помещениях указанного дома обнаружены и изъяты 3 деформированные пули калибра 9 мм, которые в процессе следствия осмотрены и приобщены к материалам дела в качестве вещественного доказательства (т. 40, л.д. 4-9);

— протоколом обыска от 21 августа 1998 года, произведенного в квартире Решетникова Е.В., в ходе которого была изъята специальная литература по буровзрывным работам, ремонту огнестрельного оружия (т.41, л.д. 15);

— рапортом оперуполномоченного 1-го ОРЧ при ОУР СКМ УВД ЗАО г. Москвы от 01 декабря 1998 года Карасева В.А., согласно которому установлено два факта наведения справок в ЦАСБ ГУВД г. Москвы относительно Рыбина Е.Л. — 27 сентября 1998 года с телефона 229-34-38, установленного по адресу: г. Москва, Страстной бульвар, д. 10, благотворительное общество «Бенефис», 27 ноября 1998 года с телефона 235-04-75, установленного по адресу: г. Москва ул. Дубининская, д. 17-а, офис НК «Юкос», (т. 40, л.д. 53);

— справкой ЦАСБ ГУВД г. Москвы от 27 ноября 1998 года, согласно которой установлено, что два факта наведения справок в ЦАСБ ГУВД г. Москвы относительно Рыбина Е.Л. — 27 сентября 1998 года с телефона 229-34-38 и 27 ноября 1997 года с телефона 235-04-75 (т. 40, л.д. 72);

— рапортом старшего оперуполномоченного по ОВД 1-го ОРЧ ОУР КМ УВД ЗАО г. Москвы Ленского О.Г. от 03 декабря 1998 года, согласно которому телефон № 235-04-75 установлен по адресу: ул. Дубининская, д. 17-а, в служебном помещении службы безопасности НК «Юкос» (т. 40, л.д. 76);

— постановлением об установлении анкетных данных от 19.04.2005 г., в соответствии с которым Шевцов Геннадий Александрович, 08.10.1953 года рождения, уроженец г. Краснодар, русский, гражданин Российской Федерации, и Цигельник Геннадий Александрович, 08.10.1953 года рождения, уроженец г. Краснодар, русский, гражданин Украины,— одно и то же лицо (т. 65, л.д. 183-184);

— копиями документов, подтверждающих изменение Шевцовым Г.А. фамилии на Цигельник Г.А., а также одновременное использование им документов на обе фамилии (т. 53, л.д. 197, 198, т. 62, л.д. 149-154, т. 63, л.д. 162- 177, т. 67, л.д. 62-74);

— заключением баллистической экспертизы № 12/К-2290 от 01 октября 1999 года и заключением комплексной баллистической экспертизы № 12/К-621-623 от 23 марта 2000 года, из которых следует, что представленный на экспертизу предмет, изъятый у Решетникова Е.В., представляет собой ствол, изготовленный самодельным способом по типу ствола 9 мм пистолета-пулемета К6-92, и является составной частью огнестрельного оружия, имеющего конструкцию, аналогичную конструкции указанного пистолета-пулемета;

— 3 пули, изъятые при дополнительном осмотре места происшествия, являются составными частями стандартных 9 мм патронов к пистолету Макарова (ПМ);

— указанные 3 пули могли быть выстреляны как из ствола, изъятого у Решетникова Е.В., так и из другого ствола с аналогичными параметрами, которые могли быть получены при использовании того же инструмента, что и при изготовлении представленного ствола;

при стрельбе из пистолетов-пулеметов (К6-92) в автоматическом режиме огня (очередями) пули уводит вправо вверх (т. 41, л.д. 233-236, л.д. 173-179);

— постановлением о приобщении к делу вещественных доказательств: 3 деформированных пуль, изъятых в ходе дополнительного осмотра места происшествия, ствола, изготовленного самодельным способом по типу стволов 9 мм пистолета пулемета К6-92, изъятого из гаража Решетникова Е.В.;

— удостоверением АУ 0036296 и резервной карточкой ФСБ РФ АУ 01156, изъятыми у Решетникова Е.В. (т. 41, л.д. 242-243);

— протоколом выемки от 02 сентября 1999 года, из которого следует, что в гостинице «Луч» г. Москвы изъяты регистрационные карты на имя Решетникова Е.В. и Шевцова Г.А. (Цигельника), подтверждающие факты их проживания в г. Москве, а именно: Шевцова (Цигельника) с 26 сентября по 2 октября 1998 года; 23 по 27 октября 1998 года; Решетников 26 сентября по 2 октября 1998 года, с 23 по 27 октября 1998 года, с 21 по 24 декабря 1998 года, с 11 по 14 января 1999 года, с 21 по 22 января 1999 года (т. 48, л.д. 239);

— протоколом от 03 сентября 1999 года о том, что в помещении гостиницы «ЦДОР» по адресу: г. Москва, Головинское шоссе, д. 1-а, были изъяты анкеты проживающих: Решетникова Е.В. в период с 21 по 24 марта 1999 г.; с 17 по 19 апреля 1999 г.; Цигельника (Шевцова) Г.А. в период с 21 по 24 марта 1999 г.; с 17 по 19 апреля 1999 г. (т. 62, л.д. 155)

— регистрационными карточками гостиницы ООО «Луч», расположенной по адресу: г. Москва, ул. Вавилова, д. 7, подтверждающими факт проживания Решетникова Е.В. с 26 сентября по 02 октября 1998, с 23 по 27 октября 1998 г., с 21 по 24 декабря 1998 г., с 11 по 14 января 1999 г., с 21 по 22 января 1999 г.; Шевцова (Цигельника) Г.А. — с 26 сентября по 02 октября 1998 г., 23 по 27 октября 1998 г.; Решетникова Е.В. и Шевцова (Цигельника) Г.А. — в период с 23 по 29 октября 1998 г., с 23. по 30 октября 1998 г., с 26 сентября по 02 октября 1998 г., 26 сентября по 09 октября 1998 г.,

и анкетами проживающего в гостинице «ЦДОР» Решетникова Е.В. с 21 по 24 марта 1999 г., с 17 по 19 апреля 1999 г., которые, по мнению суда, свидетельствуют о нахождении Решетникова Е.В. и Цигельника Г.А. в г. Москве в период подготовки к совершению преступлений в отношении Колесова В.Л. и Рыбина Е.Л., на момент совершения преступления в отношении Колесова В.Л., а также после совершения (т. № 48 л.д. 240-246; т. № 62 л.д. 156-159) и другими материалами дела, исследованными в судебном заседании.

Вывод суда о доказанности вины подсудимых по факту первого покушения на убийство Е. Рыбина

Оценивая всю совокупность добытых и исследованных доказательств, суд приходит к выводу о доказанности вины подсудимых Пичугина А.В., Шапиро В.В., Цигельника Г.А. в содеянном ими, так как приведенные выше доказательства не находятся в противоречии между собой, дополняют друг друга и конкретизируют обстоятельства происшедшего, а оснований не доверять этим доказательствам не имеется.

Действия подсудимого Пичугина А.В. по факту покушения на Рыбина Е.Л. 24 ноября 1998 года необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п.п. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как организацию покушения на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, совершенного группой лиц по предварительному сговору, по найму;

действия подсудимого Шапиро В.В. — по ч. 3, ст. 30, ч. 5 ст. 33, п.п. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как пособничество в организации убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, совершенное группой лиц по предварительному сговору, по найму;

действия подсудимого Цигельника Г.А. — по ч. 3 ст. 30, п.п. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, совершенное группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Приходя к выводу об указанной квалификации действий подсудимых, суд исходит из того, что в судебном заседании нашло свое полное подтверждение:

— что покушение на убийство Рыбина было совершено группой лиц по предварительному сговору и по найму, при этом Пичугин А.В. явился одним из инициаторов покушения на лишение жизни Рыбина, действовал заранее договорившись и согласованно с соучастниками, умышленно за денежное вознаграждение предложил подыскать лиц, готовых за деньги убить потерпевшего, сплотил соучастников на лишение жизни потерпевшего, передал информацию о потерпевшем, вел переговоры о размере материального вознаграждения за убийство Рыбина и сроках его совершения, то есть явился организатором данного преступления.

Шапиро В.В. умышленно за денежное вознаграждение, действуя согласно отведенной ему роли в группе, привлек Цигельника и Решетникова к совершению действий, направленных на лишение жизни Рыбина, предоставил им информацию о потерпевшем и передал в качестве аванса денежное вознаграждение в размере не менее 10 000 долларов США, а Цигельник и Решетников, осужденный приговором Московского городского суда за данное преступление, действуя совместно и согласно отведенной им роли в группе, выступили непосредственными исполнителями убийства Рыбина, но преступный умысел подсудимых не был доведен до конца по не зависящим от их воли обстоятельствам, так как Решетников, стреляя в Рыбина из автоматического оружия, промахнулся и потерпевшему удалось скрыться;

— что, покушаясь на убийство Рыбина, работающего управляющим компании «Ист Петролеум», который выполнял свои обязанности по службе, подсудимые полагали, что он действует в ущерб интересам НК «Юкос», и намеревались лишить его жизни в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности.

Действия подсудимых Цигельника Г.А. и Решетникова по факту незаконного оборота с оружием необходимо квалифицировать по ст. 222 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как незаконное приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, совершенные по предварительному сговору группой лиц, так как в судебном заседании установлено, что для совершения убийства Рыбина Е.Л. в октябре 1998 года Цигельником и Решетниковым, которые заранее договорились и действовали совместно, было приобретено огнестрельное оружие — пистолет ПСМ, изготовленный кустарным способом, который они вместе с огнестрельным оружием, представляющим модификацию пистолета-пулемета «Волк», носили при себе, хранили и перевезли осенью 1998 года из г. Волгограда в г. Москву, после чего 24 ноября 1998 года использовали при совершении покушения на Рыбина.

Анализ действий ОПГ Пичугина по факту второго покушения на убийство Рыбина Е.Л. 5 марта 1999 года

По факту покушения на Рыбина 05 марта 1999 года и незаконного оборота с оружием.

Подсудимый Пичугин В.А. виновным себя по данному эпизоду не признал и пояснил, что он никаких преступлений не совершал.

Подсудимый Решетников Е.В. виновным себя по данному эпизоду признал полностью и пояснил, что после первого неудавшегося покушения на Рыбина они возвратились в г. Волгоград, и примерно через неделю Цигельник приехал к нему и сказал, что Шапиро, Горитовский и люди из Москвы недовольны его, Решетникова, промахом в отношении Рыбина. Как ему известно со слов Цигельника, Горитовским было сказано, что они обязаны исправить создавшуюся ситуацию, то есть совершить убийство Рыбина, чего требовали те, кто заказывал Рыбина — это Пичугин и Невзлин, а поскольку НК «Юкос» — организация очень серьезная, то им ничего не оставалось делать, как планировать убийство Рыбина, иначе их жизни и жизни их близких родственников угрожала опасность.

В конце 1998 года — начале 1999 г. он и Цигельник несколько раз выезжали в г. Москву, продолжая выяснять сведения о Рыбине. Осуществляя наблюдение, они установили, что Рыбин изменил маршрут движения от своего домовладения в д. Х. Наблюдение велось продолжительное время. Сначала они планировали совершить убийство Рыбина, используя снайперскую винтовку, с соседней дачи, но выяснили, что на соседней даче то ли имеется охрана, то ли живет хозяин, поэтому отказались от этого варианта убийства Рыбина. Также обсуждалось совершение убийства с использованием снегохода, который был куплен Гориным и который они испытывали с Цигельником на месте, но этот вариант был отклонен.

Кроме этого во время наблюдения за домовладением и передвижениями Рыбина в д. Х Московской области автомашину «Нива», в которой находились он и Цигельник, проверяли сотрудники милиции. Цигельник предъявил удостоверение сотрудника ФСБ России, и на этом основании милиционеры не стали досматривать машину, но записали их данные и номера машины. После этого они тоже хотели уехать, так как засветились, но Горитовский сказал Цигельнику, чтобы они не волновались, так как у них имеется поддержка на самом высоком уровне, и исполнили заказ.

Утром 5 марта 1999 года Рыбин, как обычно, выехал из своего дома, расположенного в д. Х., к месту работы. Он с Цигельником съездили в офис к Рыбину и по автомобилю Рыбина, находившемуся на территории офиса, убедились, что тот находится на работе. Заранее на грунтовой автодороге по пути движения автомашины Рыбина в районе Николо-Хованского кладбища они заложили взрывное устройство. Поверхность и полость ям засыпали землей и утрамбовывали, сверху припорошили снегом. Наружу вывели провода от электродетонатора, которые были вставлены в тротиловые шашки. Центральный провод, обыкновенный электрический кабель, тянулся с места подрыва в «приямок» на обочине дороги. Электропитание осуществлялось от нескольких связанных квадратных батареек. На них сверху ставился перемыкатель — обыкновенный дверной звонок.

Они стали ожидать автомашину Рыбина. Примерно около 21 часа появилась автомашина «Волга», убедившись, что на заднем сидении сидят два человека, он по рации дал команду Цигельнику, о чем они заранее договорились. Когда машина подъехала к месту, где было заложено взрывное устройство, в этот момент прогремел взрыв, после чего машина накренилась и встала на бок. На кнопку взрывного устройства нажимал Цигельник, после чего последний должен был выстрелить из гранатомета, как они договаривались между собой, но выстрела не последовало.

Он подумал, что Цигельник покидает место преступления, как было ранее оговорено, и сам хотел покинуть место преступления, но в этот момент услышал выстрелы, сначала пистолетные, потом две автоматные очереди. Понял, что Цигельник вступил в бой с охраной. Вышел на дорогу и когда стал приближаться к подорванному автомобилю, то увидел, что в сторону Цигельника ведет огонь охранник.

Чтобы прикрыть Цигельника, он сам открыл стрельбу по охраннику. Отстреляв магазин с патронами, он заменил его на второй магазин. Со стороны охранника выстрелы прекратились. После этого он подошел к автомобилю, где Цигельник сказал ему, что один охранник убежал, а все остальные находятся в машине.

Цигельник разрядил весь магазин с патронами по автомашине, и он тоже через багажник автомашины выстрелил по людям, находящимся в салоне автомашины. Они собрались уходить от автомашины, но услышали стон, доносящийся из автомашины. Цигельник сказал, что в автомашине еще кто-то живой, и дал ему, Решетникову, указание — бросить в автомашину гранату. Он выполнил указание Цигельника, бросив в автомашину гранату.

После чего, покидая место преступления, они выбросили автоматы, рации, магазины, маскхалаты, перчатки и ушли по заранее намеченному маршруту. Дошли до автомашины «Нива» и на ней доехали в гостиницу, откуда позвонили Горитовскому, доложив, что Рыбин убит. На следующий день, по приезду в г. Волгоград, узнали, что у них ничего не получилось, Рыбина в автомашине не было. Сведения получили из телевизионной передачи.

Подрыв и обстрел автомашины они производили с целью убийства Рыбина, при этом понимали, что могут пострадать другие люди, находящиеся в машине. За совершение преступления получили по 10 тысяч долларов США каждый. Ему лично деньги принес Цигельник, который получил их от Горитовского.

Для передвижений при совершении покушения на Рыбина ими использовался автомобиль Цигельника марки «Нива», в котором был устроен тайник для перевозки оружия и боеприпасов. Тайник располагался в багажном отделении, где должна быть «запаска». Для этого была сделано углубление в дне автомобиля. В этом тайнике они доставили к месту совершения преступления два автомата, четыре гранаты, гранатомет, взрывчатку и два электродетонатора, которые заранее спрятали у места предполагаемого нападения на Рыбина.

Место закладки взрывчатки им было указано Горитовским и Шапиро, которые вместе с ними были на месте совершения преступления до нападения на автомашину Рыбина, а непосредственно саму закладу взрывчатки в вырытые ими лунки осуществляли он и Цигельник. Горитовский был связующим звеном между ними и вышестоящими Гориным, Пичугиным и Невзлиным.

Со слов Цигельника ему известно, что преступления в отношении Рыбина совершались в интересах НК «Юкос», ее руководства, а именно Невзлина и Пичугина, от которых шло финансирование на подготовку и осуществление убийства Рыбина.

Подсудимый Цигельник Г.А. виновным себя по данному эпизоду признал частично и пояснил, что после первого, неудавшегося, покушения на убийство Рыбина, он и Решетников приехали в г. Волгоград с тем, чтобы отказаться от дальнейших действий, направленных на совершение данного преступления. Через некоторое время к нему приехали Горитовский и Шапиро, которые стали требовать довести начатое дело до конца. При этом угрожали, говорили о том, что представители НК «Юкос», а именно Горин, Пичугин и Невзлин, в случае, если они не доведут начатое дело до конца, отомстят им и их семьям.

После этого они были вынуждены вернуться в г. Москву в январе 1999 года, где продолжили наблюдение за Рыбиным с тем, чтобы лишить его жизни. Было установлено местожительство Рыбина в районе д. Х. Московской области, разрабатывались различные варианты лишения жизни Рыбина — путем выстрела из снайперской винтовки с соседней дачи, расположенной рядом с усадьбой Рыбина, где они выломали в чердачном помещении доску, при выходе Рыбина из офиса, а также с использованием снегохода, который купил Горин, и они с Решетников испытывали данный снегоход на месте, при этом присутствовал и Шапиро, но все варианты по каким-то причинам не подходили.

Когда они вели наблюдение с площадки, расположенной возле крематория со стороны поворота на Николо-Хованское кладбище, то на данном месте к ним подошли сотрудники милиции, которым он предъявил удостоверение сотрудника ФСБ на свое имя. После этого сотрудники милиции не стали их проверять. Однако, записав его данные и номер машины, они уехали. О милицейской проверке они сообщили Шапиро и Горитовскому.

В марте ему позвонил Горитовский, который попросил срочно приехать в г. Москву, объясняя это тем, что звонили из компании «Юкос» и требовали срочно исполнить заказ по Рыбину.

1 или 2 марта 1999 года он совместно с Решетниковым приехал в г. Москву. Подъехали к гостинице «Салют», он по телефону вызвал Горитовского и Шапиро. Когда те спустились, то Шапиро сказал, что нужно срочно все готовить к взрыву автомашины, в которой ездил Рыбин.

2 марта 1999 года они приехали в район Николо-Хованского кладбища, где в заранее выбранном месте, указанном Шапиро и Горитовским, выдолбили две воронки, в которые заложили взрывчатку в двух пакетах по 1,5 кг в каждом. Взрывчатку в виде порошка Горитовский достал на какой-то шахте. Еще у них было две тротиловые шашки и две гранаты Ф-1. Совместно с Решетниковым он указанные боеприпасы разложил в две подготовленные воронки, засыпав и утрамбовав их землей. Подсоединив провод к зарядам, вывели его в окопчик рядом с дорогой.

5 марта 1999 года Горитовский позвонил и попросил его подъехать к гостинице «Салют», в которой проживали он и Шапиро. Приехав вместе с Решетниковым к гостинице, он по внутреннему телефону вызвал Горитовского. Последний попросил подождать его около подъезда.

Около 18 часов к джипу, в котором находился Горитовский и Шапиро, на белой «Волге» подъехали трое мужчин, которые пересели в джип. Переговорив около 15-20 мин., трое мужчин уехали. Из мужчин, подъехавших на «Волге», он узнал Горина Сергея, а также Пичугина. После отъезда Горина, Пичугина, Горитовский и Шапиро передали приказ совершить преступление именно текущим днем, так как Рыбин будет выезжать из офиса и поедет домой в период с 19 до 21 часа.

Получив указания, он и Решетников поехали к пешеходному переходу через МКАД, расположенному между ул. Профсоюзной и Ленинским проспектом. Данный переход выходит на дорогу недалеко от места закладки взрывного устройства. Около 19-20 часов он подошел к месту закладки, где занял место у «кнопки», активирующей взрывное устройство, присоединив батареи к центральному проводу, а Решетников спрятался за какой-то стоящий щит.

У Решетникова имелись автомат, граната и рация, а у него автомат, граната, рация и гранатомет. Вооружение и взрывчатые вещества были привезены ими из г. Волгограда на принадлежащей ему автомашине «Нива», данное оружие и взрывчатку он лично получил от Горитовского. По плану они должны были сначала взорвать машину, затем произвести выстрел по ней из гранатомета, а затем покинуть место совершенного преступления, встретиться возле пешеходного перехода.

Когда появилась машина Рыбина марки «Волга», о чем Решетников предупредил его по рации, он дождался, когда машина подъехала к месту, где было заложено взрывное устройство, и нажал кнопку. Прозвучал глухой взрыв. Машина перевернулась набок. Он взял гранатомет, попытался произвести выстрел в машину, но гранатомет не сработал, после чего он бросил его там же.

Тут его заметил находившейся в машине охранник, который начал стрелять. Он открыл ответный огонь по машине. Завязалась перестрелка. Через некоторое время, услышав выстрелы, к нему на помощь прибежал Решетников. Выстрелами они пытались отсечь охранников, чтобы подойти к машине. Он расстрелял один магазин, вставил второй, и в это время подбежал Решетников, с которым они стали стрелять вместе. Он видел, как один из охранников побежал по направлению к дому Рыбина.

Они подошли к машине и увидели, что второй охранник лежал недалеко от машины, но к нему они не подходили, потому что он был им не нужен. Они расстреляли оставшиеся патроны по машине, а затем стали уходить. Со стороны машины исходил стон.

Решетников, находившийся ближе к машине, возможно и по его, Цигельника, указанию бросил вовнутрь гранату, после чего они покинули место преступления. По пути они избавились от раций и автоматов, а маскировочные халаты сняли и бросили возле воинской части.

Добравшись до машины, они направились к гостинице «Салют», откуда он вызвал Горитовского и Шапиро, которым сообщил о происшедшем. Последние, выслушав его с Решетниковым, потребовали, чтобы они уехали в г. Волгоград. Утром, находясь в г. Волгограде, из телевизионной передачи ему стало известно, что Рыбина в машине в момент ее обстрела не оказалось.

Подрыв взрывного устройства, выстрелы по автомобилю они производили с целью убийства Рыбина, так как ими был получен приказ от представителей НК «Юкос». При этом понимали, что от их действий могут пострадать посторонние люди, то есть охрана Рыбина и его водитель.

Вместе с тем не признает себя виновным в убийстве Федотова, так как тот погиб не от его действий, взрыв произошел не в том месте, где сидел Федотов в машине. За совершение преступления в отношении Рыбина он получил от Шапиро 20 000 долларов США, из которых 10 000 долларов США передал Решетникову.

В 2001 году он, Цигельник, уехал в г. Киев, а когда приехал на новый год в г. Волгоград, то к нему приехал Горитовский, который привез деньги и адрес Рыбина в Вене, где тот проживал, и предложил совершить убийство Рыбина.

Также рассказал, что он ездил к Горину, а тот в свою очередь ездил к отцу Ходорковского в усадьбу в пригороде Москвы, где Горин требовал денег за исполнение «заказа» по Рыбину, говорил, что денег нет, платить все отказываются.

Вскоре после этого к Горину приехал Пичугин и привез 60 000 долларов, из которых тот 10 000 долларов отдал Горитовскому. Пичугин также привез Горину деньги и адреса Рыбина в Вене. Пичугин сказал, что заказ по Рыбину должен быть исполнен в Вене, потому что там в начале 2002 года у Рыбина должен состояться суд с НК «Юкос».

Горитовский сказал, что отдаст ему, Цигельнику, 10 000 долларов США прямо сейчас, а остальные 50 000 долларов США после исполнения заказа. Для совершения убийства Рыбина в Вене необходимо было прибыть туда, купить арбалет и застрелить Рыбина из арбалета, когда тот будет выходить из здания суда.

Он, Цигельник, отказался от данного предложения Горитовского и не советовал этого делать и самому Горитовскому.

Когда в июне 2002 года он приехал в г. Волгоград, где встретился с Горитовским, тот жаловался, что ему угрожают, а через три дня после их встречи Горитовский был убит.

Подсудимый Шапиро В.В. виновным себя по данному эпизоду не признал и пояснил, что он уже догадывался, что после первого покушения на жизнь Рыбина последует продолжение, особенно это стало понятно после того, как Гориным был приобретен снегоход, зимой 1999 года, который был перевезен за пределы МКАД, что это было за место, он не знает.

Через некоторое время туда приехали Цигельник и Решетников, которого он видел впервые. Он из машины не выходил, так как не хотел встречаться с Цигельником. Цигельник и Решетников испытали снегоход, а потом он был перевезен на стоянку около МКАД и там оставлен. Он понял, что снегоход нужен для совершения преступления в отношении Рыбина.

В январе 1999 года он, действительно, вместе с Гориным и Горитовским приезжал в район Николо-Хованского кладбища, но при нем никаких разговоров насчет убийства Рыбина не было, о передаче взрывчатки и оружия ему также ничего не известно.

Он, действительно, вместе с Гориным и Горитовским в марте 1999 года проживал в гостинице «Салют» в г. Москве, и 5 марта 1999 года они спустились вниз, и он пошел за машиной на стоянку. Когда вернулся, то увидел, что из другой машины вышел Цигельник и к нему в машину сел Горин, а до этого ему, Шапиро, Горин сказал, чтобы он сидел в машине и ожидал чье-то прибытие. Он понял, что должны подъехать кто-то из руководителей НК «Юкос», которые будут решать их судьбу.

Затем Горин вернулся и сказал, чтобы он вышел из машины. Когда он выходил из машины, то видел, как к машине, у которой находился Горин, подошли двое мужчин, кто они, он не знает, так как лиц их не рассмотрел. Он понял, что приезжали заказчики убийства Рыбина, и решил предупредить последнего об этом.

У Горина в записной книжке было записано три номера телефона Рыбина, один из которых, сотовый, он запомнил. Из таксофона он позвонил Рыбину и предупредил его о готовящемся на него покушении, после чего сразу положил трубку.

В этот же день поздно вечером в гостиницу приехал Цигельник, вызвал Горина и Горитовского, он тоже спустился вместе с ними, и в его присутствии Цигельник рассказал об обстоятельствах убийства Рыбина, и в этот момент он, Шапиро, удивленно спросил: «Неужели там был Рыбин», так как ведь он заранее предупреждал того о готовящемся покушении.

Примерно через неделю после этого по факту второго покушения на Рыбина в Тамбове проходила разборка, на которой помимо него присутствовали Горин, Горитовский и Цигельник. На этой встрече обсуждались обстоятельства совершения преступления, а также причины того, почему преступление не было доведено до конца, а также были «разборки» по поводу финансирования данного преступления. Причем его, Шапиро, обвинили в том, что якобы он доложил о готовящемся преступлении в отношении Рыбина и утаивал деньги. После чего Горин сказал ему, чтобы он передал ранее отданный джип Горитовскому и Цигельнику. Он выполнил указания Горина, и месяца через два Горитовский забрал джип.

Показания подсудимого Шапиро в ходе предварительного следствия по факту покушения на убийство Рыбина

Однако неоднократно допрошенный в качестве обвиняемого в ходе предварительного следствия подсудимый Шапиро В.В. давал несколько иные показания, чем в судебном заседании, пояснив, что после первого неудавшегося покушения на Рыбина, имевшего место 24 ноября 1998 г., Горин потребовал от Горитовского, чтобы убийство Рыбина было исполнено Шевцовым (Цигельником) и Решетниковым. Причем был установлен конкретный срок — кажется, до марта 1999 года. Шевцов (Цигельник) и Решетников согласились на исполнение задания и принялись за подготовку.

Шевцов (Цигельник) и Решетников продолжили наблюдение за Рыбиным. Весь путь от офиса до дома Рыбина был рассчитан по секундам. Было установлено, сколько времени Рыбин тратит на дорогу, какие и сколько машин использует, каковы действия и количество охраны, то есть к сведениям о Рыбине, полученным из службы безопасности НК «Юкос», добавились сведения, собранные Шевцовым (Цигельником) и Решетниковым.

Как один из вариантов разрабатывался план убийства Рыбина из снайперской винтовки. Для этого Гориным, по просьбе Шевцова (Цигельника) и Решетникова, специально выделялись деньги. Винтовку приобрели Шевцов (Цигельник) и Решетников. Со слов Горитовского ему известно, что Рыбина планировалось убить из снайперской винтовки. С этой целью за ним велось наблюдение с чердака одного из соседних домов. Шевцов (Цигельник) лично говорил ему о расстоянии до цели 200-300 метров и о том, что с такого расстояния можно попасть «белке в глаз». Однако по каким-то причинам выстрел произвести не удалось, а винтовку пришлось оставить на месте наблюдения.

По настоянию Горина перед вторым покушением на Рыбина был приобретен снегоход. Горин объяснял это тем, что зимой по снегу на снегоходе проще уйти с места преступления. Шевцов (Цигельник) и Решетников снегоход испытывали, но от его использования отказались, он не вписывался в разработанный ими план убийства Рыбина. Снегоход Горин забрал себе, и он находился у него дома в г. Тамбове.

Кроме того, Горитовским, Шевцовым (Цигельником) и Решетниковым закупалось оружие, а также какое-то автоматическое огнестрельное оружие, которое изготовил лично Решетников. Ему известно, что в грунтовую дорогу по пути следования автомобиля Рыбина к дому было заложено взрывное устройство. Он лично слышал разговор о том, что мина проводная, приводилась в действие с определенного расстояния.

Со слов Шевцова (Цигельника) и Решетникова ему также известно, что, когда они вели наблюдение за домом Рыбина в д. Х., у них проверяли документы сотрудники милиции, которым они предъявили имевшиеся у них поддельные удостоверения сотрудников ФСБ.

Его участие в преступлении ограничивалось тем, что он лично несколько раз передавал от Горина Горитовскому деньги на подготовку к преступлению или указания. Горин, в свою очередь, получал указания от Пичугина и Невзлина.

Во время подготовки преступлений он и Горитовский останавливались в гостиницах, одна из которых расположена по Ленинскому проспекту г. Москвы. С Шевцовым (Цигельником) держали связь по телефону. Личные встречи проходили в «темных» дворах, где Горитовский общался в основном с Шевцовым (Цигельником).

Кроме Горина ему никто не доверял, особенно Шевцов (Цигельник). На встречах его обязательно обыскивали, чтобы при нем не оказалось какой-либо записывающей техники. Горин, в свою очередь, не доверял Шевцову (Цигельнику), высказывал об этом претензии Горитовскому, но тот, в свою очередь, за Шевцова (Цигельника) ручался.

5 марта 1999 г. Шевцов (Цигельник) и Решетников совершили покушение на убийство Рыбина недалеко от его дома в д. Х. Московской области. Взорвали и обстреляли из огнестрельного оружия машину, находившуюся в пользовании Рыбина. Он лично присутствовал при отчете Шевцова (Цигельника) и Решетникова перед Горитовским и Гориным о действиях, направленных на убийство Рыбина.

Шевцов (Цигельник) и Решетников встретили Рыбина, когда он выезжал с территории офиса. Они видели, как он сел в машину, какая была охрана, как он уезжает из офиса, затем они его обогнали, прибыли на место, где было заложено взрывное устройство, и заняли заранее подготовленные места. Вооружены они были автоматами, гранатами, кроме того, у них имелись рации с глушителем звука переговоров.

Когда подъехала машина Рыбина, они привели в действие взрывное устройство. Машина взорвалась и перевернулась набок. Выскочила охрана Рыбина, началась перестрелка. Шевцов (Цигельник) сказал, что он сам лично подошел к машине и бросил внутрь гранату. Потом они с места происшествия скрылись.

Впоследствии стало известно, что Рыбина в машине не оказалось, таким образом, убить они его так и не смогли.

Однако, требования представителей НК «Юкос» остались прежними: «Убийство Рыбина необходимо совершить». Об этом говорил лично Горин. Ему достоверно известно о еще одном планируемом покушении на Рыбина, который к тому времени уже выехал в Германию, а может быть, и в г. Вену. Занимался подготовкой опять же Горитовский, но деталей он не знает, так как, опасаясь за свою жизнь, скрывался от всех.

Ему достоверно известно, что у Рыбина были финансовые проблемы с НК «Юкос», именно поэтому его смерть и была выгодна руководству этой компании. От руководителей НК «Юкос» организацией убийства Рыбина занимались Невзлин и Пичугин. Общее руководство осуществлял Невзлин. Деньги на финансирование преступления, на подготовку, для исполнителей поступали от Невзлина Пичугину, затем к Горину, и тот уже распределял, кому и сколько их давать. Горитовский, Шевцов (Цигельник), Решетников, кроме получения денежного вознаграждения, других интересов от преступления не преследовали.

Горин оставлял себе часть денег, выделяемых на преступления, кроме этого он пытался трудоустроиться куда-либо в НК «Юкос».

Считает, что Горин поддерживал с Невзлиным, Пичугиным, Ходорковским дружеские отношения, так как он много и часто о них рассказывал, упоминал, что они ему многим обязаны, сам в свою очередь рассчитывал на их помощь.

Ему достоверно известно, что преступления, совершенные в отношении Корнеевой, Петухова, Рыбина, Колесова, были выгодны всему руководству НК «Юкос» и банка «Менатеп». Однако из числа этих лиц он знает только двоих — Невзлина и Пичугина, то есть именно тех людей, которые непосредственно занимались организацией и финансированием этих преступлений (т. 65 л.д. 29-41, 140-151; т. № 70 л.д. 201-206; т. № 73 л.д. 131-134).

Оценка показаний Шапиро судом. Суд, давая оценку показаниям подсудимого Шапиро В.В., данным им в ходе предварительного следствия, в которых он указывает о подготовке к совершению убийства Рыбина, о заказчиках преступления и непосредственных исполнителях, а также об обстоятельствах совершения преступления и действиях соучастников после этого, считает их более объективными и соответствующими материалам дела, чем которые даны в судебном заседании, отдает им предпочтение, придавая доказательственное значение, вместе с тем и в этих показаниях подсудимый Шапиро В.В., пытаясь уйти от уголовной ответственности за содеянное, подробно поясняет только об участии и роли других соучастников, перекладывая всю ответственность на них и выгораживая себя.

Суд считает несостоятельным заявление Шапиро В.В. в судебном заседании о том, что он 5 марта 1999 года перед покушением на жизнь Рыбина сделал тому звонок на мобильный телефон, который запомнил, увидев в записной книжке Горина, и предупредил потерпевшего о готовящемся на него покушении в этот день, так как это опровергается показаниями потерпевшего Рыбина, пояснившего, что никто ему не звонил на телефон 5 марта 1999 года и не предупреждал о готовящемся на него покушении и не мог этого делать, так как после первого покушения он никогда телефонную трубку не брал и на звонки не отвечал, за него это делала охрана.

Ранее, в ходе предварительного следствия, подсудимый Шапиро такого заявления не делал, и суд расценивает данное заявление подсудимого Шапиро В.В. как попытку уйти от ответственности за содеянное.

Показания потерпевших и свидетелей по факту второго покушения на убийство Е. Рыбина

Помимо показаний подсудимых, данных как в ходе судебного заседания, так и в ходе предварительного следствия, их вина в содеянном также подтверждается показаниями потерпевшего и свидетелей, а именно:

— показаниями потерпевшего Рыбина Е.Л. в судебном заседании, из которых следует, что после первого покушения для обеспечения своей безопасности он был вынужден обратиться в МВД России, после чего, согласно заключенному договору, для обеспечения охраны ему были выделены 4 сотрудника милиции.

В целях безопасности он никому не сообщал о своих передвижениях, на телефонные звонки сам не отвечал, это делала охрана. Зимой 1999 года, в тот момент, когда он вместе с рабочим на тракторе расчищал снег возле своей усадьбы, заметил стоявший, а затем проехавший мимо джип Тойота «Ленд Круизер» черного цвета с номером «200» или «002». В машине находилось трое мужчин, одного из которых, сидевшего рядом с водителем, он хорошо рассмотрел, это был ранее не знакомый Цигельник. Цигельника он также видел и ранее, примерно осенью 1998 года, на автомашине возле его, Рыбина, дома.

05 марта 1999 года около 18 час. 30 мин. он на автомобиле «Волга» под управлением водителя Федотова и двух охранников Иванова и Филиппова выехал из офиса компании «Ист Петролеум» домой. По дороге вспомнил, что у его племянника день рождения, и попросил завезти его к племяннику, чтобы поздравить. По приезду в квартиру, где находился племянник, решил там задержаться, а водителя и охранников отпустил, сказав, чтобы они ехали к нему домой и ждали там звонка, чтобы затем сопроводить его до дома.

Примерно через 10 минут, как они уехали, позвонил Галкин Юрий, который работал на второй машине, и сообщил, что машина, в которой он, Рыбин, должен был находиться, взорвана и обстреляна из оружия. В этот день ему никто по телефону не звонил и не предупреждал, что на него готовиться покушение. Считает, что оба покушения на него организованы представителями НК «Юкос»;

— показаниями потерпевшего Иванова А.А. в судебном заседании, из которых следует, что он работал сотрудником милиции и вместе с напарником Филипповым Е.Л. нес службу по обеспечению охраны гражданина Рыбина Е.Л., являющегося управляющим компании «Ист Петролеум», в связи с тем, что осенью 1998 года на Рыбина было покушение.

С ним вместе по охране Рыбина службу несли Юдин, Филиппов и Федотов. 05 марта 1999 г. после 18 часов Рыбин вышел из офиса и сообщил, что он заедет на «Юго-Западную» поздравить племянника с днем рождения. С территории офиса выехали, как обычно, на служебной автомашине Рыбина марки ГАЗ-3102 черного цвета, за рулем которой находился его водитель Федотов Н.Ф. Они завезли Рыбина к родственникам, и тот, отпустив их, предложил ехать в коттедж и там ждать звонка, после которого они должны будут приехать за ним.

Он, Филиппов и водитель Федотов выехали в д. Х. Ленинского района, где располагается коттедж Рыбина. Когда проезжали по дороге, проходящей около забора Николо-Хованского кладбища, скорость была небольшой, времени было около 21 часа, и в этот момент раздался сильный взрыв, от которого машину развернуло и поставило поперек дороги. Он услышал голос Филиппова, который говорил, что надо вылезать из машины.

Филиппов вытолкнул его через разбитое окно из машины, и так как он не мог ходить, то пополз по дороге. По ним стали стрелять из автоматов, пули проходили совсем рядом. Затем Филиппов открыл ответный огонь, и огонь перешел на него. Нападавших он видел двоих, они были одеты в маскировочные халаты.

Федотов был жив, так как он слышал его голос, но потом раздалась автоматная очередь, и Федотов затих. Воспользовавшись тем, что огонь перешел на Филиппова, он, Иванов, сполз с дороги и перевернулся на спину. Увидев возле машины двух мужчин с автоматами АК-74 в маскхалатах с капюшонами, он открыл по ним огонь из своего табельного пистолета ПМ, после чего один автоматчик начал стрелять по нему, а второй по Филиппову. Стрелявшие мужчины, после того как он выбрался из машины, в него не попали. Затем стрельба неожиданно прекратилась, куда и как отошли нападавшие, он не видел.

У фирмы «Ист Петролеум» были спорные финансовые проблемы с НК «Юкос». Ему известно, что на Рыбина со стороны руководства НК «Юкос» оказывалось психологическое давление, ему угрожали, даже через его родителей. Он постоянно находился с Рыбиным, и они часто приезжали в офис НК «Юкос», где Рыбин вел переговоры, после которых он всегда нервничал.

В результате взрыва и обстрела, ему были причинены тяжкие телесные повреждения, а Федотов погиб;

— показания потерпевшего Филиппова Е.Л. в судебном заседании, который дал показания аналогичные показаниям потерпевшего Иванова А.А. по обстоятельствам нападения на них 5 марта 1999 года, а также пояснил, что выстрелами по нему двух неизвестных мужчин, вооруженных автоматами и одетых в маскировочные халаты, ему были причинены огнестрельные ранения. Так как он менее всех пострадал в результате взрыва автомобиля, ему удалось уйти из-под обстрела, добежать до коттеджа Рыбина и рассказать находившимся там лицам о происшедшем;

— показаниями потерпевшей Федотовой Е.Д., данными ею в ходе предварительного следствия и оглашенными в судебном заседании, из которых следует, что Федотов Н.Ф. — ее единственный сын.

Несмотря на то, что они жили раздельно, он постоянно помогал ей. Сын был очень хорошим, добрым, внимательным человеком, много работал. Имел на иждивении несовершеннолетних детей, которых очень любил и уделял им все свободное время. Последний раз она видела сына 04 марта 1999 года, он заезжал к ней в гости и не высказывал никаких опасений за свою жизнь. Вел себя, как обычно, обещал заехать вновь в воскресенье 07 марта 1999 года (т. 47, л.д. 2-5);

— показаниями свидетеля Смирнова в судебном заседании, из которых следует, что со слов Горина ему известно, что помимо первого покушения на Рыбина, на того зимой 1999 года было совершено еще одно покушение, когда Рыбин ехал домой, в котором участвовали несколько человек, Горин для этого покупал снегоход, но его не использовали при покушении на Рыбина, подготовку к покушению проводил мужчина по имени Геннадий.

Ему также от Горина известно, что планировалась организация еще одного покушения на Рыбина в Австрии, где у того имелся офис, и Горин показывал ему адрес Рыбина в Австрии, который был написан на листке бумаги. Также Горин рассказывал, что за работу, выполненную в 1998 году, Горин получал от Пичугина деньги. В 2001 году он возил Горина на встречу с отцом Ходорковского М.Б. Горин вернулся очень довольным и сказал, что рассказал Ходорковскому о своей помощи компании «Юкос», в том числе в организации покушений на Рыбина, и тот обещал помощь. Впоследствии Горину звонил Пичугин, и тот высказывал претензии по поводу того, что тот без его ведома, обратился к Ходорковскому;

Свидетель Пешкун А.В. в суде пояснил, что в 1999 году он и Горин приехали в г. Москву.

Горин ходил в «Московский Дворец Молодежи» на встречу с Пичугиным. Он в это время зашел в магазин, расположенный недалеко, и там увидел по телевизору криминальную хронику происшествий, из которой понял, что на дороге в Подмосковье взорвана машина. Показали интервью Рыбина, который сказал, что покушение было на него, он случайно не сел в машину, а пострадали невинные люди.

Когда Горин вернулся от Пичугина, то был очень довольным, но когда он рассказал Горину о том, что видел по телевизору в отношении Рыбина, настроение у него изменилось, и они поехали в гостиницу «Россия».

Когда вернулся из гостиницы, то Горин был просто вне себя, сильно нервничал и рассказал, что покушение на Рыбина совершили его люди, которые выполняли заказ руководства НК «Юкос» и сделали это неудачно, а деньги за убийство Рыбина уже оплачены, речь шла о сумме около 300 000 долларов США.

Горин говорил, что дело нужно доводить до конца. Потом они поехали в г. Тамбов. После этого неоднократно ездили в Москву, где Горин встречался с Пичугиным и между ними происходили конфликты, по-видимому, из-за неисполнения задания по убийству Рыбина.

Ему также известно, что в 2002 году Горин вместе со Смирновым ездили к отцу Ходорковского и высказывал претензии по поводу того, что за выполненную для НК «Юкос» [работу] с ним не рассчитались;

— показаниями свидетеля Коровникова И.О в судебном заседании, из которых следует, что примерно в январе 1999 г. возле Павелецкого вокзала в г. Москве он встречался с Пичугиным, в ходе разговора с которым последний нелестно выражался в отношении Горина и дал понять, что тому передавались значительные денежные суммы на исполнение преступлений в интересах НК «Юкос».;

— показаниями свидетеля Тарасова В.П. в судебном заседании, который подтвердил показания, данные им на предварительном следствии, и пояснил, что в 1999 году он работал управляющим в домовладении Рыбина Е.Л., расположенном в д. Х. Московской области.

В начале февраля 1999 г. вместе с Рыбиным убирал снег вокруг территории домовладения. Увидел, как по дороге вдоль территории домовладения проехал автомобиль «Тойота Ленд Круизер», гос. номер С 002 УМ, в котором находились трое мужчин: водитель и два пассажира. Мужчины пристально смотрели на них с Рыбиным, пока автомобиль проезжал мимо. Номер этого автомобиля он записал в блокнот. Лист блокнота с отображенным номером предоставил в ходе допроса следствию;

— показаниями свидетеля Виносьянца А.А. в судебном заседании о том, что он с 1995 года работал в филиале компании «Ист Петролиум» в г. Москве. Рыбин возглавлял компанию «Ист Петролиум», головной офис которой находился в г. Вена в Австрии. У компании было соглашение с ОАО «Томскнефть» о разработке нефтяных месторождений «Западно-Полуденного» и «Стрежевского».

Однако в связи со сменой собственника ОАО «Томскнефть-ВНК» основная часть акций данной компании была выкуплена НК «Юкос», ОАО «Томскнефть-ВНК» отказалась выполнять свои обязательства по договору о совместной деятельности по разработке вышеуказанных нефтяных месторождений, в связи с чем у компании «Ист Петролеум» возникли проблемы, и Рыбин всеми средствами добивался продолжения сотрудничества, а затем обратился в связи с невыполнением обязательств компанией «Томскнефть» в суд;

— показаниями свидетеля Хохлова А.И. в судебном заседании, из которых следует, что он в 1997 году работал оперуполномоченным в УВД Западного округа г. Москвы и в составе оперативной группы занимался раскрытием первого покушения на Рыбина. Примерно через полгода на Рыбина было совершено второе покушение, расследованием которого занималась следственная группа из Московской области.

В 1998 году он ушел на пенсию и был приглашен Рыбиным на должность руководителя службы безопасности компании «Ист Петролеум». Ему известно о конфликте Рыбина Е.Л. с НК «Юкос». Считает, что к организации покушения на Рыбина в ноябре 1998 года и в марте 1999 года причастны руководители НК «Юкос». Совместно с Рыбиным он присутствовал в кабинете адвоката Добровинского в тот момент, когда последнему позвонил Невзлин. В своем разговоре Невзлин высказывал претензии в адрес Рыбина, говорил, что если Рыбин не прекратит попытки истребовать долг, то они найдут силы, как с ним справиться;

— показаниями свидетеля Саенко О.В. в судебном заседании о том, что с августа 1998 года по июнь 2002 года он работал заместителем директора Московского филиала компании «Ист Петролеум» по правовым вопросам. После приобретения НК «Юкос» основного пакета акций ОАО «Томскнефть», компания НК «Юкос» стала проводить неправомерную политику относительно компании «Ист Петролеум», других мелких акционеров «ВНК» и «Томскнефть».

Рыбин открыто выступал против проводимой руководством НК «Юкос» политики, стал об этом активно публиковать информацию о НК «Юкос», делать заявления в прессе. Затем Рыбин начал судебные разбирательства с «Томскнефть», третьим лицом в этих вопросах выступал НК «Юкос».

Каких-либо конфликтных отношений с другими компаниями, кроме как с НК «Юкос», у Рыбина не было. Первое покушение на Рыбина было совершено осенью 1998 года, после встречи Рыбина с представителями НК «Юкос» в офисе на Загородном шоссе, где как рассказывал Рыбин, его к себе домой пригласил Филимонов, написав записку, и около дома Филимонова в Рыбина стреляли;

— показаниями свидетеля Сметкина А.Ю. в судебном заседании, который подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного следствия, и пояснил, что он работает инспектором службы ГУВД г. Москвы и в 1999 году занимался охраной Рыбина Е.Л.

В январе 1999 года вместе с сотрудниками милиции Димура и Николаевым проверял автомобиль «Нива», который около 2-х дней был замечен в районе загородного дома Рыбина в д. Николо-Хованское Ленинского района Московской области. В автомобиле находились двое мужчин, одним из которых был ранее ему не знакомый Цигельник, который предъявил удостоверение майора ФСБ на имя Шевцова и талон о запрете досмотра транспорта.

Второй, находившийся на заднем сидении автомобиля, спал. На его вопросы Цигельник пояснил, что они здесь отдыхают. Они переписали данные Цигельника и регистрационный знак автомобиля в служебную книгу;

— показаниями свидетеля Димуры С.В. в судебном заседании, который подтвердил свои показания, данные им в ходе предварительного следствия и которые аналогичны показаниям свидетеля Сметкина А.Ю.;

— показаниями свидетеля Балушкина М.А. в судебном заседании, который подтвердил показания, данные им в ходе предварительного следствия, и пояснил, что с 1993 года он работал сотрудником службы безопасности банка «Менатеп», а потом НК «Юкос».

Пичугин также работал в данной структуре, но с ним он знаком не был. На него, по указанию руководства, были оформлены для использования несколько служебных автомобилей в том, числе «Тойота Ленд Круизер», гос. номер С 002 УМ 77 РУС. Оформленными на него автомобилями пользовались сотрудники банка «Менатеп» и НК «Юкос», в том числе руководители и служба безопасности;

— показаниями свидетеля Балашова А.И. в судебном заседании, который подтвердил показания, данные им в ходе предварительного следствия, и пояснил, что он работал с 1990 года в банке «Менатеп» заместителем начальника транспортного отдела, где познакомился с Пичугиным.

С июля 1998 года он стал работать директором, а потом заместителем директора в «Спецавтотранспорте», расположенном по улице Вавилова, 27. Данная организация занималась сдачей автомашин в аренду, в том числе и сотрудникам НК «Юкос» и банка «Менатеп». На Балушкина было оформлено несколько автомашин, в том числе и джип «Тойота Ленд Круизер»;

— показаниями свидетеля Зариповой Т.Р. в судебном заседании, из которых следует, что с 1997 по 2003 год она работала секретарем Пичугина А.В. в офисе управления безопасности НК «Юкос».

В офис к Пичугину, расположенный на ул. Вавилова, 23, г. Москвы, несколько раз приезжал Горин С.В., который проживал в г. Тамбове, чем он занимался, она не знает. Горин также по телефону несколько раз звонил Пичугину.

Объективные доказательства по факту второго покушения на убийство Е. Рыбина. Протоколы, рапорты, вещественные доказательства

Наряду с показаниями подсудимых, потерпевших, свидетелей, виновность подсудимых в содеянном ими достоверно установлена и объективными доказательствами, представленными органами предварительного следствия и проверенными в судебном заседании, а именно:

— протоколом осмотра места происшествия от 6 марта 1999 года, в ходе которого осмотрен участок местности, расположенный между Хованским кладбищем и д. Х. на территории Ленинского района Московской области, согласно которому была зафиксирована обстановка на месте происшествия, а также обнаружены и изъяты: два магазина от автоматического оружия, прибор черного цвета с красной кнопкой, радиоплата, коробка с аккумулятором, провод, гранатомет (труба с выстрелом), гильзы от автоматического оружия, 52 шт., две рации, отрез серого материала, пленка, цепочка из металла желтого цвета, шарф с бурыми пятнами, документы, бумаги из салона автомобиля, смывы вещества бурого цвета, похожего на кровь (т. 46, л.д. 49-76);

— протоколом дополнительного осмотра места происшествия от 08 апреля 1999 года автомашины марки ГАЗ-3102, гос. номер Н 216 АХ 99 РУС, в ходе которого изъяты: осколки металла, образцы грунта из салона, обрывки газет, а также фрагменты: коврила, обшивки, внутренней крышки салона, смывы с нижней части кузова, карданного вала, глушителя, внутренней обшивки крыши (т. 46, л.д. 82-83);

— протоколом дополнительного осмотра места происшествия от 18 марта 1999 года участка местности, расположенного между Хованским кладбищем и д. Х. Ленинского р-на Московской области, схемой прилегающей территории (т. 46, л.д. 79-80, 81);

— протоколом осмотра предметов — личных вещей Федотова, а также предметов, изъятых при исследовании его трупа (т. 46, л.д. 180);

— протоколом выемки от 17 марта 1999 года, в ходе которой у судебно-медицинского эксперта были изъяты и осмотрена одежда, содержимое, ее карманов и пять пуль из трупа Федотова Н.В. (т. 46, л.д. 131);

— протоколом осмотра вещественных доказательств, поступивших после проведения баллистической экспертизы: 54 гильз, магазина к ПМ, рычага УЗРГМ (т. 46, л.д. 201);

— протоколом осмотра предметов от 02 октября 2003 года, в ходе которого были осмотрены: фрагменты взрывного устройства, оболочка снаряда, 2 магазина к огнестрельному оружию, рычаг УЗРГМ, записная книжка, водительское удостоверение, ксерокопия техпаспорта, списки домашних телефонов, принадлежащих Федотову, биологические образцы от трупа Федотова, 49 гильз, 3 пули, 2 фрагмента пуль, доски (т. 53, л.д. 33-36);

— протоколами осмотра от 17 и 19 апреля 1999 г., в ходе которого был осмотрен садовый участок № 43 совхоза Х., расположенный в д. Х. Ленинского района Московской области, находящийся в пользовании гр-на Гурьянова А.М., в ходе которого зафиксированы следы проникновения на участок и в садовый домик, на чердаке которого обнаружена доска, выломанная и прикрученная проволокой, при отодвигании которой открывается обзор на территорию домовладения гр. Рыбина Е.Л., и изъяты: кувалда, топор, гвоздодер, ножовка по дереву, две части деревянной лестницы, доска, отрезок проволоки, кусок полиэтиленовой пленки с красными полосами, фильтр выкуренной сигареты с наложениями грунта, а также составлены схемы и фототаблицы к протоколам (т. 46, л.д. 204-216), что объективно подтверждает показания подсудимых Цигельника и Решетникова об одном из вариантов убийства Рыбина с чердака соседнего дома из снайперской винтовки;

— постановлениями о приобщении к делу в качестве вещественного доказательства реактивной противотанковой гранаты РПГ-18, фрагментов взрывного устройства, оболочки снаряда, двух магазинов, рычага УЗРГМ, 49 гильз, 3 пуль, 2 фрагментов пуль, доски и других предметов (т. 46, л.д. 129, т. 48, л д. 17);

— рапортом оперуполномоченного Марчука о задержании Решетникова Е.В. 21 августа 1999 г. в г. Волгограде и изъятии у него служебного удостоверения сотрудника ФСБ серии АУ 0036296, выданного 10 февраля 1998 г., пластиковой карточки АУ 0034556, резервной карточки АУ 01156 ФСБ РФ на его имя (т. 40, л.д. 297);

— протоколами осмотров предметов и документов, изъятых по месту жительства Решетникова Е.В., Цигельника Г.А.: документов на имя Решетникова Е.В. и Шевцова (Цигельника) Г.А., в том числе: удостоверения сотрудника ФСБ РФ на имя Решетникова Е.В., составных частей к огнестрельному оружию и боеприпасам, охотничьего обмундирования, холодного оружия, средств для изменения внешности (т. 41, л.д. 21-30);

— протоколом выемки, в ходе которой у сотрудника милиции Димуры С.В. была изъята его служебная книжка с записью: «Нива 2121 Н 323 ЕО 34 РУС Шевцов Геннадий Александрович», сделанной им в ходе проверки указанной автомашины, находившейся в районе домовладения Рыбина Е.Л. в д. Х. Ленинского района Московской области, и протоколом осмотра данной записной книжки и приобщения ее в качестве вещественного доказательства (т. 46, л.д. 229, 230, 231);

— протоколами выемки, в ходе которых у Решетникова Е.В. была изъята футболка и образцы для сравнительного исследования (кровь, слюна), а у Цигельника Г.А. — футболка и образцы для сравнительного исследования (кровь, слюна) (т. 46, л.д. 237, 239);

— изображением автомата с глушителем и взрывных устройств, исполненных собственноручно Решетниковым Е.В. 02 августа 1999 года и 3 сентября 1999 года (т. 40, л.д. 195-199, т. 48, л.д. 17);

— копией заявления № 10320, копией свидетельства о регистрации ТС и копией ПТС, подтверждающими нахождение в пользовании Шевцовой Л.А. автомобиля ВАЗ-2121 Н 323 ЕО 34 РУС (т. 48, л.д. 258-260);

— протоколом выемки, в ходе которой у Хохлова А.И. изъяты документы, касающиеся деятельности компании «Ист Петролеум Хандельсгес м.б.Х» и ее представительств в России, и протоколом их осмотра (т. 51, л.д. 64-65, л.д. 66-248,249-253);

— протоколом выемки, в ходе которой у Рыбина Е.Л. были изъяты копии решений Венского арбитражного суда по иску компании «Ист Петролеум Хандельсгес м.б.Х» к ОАО «Томскнефть» ВНК от 31 марта 2002 г. и 01 июля 2003 г. (т. 55, л.д. 164-166, т. 60, л.д. 3-375);

— сведениями, полученными из ОАО «Томскнефть» об объеме добычи нефти на Крапивинском и Западно-Полуденном месторождениях (т. 58, л.д. 143-144);

— протокол выемки, в ходе которой в спецотделе следственного изолятора ФСБ России и спецотделе учреждения ИЗ-99/1 изъяты рукописные заявления (тексты) Пичугина А.В. для проведения почерковедческой экспертизы (т. 59, л.д. 130-132, 134- 137);

— протоколом осмотра, из которого следует, что в автомашине марки ГАЗ-3110, гос. номер В 540 ХК 68 РУС, принадлежащей Горину С.В., наряду с другими предметами, был изъят паспорт на имя Горина С.В. (т. 1, л.д. 35-42);

— протоколом осмотра предметов, из которого явствует, что в обложке паспорта на имя Горина СВ. обнаружен лист бумаги белого цвета размером 9,2 × 9,3 см, на котором имеется рукописный текст, выполненный красителем зеленого цвета русскими и латинскими буквами, с реквизитами компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.х» и адресами представительств компании в России и Австрии (т. 8, л.д. 120-139).

Суд считает, что изъятие паспорта, принадлежащего Горину, из его автомашины проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в присутствии понятых, что подтвердил в судебном заседании допрошенный в качестве свидетеля следователь Котунцев, проводивший данный осмотр и не доверять показаниям которого у суда оснований не имеется, а доводы защиты о недопустимости обнаруженного и осмотренного в ходе следствия и в суде листа бумаги с рукописным текстом, исполненным Пичугиным А.В., являются несостоятельными и опровергаются протоколом осмотра паспорта, в ходе которого был обнаружен данный листок, осмотрен в присутствии понятых и приобщен к материалам дела в качестве вещественного доказательства;

— заключением эксперта № 1882/06 от 07 октября 2004 года, из которого следует, что рукописный текст «Ист Петролеум Хандельзгез м.б.х. (East Petroleum Hadelsges m.b.h.) — Salztorgasse 2|8 A-1010 Wien, Austria тел. (431) 533-76-20 fax (431) 5337624, ул. Лестева, д. 8, к 1., 7339650», расположенный на листе белой бумаги, обнаруженном в паспорте Горина С.В., выполнен Пичугиным А.В. под влиянием «сбивающих» факторов, носящих для исполнителя постоянный характер (т. № 59 л.д. 141-143).

В судебном заседании было исследовано заключение экспертов № 3/432 от 24 декабря 2003 года, из выводов которого следует, что решить вопрос о том, выполнены ли рукописные записи «Ист Петролеум Хандельзгез....» и т.д. Пичугиным А.В. или другим лицом, не представляется возможным в связи с тем, что для решения данного вопроса необходимо иметь большой объем образцов почерка проверяемого лица. При этом Пичугина А.В. нельзя исключать из числа возможных исполнителей этих записей (т. 10, л.д. 256 -268).

Допрошенные в судебном заседании эксперты Коршиков и Чиркина, проводившие данную экспертизу, подтвердили свои выводы. Допрошенная в судебном заседании в качестве специалиста Володина также согласна с выводами экспертов Коршикова и Чиркиной, а выводы, сделанные при проведении дополнительной экспертизы, считает недостаточно мотивированными.

Также в судебном заседании были допрошены эксперты Козлова и Панова, которые подтвердили выводы экспертизы № 1182/06 от 7 октября 2004 года, проведенной ими по рукописным записям, и утверждают, что ими при проведении экспертизы анализировалась первая экспертиза. Для проведения дополнительной экспертизы им было предоставлено гораздо больше образцов почерка Пичугина А.В., чем при проведении первой экспертизы, и это позволило им сделать категоричный вывод, что исследуемый рукописный текст выполнен Пичугиным А.В.

Суд, давая оценку исследуемым в судебном заседании почерковедческим экспертизам от 24 декабря 2003 года и 7 октября 2004 года, отмечает, что в выводах данных экспертиз не имеется противоречий, категоричные выводы дополнительной экспертизы об исполнении исследуемого рукописного текста Пичугиным А.В. экспертами мотивированы, и суд считает заключение эксперта № 1882/06 от 7 октября 2004 года объективным, и оснований сомневаться в выводах данной экспертизы у суда не имеется, а доводы защиты подсудимого Пичугина и специалиста Володиной о необоснованности выводов данной экспертизы считает несостоятельными.

Оценивая данную рукописную запись на листе бумаги в совокупности с другими доказательствами, суд приходит к выводу, что она относится к настоящему делу и подтверждает причастность подсудимого Пичугина к совершению преступлений в отношении Рыбина.

Как установлено по делу, Горин не знал Рыбина, но тесно общался с Пичугиным А.В., и обнаруженная в паспорте Горина вышеуказанная рукописная запись, исполненная рукой Пичугина А.В., с указанием реквизитов и адресов представительств компании «Ист Петролеум», а также показания свидетелей Смирнова, подсудимого Цигельника в судебном заседании, подсудимого Шапиро В.В. на предварительном следствии о планируемом покушении в отношении Рыбина в Австрии, свидетельствует именно о том, что именно Пичугин А.В. давал Горину адрес и координаты потерпевшего Рыбина;

— копией ПТС на автомобиль «Хенде-Галлопер», карточкой учета транспортных средств, из которых следует, что данный автомобиль, был сначала оформлен на Шапиро В.В. 28 июля 1998 года, затем 13 апреля 2000 года на мать Цигельника Г.А. — Шевцову А.А., а впоследствии продан третьему лицу (т. 65, л.д. 260, 263);

— протоколом выемки, в ходе которой были изъяты документы, подтверждающие приобретение ЗАО «СПЕЦАВТОТРАНС» у ОАО «Банк-Менатеп» автомашины марки «Тойота Ленд Круизер» и последующую её перепродажу, и протоколом осмотра данных документов (т. 54, л.д. 185-187, 188-200, 213-218);

— протоколом осмотра, в ходе которого был осмотрен лист блокнота с рукописной записью гос. номера автомобиля «Тойота Ленд Круизер» «С 002 УМ», добровольно выданный Тарасовым В.П. в ходе его допроса (т. 58, л.д. 131-132);

— списком автотранспорта, из которого следует, что на балансе ЗАО «СПЕЦАВТОТРАНС» с сентября 1998 г. по 09 июня 2000 г. состоит автомобиль «Тойота Ланд Круизер», гос. номер С 002 УМ (т. 42, л.д. 116);

— справкой ГАИ г. Москвы, из которой явствует, что автомобиль «Тойота Ленд Круизер», гос. номер С 002 УМ, с 13 октября 1998 года по 10 марта 1999 года принадлежал банку «Менатеп», после чего продан ЗАО «СПЕЦАВТОТРАНС» (т. 54, л.д. 178).

Суд считает, что выданная свидетелем Тарасовым записка с номером автомашины «С 002 УМ» марки «Тойота Ленд Круизер», которую они вместе с Рыбиным встретили недалеко от домовладения последнего в феврале 1999 года, и документы, подтверждающие принадлежность данной автомашины в этот период времени банку «Менатеп», а также ее продажа через пять дней после совершения покушения на Рыбина Е.Л., по мнению суда, подтверждают причастность Пичугина А.В. к совершению преступлений в отношении Рыбина Е.Л.

Суд считает несостоятельными доводы защиты о признании вышеуказанной записки недопустимым доказательством по делу, так как она была выдана свидетелем Тарасовым в ходе допроса последнего, о чем в протоколе сделана соответствующая запись, и при таких обстоятельствах каких-либо нарушений закона, влекущих признание данного доказательства недопустимым по делу, суд не усматривает;

— постановлением о признании вещественными доказательствами по делу: листа с рукописным текстом фрагмента номера «С 002 УМ», автомобиля «Тойота Лэнд Круизер-80», копий документов, свидетельствующих о совместной деятельности компаний «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» и ОАО «Томскнефть» ВНК по разработке «Западно-Полуденного» и «Крапивинского» нефтяных месторождений (т. 73, л.д. 4- 5);

— протоколом выемки, в ходе которой из багажника автомобиля ВАЗ-2121, гос. номер Н 323 ЕО 34 РУС, находящегося в пользовании Цигельника Г.А., помимо других предметов, изъят отрез ткани бежевого цвета (т. 50, л.д. 146);

— заключением эксперта № К-2143 от 09 сентября 1999г., из которого следует, что на отрезке ткани, изъятом из багажника автомобиля ВАЗ-2121, гос. номер Н 323 ЕО 34 РУС, обнаружены следы бризантного взрывчатого вещества — гексогена (т. 50, л.д. 165-167);

— заключением судебно-медицинской экспертизы № 78 от 09 марта 1999 г. трупа Федотова, из которого следует, что при исследовании трупа Федотова обнаружены:

1. Массивные повреждения нижних конечностей с размозжением кожи, мягких тканей, костей голеней, левой стопы, с оскольчатым переломом правой бедренной кости.

Указанные повреждения причинены ранее остальных и относятся к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью как опасные для жизни.

Смерть гр-на Федотова наступила от массивных повреждений нижних конечностей в результате взрывной травмы. Между смертью потерпевшего и данными повреждениями имеется прямая причинная связь.

Массивность повреждений нижних конечностей в виде размозжений кожи, мягких тканей, костей, с наличием перелома правой бедренной кости с наложением копоти на сохранившихся кожных покровах, мягких тканях, костях, образовались в результате [взрыва] взрывного устройства, находившегося в области нижних конечностей потерпевшего. Массивность повреждений нижних конечностей — голени, левой стопы, т.е. их почти полное разрушение, с наличием копоти на разрушенных конечностях, указывают на бризантное (очень близкое) действие взрыва.

Отсутствие каких-либо металлических осколков в сохранившихся мягких тканях и костях нижних конечностей, напоминающих осколки взрывного устройства, повреждение только нижних конечностей потерпевшего — голени и левой стопы, с наличием оскольчатого перелома правой бедренной кости, отсутствие повреждений костей таза, органов таза, могут свидетельствовать о том, что повреждения возникли при взрыве взрывного устройства, расположенного под опорой, в том числе и под сидением автомобиля.

Расположение повреждений только на нижних конечностях, перелом правой бедренной кости, наложенной копоти на лице, ладонной и тыльной поверхности кистей, локтевой поверхности предплечий, могут свидетельствовать о том, что в момент причинения повреждений, т.е. в момент взрыва, потерпевший находился в сидячем положении.

2. Огнестрельные пулевые ранения:

а) огнестрельные, пулевые, слепые, проникающие ранения груди и живота, с повреждением 6-10 ребер справа, правого легкого, правого купола диафрагмы, печени, брыжейки тонкого кишечника, правой почки, 3-го поясничного позвонка, 8-го ребра справа, с наличием в мягких тканях и брюшной полости 2-х фрагментов пуль и 1-й деформированной пули, в количестве 3-х: раны №№ 4, 8, 9;

б) огнестрельное, пулевое, сквозное ранение грудного отдела позвоночника с входной огнестрельной раной (рана № 6) на спине слева в месте перехода шеи в спину, почти на границе надплечья и спины, с выходной огнестрельной раной на спине в верхней её половине по средней линии (рана № 7) с повреждением 1 -3 грудных позвонков, с размозжением грудного отдела спинного мозга и переломами 2 и 3 рёбер слева в области суставных головок и справа 1-4 по околопозвоночной линии с дефектом костной ткани;

Данные повреждения относятся к повреждениям, причинившим тяжкий вред, как опасные для жизни.

в) огнестрельное, пулевое, слепое ранение мягких тканей левой половины шеи без повреждений крупных сосудов и внутренних органов, с наличием деформированного фрагмента пули в мягких тканях шеи (пуля № 2 — рана № 1);

г) огнестрельное, пулевое, слепое ранение мягких тканей левой половины таза и левого бедра с наличием пули в мягких тканях (пуля № 1 — рана № 5);

д) огнестрельные, пулевые, сквозные ранения в количестве 4-х мягких тканей:

передней поверхности правой половины груди с входной огнестрельной раной №2 и выходной № 3;

левого плеча в количестве 2-х, с входными ранами №№ 11, 12 и выходными №11а, 12а;

левого предплечья, с .входной раной № 13 и выходной № 13а;

правого плеча с входной раной № 14 и выходной № 14;

е) огнестрельное, пулевое, касательное ранение левой боковой поверхности груди, не проникающее в плевральную полость без повреждений ребер.

Данные повреждения относятся к повреждениям, причинившим вред здоровью средней тяжести.

Округлая и линейная форма ран на коже груди, живота, верхних конечностей, с дефектом кожи, с наличием циркулярных осаднений вокруг округлых ран и линейных осаднений по краям и конца линейных ран (раны №№ 1, 2, 4, 5, 6, 8, 9, 10-14), раневые каналы в мягких тканях груди, верхних конечностей, левом бедре, линейные раны на верхних конечностях, спине, груди спереди слева (раны №№ 3, 7, 11а-14а) без дефектов кожи и осаднений по краям и концам, участки размозжений правой доли печени с раневым каналом в ее ткани в виде дефекта, правого легкого в виде размозжения и правой почки в виде размозжения, правого купола диафрагмы, фрагментарные и деформированные пули в мягких тканях шеи, груди, левого бедра и брюшной полости указывают на то, что повреждения являются огнестрельными и причинены выстрелами из огнестрельного оружия, заряды которого были снаряжены пулями.

Дефекты кожи соответственно ранам №№ 1, 2, 4, 5, 6, 8, 9, 10-14, осаднения по их краям и концам, указывают на то, что эти раны являются входными огнестрельными ранами. Отсутствие дефектов кожи соответственно ранам №№ 3, 7, 11а-14а, отсутствие осаднений по их краям и концам указывают на то, что эти раны являются выходными огнестрельными ранами.

Количество огнестрельных входных ран указывает на то, что повреждения причинены 12-тью выстрелами из огнестрельного оружия.

Расположение входных и выходных огнестрельных ран на коже груди, конечностях, направления раневых каналов в мягких тканях, свидетельствуют о том, что во время причинения этих повреждений положение потерпевшего или оружия не менялось. Локализация входных и выходных огнестрельных ран на коже конечностей, груди, направления раневых каналов в мягких тканях передней и задней поверхности груди, верхних и нижних конечностей (левого бедра), направления раневых каналов во внутренних органах, наличие пуль в мягких тканях груди, шеи и левого бедра указывают на то, что во время причинения повреждений дульный срез оружия был обращен к левой боковой поверхности живота, к левой заднебоковой поверхности шеи и к верхней части спины, при горизонтальном положении потерпевшего головой к дульному срезу оружия.

Наличие входных огнестрельных ран линейной формы на коже передней и задней поверхности груди, на правом плече, деформированная пуля в правой поясничной мышце и 4 деформированных фрагмента пуль в мягких тканях шеи, левом бедре, передней поверхности груди справа по краю реберной дуги и в брюшной полости справа дают основание полагать, что выстрелы в потерпевшего были произведены через преграду.

Отсутствие подтеков крови на теле и верхних конечностях, направления раневых каналов в мягких тканях груди, конечностей, указывают на то, что во время причинения повреждений, потерпевший находился в горизонтальном или близком к нему положении.

3. Кровоподтек и ссадина на лице, относятся к повреждениям, не причинившим вреда здоровью, возникли от воздействия тупого твердого предмета, незадолго до наступления смерти и в причинной связи со смертью не состоят, в связи со своей незначительностью (т. № 49 л.д. 4-23);

— заключением эксперта № 498 от 29 марта 1999 года, из которого следует, что кровь из трупа Федотова относится к группе АВ. На кусках марли со смывами с места преступления и на шарфе, обнаруженном на месте происшествия, обнаружена кровь человека, относящаяся к АВ группе, которая могла произойти от потерпевшего Федотова Н.Б. (т. № 49 л.д. 27-32);

— заключением эксперта № 055/6-7 от 14 апреля 1999 г., из которого явствует, что на поверхности гранатомета, изъятого с места происшествия, имеется один след папиллярного узора (участка ладонной поверхности), который пригоден для идентификации оставившего его человека. Остальные пять следов, обнаруженные на поверхностях гранатомета и гранаты, для идентификации личности не пригодны.

На двух магазинах от автомата, приборе черного цвета, с кнопкой красного цвета с аккумулятором, проводом и радиоплатой, полиэтиленовом пакете, следов папиллярных узоров не имеется.(т. № 49 л.д. 36-38);

— заключением эксперта № 718 от 19 апреля 1999 года, о том, что на поверхности пленки, радиоплате, двух магазинах от автомата, аккумуляторе и приборе с красной кнопкой снаряда повсеместно установлено присутствие пота.

При определении групповой принадлежности в смывах пота с радиоплаты, в большинстве участков на аккумуляторе, а также в части участков на полиэтиленовой пленке, двух магазинах от автомата и приборе с кнопкой выявлены антигены В и Н, в двух смывах с полиэтиленовой пленки и в одном смыве с коричневого магазина от автомата выявлены антигены А и Н, в отдельных смывах с полиэтиленовой пленки и двух магазинов от автомата выявлен только антиген Н.

Кроме того, на всех представленных предметах, за исключением радиоплаты, в части смывов были выявлены антигены А, В и Н.

Категорически утверждать, что выявленные свойства происходят за счет пота, не представляется возможным, так как исследование производилось без контрольных незапотненных смывов и поэтому выявление указанных свойств возможно и за счет неспецифических загрязнений.

Однако с учетом вышесказанного, полученные результаты не исключают следующих выводов:

а) в участках, где выявлены антигены А и Н, возможно присутствие пота одного лица или нескольких, выделениям которых свойственны оба указанных антигена, так и смешение пота лиц, групповые свойства выделений которых дают в совокупности указанные антигены;

б) в участках, где выявлен только антиген Н, возможно присутствие пота лица или лиц с группой О;

в) в участках, где выявлены антигены В и Н, возможно присутствие пота как лица или лиц, выделениями которых свойственны оба указанных антигена, так и смешение пота лиц, групповые свойства выявлений которых дают в совокупности указанные антигены;

г) в участках, где выявлены антигены А, В и Н возможно присутствие пота как лица или лиц, выделениям которых свойственны все три указанных антигена, так и смешение пота лиц, групповые свойства выделений которых дают в совокупности указанные антигены (т. № 49 л.д. 42-46);

— заключением эксперта № 577 от 03 апреля 1999 года, согласно которому на поверхности гранатомета и снаряда повсеместно установлено присутствие пота.

При определении групповой принадлежности в большинстве исследованных участков на гранатомете и снаряде выявлены антигены А, В и Н, в некоторых участках на гранатомете — антигены А и Н, в одном из участков на гранатомете — антигены Н, и как на гранатомете, так и на снаряде имеются участки, где выявлены антигены В и Н. Категорически утверждать, что выявленные свойства происходят за счет пота не представляется возможным, так как исследование производилось без контрольных незапотненных смывов, и поэтому выявление указанных свойств возможно и за счет неспецифических загрязнений.

Однако полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

а) в участках, где выявлены антигены А и Н, на гранатомете, возможно присутствие пота как лица или лиц, выделениям которых свойственны оба указанных антигена, так и смешение пота лиц, групповые свойства выделений которых дают в совокупности указанные антигены;

б) в участке на гранатомете, где выявлен антиген Н, возможно присутствие пота лица или лиц с группой О;

в) в участках, где выявлены антигены В и Н на гранатомете и снаряде, возможно присутствие пота как лица или лиц, выделениям которых свойственны оба указанных антигена, так и смешение пота лиц, групповые свойства выделений которых дают в совокупности указанные антигены;

г) в участках, где выявлены антигены А, В и Н на гранатомете и снаряде, возможно присутствие пота как лица или лиц, выделениям которых свойственны все три указанных антигена, так и смешение пота лиц, групповые свойства выделений которых дают в совокупности указанные антигены (т. № 49 л.д. 50-54);

— заключением эксперта № 385/13-7 от 09 апреля 1999 года, из которого следует, что представленные на экспертизу три деформированные пули и два фрагмента оболочек пуль являются частями 5,45 мм военных патронов и изготовлены заводским способом.

Причиной деформации пуль является их взаимодействие (удар или (и) прохождение) с твердой преградой.

Две пули (П4 и П5) и пуля, частью оболочки которой является фрагмент оболочки П2, выстреляны из одного экземпляра 5,45 мм пулемета РПК-74, 5,45 мм автомата АК-74 или его модификации (кроме АКС-74У). Пуля (Ш) выстреляна из вышеупомянутых моделей оружия, включая и АКС-74У.

Определить, из какой модели оружия выстреляна пуля, частью которой является фрагмент оболочки пули ПЗ, не представляется возможным ввиду отсутствия на нем следов канала ствола. Следы канала ствола на пуле Ш не пригодны для идентификации, на фрагменте оболочки пули ПЗ следы канала ствола отсутствуют, поэтому ответить на вопрос, из одного или нескольких экземпляров оружия они были выстреляны, не представляется возможным (т. № 49 л.д. 58-61);

— заключением эксперта № 324/13-7 от 07 апреля 1999 года, согласно которому представленный на исследование магазин является частью пистолета конструкции Макаров — ПМ (или его модификаций Иж-70, Иж-71).

Маркировочные обозначения на магазине отсутствуют, но не вследствие уничтожения, а потому, что их не наносили при изготовлении.

На исследование также были представлены две гильзы 9 мм патронов к ПМ и пятьдесят четыре гильзы патронов 5,45 × 39, одна пуля калибра 5,45 мм — часть патрона 5,45 × 39, на которой нет следов, свидетельствующих о том, что она рикошетировала.

Две гильзы 9 мм патронов к ПМ стреляны в ПМ (или его модификациях Иж-70).

Пятьдесят четыре гильзы патронов 5,45 × 39 стреляны в АК-74 (или его модификациях) или в РПК-74 (или его модификациях).

На всех представленных гильзах имеются следы, пригодные для идентификации.

Гильзы 9 мм патронов к ПМ стреляны в одном экземпляре оружия.

Сорок патронов 5,45 × 39 стреляны в одном экземпляре оружия, десять гильз патронов 5,45 × 39 стреляны в другом экземпляре оружия, четыре гильзы патронов 5,45 × 39 стреляны в третьем экземпляре оружия.

Представленная пуля патронов 5,45 × 39 не составляла и не могла составлять единое целое ни с одной из гильз 9 мм патронов к ПМ (т. № 49 л.д. 65-68);

— заключением эксперта № 496/13-7 от 23 апреля 1999 года, согласно которому на исследование представлены: магазин на сорок пять патронов 5,45 × 39 к 5,45 мм ручному пулемету конструкции Калашникова и магазин на тридцать патронов 5,45 × 39 к 5,45 мм автомату конструкции Калашникова.

На пластиковых корпусах представленных магазинов имеются маркировочные обозначения. Следов, свидетельствующих о попытке уничтожения имеющихся маркировочных обозначений, на магазинах нет (т. № 49 л.д. 72-74);

— заключение эксперта № 387/13-7 от 14 апреля 1999 г., согласно которому на исследование представлены два экземпляра 9 мм пистолета конструкции Макарова РВ 3320 и РВ 2818.

Представленные пистолеты исправны и пригодны для стрельбы.

Все семь представленных 9 мм патронов к ПМ являются продукцией одного завода.

Две гильзы 9 мм патронов к ПМ (исследованные ранее в экспертизе № 324/13-7 от 07.04.1999 г. по у/д №127263) стреляны в ПМ РВ 3320.

Решить вопрос о том, является ли магазин к ПМ (исследован ранее в экспертизе №324/13-7 от 07.04.1999 по у/д №127263) комплектной частью одного из представленных экземпляров ПМ, не представляется возможным, так как на магазине нет и не было соответствующих маркировочных обозначений (т. № 49 л.д. 78-80);

— заключением эксперта № 388/13-7 от 31 марта 1999 года, из которого следует, что из представленных на исследование пистолетов Макарова (ПМ) РВ 3320 и РВ 2818 после последней чистки производили выстрел (выстрелы) (т. 49 л.д. 82-83);

— заключением эксперта № 1139/17 от 11 июня 1999 г., согласно которому представленные на исследование два изделия являются частями реактивной противотанковой гранаты РПГ-18, а именно — пусковым устройством и противотанковой гранатой ПГ-18.

Реактивная противотанковая граната РПГ-18 является боеприпасом основного назначения, состоит на вооружении армии и предназначена для борьбы с танками, самоходными артиллерийскими установками и другими бронированными средствами противника.

Реактивная противотанковая граната РПГ-18 была изготовлена на Челябинском производственном объединении «Сигнал» в 1977 г. в составе 1-й партии выпуска.

Основные тактико-технические данные РПГ-18: калибр — 64 мм; длина в походном положении, длина в боевом положении — 1050 мм; вес — 2,6 кг; начальная скорость полета гранаты — 114 м/сек; дальность прямого выстрела по цели высотой 2 м — 135 м; прицельная дальность стрельбы — 200 м.

Реактивная противотанковая граната РПГ-18 в представленном виде не пригодна к использованию по назначению, так как отсутствует капсюль-воспламенитель, головная часть взрывателя и обрезана трубка (газовод), соединяющая капсюль-воспламенитель с пороховым зарядом реактивного двигателя (т. 49, л.д. 86-90);

— заключение эксперта № 386/13-7 от 23 июня 1999 года, из которого следует, что на представленной для исследования одежде Федотова Н.Б. имеются многочисленные огнестрельные повреждения, часть которых соответствует огнестрельным повреждениям на теле Федотова Н.Б. Признаки огнестрельных повреждений на одежде позволяют утверждать, что одежда была не первым слоем преграды на траектории пули.

Учитывая результаты экспертизы повреждений на автомашине (382/13-7 от 27.03.99), можно предположить, что первым слоем был корпус перевернувшейся автомашины ГАЗ-3102.

Показания Филиппова Е.Н. в части, касающейся образования огнестрельных повреждений на автомашине и одежде Федотова Н.Б., соответствуют обстоятельствам образования этих повреждений, установленным в ходе экспертного исследования. В показаниях Филиппова Н.В. дан фрагмент общей картины образования повреждений на автомашине ГАЗ-3102 (т. № 49 л.д. 93-102);

— заключение эксперта № 382/13-7 от 27 апреля 1999 года, из которого явствует, что на автомобиле «Волга» ГАЗ-3102, г.н. Н 216 АХ 99 РУС, имеются огнестрельные повреждения, расположенные на днище и задней части. Общее количество повреждений — 43.

Расстояния выстрелов, образовавших эти повреждения, находятся в диапазоне 13,5-0,25 метра (при условии: автомат «у плеча»), 9,8-0,2 метра (при условии: автомат «у бедра»). В момент образования этих повреждений машина лежала на поверхности дороги левой стороной.

По задней части машины выстрелы произведены в направлении сзади наперед, снизу вверх (по отношению к машине в нормальном положении).

По днищу машины выстрелы произведены несколько сзади наперед и снизу вверх (по отношению к машине в нормальном положении) (т. № 49 л.д. 104-112);

— заключением эксперта № 858/200 от 14 мая 1999 года о том, что на внешней поверхности представленных на исследование двух магазинов от автоматов имеются следы смазочного материала, относящегося к моторным маслам для карбюраторных и дизельных двигателей.

На внутренней поверхности магазинов от автоматов имеются следы смазочного материала, изготовленного на базе дистиллятного нефтемасла. Дистиллятные масла являются базовыми для различных смазочных материалов: индустриальных, трансформаторных, кабельных масел, смазочно-охлаждающих жидкостей и защитных противокоррозионных материалов (т. № 49 л.д. 116-120);

— заключениями эксперта № 760/17, 761/17 от 31 мая 1999 года, из которых следует, что на месте происшествия имели место взрывы: самодельного взрывного устройства и боеприпаса — боевой осколочной оборонительной гранаты Ф-1.

Взрыв взрывного устройства был произведен путем подачи напряжения на электродетонаторы, что достигалось нажатием кнопки замыкателя.

Взрывное устройство состояло из двух безоболочечных зарядов, возможно, заглубленных в грунт, двух электродетонаторов и подрывной линии, состоящей из провода с двумя однопроволочными медными жилами диаметром 1,5 мм в полимерной изоляции белого цвета, общей длинной около 40 м, к одному концу которого были присоединены два электродетонатора, а к другому блок питания с кнопочным замыкателем и дополнительный блок питания из девяти плоских батарей.

В качестве зарядов во взрывном устройстве использовался тротил — взрывчатое вещество бризантного действия. Масса каждого из двух зарядов взрывного устройства составляла около 0,3 кг.

Тротил является взрывчатым веществом бризантного действия средней мощности. Применяется как в индивидуальном виде, так и в качестве компонента смесевых взрывчатых веществ в военном деле для снаряжения боеприпасов и в народном хозяйстве при проведении подрывных работ.

Заряды взрывного устройства располагались на проезжей части дороги, возможно, были заглублены в грунт.

Изъятые с места происшествия металлические осколки являются фрагментами боевой ручной осколочной гранаты Ф-1 — боеприпаса основного назначения, а рычаг — спусковым рычагом запала УЗРГМ, которым была укомплектована граната Ф-1. Запал УЗРГМ является боеприпасом специального назначения — средством взрывания.

Запал УЗРГМ, спусковой рычаг которого представлен на экспертизу, был изготовлен в 1978 г. на Уфимском заводе чертежных принадлежностей в составе 224-партии, а снаряжен в 1979 г. на Саранском механическом заводе в составе 55-й партии. По осколкам гранаты Ф-1, представленным на исследование, установить завод-изготовитель гранаты не представляется возможным.

Граната Ф-1, вероятно, была брошена из автомашины ГАЗ-3102, г.н. Н 216 АХ 99.

Изъятые с места происшествия устройства:

указанное в постановлении как аккумулятор представляет собой 9 плоских стандартных батарей польского производства, промышленного изготовления, соединенных самодельным способом параллельно в один блок;

указанное в постановлении как подрывная машинка представляет собой батарею типа «Крона» иностранного производства, промышленного изготовления, соединенную самодельным способом с замыкателем и объединенную в один блок.

Для изготовления и установки данного взрывного устройства необходимы профессиональные познания и навыки во взрывном деле.

Подрыв взрывного устройства был осуществлен электрическим способом (т. № 49 л.д. 124-134);

— заключением эксперта № 835/200, от 03 июня 1999 г., согласно которому на гранатомете и снаряде, представленных на исследование, имеются микроследовые количества дистиллятных минеральных масел (т. № 49л.д. 138-140);

— заключением эксперта № 0146/6-7от 05 октября 1999 года, из которого следует, что след, расположенный на одной из токопроводящих жил конца «в» фрагмента провода №5, изъятого с места происшествия, пригоден для идентификации инструмента, его оставившего.

Остальные следы, имеющиеся на частях взрывного устройства, представленного на исследование, не пригодны для идентификации инструмента, их оставившего (т. № 49 л.д. 144-147);

— заключением эксперта № 255/10-6 от 23 апреля 1999 года, согласно которому результаты осмотра автомобиля ГАЗ-3102, гос. № н 216 АХ 99, свидетельствуют о том, что данный автомобиль имеет значительные механические повреждения и восстановлению не подлежит, поэтому критерием оценки ущерба в данном случае может служить остаточная стоимость указанного автомобиля на 05.03.99г., которая составляет 91253 руб. 00 коп. (девяносто одна тысяча двести пятьдесят три рубля, ноль копеек) (т. № 49 л.д. 150-154);

— заключение эксперта № 12/К-2457 от 19 октября 1999 года, из которого следует, что представленная на экспертизу пуля является составной частью стандартного 9 мм патрона к пистолету Макарова (ПМ).

Пуля выстреляна из самодельного ствола огнестрельного оружия, имеющего канал с семью нарезами правого направления, калибра, близкого к 9 мм.

Пуля, изъятая в гараже Решетникова Е.В., и пули, изъятые при осмотре места происшествия по факту покушения на Рыбина Е.Л., выстреляны из разных стволов огнестрельного оружия.

Пули выстреляны из стволов, имеющих аналогичные параметры, которые могли быть получены при использовании одного и того же инструмента (т. № 49 л.д. 167-169);

— заключение эксперта № 2281/17, 2282/17, от 8 октября 1999 г., согласно которому снаряд, фрагмент корпуса которого представлен на исследование, был снаряжен амматолом — взрывчатым веществом на основе тротила и аммиачной селитры.

Амматол отличается по химическому составу от взрывчатого вещества, использованного при взрыве автомобиля Рыбина.

В корпусе 122 мм осколочно-фугасного снаряда содержалось 2,72-3,63 кг аммотола, что значительно превышает количество взрывчатого вещества, использованного при взрыве автомобиля Рыбина.

Представленный на исследование предмет является фрагментом корпуса 122 мм осколочно-фугасного снаряда к гаубице образца 1938 года или гаубице Д-30 (т. №49 л.д. 175-179);

— заключением эксперта № 1213, от 17 февраля 2000 г., согласно которому на внутренней поверхности предмета (объект 1) цилиндрической формы, изъятого в гараже, обнаружены следы продуктов выстрела заряда, снаряженного бездымным порохом.

На внутренней поверхности предмета (объект 2) цилиндрической формы, представленного на экспертизу, следов продуктов выстрела не обнаружено (т. 49, л.д. 191-192);

— заключением эксперта № 59 от 12 марта 2002 года, из которого следует, что потерпевшему Иванову А.Ю. причинены следующие телесные повреждения:

сочетанная взрывная травма:

а) открытая черепно-мозговая травма: скальпированные раны в левой половине височной области головы, вдавленный оскольчатый перелом лобной кости слева, левосторонняя субдуральная гематома, субарахноидальное кровоизлияние, ушиб головного мозга с формированием контузионного очага и геморрагическим пропитыванием в левой лобной доле, отек левой половины головного мозга. Множественные рвано-ушибленные лица, металлические осколки в мягких тканях головы.

б) травматическая ампутация правой голени.

в) травматическая ампутация левого бедра.

Данные повреждения образовались в результате взрывной травмы. Открытая черепно-мозговая травма, сопровождающаяся переломом костей свода черепа, кровоизлиянием под оболочкой мозга, ушибами вещества головного мозга, является опасной для жизни и оценивается как повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью.

Травматическая ампутация нижних конечностей, является тяжким по последствиям повреждением, так как вызвала за собой потерю и утрату органом его функций и поэтому оцениваются как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью (т. № 49 л.д. 194-197);

— заключением эксперта № 60 от 12 марта 2002 года, из которого следует, что потерпевшему Филиппову Е.Л. причинены следующие телесные повреждения:

а) сквозное, огнестрельное ранение правой половины грудной клетки, не проникающее в плевральную полость, с раневым каналом в мягких тканях, с входной раной в 7-ом межреберье по задней подмышечной линии и выходной раной на уровне 5-ого ребра по передней подмышечной линии.

б) сквозное, огнестрельное ранение правой половины грудной клетки, не проникающее в плевральную полость, с раневым каналом в мягких тканях, с выходной раной на уровне 3-го ребра по лопаточной линии и выходным отверстием в надключичной области.

Данные повреждения образовались в результате двух выстрелов из огнестрельного оружия, не являются опасными для жизни, вызвали за собой расстройство здоровья не более 3-х недель, и оцениваются как повреждения, повлекшие легкий вред здоровью (т. № 49 л.д. 199-201);

— заключением эксперта № 582/8 от 27 апреля 2002 г., согласно которому след папиллярного узора, обнаруженный на гранатомете, оставлен не Решетниковым Е.В., а другим лицом (т. № 49 л.д. 204);

— заключением эксперта № 696 от 25 марта 2002 г., согласно которому кровь Решетникова Е.В. относится к группе О. В образце его слюны реакцией абсорбции-элюции выявлен только свойственный ему антиген Н.

Сопоставление результатов исследования смывов с полиэтиленовой пленки, радиоплаты, двух магазинов от автомата, аккумулятора и прибора с красной кнопкой с данными групповой характеристики Решетникова Е.В. позволяет сделать следующие выводы:

а) в отдельных смывах с полиэтиленовой пленки и двух магазинах от автомата, где выявлен только антиген Н, происхождение пота от Решетникова Е.В. не исключается;

б) в смывах радиоплаты, в большинстве участков на аккумуляторе, в части участков на полиэтиленовой пленке, двух магазинов от автомата и приборе с красной кнопкой, где выявлены антигены В и Н; в двух смывах с полиэтиленовой пленки и одном смыве с коричневого магазина от автомата, где выявлены антигены А и Н; в остальных смывах с полиэтиленовой пленки, двух магазинах от автомата, аккумуляторе и приборе с красной кнопкой где выявлены антигены А, В и Н присутствие пота Решетникова Е.В. наряду с потом других лиц не исключается. От одного Решетникова Е.В. пот в вышеуказанных смывах произойти не мог (т. № 49 л.д. 207-210);

— постановлением о признании вещественным доказательством вышеуказанного листа бумаги белого цвета (т. № 73 л.д. 6-7);

— заключением эксперта № 948 от 26 апреля 2005 года, согласно которому на поверхности гранатомета и снаряда, на куске полиэтиленовой пленки, на радиоплате, на двух магазинах от автомата, аккумуляторе и приборе с красной кнопкой повсеместно установлено присутствие пота.

В следах с потом в некоторых участках на гранатомете, в двух участках на полиэтиленовой пленке, в одном из исследованных участков с коричневого магазина от автомата выявлены антигены А и Н, свойственные в совокупности группе Ав с сопутствующим антигеном Н. Не исключается происхождение этого пота от Шапиро В.В. От Цигельника он произойти не мог.

При установлении групповой принадлежности в следах с потом на радиоплате, в некоторых участках на гранатомете и снаряде, в большинстве участков на аккумуляторе, в ряде участков на пленке, двух магазинах от автомата и приборе с кнопкой выявлены антигены В и Н, которые присущи группе В с сопутствующим антигеном Н. Нельзя исключить происхождения данного пота от Цигельника. От Шапиро этот пот произойти не мог.

В одном из участков на гранатомете, в отдельных смывах с полиэтиленовой пленки, с двух магазинов от автомата выявлен антиген Н, свойственный группе О ав. Исключается происхождение пота в этих участках от Шапиро или Цигельника (т. № 68 л.д. 222-225)

— и другими материалами дела, исследованными в судебном заседании.

Выводы суда о доказанности вины подсудимых Пичугина, Шапиро, Цигельника и Решетникова по факту второго покушения на убийство Е. Рыбина

Оценивая всю совокупность добытых и исследованных доказательств, суд приходит к выводу о доказанности вины подсудимых Пичугина А.В., Шапиро В.В., Цигельника Г.А. и Решетникова Е.В. в содеянном ими, так как приведенные выше доказательства не находятся в противоречии между собой, дополняют друг друга и конкретизируют обстоятельства происшедшего, а оснований не доверять этим доказательствам не имеется.

Действия подсудимого Пичугина А.В. по факту убийства Федотова Н.В. необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 33, п.п. «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как организацию убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, по найму;

подсудимого Шапиро В.В. — по ч. 5, ст. 33, п.п. «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как пособничество в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, по найму;

подсудимых Цигельника Г.А. и Решетникова Е.В. — по п.п. «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, группой лиц по предварительному сгрвору, по найму.

Действия подсудимого Пичугина А.В. по факту покушения на убийство Рыбина Е.Л., Иванова А.Ю., Филиппова Е.Л. необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как организацию покушения на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, двух и более лиц, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, по найму;

действия подсудимого Шапиро В.В. — по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как пособничество в покушении на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, двух и более лиц, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, по найму;

подсудимых Цигельника А.Г. и Решетникова Е.В. — по ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) как покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, двух и более лиц, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Кроме этого действия подсудимых Цигельника Г.А. и Решетникова Е.В. по факту незаконного оборота с оружием и взрывчатыми веществами необходимо квалифицировать по ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 25 июня 1998 года) как незаконное приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, совершенные группой лиц по предварительному сговору, а также по ч. 2 ст. 223 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 25 июня 1998 года) как незаконное изготовление взрывного устройства группой лиц по предварительному сговору.

Приходя к выводу об указанной квалификации действия подсудимых Пичугина А.В., Шапиро В.В., Цигельника Г.А., Решетникова Е.В., суд исходит из того, что в судебном заседании нашло свое полное подтверждение:

— что убийство Федотова и покушение на убийство Рыбина, Иванова, Филиппова было совершено по предварительному сговору группой лиц и по найму, о чем свидетельствует, что подсудимые действовали заранее договорившись и согласованно между собой, при этом Пичугин А.В. являлся одним из инициаторов лишения жизни Рыбина Е.Л., в качестве исполнения задуманного привлек Горина, который в свою очередь привлек Горитовского и Шапиро, а те в качестве непосредственных исполнителей привлекли Цигельника и Решетникова, умышленно за денежное вознаграждение сплотил соучастников на лишение жизни потерпевшего, вел переговоры о размере материального вознаграждения и сроках исполнения убийства Рыбина, то есть Пичугин А.В. явился организатором данного преступления.

Шапиро В.В., согласно отведенной ему роли, за денежное вознаграждение привлек к совершению действий, направленных на лишение жизни Рыбина, Цигельника и Решетникова, передал им информацию о потерпевшем и аванс за исполнение преступления, а после исполнения преступления — остальное денежное вознаграждение, то есть явился пособником данного преступления;

Цигельник Г.А. и Решетников Е.В., действуя согласно отведенной им роли, во исполнение единого преступного умысла, получив от Горитовского огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, прибыли на автомашине из г. Волгограда в г. Москву, где провели тщательную подготовку к убийству Рыбина Е.Л., наблюдая за потерпевшим, выяснив его место жительство и маршруты передвижения, имеющуюся у него охрану, то есть выступили непосредственными исполнителями убийства Рыбина Е.Л.;

— что убийство Федотова и покушение на убийство Рыбина, Иванова, Филиппова было совершено в связи с осуществлением данными лицами своей служебной деятельности, так как Рыбин Е.Л., являясь управляющим компании «Ист Петролеум Хандельсгез», действовал в ущерб интересам НК «Юкос», а Федотов, Иванов и Филиппов являлись охранниками Рыбина Е.Л., о чем подсудимые безусловно знали (показания подсудимых Цигельника и Решетникова в судебном заседании), и в момент совершения преступления исполняли свои служебные обязанности по охране Рыбина Е.Л.;

— что убийство Федотова и покушение на убийство Рыбина, Иванова, Филиппова было совершено общеопасным способом, так как выбранный Пичугиным, Шапиро, Цигельником и Решетниковым способ лишения жизни потерпевшего путем подрыва автомашины Рыбина, в которой находились и другие люди, при помощи изготовленного взрывного устройства был опасен для жизни не только Петухова, но и других лиц, что является общеопасным способом.

Суд считает, что подсудимые Пичугин А.В., являющийся организатором убийства Рыбина, и Шапиро В.В., способствовавший своими действиями в этом, должны нести ответственность и за убийство Федотова, а также за покушение на убийство Иванова и Филиппова, так как в судебном заседании установлено, что после первого неудавшегося покушения на Рыбина 24 ноября 1998 года, подсудимые, заранее договорившись и действуя согласованно с соучастниками, зная о том, что Рыбин передвигается на автомашине вместе с охраной, решили лишить жизни Рыбина путем подрыва автомашины, в связи с чем была проведена тщательная подготовка к этому, подыскано огнестрельное оружие и взрывчатые вещества, подсудимый Шапиро с Горитовским лично выезжали в район предполагаемого места совершения преступления и подыскали место, где будет заложено взрывное устройство, то есть Шапиро В.В. и Пичугин А.В., достоверно зная, что преступление будет совершено с применением огнестрельного оружия и взрывчатки, предвидели возможность лишения жизни охранников Федотова, Иванова, Филиппова и желали этого.

Вместе с тем по факту убийства Федотова из обвинения подсудимых Пичугина, Шапиро, Цигельника, Решетникова подлежит исключению п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ «убийство двух и более лиц», поскольку их преступное намерение убить двух и более лиц не было осуществлено по не зависящим от их воли обстоятельствам, так как потерпевшего Рыбина в автомашине не оказалось, а потерпевшим Иванову и Филиппову была оказана своевременная медицинская помощь, и они остались живы.

В тоже время по факту покушения на убийство Рыбина, Иванова и Филиппова в действиях подсудимых содержится квалифицирующий признак покушения на убийство двух и более лиц, так как их действия охватывались единством умысла подсудимых.

Суд считает, что мотивом покушений на убийство Рыбина Е.Л. 24 ноября 1998 года и 5 марта 1999 года явилось то, что Рыбин Е.Л., работая управляющим ВНК «Ист Петролеум Хандельсгес м.б.Х», после того как в январе 1998 года нефтяная компания «Юкос» приобрела контрольный пакет акций «Восточной нефтяной компании» (ВНК), включающей в себя ОАО «Томскнефть», с которыми у компании «Ист Петролеум» имелись действующие договора о взаимовыгодной совместной деятельности по разработке «Западно-Полуденного» и «Крапивинского» нефтяных месторождений, то в одностороннем порядке приостановила действия договоров, заключенных компанией «Ист Петролеум» с ОАО «Томскнефть».

После чего со стороны Рыбина Е.Л. в адрес НК «Юкос» стали поступать неоднократные требования о выполнении условий действующих договоров. Рыбин в средствах массовой информации неоднократно выступал с критикой компании НК «Юкос» и ее руководителей, однако принятые меры ни к чему не привели, и тогда компания инициировала судебные иски по поводу одностороннего прерывания договоров НК «Юкос» и взыскания ущерба, причиненного компании «Ист Петролеум», что противоречило интересам руководства НК «Юкос», в связи с чем было принято решение о лишении жизни Рыбина Е.Л., что подтверждается показаниями подсудимых Цигельника, Решетникова в судебном заседании, подсудимого Шапиро В.В. в ходе предварительного следствия, потерпевшего Рыбина, показаниями свидетеля Смирнова, свидетелей Дергунова, Авалишвили, Саенко, Хохлова и других свидетелей, приведенными в приговоре суда, а также письменными материалами дела, в том числе листком бумаги с рукописным текстом с реквизитами компании «Ист Петролеум…» и адресами представительства компании в России и Австрии, выполненными Пичугиным А.В., запиской с номером автомашины, выданной свидетелем Тарасовым, решениями судебных инстанций по искам «Ист Петролиум...» к НК «Юкос», а также вступившим в законную силу приговором Московского городского суда от 13 ноября 2000 года в отношении Решетникова Е.В. по факту покушения на убийство Рыбина 24 ноября 1998 года, которым установлен мотив устранения Рыбина, а именно «деятельность последнего в нефтяном бизнесе, конфликтная ситуация между возглавляемой им компанией «Ист Петролеум» и НК «Юкос», которая отказалась от выполнения договорных обязательств, в связи с чем компания «Ист Петролеум» вынуждена была обратиться с исковыми требованиями в Международный арбитражный и Гаагский суды, а доводы защиты о том, что у руководства НК «Юкос» не было мотивов лишения жизни Рыбина Е.Л. и [что] доказательств вины подсудимых Пичугина А.В. и Шапиро В.В. в деле не имеется, суд считает несостоятельными, и они опровергаются вышеизложенными доказательствами, которым дана оценка в приговоре суда.

Суд, давая оценку показаниям подсудимых Цигельника Г.А., Решетникова Е.В. в судебном заседании и на предварительном следствии, считает их объективными, последовательными, они согласуются с другими доказательствами по делу, дополняют их, и придает им доказательственное значение, а что касается некоторых противоречий в их показаниях, на которые указывает сторона защиты, то они являются несущественными, касаются второстепенных вопросов и не влияют на установление фактических обстоятельств по делу.

Доводы подсудимых Пичугина, Шапиро и их защиты, что подсудимые Решетников и Цигельник оговаривают их, суд считает несостоятельными в связи с тем, что оснований для оговора подсудимых Пичугина и Шапиро с их стороны судом не установлено, как не установлено таких оснований и для оговора подсудимых Пичугина, Шапиро, Овсянникова со стороны свидетелей Смирнова, Попова, Пешкуна, Коровникова, Кабанца.

Заявления защиты, что к показаниям данных свидетелей необходимо относиться критически лишь потому, что они отбывают наказание в местах лишения свободы и находятся под влиянием оперативных сотрудников, являются надуманными, поскольку опровергнуты самими свидетелями, подсудимыми Цигельником и Решетниковым, а также рядом других фактических данных.

Судом в судебном заседании изучались материалы в отношении Горина и Горитовского и установлено, что уголовное преследование в отношении Горитовского В.В. в части пособничества, Горина в части подстрекательства, в совершении покушений на убийство Колесова В.Л., Рыбина Е.Л., убийстве Петухова В.А., незаконном сбыте огнестрельного оружия и боеприпасов, а Горина и в части организации убийства Корнеевой, постановлением следователя прекращено в связи с их смертью (т. 73, л.д. 16 -24, 25-30, т. 14, л.д. 113-119, т. 63, л.д. 150).

Выводы суда по факту разбойного нападения на семью Каплиевых

По факту разбойного нападения на Каплиевых и незаконного оборота с оружием.

Подсудимый Цигельник Г.А. виновным себя по факту нападения на Каплиевых признал частично, по незаконному обороту с оружием признал полностью и пояснил, что в марте 2003 г. он приехал в г. Волгоград из Киева.

4 марта 2003 года ему позвонил знакомый Хангераев, который попросил помощи в «выбивании» долга у ранее не знакомого Каплиева. Он приехал в квартиру Хангераева, где познакомился с родственником последнего, Левиным Олегом. Хангераев сказал, что Левин поедет вместе с ними, а также с ними поедет их общий знакомый Шуваев Андрей.

17 марта 2003 г. они вчетвером на его, Цигельника, автомобиле «Мазда-929» выехали в хутор Х. Дубовского района Ростовской области к Хайдарбекову, которого он ранее два раза видел дома у Хангераева.

Со слов Хангераева, Хайдарбеков знал цель поездки и поедет вместе с ними. В этот день они не поехали к Каплиеву и решили это сделать на следующий день.

18 марта 2003 года вечером они стали собираться, Хайдарбеков показал газовый пистолет, переделанный под огнестрельный. Затем Хайдарбеков вынес из сарая брезентовую сумку, в которой находилось 3 пистолета, два из которых были с глушителем, автомат АКСУ, две гранаты Ф-1. Со слов Хайдарбекова, оружие было нужно для того, чтобы напугать Каплиева, так как у Каплиева дома охотничье ружье.

Он, Цигельник, спрятал сумку с оружием в бампер…

[…]

…за Каплиевым. Начался хаос, супруга Каплиева кричала и бегала по дому.

Он, Левин, очень испугался, подбежал к входной двери, в это время Каплиев произвел два выстрела из ружья и чуть не попал в него. Он, Левин, открыл входную дверь и выбежал во двор. Хангераев выбежал следом за ним, а Хайдарбеков вылез через окно. Он видел, как через забор перепрыгнул Цигельник и побежал. Хангераев сам перепрыгнул через ворота, а затем упал, так как был ранен в живот. Он взял Хангераева на руки и побежал вместе с ним в сторону лесополосы, где стали ждать Цигельника. Последний подъехал к ним на машине, на которой они уехали с места совершения преступления. В пути следования они остановились с тем, чтобы выбросить использованные при совершении преступления шапочки и обувь. После чего, высадив Хайдарбекова, который взял себе сумку с оружием, они доехали до г. Котельниково, где он отвел Хангераева в больницу.

Он признает себя виновным в том, что оказался участником разбойного нападения на Каплиевых, но в тоже время не согласен с показаниями, данными на предварительном следствии, в той части, что Хангераев обещал ему деньги за это, в этой части показания записаны не верно, в остальном его показания правильные, что же касается обвинения по незаконному обороту с оружием, то виновным себя в этом не признает, так как никакого оружия у него с собой не было, он только некоторое время держал в руках гранату, переданную ему Цигельником, которую перед проникновением в дом Каплиевых вернул Цигельнику.

Суд, давая оценку показаниям подсудимого Левина как в ходе судебного заседания, так и на предварительном следствии считает, что они являются объективными, последовательными, согласуются с другими доказательствами по делу, но вместе [с тем] суд критически относится к его показаниям, данным в ходе судебного заседания, в части того, что Хангераев не обещал ему денег за участие в совершение преступления, и отдает предпочтение показаниям, данным им в ходе предварительного следствия, а изменение в этой части показаний в ходе судебного заседания расценивает как попытку смягчить свою ответственность за содеянное.

Показания потерпевших и свидетелей по факту разбойного нападения на семью Каплиевых

Помимо показаний подсудимых Цигельника Г.А. и Левина В.В., их вина в содеянном ими также подтверждается показаниями потерпевших и свидетелей, а именно:

— показаниями потерпевшего Каплиева С.П., данными им в ходе предварительного следствия и оглашенными в судебном заседании с согласия сторон, из которых следует, что он со своей семьей проживает в с. Х. Ростовской области в частном домовладении, занимается торгово-закупочной деятельностью.

18 марта 2003 года примерно в 22 час. 30 мин. он вместе со своей семьей лег спать. Ночью он проснулся оттого, что его за руку дергала жена. Увидел, что возле кровати рядом с женой стоят двое мужчин в масках, изготовленных из вязаных шапочек с прорезями для глаз. Мужчины потребовали, чтобы он молчал. После этого он увидел, что сбоку стоит еще один мужчина высокого роста с маской на лице. Мужчина стал наносить ему удары кулаками в область головы, не давая ему подняться с кровати.

Он поинтересовался у мужчин, чего они хотят, и предложил им взять деньги. Мужчины потребовали, чтобы он лежал спокойно. После этого один из нападавших крикнул: «Одевай ему наручники!» Мужчина, находившийся рядом, защелкнул у него на запястье одной руки наручники. В этот момент включили свет, и он увидел, что у двух мужчин, стоявших рядом с женой, в руках пистолеты ПМ с глушителем, стволы которых были направлены на него и его жену.

Когда мужчина пытался защелкнуть наручники на запястье его второй руки, он начал вырываться. Ему удалось вырваться и убежать в другую комнату. В этот момент он услышал, как один их нападавших крикнул «Стреляй по ногам!». После этого он услышал несколько глухих выстрелов, затем почувствовал боль в левом бедре и понял, что его ранили. Он разбил стекло в окне, чтобы позвать на помощь, и в это время во дворе увидел еще одного мужчину с маской на лице. Схватив из тумбочки охотничье ружье, он пристегнул магазин и повернулся лицом к прихожей, в которой увидел 2-х или 3-х нападавших мужчин.

В дверном проеме увидел одного из нападавших, который произвел несколько выстрелов в его сторону. Пули попали в зеркало позади него на уровне груди и головы. Он в свою очередь выстрелил в стрелявшего в него мужчину, которого ранил.

Стрельба после этого сразу прекратилась, нападавшие выбежали из дома. Сам он был ранен несколькими выстрелами. От полученных ранений он потерял сознание. Его супруга также получила огнестрельное ранение в ногу (т. 9, л.д. 116-120, т. 43, л.д. 73-76, т. 44, л.д. 9-12, 13-14);

— показаниями потерпевшей Каплиевой Н.Г., данными ею в ходе предварительного следствия и оглашенными в судебном заседании с согласия сторон, из которых следует, что в ночь на 19 марта 2003 г. она проснулась от света фонарика.

В спальне, где она спала вместе с мужем и ребенком, увидела троих незнакомых мужчин в масках и темной одежде. Все они вошли в спальню из зала. Мужчина, который вошел первым, сразу же ударил мужа в область головы, после чего начал одевать ему на руки наручники.

Другой мужчина приказал им лечь лицом в подушку. Потом один из нападавших включил свет, и в этот момент мужу удалось вырваться и убежать в другую комнату. Нападавшие начали стрелять в направлении мужа, из имевшихся у них пистолетов. Она бросилась в прихожую, чтобы взять ружье мужа. Среди нападавших произошло замешательство. Один из нападавших оттолкнул ее в грудь к дверному проему. В этот момент кто-то в нее выстрелил и попал в область колена.

Мужу удалось взять ружье, вставить в него магазин и произвести выстрел в нападавших, которые в это время находились в прихожей. Затем муж второй раз выстрелил в одного из нападавших, который производил в него выстрелы из пистолета, после чего сразу наступила тишина.

Выстрелами нападавших мужу были причинены несколько ранений, он потерял много крови, чувствовал себя очень плохо. Она вызвала милицию и «скорую помощь» (т. 5, л.д. 81-83);

— показаниями свидетеля Хангераева A.M. в судебном заседании, из которых следует, что в 2003 г. он совместно с женой Писарбековой С.Б. проживал на съемной квартире в г. Волгограде.

В начале марта 2003 года к ним в гости приехал родной брат Писарбековой — Левин В.В.

Примерно 14 марта 2003 года к нему домой позвонила жена его родного брата, который проживает в г. Котельниково Волгоградской области, и сообщила, что у брата проблемы, а именно на него «наезжают» чеченцы по поводу невозврата долга.

Он, Хангераев, понял, что сам эту проблему не решит, в связи с чем обратился за помощью к своему знакомому Цигельнику и попросил последнего съездить в Котельниково и принять участие в решении вопроса по решению проблем брата. Цигельник согласился и также попросил поехать с ними их общего знакомого Шуваева, а он, Хангераев, пригласил с ними поехать Левина Олега. Все согласились на это предложение.

17 марта 2003 года он, Цигельник, Шуваев, а также Левин выехали в г. Котельниково. Когда приехали, то выяснили, что тех людей, которые «наезжают» на брата, в данный момент нет и они будут через день. Так как у брата негде было переночевать, он предложил своим товарищам поехать к его знакомому Хайдарбекову Магомеду, проживающему поблизости в хуторе Веселый Дубовского района Ростовской области. Находясь в доме Хайдарбекова, тот похвастался им пистолетом, имеющимся у него, а затем предложил совершить кражу в селе Дубовское Ростовской области, сказав, что знает в этом селе дом, где есть деньги — около 300 тысяч рублей, а хозяева дома уезжают в г. Волгодонск.

Сам Хайдарбеков предложил совершить кражу этих денег, на что все присутствующие согласились. Инициаторами совершения преступления выступали Хайдарбеков и Цигельник, последний осуществлял общее руководство действиями всех соучастников.

В ночь на 19 марта 2003 г. они впятером отправились к дому, на который указал Хайдарбеков. Автомашину Цигельника оставили в лесополосе, а сами пешком пошли к дому потерпевших. Когда подошли, то увидели, что в соседнем доме горит свет. Решив подождать, пока сосед ляжет спать, они вернулись к машине. Уже под утро, убедившись, что свет погас, решили проникнуть в дом.

По указанию Цигельника и Хайдарбекова, Шуваев остался неподалеку от домовладения потерпевших, наблюдать за окружающей обстановкой с целью их предупреждения о возможном появлении посторонних лиц. После чего Хайдарбеков и Цигельник пошли во двор дома Каплиевых, а ему и Левину сказали, чтобы они зашли во двор через пять минут. Выполняя их указание, он с Левиным зашли во двор дома, подошли к строению, после чего Хайдарбеков, Цигельник и Левин сняли форточку из окна, и когда входная дверь открылась, то последние зашли в дом. Через некоторое время он услышал в доме звон разбитого стекла.

В это время открылась входная дверь в дом, откуда его позвал Хайдарбеков. Подойдя к дверному проему, он увидел, как Хайдарбеков перезаряжает пистолет. На голове Хайдарбекова в этот момент была одета маска. Он, Хангераев, заметил, что в одной из комнат горит свет, и было видно силуэт человека, после чего в него был произведен выстрел, и он почувствовал боль в правом боку. После чего сразу пошел к выходу и сообщил остальным, что его ранили. Соучастники на машине довезли его до больницы в г. Котельниково, где оставили, а сами уехали;

— показаниями свидетеля Поляченко В.В., данными им в ходе предварительного следствия и оглашенными в судебном заседании с согласия сторон, из которых следует, что [он] работает оперуполномоченным ОУР Дубовского ОВД Ростовской области.

19 марта 2003 года от дежурного по ОВД Дубовского района поступило сообщение о том, что на семью Каплиевых совершено разбойное нападение. Он посещал больницу, куда был доставлен потерпевший Каплиев, и снял с руки последнего наручники, которые были на него надеты нападавшими. Впоследствии было установлено, что к нападению на семью Каплиевых причастен гр. Хангераев, которого ранил Каплиев в момент нападения. Хангераев находился в больнице г. Котельниково с огнестрельным ранением (т. 43, л.д. 57-58).

— показаниями свидетеля Золотаря В.П., который дал аналогичные показания в ходе предварительного следствия дал и которые были оглашены в судебном заседании с согласия сторон;

— показаниями свидетеля Пахарева Л.П. в судебном заседании, который подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного следствия, и пояснил, что с Левиным В.В. знаком с января 2003 г. Знает его под фамилией Писарбеков Али. В своем окружении его называли по имени Олег. Со слов Левина ему известно, что в марте 2003 г. он выезжал в г. Волгоград;

— показаниями свидетеля Писарбеговой С.Б. в судебном заседании, которая пояснила, что Левин — ее родной брат и в марте 2003 года он по ее приглашению приезжал в г. Волгоград, где она проживала с Хангераевым.

В один из дней марта 2003 года ей сообщили, что Хангераев ранен и находится в реанимации, об обстоятельствах ранения мужа ей известно только со слов следователя. О том, что Левин был вместе с Хангераевым, она не знала и не обратила внимание, что их не было дома в день совершения преступления. Цигельника она видела несколько раз в квартире, где проживала с Хангераевым, и тот ей рассказывал, что Цигельник является его близким другом.

Объективные доказательства по факту разбойного нападения на Каплиевых. Протоколы, экспертизы, вещественные доказательства

Наряду с показаниями подсудимых, потерпевших, свидетелей, вина подсудимых в содеянном ими также подтверждается и объективными доказательствами, представленными органами предварительного следствия и проверенными в судебном заседании, а именно:

— протоколом проверки показаний на месте с участием Шуваева А.В., который указал частное домовладение Каплиевых, расположенное по адресу: Ростовская обл., с. Х., ул. Кольцевая, д. Х., в нападении на которое он участвовал, место, где он наблюдал за окружающей обстановкой, маршрут отхода с места происшествия, место, где он с соучастниками выбросили обувь, перчатки, вязаные шапки, воспроизвел обстоятельства совершенного преступления.

В ходе следственного действия на участке местности, указанном Шуваевым А.В., где он с соучастниками избавился от обуви, перчаток и шапочек, были обнаружены и изъяты: пара сапог, строительная перчатка, вязаная шапка с прорезями для глаз и пара ботинок (т. 43 л.д. 183-187);

— протоколом предъявления лица для опознания, в ходе которого Цигельник Г.А. опознал Левина В.В. как мужчину, которого знает под именем Олег, совместно с которым он принимал участие в нападении на семью Каплиевых. (т. 66 л.д. 37-46);

— протоколом выемки от 20 марта 2003 года в ходе которой, оперуполномоченным Поляченко В.В. были выданы наручники, снятые им с руки потерпевшего Каплиева С.Г. в ЦРБ Дубовского района Ростовской области, протоколом их осмотра и приобщения к материалам дела в качестве вещественного доказательства (т. 43, л.д. 60-61, 62-63, 64)

— протоколом обыска от 19 марта 2003 года, в ходе которого по месту жительства Хангераева Арсланбека Магомедовича, по адресу: Волгоградская область, г. Котельниково, ул. Малиновского, д. 67, были изъяты: норковая шапка и кожаная куртка, принадлежащие Хангераеву Арсену Магомедовичу (т. 43 л.д. 44-45);

— протоколом выемки от 20 марта 2003 года, в ходе которой в ЦРБ Котельниковского района Волгоградской области был изъят металлический предмет, извлеченный из брюшной полости Хангераева, одежда и обувь последнего (свитер, футболка, два трико, сапоги), в которой он находился при поступлении в больницу (т. 43 л.д. 69-70);

— протоколом осмотра места происшествия от 19 марта 2003 года, из которого следует, что местом происшествия является домовладение Каплиевых, расположенное в с. Х. по ул. Кольцевая, ХХ, в ходе которого были обнаружены и изъяты: девять тампонов со смывами вещества бурого цвета, похожего на кровь, десять стрелянных пистолетных гильз 9 мм, семь пистолетных пуль калибра 9 мм, две стрелянные ружейные гильзы калибра 20 мм, контейнер ружейного дробового заряда, две темные дактилопленки со следами рук, охотничье гладкоствольное ружье ТОЗ-106-Р с тремя снаряженными патронами калибра 20 мм, ружейный чехол, два пододеяльника, простыня, красная рубашка, фонарик, напальчник строительной перчатки, восемь металлических деформированных предметов, напоминающие по своему внешнему виду стреляную дробь, кусок материи (т. 43 л.д. 7-34);

— выпиской из медицинской карты Хангераева A.M., из которой явствует, что 19 марта 2003 года в Котельниковскую ЦРБ Волгоградской области поступил Хангераев A.M. с огнестрельным ранением живота (т. 43 л.д. 46);

— протоколом осмотра предметов, в ходе которого были осмотрены: палец строительной перчатки, строительная перчатка с оторванным безымянным пальцем, 2 (две) пары мужских сапог, джемпер, спортивные брюки из трикотажа, спортивные брюки из ткани черного цвета, простыня, пододеяльник, рубашка, строительная перчатка, вязаная шапочка, пара полусапог, мужские ботинки, охотничье ружье ТОЗ-106-Р, 2 гильзы, предмет из металла серого цвета, 8 (восемь) металлических предметов из металла серого цвета, прокладка из картона, контейнер из полимерного материала, семь пуль, 10 (десять) гильз и приобщены к делу в качестве вещественных доказательств (т. 44 л.д. 174-177, 178-179);

— постановлением об установлении анкетных данных от 17 мая 2005 года, согласно которому Левин Владислав Владимирович, 27.06.80 года рождения, уроженец г. Кизилюрт респ. Дагестан, и Писарбеков Али Билалович, 27.06.80 года рождения, уроженец г. Кизилюрт Республики Дагестан — одно и то же лицо (т. 66 л.д. 103), и копиями документов, подтверждающих изменение Писарбековым А.Б. фамилии имени и отчества на Левина В.В. (т. 65 л.д. 55-67; т. 66, л.д. 103, т. 67, л.д. 146-147);

— заключением эксперта № 1586 от 30 апреля 2003 года, из которого следует, что наслоения, имеющиеся на подошве сапог гр. Хангераева Арсена Магомедовича, являются глиной.

Глинистые наслоения на сапогах гр. Хангераева A.M. имеют общую родовую, групповую принадлежность с глиной с места происшествия (подворье Каплиевых и прилегающая к нему территория) (т. 44 л.д. 61-62);

— заключением эксперта № 667 от 06 апреля 2003 года, из которого следует, что представленные на экспертизу семь пуль являются частями промышленного боеприпаса к нарезному огнестрельному оружию одного типа, а именно частями патронов калибра 9 мм к пистолету ПМ.

Представленные на экспертизу десять гильз являются частями промышленного боеприпаса к нарезному огнестрельному оружию одного типа, а именно — частями патронов калибра 9 мм к пистолету ПМ. Представленные пули и гильзы стреляны из самодельного (переделанного, приспособленного) огнестрельного оружия калибра 9 мм. Семь пуль, представленных на экспертизу, стреляны из двух различных экземпляров нарезного огнестрельного оружия — шесть пуль из одного и одна пуля из другого экземпляра оружия. Десять гильз, представленные на экспертизу, стреляны из двух различных экземпляров оружия — семь гильз из одного и три гильзы из другого экземпляра оружия. Металлический фрагмент, представленный на экспертизу, может являться снарядом (дробиной, картечиной, пулей) со следами повреждений, образованными в результате выстрела, то есть частью боеприпаса к огнестрельному оружию (т. 44 л.д. 63-65);

— заключением эксперта № 114 от 06 мая 2003 года, из которого следует, что у гр-на Каплиева С.П. обнаружены телесные повреждения в виде: огнестрельных пулевых ранений: 2 непроникающих ранения грудной клетки, сквозного ранения паховой области, 2 сквозных ранения правого бедра, сквозного ранения левого бедра с повреждением сосудисто-нервного пучка (бедренной артерии и бедренной вены), осложнившегося ишемией левой нижней конечности 26 степени, постишемическим невритом левой нижней конечности, тромбозом глубоких вен левой нижней конечности, в совокупности осложнившихся геморрагическим шоком 3 степени, повлекшие за собой тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни, (т. 44 л.д. 57-58);

— заключением эксперта № 113 от 06 мая 2003 года, из которого явствует, что у Каплиевой Н.Г. обнаружено телесное повреждение в виде: огнестрельного, сквозного пулевого ранения области левого коленного сустава, повлекшее за собой легкий вред здоровью, длительностью более 6 дней, но не свыше 21 дня (т. 44 л.д. 56);

— заключением эксперта № 1398 от 19 июня 2003 года, из которого следует, что у Хангераева A.M., поступившего в хирургическое отделение Котельниковской ЦРБ 19 марта 2003 г., имелись: послеоперационные рубцы на передней поверхности живота справа и в правой поясничной области, которые образовались в результате заживления послеоперационных ран, произведенных по поводу огнестрельного, сквозного проникающего ранения кивота с повреждением печени, причиненного огнестрельным оружием в момент, близкий к моменту поступления в стационар (т. 44 л.д. 79-80);

— заключением эксперта № 448 от 22 мая 2003 года, согласно которому группа крови обвиняемых Шуваева А.В., Хайдарбекова М.М. и Хангераева А.М. одинакова по системе АВО и относится к группе Ав с сопутствующим антигеном Н. На двух перчатках, вязаной шапке, на стельках пары ботинок и пары сапог, в следах пота выявлены антигены А и Н, что не позволяет исключить происхождение пота от каждого из проходящих по делу лиц, как от каждого в отдельности, так и в возможном смешении.

Согласно заключения эксперта № 322 от 4.04.2003 года, на фрагменте перчатки обнаружен пот, при определении групповой принадлежности которого выявлены антигены А и Н, это не исключает происхождение пота как от Шуваева, так и от Хайдарбекова и Хангераева, как от каждого в отдельности, так и в смешении (т. 44 л.д. 93)

— заключением эксперта №1640\04 от 09 июня 2003 года, из которого следует, что представленное на исследование ружье модели ТОЗ-106-Р 20-го калибра в представленном виде является гладкоствольным огнестрельным охотничьим оружием, изготовленным заводским способом, пригодным к стрельбе (в конструкцию внесены изменения, позволяющие производить стрельбу из ружья при сложенном прикладе):

обнаруженные на месте происшествия металлические предметы являются дробью:

обнаруженная на месте происшествия прокладка является прокладкой на дробь № 000, предназначенной для снаряжения патронов 20 калибра:

из представленного ружья производились выстрелы патронами, снаряженными бездымным порохом и свинцовым зарядом, (т. № 44 л.д. 101-107);

— заключением эксперта № 4272\03 от 29 августа 2003 года, согласно которому палец перчатки хозяйственно-бытового назначения, изъятый при осмотре места происшествия и представленный на исследование, совпадает по общим признакам с перчаткой №2, обнаруженной при проверке показаний на месте с участием обвиняемого Шуваева А.В. (т. № 44 л.д. 162-164)

— и другими материалами дела, исследованными в судебном заседании.

Выводы суда о доказанности вины Цигельника и Левина по факту разбойного нападения на Каплиевых

Оценивая всю совокупность добытых и исследованных доказательств, суд приходит к выводу о доказанности вины подсудимых Цигельника Г.А. и Левина В.В. в содеянном ими, так как приведенные выше доказательства не находятся в противоречии между собой, дополняют друг друга и конкретизируют обстоятельства происшедшего, а оснований не доверять этим доказательствам не имеется.

Органами предварительного следствия действия подсудимых Цигельника Г.А. и Левина В.В. по факту нападения на Каплиевых квалифицированы по ст. 162 ч. 4 п.п. «а», «в» УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 8 декабря 2003 года) как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, совершенный организованной группой.

Однако в ходе судебного заседания обвинение подсудимых Цигельника Г.А. и Левина В.В. в совершении разбойного нападения организованной группой и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, по мнению суда, не нашло своего подтверждения.

Как установлено в судебном заседании, Хангераев и Хайдарбеков, производя выстрелы из огнестрельного оружия в потерпевшего Каплиева, в результате которых потерпевшему Каплиеву были причинены повреждения, относящиеся к тяжким, действовали самостоятельно, что также подтверждается и обвинением, предъявленным органами предварительного следствия Левину и Цигельнику, где указывается, что «Хангераев и Хайдарбеков без ведома соучастников произвели из имевшегося у них огнестрельного оружия несколько выстрелов в Каплиевых», то есть их действия органами следствия квалифицированы как эксцесс исполнителя, что также следует и из вступившего в законную силу приговора Ростовского областного суда от 17 октября 2003 года в отношении Хангераева и постановления органов следствия о прекращении уголовного дела в отношении Хайдарбекова.

При таких обстоятельствах суд считает, что п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ подлежит исключению из обвинения подсудимых Цигельника и Левина, так как причинение тяжких телесных повреждений Каплиеву не охватывалось умыслом подсудимых Цигельника и Левина.

Также подлежит исключению из обвинения подсудимых Цигельника и Левина п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ разбой, совершенный организованной группой по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Организованная группа характеризуется обязательными признаками, к которым относится предварительный сговор и устойчивость.

Под устойчивой организованной группой понимается наличие постоянных связей между членами и специфических методов деятельности по подготовке или совершению одного или нескольких преступлений. Устойчивость организованной группы предполагает предварительную договоренность и соорганизованность.

Каких-либо доказательств, подтверждающих, что подсудимые Цигельник, Левин и остальные участники преступления заранее договорились объединиться в устойчивую организованную группу для совершения преступления, в суде не представлено и в материалах дела не имеется, что также подтверждается и приговором Ростовского областного суда от 17 октября 2003 года, которым из обвинения осужденных Хангераева и Шуваева по факту разбойного нападения на Каплиевых 19 марта 2003 года исключено, что они действовали в составе организованной группы.

При таких обстоятельствах п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ подлежит исключению из обвинения подсудимых Цигельника и Левина, и их действия необходимо квалифицировать по ст. 162 ч. 2 п.п. «а», «в», «г» УК РФ (в редакции ФЗ Закона РФ от 13 июня 1996 года) как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с применением насилия опасного для жизни и здоровья, по предварительному сговору группой лиц, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище.

В то же время суд исключает из обвинения подсудимого Цигельника Г.А. ст. 33 ч. 3 УК РФ — организация разбоя, как излишне вмененную, так как преступление совершено по предварительному сговору группой лиц и Цигельник Г.А. сам являлся непосредственным участником нападения на Каплиевых.

Приходя к выводу об указанной квалификации действий подсудимых Цигельника Г.А. и Левина В.В., суд исходит из того, что в судебном заседании нашло свое полное подтверждение:

— что они, действуя совместно, по предварительному сговору между собой и Хангераевым, Шуваевым, осужденными приговором суда, а также Хайдарбековым, дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, совершили разбойное нападение на семью Каплиевых с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а доводы подсудимого Цигельника Г.А. о том, что уголовное дело в отношении него должно быть прекращено по ст. 31 УК РФ в связи с добровольным отказом от совершения преступления, так как он, узнав, что Хангераев и Хайдарбеков намерены проникнуть в дом Каплиевых, отказался от дальнейшего участия в нападении на Каплиевых и ушел со двора, являются необоснованными, надуманными и опровергаются совокупностью приведенных выше в приговоре доказательств, из которых следует, что Цигельник Г.А. согласно отведенной ему роли принимал самое активное участие как при подготовке к разбойному нападению, а также при его совершении, и суд расценивает данную позицию подсудимого Цигельника Г.А. как попытку уйти от уголовной ответственности за содеянное.

Вместе с тем суд считает, что из обвинения подсудимого Цигельника Г.А. подлежит исключению указание о том, что по его предложению было совершено нападение на Каплиевых, так как данные обстоятельства не нашли своего подтверждения в судебном заседании. Подсудимый Цигельник отрицает, что предложение о совершении преступления исходило от него, свидетель Хангераев в суде пояснил, что преступление в отношении Каплиевых предложил совершить Хайдарбеков и каких либо доказательств того, что именно Цигельник предложил напасть на Каплиевых, суду не представлено.

Действия подсудимого Цигельника Г.А. по факту незаконного оборота оружия необходимо квалифицировать по ст. 222 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ Закона РФ от 13 июня 1996 года) как незаконное хранение, ношение, передачу огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные группой лиц по предварительному сговору, а подсудимого Левина В.В. — по ст. 222 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ Закона РФ от 13 июня 1996 года) как незаконное приобретение, ношение и передачу взрывного устройства, совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Приходя к выводу об указанной квалификации действий подсудимых Цигельника Г.А. и Левина В.В., суд исходит из того, что в судебном заседании нашло свое полное подтверждение:

— что Цигельник Г.А. приобрел в неустановленное время в неустановленном месте огнестрельное оружие и боеприпасы, которые 17 и 18 марта 2003 года, заранее договорившись и действуя согласованно и совместно с Левиным и другими участниками нападения, незаконно носил их при себе, хранил и перевозил в это время в автомашине.

Вместе с тем, как указано в обвинительном заключении, органами предварительного следствия не установлено время приобретения оружия и боеприпасов Цигельником. Это лишает суд возможности проверить сроки давности, истечение которых влечет освобождение от уголовной ответственности. При таких обстоятельствах возникают неустранимые сомнения, которые должны толковаться в пользу подсудимого. В этой связи квалифицирующий признак — приобретение оружия и боеприпасов, подлежит исключению из обвинения Цигельника.

— что Левин В.В. 19 марта 2003 года в ночное время, действуя по предварительному сговору с Цигельником и другими участниками нападения на Каплиевых, перед совершением преступления незаконно приобрел у Цигельника ручную гранату Ф-1, являющуюся взрывным устройством, которую носил при себе, а затем в этот же день передал Цигельнику Г.А., а доводы защиты и подсудимого Левина об отсутствии у него умысла на совершение данного преступления суд считает несостоятельными, и они опровергаются показаниями подсудимого Цигельника и самого Левина, из которых следует, что по приезду в с. Х. перед совершением нападения Цигельник достал сумку с оружием, о чем Левин знал, и, действуя совместно и согласованно, участники нападения донесли сумку до водонапорной башни, где Цигельник стал раздавать оружие участникам нападения, в том числе Левину была передана граната, с которой он находился во дворе дома Каплиевых, а потом в тот же день вернул Цигельнику.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы свидетельствовали о недопустимости доказательств, приведенных в приговоре, не имеется.

Оценка степени виновности подсудимых Пичугина, Шапиро, Цигельника, Решетникова, Овсянникова и Левина по всем эпизодам дела №2-46-10/06.

Согласно заключений, проведенных по делу амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз, подсудимые Пичугин А.В., Шапиро В.В., Цигельник Г.А., Решетников Е.В., Овсянников MB., Левин В.В. признаны вменяемыми, и суд, оценив данные заключения, признает их вменяемыми.

Гражданский иск по делу не заявлялся.

При назначении наказания подсудимым суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, личность виновных, роль каждого из них при совершении преступлений, а также обстоятельства, смягчающие и отягчающие их наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей.

Подсудимый Пичугин А.В. ранее не судим, по месту прежней работы характеризуется положительно, имеет на иждивении двоих малолетних детей, что суд в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ признает обстоятельством, смягчающим его наказание, вместе с тем, что преступления в отношении потерпевших Корнеевой, Петухова, Рыбина совершены с применением оружия, а убийство Федотова и покушение на убийство Иванова и Филиппова также и с применением взрывчатых веществ, суд в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ признает данное обстоятельство отягчающим наказание Пичугина А.В. и считает необходимым назначить ему наказание в виде длительного срока лишения свободы.

Подсудимый Шапиро В.В. ранее не судим, по месту жительства характеризуется положительно, в период предварительного следствия активно способствовал раскрытию преступлений, изобличению других соучастников преступлений, что суд в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ признает обстоятельством, смягчающим его наказание, вместе с тем преступления в отношении потерпевших Корнеевой, Петухова, Рыбина совершены с применением оружия, а убийство Федотова и покушение на убийство Иванова и Филиппова и с применением взрывчатых веществ, суд в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ признает данное обстоятельство отягчающим наказание Шапиро В.В. и считает необходимым назначить ему наказание в виде длительного срока лишения свободы.

Подсудимый Цигельник Г.А. судимости не имеет, по месту прежней работы и месту жительства характеризуется положительно, активно способствовал раскрытию преступлений, изобличению других соучастников преступлений, имеет на иждивении малолетнего ребенка, что суд в соответствии с п.п. «и», «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ признает обстоятельством, смягчающим его наказание, вместе с тем преступления в отношении потерпевших Петухова, Кокошкина, Каплиевых, Рыбина совершены с применением оружия, а убийство Федотова и покушение на убийство Иванова и Филиппова также и с применением взрывчатых веществ, что суд в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ признает обстоятельством, отягчающим наказание Цигельника Г.А., и считает необходимым назначить ему наказание в виде длительного срока лишения свободы.

Подсудимый Решетников Е.В. ранее не судим, по месту жительства характеризуется положительно, активно способствовал раскрытию преступлений, изобличению других соучастников преступлений, что суд в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ признает обстоятельством, смягчающим его наказание, имеет на иждивении двоих несовершеннолетних детей, вместе с тем преступления в отношении потерпевших Петухова, Кокошкина, Рыбина совершены с применением оружия, а убийство Федотова и покушение на убийство Иванова и Филиппова также и с применением взрывчатых веществ, что суд в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ признает обстоятельством, отягчающим наказание Решетникова Е.В., и считает необходимым назначить ему наказание в виде длительного срока лишения свободы.

Подсудимый Овсянников Е.В. ранее не судим, по месту жительства и прежней работы характеризуется положительно, также суд учитывает его состояние здоровья и нахождение у него на иждивении малолетнего ребенка, что суд в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ признает обстоятельством, смягчающим его наказание, вместе с тем преступление в отношении потерпевшей Корнеевой совершено с применением оружия, что суд в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ признает обстоятельством, отягчающим наказание Овсянникова Е.В., и считает необходимым назначить ему наказание в виде лишения свободы.

Подсудимый Левин В.В. ранее не судим, по месту прежней работы, учебы и месту жительства характеризуется положительно, вместе с тем с учетом обстоятельств совершения им преступления, его роли при этом, суд считает необходимым назначить ему наказание в виде минимального срока лишения свободы, предусмотренного санкциями ч. 2 ст. 162 и ч. 2 ст. 222 УК РФ.

Пичугин А.В. осужден 30 марта 2005 года Московским городским судом по ч. 3 ст. 33 и ч. 2 ст. 162; ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п.п. «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105; ч. 3 ст. 33, п.п. «а», «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ за преступления, совершенные 5 октября и 28 ноября 1998 года и 20 ноября 2002 года, к 20 годам лишения свободы, а Решетников Е.В. осужден 13 ноября 2000 года Московским городским судом по ч. 3 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за преступление, совершенное 24 ноября 1998 года, по совокупности приговоров к 11 годам лишения свободы и в этой связи наказание Пичугину А.В. и Решетникову Е.В.необходимо назначить по совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 и ч. 5 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 302-304, 307-309 УПК РФ, суд приговорил:

Пичугина Алексея Владимировича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ Закона РФ от 13 июня 1996 года); ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ Закона РФ от 13 июня 1996 года) и назначить ему наказание в виде лишения свободы:

по ч. 3 ст. 33, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 18 (восемнадцать) лет,

по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 14 (четырнадцать) лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний назначить Пичугину Алексею Владимировичу наказание в виде 21 (двадцати одного) года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений к наказанию, назначенному по данному приговору, частично присоединить неотбытое наказание по приговору Московского городского суда от 30 марта 2005 года и окончательно назначить Пичугину Алексею Владимировичу наказание в виде лишения свободы сроком на 24 (двадцать четыре) года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Шапиро Владимира Васильевича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «д», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года); ч. 5 ст. 33, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года);  ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 33, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года); ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) и назначить ему наказание в виде лишения свободы:

по п.п. «д», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ сроком на 16 (шестнадцать) лет,

по ч. 5 ст. 33, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 14 (четырнадцать) лет,

по ч.З ст. 30, ч. 5 ст. 33, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 13 (тринадцать) лет,

по ч. 2 ст. 222 УК РФ сроком на 4 (четыре) года.

На основании ст. 69 ч. 3 по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить Шапиро Владимиру Васильевичу наказание в виде лишения свободы сроком на 19 (девятнадцать) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Цигельника Геннадия Александровича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года); ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года); п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года); ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 25 июня 1998 года); ч. 2 ст. 223 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 25 июня 1998 года) и назначить ему наказание в виде лишения свободы:

по п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 (пятнадцать) лет;

по ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 12 (двенадцать) лет;

по п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ сроком на 10 (десять) лет;

по ч. 2 ст. 222 УК РФ сроком на 3 (три) года;

по ч. 2 ст. 223 УК РФ сроком на 3 (три) года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить Цигельнику Геннадию Александровичу наказание в виде лишения свободы сроком на 18 (восемнадцать) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Решетникова Евгения Владимировича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года); ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года); ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 21 июля 2004 года); ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 25 июня 1998 года); ч. 2 ст. 223 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 25 июня 1998 года) и назначить ему наказание в виде лишения свободы:

по п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 (пятнадцать) лет,

по ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 12 (двенадцать) лет,

по ч. 2 ст. 162 УК РФ сроком на 7 (семь) лет,

по ч. 2 ст. 222 УК РФ сроком на 3 (три) года,

по ч. 2 ст. 223 УК РФ сроком на 3 (три) года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, назначить Решетникову Евгению Владимировичу 17 (семнадцать) лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений к наказанию назначенному по данному приговору частично присоединить неотбытое наказание по приговору Московского городского суда от 13 ноября 2000 года и окончательно назначить Решетникову Евгению Владимировичу наказание в виде лишения свободы сроком на 18 (восемнадцать) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Овсянникова Михаила Викторовича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года); ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) и назначить ему наказание в виде лишения свободы:

по ч. 5 ст. 33, п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 9 (девять) лет,

по ч. 2 ст. 222 УК РФ сроком на 2 (два) года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить Овсянникову Михаилу Викторовичу наказание в виде лишения свободы сроком на 10 (десять) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Левина Владислава Владимировича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года); ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 25 июня 1998 года) и назначить ему наказание в виде лишения свободы:

по п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ сроком на 7 (семь) лет,

по ч. 2 ст. 222 УК РФ сроком на 2 (два) года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить Левину Владиславу Владимировичу наказание в виде лишения свободы сроком на 7 (семь) лет 6 (шесть) месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Шапиро В.В., Цигельнику Г.А., Овсянникову М.В., Левину В.В. оставить содержание под стражей.

Мера пресечения Пичугину А.В. и Решетникову Е.В. не избиралась в связи с отбытием ими наказания по предыдущему приговору, и срок отбытия наказания Пичугину А.В. исчислять с 19 июня 2003 года, а Решетникову Е.В. — с 21 августа 1999 года.

Срок отбытия наказания Шапиро В.В. исчислять с 20 октября 2004 года, Цигельнику Г.А. — с 14 декабря 2004 года, Овсянникову М.В. — с 25 октября 2004 года, Левину В.В. — с 27 апреля 2005 года.

Вещественные доказательства по уголовному делу:

пулю калибра 9 мм, извлеченную из тела Кокошкина Е.В., 15 гильз калибра 9 мм (том 24 л.д. 156) возвратить в орган расследования для хранения при выделенном уголовном деле.

пулю, извлеченную из трупа Петухова В.А., 2 гильзы калибра 9 мм, обнаруженные и изъятые в ходе осмотра места происшествия (том 24 л.д. 156), хранящиеся на складе ФПГТ ЭКЦ МВД России, гильзу калибра 9 мм, обнаруженную и изъятую в ходе осмотра места происшествия (том 24 л.д. 156), хранящиеся на складе РГТГТ ЭКО УВД Тюменской области, оборонительную гранату Ф-1, взрыватель «УЗРГМ-77583» (том 70 л.д. 117, 150, 159, 162), хранящиеся на складе оружейной комнаты при УВД г. Нефтеюганска, обрез охотничьего карабина модели КО-8,2, 12 патронов калибра 7,62 (9 патронов и 3 гильзы, том № 70 л.д. 132) хранящиеся на складе вооружения УМТ и ХО ГУВД г. Москвы, гильзу (т 14 л.д. 55, 56), хранящуюся на складе ЭКЦ ГУВД г. Москвы, оставить на хранении в указанных местах до рассмотрения выделенного уголовного дела;

20 видеокассет с записями следственных действий возвратить в орган расследования для хранения при выделенном уголовном деле.

кожаную куртку и норковую шапку, изъятые в ходе обыска дома Хангераева A.M., возвратить родственникам Хангераева; сапоги, изъятые у Хангераева A.M., свитер, футболку, 2 трико и сапоги, изъятые в ходе выемки в Котельниковской ЦРБ, 3 пары сапог, шапку с прорезями для глаз, строительная перчатку с оторванным напальчником, 9 тампонов со смывами вещества бурого цвета похожего на кровь, 2 пододеяльника, простынь, красную рубашка, фонарик, фрагмент строительной перчатки, кусок материи по вступлению приговора в законную силу уничтожить (том 44 л.д. 178-179).

8 металлических деформированных предметов, напоминающих по внешнему виду стреляную дробь; металлический деформированный предмет; металлический предмет, изъятые в ходе выемки в Котельниковской ЦРБ; 2 стрелянные оружейные гильзы калибра 20 мм., контейнер ружейного дробового заряда (том № 44 л.д. 178-179) по вступлению приговора в законную силу уничтожить.

видеокассету с видеозаписью проверки показаний на месте с участием обвиняемого Шуваева А.В. от 14.04.2003 г. (том № 44 л.д. 178, 179). возвратить в орган расследования, наручники (том 43 л.д. 64, том 44 л.д. 178-179) по вступлению приговора в законную силу уничтожить.  

охотничье гладкоствольное оружие ТОЗ-106-Р № 000181 с тремя снаряженными патронами калибра 20 мм и ружейный чехол (том 44 л.д. 178-179, 183) возвратить потерпевшему Каплиеву С.П.

реактивная противотанковая граната РПГ-18, состоящая из пускового устройства и противотанковой гранаты ПГ-18 (том 46 л.д. 70, 71, 78, 129; том 49, л.д. 86-90), согласно сообщения органа расследования переданы в подразделение Министерства обороны, где уничтожены;

фрагменты взрывного устройства; оболочка снаряда; два магазина от огнестрельного оружия; рычаг УЗРГМ; 49 гильз; 3 пули и 2 фрагмента пуль, (том № 48 л.д. 17, том № 53 л.д. 252, том № 58 л.д. 134) возвратить в орган расследования для хранения при выделенном уголовном деле.

записную книжку Федотова; водительское удостоверение; ксерокопию техпаспорта; списки домашних телефонов Федотова; записную книжку, изъятую у Димуры; лист блокнота, изъятый у Тарасова с рукописным тестом фрагмента номера «С 002 УМ» автомобиля «Тойота Ланд Круизер-80»; лист бумаги белого цвета размером 9,2 х 9,3 см с рукописным текстом, выполненным красителем зеленого цвета русскими и латинскими буквами, начинающийся словами: «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х....» и заканчивающийся словами: «ул. Лестева, д. 8 к. 1 7339650», копии документов компаний «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» и ОАО «Томскнефть» ВНК (том 46, л.д. 228-230, 231, том 48 л.д. 17, том 51 л.д. 66-248, том 58 л.д. 134, том 73, л.д. 4-5, 6-7) хранить при уголовном деле.

биологические образцы от трупа Федотова; образцы крови и слюны Решетникова Е.В.; доску (том 48 л.д. 17, том 53 л.д. 252, том 58 л.д. 134) возвратить в орган расследования для хранения при выделенном уголовном деле;

документы управления безопасности ООО «Юкос-Москва», (том 7 л.д. 195-207, 212-216, том 11 л.д. 108-115) хранить при уголовном деле;

удостоверение сотрудника УФСБ с фотографией Решетникова возвратить в орган расследования для хранения при выделенном уголовном деле.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти суток со дня провозглашения, а осужденными в тот же срок со дня вручения им копии приговора.

Зову живых