На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Пассионарные толчки

Дм. Добров • 17 августа 2015 г.
  1. История
  2. Теории в истории
Пейзаж

В теории Л.Н. Гумилева под пассионарными толчками понимаются некие микромутации, вызывающие появление пассионарного признака в популяции и приводящие к появлению новых этнических систем в тех или иных регионах. Под пассионарным же признаком, в свою очередь, понимается рецессивный генетический признак (исчезающий в поколениях), обуславливающий повышенную абсорбцию (поглощение) особью биохимической энергии из внешней среды и выдачу этой энергии в виде работы, где биохимическая энергия ясно не определена: это всего лишь некая «свободная энергия», абсорбируемая организмами из окружающей среды.

Приведенные определения крайне неудачны и, соответственно, не понятны ни в отдельных мелочах, ни даже в общем их смысле. Однако прежде, чем критиковать их, следует заметить, что обсудим мы не самое понятие пассионарность, которое вполне жизнеспособно и даже необходимо в теории этногенеза, как мы увидим ниже, а лишь идею происхождения пассионарности из пассионарных толчков. И это принципиально.

Каждый знает, даже ребенок, что энергию для своей жизнедеятельности человек, как и прочие живые существа на планете, получает из внешней среды с поглощаемой им пищей, процесс расщепления и усвоения которой можно, конечно, назвать биохимическим — почему бы и нет? Значит ли это, что пассионарный признак определяет изменения в пищеварительной системе человека? Нет, речь у Гумилева очевидным образом идет о нервной системе. Под пассионарностью понимается психическая энергия человека, в частности — воля к действию, но энергия эта, если верить И.П. Павлову, зависит от типа нервной системы человека, от типичных реакций на раздражение. На собаках Павлов выделил четыре типа нервной системы по способности к раздражению и торможению, причем тоже, как и Гумилев, заметил тип сильный и слабый, сила и слабость которого тоже проявляется в высшей нервной реакции на то или иное влияние, идущее из внешней среды. Неужели собаки тоже обладают пассионарным генетическим признаком? Обладают ли пассионарным генетическим признаком другие животные, которые для выживания тоже объединяются в группы? Этнос есть группа выживания в популяции, и данные человеческие группы вовсе не уникальны в живой природе. Но если животным для объединения в группы выживания хватает безусловного рефлекса, как мы можем полагать уверенно, то почему у человека мы должны числить нечто принципиально иное? Почему именно пассионарный признак или нечто, с ним связанное, обуславливает существование групп выживания в природе, в том числе этносов?

Если предполагать вслед за Гумилевым, что существование каждого этноса связано именно с пассионарным генетическим признаком, то совершенно не ясными становятся описанные им пассионарные толчки в Евразии, проходящие по географическим осям, которые не касаются подавляющего большинства народов Евразии в исторический период:

Оси пассионарных толчков

В пояснениях к рисунку перечислены народы, порожденные соответствующим пассионарным толчком. Всего перечислено несколько десятков народов, но их было гораздо больше… Значит ли это, что многие народы существовали и существуют вне воздействия на них пассионарных толчков? Нет, это противоречит утверждениям Гумилева. Если же включить в схему хотя бы все известные народы, хотя бы в современной Европе, известной нам хорошо, то мы получим отнюдь не линии, а хаотический набор, совершенно бессистемный.

Также и сами оси толчков носят откровенно надуманный характер, просто вымышленный. Рассмотрим для примера хорошо известную нам часть материка:

V (I в. н.э.). 1) Готы (южная Швеция). Переселение готов от Балтийского моря к Черному (II в.). Широкое заимствование античной культуры, закончившееся принятием христианства. Создание  готской империи в Восточной Европе. 2) Славяне. Широкое распространение из Прикарпатья до Балтийского, Средиземного и Черного морей. 3) Даки (современная Румыния). 4) Христиане (Малая Азия, Сирия, Палестина). Возникновение христианских общин. Разрыв с иудаизмом. Образование института церкви. Расширение за пределы Римской империи. 5) Иудеи-2 (Иудея). Обновление культа и мировоззрения. Появление Талмуда. Война с Римом. Широкая эмиграция за пределы Иудеи. […]


Л.Н. Гумилев. Этногенез и биосфера Земли. М.: Институт ДИ-ДИК, 1997, стр. 414.

1) Происхождение готов на Скандинавском полуострове известно лишь «по преданию», как выразился Иордан в книге о готах, а достоверных данных об этом просто не существует. Местность же, в которой можно числить первых исторических готов, лежит восточнее низовьев Днепра — вплоть до Азовского моря, включая Крым. Но это не укладывается в прочерченную ось.

2) Географическое происхождение славян тоже неизвестно. В греческих источниках впервые упоминаются они не в Прикарпатье, а в среднем течении Дуная. Это тоже является значительным отклонением от прочерченной оси.

3) Даки, действительно, проживали на территории современной Румынии.

4) Народа по имени христиане нет и никогда не было, а христианская община была в первом веке даже в столичном городе Риме (сохранилось послание апостола Павла «римлянам»), т.е. провести ось именно через Малую Азию невозможно — нет оснований. Пассионарное поведение христиан по всей империи было стереотипным — с ужасающим количеством мучеников, просто умопомрачительным, невозможным ни в одной прочей религии, причем было это везде, повторим, даже в городе Риме. И просто невозможно выделить здесь одну исходную группу и местность, чтобы провести через нее ось.

5) В Иудее не было никакого именно пассионарного толчка, разве субпассионарный — вооруженное восстание против римлян, поднятое обезумевшими фанатиками и предсказуемо закончившееся геноцидом (римляне были жестоки, это общеизвестно даже сегодня). Упомянутая Гумилевым «война с Римом» значит разрушенный до основания Иерусалим — до основания в буквальном смысле, а также миллионные жертвы и рассеяние остатков народа, «широкая эмиграция». И никакой народной борьбы с римлянами не было — только восстание обезумевших фанатиков, боровшихся с римлянами за мировую власть в связи с ожиданием своего мирового царя (увы, это сумасшедшие, а не пассионарии). От христианских мучеников иудейские фанатики отличаются тем, что они решили судьбу всего народа, пустив его под римский нож, а христиане отвечали только за себя, решали своим выбором только свою судьбу. С данных времен иудеев следует числить уже конфессией, а не этносом, который был попросту уничтожен римлянами — лишен привычного уклада жизни и способа хозяйства.

Рассмотрим еще один пример надуманных осей толчков, тоже на известном нам материале:

IX (XIII в. н.э.). 1) Литовцы. Создание жесткой княжеской власти. Расширение княжества Литовского от Балтийского до Черного моря. Принятие христианства. Слияние с Польшей. 2) Великороссы. Исчезновение Древней Руси, захваченной литовцами (кроме Новгорода). Возвышение Московского княжества. Рост служилого сословия. Широкая метисация славянского, тюркского и угорского населения Восточной Европы. […]


Там же, стр. 415.

Если есть пассионарный толчок, породивший литовцев, то где пассионарный толчок, породивший латышей, эстонцев, поляков, чехов и так далее? Откуда появились эти этносы, если пассионарного признака у них совсем не было? Может быть, они получили его путем помянутой в выдержке метисации? Понимать ли это так, что поляки, например, есть метисы от литовцев и русских? Но не слишком ли это надуманно?

Если есть пассионарный толчок, породивший великороссов, то где пассионарный толчок, породивший малороссов и белорусов? Откуда они взялись?

Кроме того, рождение нашего народа в тринадцатом веке носит целиком надуманный характер, не выдерживающий никакой критики. В тринадцатом веке у нас не прервалась ни историческая письменная традиция, ни процессы формирования современного русского языка, не исчезла даже устная память народная. Не было совсем ничего, что можно бы было отнести на рождение нового этноса. На самом деле появление русского народа по всем источникам, нашим и греческим, следует отнести к девятому веку, но в девятом веке у Гумилева не зафиксировано ни единого пассионарного толчка…

К сожалению, все помянутые построения в теории Гумилева носят практически целиком надуманный характер, избирательный и весьма зыбкий. Этот материал не убеждает в существовании пассионарных толчков — наоборот, ясно показывает, что никаких пассионарных толчков в действительности не было и быть не могло.

В рассмотренном перечне Гумилева приведены не все народы, а только те, которые оказали влияние на мировую историю, т.е., вероятно, имели повышенную пассионарность. Здесь возникает две проблемы. Во-первых, как уже сказано, приведенный перечень совсем не касается происхождения пассионарности народов, не попавших в список, пусть даже пониженной, а во-вторых, если отказаться от данного перечня за очевидной его надуманностью в части географической и времянной локализации пассионарных толчков, то вопрос-то останется: биологически люди одинаковы, да, но народы-то почему разные? И ведь народы не просто разные: одни создают величайшую культуру, а другие даже имени своего не оставляют в истории. В чем же здесь дело? Можно ли в непротиворечивой теории этногенеза отказаться от теоретической величины, определяющей чудовищную разницу между народами? Нет, ее непременно следует ввести.

Разумеется, можно сравнить народы с отдельными людьми, которые при биологическом равенстве отличаются друг от друга по умственным своим, эмоциональным и физическим качествам: одни достигают вершин своего дела и оставляют по себе память в поколениях и веках, а другие лишь неохотно поддерживают жалкое существование. Но здесь мы опять упираемся в пассионарность или схожую величину, определяющую развитие как личности, так и этноса, хотя здесь можно ограничиться представлениями о типе нервной системы…

Если же полагать пассионарность не человека, а этноса всего лишь функцией от типа нервной системы человека, если пассионарность — всего лишь случайное сочетание реакций на раздражение и торможение, то доли пассионарности в разных этносах не должны отличаться друг от друга значительно — как небо и земля (если, конечно, нет внешнего воздействия на отдельные этносы), но именно такое различие мы и наблюдаем в отдельных случаях. Стало быть, мы вернулись к идее Гумилева о внешнем воздействии, которую, впрочем, едва ли можно принять с любой точки зрения — даже искреннего богомольца. Последнее очевидно: если уж Бог решил исправлять людей, то почему бы ему сразу не сделать их идеальными, себе подобными? Зачем и кому нужны эти промежуточные состояния, часто, к тому же, патологические? Предшествовавшей истории человека было вполне достаточно для уподобления человека Богу даже в ходе эволюции.

В связи со сказанным логично будет предположить обратное значение, если уж прямое не дает искомого смысла: пассионарность есть не положительное качество людей, а отрицательное — связанное с патогенным влиянием среды на этнос-предок или его группу и, конечно, последующей борьбой членов новорожденного этноса за выживание. Если патогенное влияние среды не ведет в данном случае к откровенной патологии членов нового этноса, то и происходит экспансия нового этноса при рождении, связанная с повышенной его наследственной агрессивностью — качеством, отнюдь не нормальным. На деле указанные условия выполняются в том случае, если этнос рождается от представителей иных этносов, уничтоженных агрессией, или от денационализированной массы людей, бежавших от агрессии в иные края… Разумеется, значение имеет и господствующий в новой этнической группе тип нервной системы, т.е. условия отбора в исходную группу, естественного или нет, все равно.

Предложенным способом решаются все противоречия: пассионарность — это процесс естественный, но закономерный, определяемый взаимодействием этносов между собой. Да, здесь можно, конечно, говорить о формировании агрессивного стереотипа поведения при рождении этноса, достающегося первым членам его и воспроизводимого в поколениях путем сигнальной наследственности (условных рефлексов). Угасание же пассионарности и самого этноса есть следствие обычной деградации.

Примеров указанного агрессивного этногенеза много — американцы, готы, гунны, авары и западные европейские народы, рожденные на основании т.н. великого переселения народов. Естественным образом в каждом случае возникала повышенная агрессивность (пассионарность) как свойство наследственное, причем агрессивность эта разная по модулю; разной, разумеется, была и реакция этих этносов на патогенное влияние среды, т.е. господствующий тип нервной системы. Две указанные величины, наследственная агрессивность и наследственная реакция на патогенное влияние среды, целиком определяют этногенез — рождение, развитие и смерть этноса. Разумеется, опять же под влиянием среды эти качества могут ослабляться или укрепляться, появляются и иные качества, в том числе дегенеративные…

У американцев, например, агрессивность весьма высока, что объясняется процессом их формирования из беглого европейского сброда, уже примерно агрессивного и охваченного, к тому же, жаждой наживы. Этот европейский сброд и сформировал нынешний агрессивный стереотип поведения американцев, передаваемый в поколениях сигнальной наследственностью, а также, вероятно, господствующий тип нервной системы, передаваемый в поколениях обычной наследственностью. Разумеется, сейчас дают уже о себе знать процессы дегенеративного разложения американского этноса. Столь скорое после рождения разложение связано с господствующим слабым типом нервной системы, податливостью на патогенное влияние среды, ибо бегут из своих стран исключительно люди со слабым типом нервной системы, податливым на воздействия… Словом, этногенез американцев идет совершенно естественно и, главное, объяснимо, понятно с предложенной точки зрения. Пример же патогенного влияния среды на американцев см. в ст. «Законы истории».

Кстати, на примере американцев, которые скоро завершат свой путь (деградация у них просто жуткая), мы видим, что срок жизни этноса зависит вовсе не от его пассионарности (у американцев она высока), как утверждает Гумилев, а от господствующего типа нервной системы — особенно если был искусственный отбор в исходную этническую группу, как у американцев, которые выросли на отрицательном отборе из Европы. Иначе говоря, не агрессивность сохраняет этнос, а наоборот — здоровая психическая реакция на патогенное влияние среды.

Преимущество предложенного естественного подхода к началам этногенеза против подхода Гумилева заключается в том, что Гумилев пришел фактически к идее избирательного воздействия на народы откуда-то из космических глубин, разумного воздействия, ибо иначе невозможен правильный характер осей толчков, представленный на рисунке выше, но это противоречит действительности. Новые народы очевидным в мировой истории образом возникают не в местах пассионарных толчков, а в местах проживания ослабевших этносов, подвергшихся воздействию иных этносов… Примером этого являются даже два континента, Северная Америка и Южная, где новые народы возникли буквально на глазах историков и исключительно под агрессивным внешним воздействием.

Любопытно еще, что предложенный подход позволяет установить исходную точку взаимодействия этносов в мире. Философски это описано в Ветхом Завете: Каин убил Авеля, проявив агрессивность, и снова началось своеобразное «изгнание из рая»… Значит ли это, что закончиться все должно апокалипсисом?

Тоже интересно:

  1. Пассионарность
  2. Этногенез
  3. Антисистема
  4. Теория Гумилева
  5. Критика Гумилева

Зову живых