Протокол к Пакту Молотова-Риббентропа

Дм. Добров • 25 апреля 2012 г., 25 августа 2013 г.
  1. История
  2. История СССР
  3. Фальсификации истории
  4. Американка
Подписание Пакта Молотова-Риббентропа

Пакт Молотова-Риббентропа — это Договор о ненападении между Советским Союзом и Германией от 23 августа 1939 года [1]. Сам по себе договор этот ничего особенного не содержит, но в дремучем лесу вашингтонском в конце сороковых годов появился вдруг некий «Секретный дополнительный протокол» к этому договору, опубликованный в американском сборнике Nazi-Soviet Relations 1939–1941. Washington, 1948 (Нацистско-советские отношения 1939—1941 годов. Вашингтон, 1948). Публикация эта не имела источников, но США — это нецивилизованная страна, опубликовать там можно что угодно: дело не в источниках и не в истине, а всего лишь в долларах или политике. Названная публикация — это единственный на сегодняшний день слепой источник «Секретного дополнительного протокола», нагло сляпанного американскими фальсификаторами, вероятно, из спецслужб. Все прочее, даже со ссылками на архивы, представляет собой ложь. Скажем, по приведенной выше ссылке на странице «Википедии» вы можете найти следующий фальшивый адрес архивного хранения якобы подлинника: «Архив Президента РФ, Особая папка, пакет № 34». В этом архивном адресе столько же смысла, сколько и в следующем: «Архив Президента РФ, Совершенно секретно, пакет № 34».— Особая папка — это гриф документа, а не физическая папка с документами. Нет, подлинника «Секретного протокола» не существует — тем более что подпись Молотова на американской фотокопии фальшивая, слепленная самым грубым образом, что будет воочию показано ниже.

Вот аутентичный текст «Секретного дополнительного протокола» — соответствующий американской фотокопии в указанном издании, см. по ссылке выше:

Секретный дополнительный протокол

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обоих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о раграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обоими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обоими сторонами в строгом секрете.

По уполномочию Правительства СССР
В. Молотов
За Правительство Германии
И. Риббентроп

Обычно при введении в оборот фальшивых документов преступники лживо утверждают, что документы прошли всяческие проверки и экспертизы, но делается это глупейшим образом и самым невежественными:

Подлинники протокола не обнаружены ни в советских, ни в зарубежных архивах. Однако графологическая, фототехническая и лексическая экспертизы копий, карт и других документов, соответствие последующих событий содержанию протокола подтверждают факт его подписания и существования.

[…]

Председатель Верховного Совета СССР М. ГОРБАЧЕВ

24.12.1989


Постановление Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 г. № 979-7 о политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года.
Цит. по: А. Кунгуров. Секретные протоколы, или Кто подделал пакт Молотова-Риббентропа, М., 2009

Выражение «графологическая экспертиза» звучит столь же разумно, как «алхимическая экспертиза». Увы фальсификаторам, графология — это лженаука, «характер по почерку», а судебная экспертиза почерка называется почерковедческая. Понятно, что если бы несчастный, написавший эти строки, читал акт почерковедческой экспертизы, установившей подлинность подписи хотя бы одного Молотова, то он не сделал бы столь грубой и невежественной ошибки. Это, конечно, наглая ложь: почерковедческой экспертизы не было. Как ни странно, ошибка эта распространена: даже на высших этажах прокуратуры есть следователи, которые никогда не назначали почерковедческой экспертизы и, соответственно, уверенно употребляют подзаборное это выражение — «графологическая экспертиза». Нет, Михаил Сергеевич, врать тоже уметь надо: дело это тонкое и ответственное, даже профессиональное.

«Фототехническая экспертиза» — это нечто загадочное. Единственный существующий текст «Секретного дополнительного протокола» представляет собой фотокопию машинописного текста. И что же именно устанавливала «фототехническая экспертиза»? Не напечатан ли текст на компьютерном принтере? Но это видно без всякой экспертизы, на глаз (буквы в компьютерной печати не скачут в строке и т.п.). Положим, мог возникнуть вопрос, напечатаны ли тексты подлинного Договора о ненападении между СССР и Германией и фальшивого «Секретного дополнительного протокола» на одной машинке. Но подлинник Договора о ненападении у нас почему-то отсутствует… Чем же занималась «экспертиза»?

Ну, если будет наконец возбуждено уголовное дело по факту преступлений нашей группы фальсификаторов, часть из которых еще здравствует, то будет и экспертиза, причем не одна. Возбуждение же дела в данном случае к сроку давности отношения не имеет: советский УК срок давности по расстрельным статьям оставляет на усмотрение суда. Так что с нетерпением ждем экспертизы в рамках уголовного дела по ст. 64 УК РСФСР «Измена Родине» и желаем доброго здравия гражданину Горбачеву М.С. — если не обвиняемому, то важному свидетелю по делу.

«Лексическая экспертиза» — это экспертиза «словесная». Не ясно, каким образом мог пройти «лексическую экспертизу» документ с грубейшими грамматическими ошибками, «лексическими», например, «обоими сторонами», причем выражение это встречается в тексте три раза. Ошибку эту заметил бы даже школьник: обеими сторонами. Едва ли найдется у нас хоть один документ высшей государственной власти со столь грубой грамматической ошибкой. Есть и другие ошибки, например «раграничении», с приписанной сверху чернилами буквой «З». Это, конечно, тоже абсурд: иного документа с исправленной грамматической ошибкой наверняка нет.

К грубейшим грамматическим ошибкам следует отнести также нестойкость орфографии, что свойственно малограмотным людям: «Прибалтийских государств» и два раза «Польского Государства». Кроме того, ни первое написание с большой буквы, «Прибалтийских», ни второе, «Государства», не соответствует нормам русского языка. Попробуйте найти хоть один грамотный текст на русском языке, где написано бы было даже, например, «Европейские государства» вместо обычного европейские государства, не говоря уж о слове «Государство». Кстати, в английском тексте этого протокола, опубликованном в интернете, присутствует указанная нестойкость орфографии: «Baltic States» против «Polish state» [2]. Это американский душок: имя United States (Соединенные Штаты) нужно, безусловно, записывать с заглавных букв, но вообще слово state (государство) пишется, конечно, со строчной буквы. Иначе говоря, имя United States пишется с заглавных букв только потому, что оно собственное. Имя же Baltic states  не является собственным. Американцы все имена и их производные пишут с заглавной буквы, например Russians (русские), но у нас это возможно только в том случае, если это имя собственное, предметное, например Русское государство, т.е., переводя на американский лад, определенное в смысле артикля. Во множественном же числе определенный артикль обычно не используется, скажем сочетание американские штаты в русском языке нужно писать со строчных букв. Это будет соответствовать американскому неопределенному артиклю, т.е. наименованию не предметному, общему, как в сочетании прибалтийские государства. Определенность же в данном сочетании, заглавная буква, возникла бы, например, в договоре трех прибалтийских государств с Россией. Еще пример, в советских международных договорах можно, наверно, встретить слово Правительство с заглавной буквы, обозначающее субъект договора, но в советских газетах устойчивое сочетание «партия и правительство» всегда записывалось со строчных букв. Допустимо, впрочем, и в газетах употребление слов Правительство СССР — в более или менее официальном тексте. Разница здесь приблизительно такая же, повторю, как между английским неопределенным и определенным артиклями.

Итого в тексте протокола пять грамматических ошибок на одной странице. Ну, и какой несчастный производил «лексическую экспертизу»? Эта полуграмотная мазня не выдержала бы критики даже школьного учителя русского языка.

Еще одна грубейшая ошибка фальсификаторов состоит в том, что в делопроизводстве гриф документа, секретный, не может быть вынесен в его заголовок: «Секретный дополнительный протокол». К тому же суть документа должна быть отражена в названии: дополнительный протокол к чему? Сляпал это предельно невежественный человек, не имевший совсем никакого понятия о делопроизводстве. И принять эту чушь всерьез могли только личности, столь же отсталые в умственном отношении, как и фальсификатор,— наш поклон Михаилу Сергеевичу. Ни единую экспертизу данный документ пройти не мог, это исключено.

Есть в документе и грубейшая фактическая ошибка — отнесение Финляндии к прибалтийским государствам: «В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва)…»— Ни единый человек в СССР, даже не русский, эту чушь написать просто не мог, да и найдутся ли у нас важнейшие государственные документы с фактическими ошибками? Для русских Финляндия не является прибалтийским государством — как не является им ни Польша, ни Германия, ни Дания, ни Швеция. Опять невежественная американская мазня. «Какой народ не знает даже географии?»— «Зато мы бизнес хорошо ведем…»

«Секретный дополнительный протокол» сляпал, разумеется, американец: из всех народов мира только американцы не имеют вообще никакого понятия о юрисдикции, что воочию показал, например, процесс Бута. Совершенно ни к чему было оформлять юридически то, что юридической силы не имеет и иметь не может. К тому же и юридическое оформление «Секретного дополнительного протокола» оставляет желать лучшего: если на межгосударственном документе есть подписи, то должны быть и государственные печати. Вот, например, архивный образец межгосударственного договора:

Соглашение о советско-китайском прямом железнодорожном сообщении


К сожалению, в СССР никогда не публиковались подлинники межгосударственных документов, да и тексты нечасто, и многие люди купились на глупую американскую мазню просто по неведению. Высших же чиновников, распространявших фальшивку, заподозрить в неведении нельзя.

Отсутствуют печати на американской фальшивке, вероятно, потому, что изготовить их было сложно, а полуграмотная по милости своего правительства американская публика, с трудом представляющая себе даже то, где находится Германия, в подобных тонкостях просто не нуждается. Большинству американцев и в голову придти не могло, что подписанный межгосударственный документ, на котором отсутствуют печати, является недействительным в юридическом смысле. Для разжигания межнациональной ненависти правительству США достаточно было и самой примитивной фальшивки.

Ну, и какой несчастный производил «экспертизу» «Секретного дополнительного протокола»? Не спросить ли у гражданина Горбачева, подписавшего эту чушь? Увы, никакой экспертизы не было, не было даже внимательного чтения этой глупой американской пачкотни.

Очень неприятно, что в фальсификации вольно или невольно участвовал наш МИД, издав в 1990 г. сборник документов «Год кризиса 1938—1939. Документы и материалы в двух томах», где содержится следующий текст, источником которого является опять же американская фотокопия, что можно доказать:

Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Висла и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае оба правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

Москва, 23 августа 1939 года

По уполномочию Правительства СССР
В. Молотов

За Правительство Германии
И. Риббентроп


Печат. по сохранившейся машинописной копии: АВП СССР, ф. 06, оп. 1, п. 8, д. 77, л. 1-2.

Обратите внимание на совершенную ахинею: «по линии рек Нарева, Висла и Сана». Увы, в природе не существует рек «Нарева» и «Сана» — есть реки Нарев и Сан. Вызвана эта ошибка плохо пропечатанной в американской копии буквой Ы в слове «Вислы» и, разумеется, лютым невежеством фальсификатора «сохранившейся машинописной копии», не совместным со службой в МИДе:

Фрагмент Секретного дополнительного протокола

Заметьте, здесь видны остатки буквы Ы в слове «Висл?», а не буквы А, т.е. написано правильно, хотя и коряво стилистически: «по линии рек Нарева, Вислы и Сана» (обычно в таких случаях используется именительный падеж). Следовательно, якобы «сохранившаяся машинописная копия» содержит глупый домысел, основанный как на непонимании текста американской фотокопии из-за плохой фотопечати, так и на невежестве фальсификатора «сохранившейся машинописной копии». Совершенно очевидно, что источником «сохранившейся машинописной копии» была фотокопия из американского издания. Или, может быть, якобы составлявшие «Секретный дополнительный протокол» сотрудники НКИД СССР во главе с Молотовым не знали, как называются реки в Польше? Это вряд ли.

Печально, повторю, что в фальсификации вольно или невольно принял участие МИД СССР. Зачем было исправлять в американской копии грубые грамматические ошибки, например «обоими сторонами», и давать фальшивому американскому документу осмысленный заголовок, выдавая его за нашу копию? Ведь это уже не «ошибка», а откровенное преступление, причем, как мы увидим ниже, срока давности оно не имеет.

Перечисленные глупости — это еще цветочки. Смачной ягодкой американской фальшивки является подпись Молотова. Вот это выдающееся произведение искусства какого-то обалдуя из ЦРУ или его предшественницы, Центральной группы разведки:

Фальшивая подпись Молотова и подлинные его подписи

Слева вы видите творчество американского умника, а справа — действительные подписи Молотова, очень единообразные, наработанные, чего не скажешь о двух подписях слева. Прежде чем мы разберем данную фальсификацию, посмотрите внимательно на картинку и попытайтесь найти отличия истинных подписей от фальшивых. Отличия очевидны, но поиск их требует некоторой внимательности… Если вы внимательно изучите приведенный рисунок, то сказанное ниже будет для вас очевидным и даже банальным.

Почерковедение построено на том простом и очевидном соображении, что начертание букв на письме есть рефлексное действие, условный рефлекс. Собственно, только поэтому и существует почерк при письме. Если бы наработанных действий по изображению букв и их связей у человека не было, то не было бы и его почерка — устойчивых рефлексов письма. Если же есть устойчивые рефлексы письма, что очевидно, то легко можно обнаружить и их отсутствие при фальсификации.

Подпись человека, особенно того, который часто подписывает документы, представляет собой органическое единство, монолит, который воспринимается именно как образ, а не как текст, в отличие от приведенных выше фальшивых подписей Молотова:

Подписи Ленина и Путина

Слева вы видите подпись В.И. Ульянова (Ленина), а справа — В.В. Путина. То и другое, конечно, факсимильные изображения, несколько стилизованные, но и на подлинниках было бы видно помянутое единство, скажем единообразный наклон букв. В предложенной же нам американскими фальсификаторами подписи Молотова единый наклон букв показательно отсутствует, т.е. у человека, который выполнил эту подпись, не было рефлекса выполнения данного действия:

Подписи Молотова

Обратите внимание на наклон букв в подлинной подписи Молотова, справа: он единообразен, более того — геометрически правилен, что подчеркивают на рисунке параллельные линии красного цвета. На каждую подпись слева тоже нанесены параллельные линии, по которым нетрудно заметить, как у фальсификатора в обоих случаях валится вправо начальная буква М в слове Молотов. Ввиду этого верхняя фальшивая подпись «Молотов» направлена немного вниз вправо, разойдясь с написанными выше строками «По уполномочию правительства СССР». Это, конечно, непривычный рефлекс, сбой, следствие неестественных для автора подписи движений. Буквы в обеих подписях слева не имеют единого наклона, нет рефлекса написания, рефлекса подписи. Фальшивка это столь глупая и непрофессиональная, что продвигать ее на рынок ненависти мог, ей-богу, только американец.

Обратите также внимание на сложную букву Т в настоящей подписи Молотова, справа. В русской подписи слева ей соответствует обычная строчная т, т.е. фальсификатор просто не смог выполнить подпись Молотова правильно, хотя бы приблизительно схоже с настоящей. Судя по началу подписи, он видел подпись Молотова или имел перед собой образец, но хорошо выполнить подпись просто не смог. Странно при этом, что подпись Молотова пришлось подделывать, а не перенести ее на фото при помощи монтажа: все равно документ этот никому и никогда не был предъявлен — известен он только по публикации, по фотографии.

Обратите также внимание на разное написание буквы Т в фальшивой подписи Молотова и в слове «правительства». Действительной подписи в самых общих чертах соответствует написание не в фальшивой подписи, а в фальшивом слове «правительства». Разные рефлексы написания буквы Т говорят о нарушении рефлексной деятельности, т.е., применительно к данному случаю — либо это писали разные люди, либо же один человек, который пытался подражать чужому почерку и не имел устоявшихся рефлексов этого почерка (профессионал их может наработать, гений, причем очень даже хорошо, но к американцам это не относится, профессионалов там точно нет, о чем говорит предельно низкий уровень рассматриваемой фальсификации: хуже только дети на заборах пишут). Видимо, буква Т в фальшивой подписи Молотова была изменена ввиду сложного ее начертания в подлинной (выполнить ее не просто — попробуйте из любопытства).

Обратите также внимание на отчеркнутую сверху фальсификатором букву п в слове «уполномочию». Русские люди на письме отчеркивают подобным образом либо букву т, либо букву ш, но никогда букву п. Это сделал не русский.

Занятно также, что Молотов якобы расписался на немецком экземпляре договора латинскими буквами по правилам немецкой орфографии. Любопытно, а когда Молотов заключал договор о ненападении с японцами, не расписался ли он иероглифами по правилам японской орфографии? Нет, это немыслимо. Да и почему тогда Риббентроп на русском экземпляре «Секретного протокола» не расписался русскими буквами по правилам русской орфографии? Ей-богу, в американском Государственном департаменте работают просто исключительные ослы, фантастические.

Любопытно также сравнить между собой два автографа фальсификатора — выполненный русскими буквами и выполненный латинскими. Очень хорошо видно на приведенном рисунке, что латинская подпись смотрится лучше, более гладко, даже с претензией на каллиграфию, хотя буквы в ней тоже гуляют из-за попытки подражать Молотову, неустоявшегося рефлекса письма. Более устойчивый строй латинских букв говорит о том, что автор подписи привык использовать на письме латинские буквы, а не русские. К Молотову это, разумеется, никакого отношения не имеет.

Рассмотрим теперь подпись Риббентропа на двух экземплярах договора:

Подписи Риббентропа

Вверху вы видите две подписи из «Секретного дополнительного протокола», а внизу — несомненный автограф Риббентропа, вероятно факсимильный, взятый со страницы «Википедии», посвященной Риббентропу [3].

Прежде всего стоит отметить, что подписи Риббентропа в «Секретном дополнительном протоколе» не соответствуют приведенному факсимильному образцу его подписи: если обычно Риббентроп подписывался Joachim von Ribbentrop, то и в договоре СССР и Германии подпись должна была, кажется, стоять в том же самом виде. 

Подписи на «Секретном дополнительном протоколе» выполнены неплохо: с несомненным автографом Риббентропа совпадает и наклон их букв, и даже наклон строки, что видно даже без вспомогательной сетки. Это наводит на мысль об их подлинности. Вместе с тем в верхних подписях сильно искажены пропорции некоторых букв по сравнению с нижней. Скажем, строчная буква R в верхних подписях заметно больше и в высоту, и в ширину, чем в нижней. Также верхние подписи несколько угловаты против нижней и выполнены с неравномерным нажимом (в вертикальном штрихе нажим сильнее). Например, последний в подписи завиток, символизирующий полукруг буквы P, в верхних подписях угловатый, а в нижней закругленный. Впечатление возникает такое, что подписи эти выполнил один человек, но при выполнении верхних подписей он находился в необычном психофизическом состоянии, например был пьян или заметно взволнован. Возможно, впрочем, что данное впечатление является следствием некоторой стилизации нижней подписи под факсимиле.

Если подписи Риббентропа в «Секретном дополнительном протоколе» подделаны, то против подписи Молотова они выполнены просто блестяще. Разумеется, так вряд ли может быть. Риббентроп был задержан американскими военными летом 1945 г., а казнен только в следующем году, т.е. у американцев была возможность заставить его подписать любые документы. Возможно, именно так и объясняется тот факт, что подпись Риббентропа на фальшивке выполнена прилично, а подпись Молотова — безобразно.

Можно также допустить, что для фальшивки американцы использовали документы, которые Риббентроп подписал в сильной спешке и даже волнении. Что ж, в 1945 году поводов для спешки и тем более волнения было предостаточно.

Загадочным в «Секретном протоколе» остается сочетание грубо подделанной подписи Молотова и хорошо исполненной подписи Риббентропа. Не ясно, почему фальсификатор, если был у него образец подписи Молотова, а это несомненно в связи с явным, но неуклюжим подражанием подлинной подписи, просто не перенес ее в документ тем же способом, которым перенес подпись Риббентропа. Что ж, вероятно, образец подписи Молотова американцы выкопали в периодическом издании, русском или немецком, но перенести ее фотомонтажом в «Секретный протокол» было неудобно из-за ракурса, в котором изображен был документ или из-за качества изображения. Ну, как еще объяснить тот факт, что в начале фальшивой подписи Молотова фальсификатор пытался подражать Молотову, а в конце — уже нет? Может быть, окончание подписи он видел в смазанном виде или вовсе не видел из-за особенностей публикации? Скажем, после подписи Молотова фальсификатор поставил точку, будто это не подпись, а последнее слово предложения, но Молотов-то после подписи точки не ставил…

В подтверждение сказанного можно привести совершенно удивительный факт: недавно обнаружилась вторая копия протокола — тоже с «подлинными» подписями Молотова и Риббентропа. Оказывается, в 2011 г. она была выставлена в немецком музее в Карлсхорсте.

Прежде всего следует отметить неуклюжую попытку немецких фальсификаторов представить фальшивку как архивный документ:

Табличка из немецкого музея

В России нет указанного архива — есть Архив внешней политики РФ, который раньше, до 1992 г., назывался Архив внешней политики СССР, т.е. в старых публикациях документов идет ссылка на АВП СССР. Да и можно ли выставлять документ со ссылкой на архив, но без указания на его положение в архиве? Типичная ссылка на документ из Архива внешней политики приведена выше: АВП СССР, ф. 06, оп. 1, п. 8, д. 77, л. 1-2. Представляете ли себе умственный уровень немецких фальсификаторов? Ну, писали бы откровенно: «Подделано в США» — по крайней мере, их бы не считали клиническими идиотами и холуями ЦРУ.

Сравним теперь подписи на первой и второй копии. Очевидно, что они разные:

Разные подписи Молотова и Риббентропа на первой и второй копии

Обратите внимание, подпись Молотова внизу выполнена с иным наклоном строки, а подпись Риббентропа там же не наползает на текст «За правительство Германии», как на верхней копии. Также очевидное различие двух вариантов в разных заглавных буквах П в тексте «По уполномочию Правительства СССР» и в разных буквах Т в подписи Молотова. Подпись Риббентропа тоже, обратите внимание, имеет иные пропорции. Вообще, сравните внимательно два варианта: вы, безусловно, увидите, что это не один и тот же документ. Иначе говоря, американцы со своими неонацистскими холуями хотят нас уверить, что Молотов и Риббентроп подписали договор два раза…

Разумеется, в двух копиях резко отличается и напечатанный на машинке текст:

Машинописный текст первой и второй копии

Обратите внимание на отмеченные стрелками интервалы, которые в одном и том же документе должны быть одинаковы, не так ли? Если же они разные, то это разные документы.

Обратите также внимание на приписку вверху, которой не было в первой публикации от 1948 г. Подпись Молотова выполнена безобразно, да и текст содержит грамматическую ошибку: обычно в таких случаях писали «тов. Сталину», а не «тов. Сталин». Но главное в ином: с какой стати Молотов ставил бы свои пометки на международном договоре, отсылая его «тов. Сталин»? Что, Сталин был не в курсе внешней политики СССР, которую сам же и направлял? Представляете ли себе умственный уровень неонацистского дегенерата, который сварганил эту фальшивку?

Таким образом, мы имеем уже два «секретных дополнительных протокола», подписанных Молотовым и Риббентропом. Любопытно, какой же из них у американцев-то считается подлинным? Оба?

Стало быть, из рассмотрения приведенного документа очевидно, что он был составлен уже постфактум, сфальсифицирован. Вероятно, американским «аналитикам» показалось весьма выгодным хотя бы косвенно обвинить СССР в разжигании войны в Европе: как же, «диктаторы поделили Восточную Европу», но голословные обвинения никто бы слушать не стал, а на «секретный» документ все же некоторые клюнули — в основном у нас при Горбачеве.

Несмотря на очевидную фальшивость, «Секретный дополнительный протокол» был широко разрекламирован у нас: многие лица видели его воочию, другие «нашли» его в архивах, причем в разное время и в разных местах, а третьи писали на данном основании «научные работы» по «истории», тоже утверждая откровенную фальшивку, см. помянутую выше книгу А. Кунгурова. Все бы было ничего, но это ведь не просто ложь, а тяжкое преступление по действовавшим тогда законам — действия в ущерб территориальной неприкосновенности СССР, поскольку посредством фальшивого «Секретного протокола» провозглашена была запланированная оккупация нескольких республик СССР, несвободное их присоединение. Собственно, несколько республик вышли из состава СССР в том числе на основании «Секретного протокола», фальшивого документа, объявленного многими лицами самой истиной. По советским законам, действовавшим в том числе в начале девяностых годов после кончины СССР, распространение заведомо фальшивого «Секретного протокола» (не имеющего источников), повлекшее за собой выход из СССР нескольких республик и вообще ущерб государственности,— это чистая измена Родине, ст. 64 УК РСФСР, причем без срока давности:

Статья 64. Измена Родине

а) Измена Родине, то есть деяние, умышленно совершенное гражданином СССР в ущерб суверенитету, территориальной неприкосновенности или государственной безопасности и обороноспособности СССР: переход на сторону врага, шпионаж, выдача государственной или военной тайны иностранному государству, бегство за границу или отказ возвратиться из-за границы в СССР, оказание иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против СССР, а равно заговор с целью захвата власти,—

наказывается лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или смертной казнью с конфискацией имущества.

б) Освобождается от уголовной ответственности гражданин СССР, завербованный иностранной разведкой для проведения враждебной деятельности против СССР, если он во исполнение полученного преступного задания никаких действий не совершил и добровольно заявил органам власти о своей связи с иностранной разведкой.

Бессмысленно бы было устанавливать, когда СССР фактически и юридически прекратил свое существование: современная Россия является правопреемницей СССР, и любое преступление против СССР является преступлением против России. Все равно, какое государство было у нас, например, в 1992 году,— важно, что было совершено преступление против него. Началась преступная деятельность по распространению «Секретного протокола» в СССР, а закончилась в современной России, но судить за нее следует по ст. 64 УК РСФСР, которая еще действовала в начале девяностых годов. 

Поскольку родилась рассмотренная фальшивка в США и именно официальные лица США не единожды публично объявляли себя «победителями» Советского Союза, то несчастные наши ребята, утверждавшие истинность откровенной фальшивки, повлекшей за собой тяжкие последствия, не просто несли чушь, а «оказывали иностранному государству помощь в проведении враждебной деятельности против СССР» «в ущерб территориальной неприкосновенности СССР». Не лишен вероятности и «заговор с целью захвата власти», не так ли? Разумеется, следствие обязано будет доказать преступную деятельность — и легко докажет: преступления совершались публично, многие из них даже оформлены документально. Дело стало только за следствием, работать которому будет очень легко и даже приятно: колоть супостатов можно будет хоть перед телекамерами, попутно раздавая многочисленные интервью о деятельности «организованной группы» (отягчающее обстоятельство). Можно будет даже публично призвать на помощь США — попросить разрешения посмотреть «Секретный дополнительный протокол» в американском архиве. Как вы думаете, что ответят публично?

Как ни печально для фальсификаторов и их пособников, их преступление, в связи с теми же советскими законами, не имеет срока давности. Вот отрывок из ст. 48 УК РСФСР:

Статья 48. Давность привлечения к уголовной ответственности

[…]

Вопрос о применении давности к лицу, совершившему преступление, за которое по закону может быть назначена смертная казнь, разрешается судом. Если суд не найдет возможным применить давность, смертная казнь не может быть назначена и заменяется лишением свободы.

Вот так, вчера проводил ты в своей стране политику США при полном попустительстве и, возможно, даже одобрении своей верховной власти, а завтра уже иная власть сможет наказать тебя «лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества», поскольку преступление твое не имеет срока давности, а ты и не знал. Поскольку же преступление совершено «организованной группой» и «с особым цинизмом» (обман десятков миллионов людей), да и другие отягчающие обстоятельства, наверно, найдутся, то даже мысль о применении срока давности будет смешна. Заключена в этом некая туманная, но очень соблазнительная высшая справедливость, не так ли? Не явился бы вскоре или не очень вскоре новый Глеб Жеглов, который стукнет рукояткой нагана по столу и скажет хриплым голосом под восторженные возгласы: «А теперь горбатый! Я сказал — горбатый!»— Занятно будет понаблюдать выход, не правда ли?

Тоже интересно:

  1. Катынский расстрел
  2. Архипелаг ГУЛАГ
  3. Сталинские репрессии
  4. Пражская весна

Зову живых