На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Отрицание холокоста

Дм. Добров • 18 марта 2011 г.
  1. История
  2. Фальсификации истории
  3. Европейские евреи
Жертвы концлагеря

Отрицанием нацистского геноцида народов, не только евреев, занимается в Европе и США очень немногочисленный ряд личностей, выдвигающих против действительности ряд аргументов, которые крайне любопытны с точки зрения психопатологии. По способу образования и сути вымыслы их является бредовыми идеями, а тонкость в том, что «ревизионисты», как они себя именуют, исключая среди них лишь отдельных медных лбов, грезящих «расовой» доктриной Гитлера, являют собой весьма любопытный образец людей, строящих бредовую картину мира только на основании негативизма — рефлексного отрицания действительности, отказа от взаимодействия с текущей действительностью. Таким образом, в качестве «ревизионизма» мы видим неконструктивную бредовую идею, полное отсутствие воображения, голый рефлекс, что поистине удивительно.

Обычно несчастных считают неонацистами или уж, в крайнем случае, ненавистниками евреев (на евреев они напирают сильнее, чем на остальных, хотя русских тоже ненавидят), но едва ли это имеет смысл по отношению ко всем ним, людям по преимуществу культурным и даже отчасти образованным. Да, неприязнь к евреям возможна у отдельных «ревизионистов», но лишь как следствие безотчетных убеждений о ложности геноцида евреев или истинности заветов Гитлера. Дело в том, что ненависть, к евреям или любому иному объекту, требует обоснования и вывода, некоего воплощения, субъективного выражения, но ненависть большинства «ревизионистов» к евреям отнюдь не обоснована, не выражена, да и вывод не интересен, пассивен, как и сама бредовая идея: евреи выдумали холокост, чтобы облегчить признание и существование Израиля. Некоторые, впрочем, занимают более активную позицию, утверждая не вспомогательную, а главную цель евреев: при помощи идеологии холокоста евреи собираются окончательно поработить мир.

Отрицание отдельных очертаний действительности свойственно шизоидным психопатам (шизофреникам, конечно, тоже). Противоречия в собственных взглядах шизоида волнуют очень мало, а потому он легко отрицает отдельные черты действительности или не замечает их, если они ему не нравятся или кажутся подозрительными. Происходит это потому, вероятно, что шизоид часто не способен связать отдельные черты действительности в общую картину, которая обычно представляется ему смутной и даже нелогичной: грубо говоря, вместо леса шизоид обычно видит набор деревьев, нечто бессвязное, не целое, не органичное, а потому действительность часто подвергается суровой критике как шизоидами, так и шизофрениками, которые на данном деле и вовсе специализируются (бред реформаторства). Часто критика выражается в выдвижении тезисов, которые к критикуемому предмету имеют отношение, но мысль шизоида никоим образом не поясняют, прямых связей на основании вывода с критикуемым материалом не дают и в неформальных случаях кажутся лишь намеками. Ужасно, когда шизоид становится начальником: подчиненные могут попросту не понять его разъяснения, хотя исполнитель он обычно хороший (в пределах, конечно, своих возможностей, объективно невысоких). Выводы шизоида могут быть даже абсурдны, но доказать ему это невозможно: как в свое время блестяще написал о шизоиде П.Б. Ганнушкин, «для него типична фраза Гегеля, сказанная последним в ответ на указание несоответствия некоторых его теорий с действительностью: «тем хуже для действительности».— Да, шизоид есть производитель новой действительности, реформатор своего рода, творец мира, который не существует (отсюда не следует, конечно, обратное заключение, что любой реформатор есть шизоид: например, параноики это дело тоже обожают, да и нормальные люди среди реформаторов, надеюсь, попадаются).

Сказанное выше шизоид обычно не понимает, возражение его типично и легко предсказуемо: «так можно всех записать в шизофреники!»— Нет, не всех, а только тех, кто строят свое мировоззрение на развалинах действительности, причем возможно и самое страшное, когда разрушение ненавистного мира происходит взрывом, а не досужей писаниной об исконной мерзопакостности евреев или иных лиц, представляемых как враги рода человеческого. На психические отклонения или, мягче говоря, неполную норму ясно указывает не только отрицание фактов, но и отсутствие связи вещей, самой логики. Так, многие работы «ревизионистов» построены на объявлении существующих документов несуществующими, причем не фальшивыми, а именно несуществующими:

Мы должны подчеркнуть, что не существует ни одного документа, который доказывает, что немцы либо планировали, либо проводили политику истребления евреев.


О том, что нет никаких документов, говорящих о существовании плана истребления евреев, не может умолчать и Хильберг.


Факт состоит в том, что до сих пор не было найдено ни одного документа, который бы приказывал массово уничтожать евреев…


Документы, подтверждающие существование плана по уничтожению евреев, конечно же, существуют. Например, в 1958 году в № 3 немецкого журнала «Ежеквартальный журнал современной истории» (Vierteljahrshefte für Zeitgeschichte) были опубликованы документы о нацистском колониальном плане «Ост» (Восток), которые ранее, кажется, использовались на процессе главных нацистских преступников. Ниже приведена выдержка из одного документа и полностью другой, подтверждающий существование предмета обсуждения, генерального плана «Ост»:

Число людей, подлежащих, согласно плану, выселению, должно быть в действительности гораздо выше, чем предусмотрено. Только если учесть, что примерно 5 – 6 млн. евреев, проживающих на этой территории, будут ликвидированы еще до проведения выселения, можно согласиться с упомянутой в плане цифрой в 45 млн. местных жителей ненемецкого происхождения. Однако из плана видно, что в упомянутые 45 млн. человек включены и евреи. Из этого, следовательно, вытекает, что план исходит из явно неверного подсчета численности населения.

[…]

Совершенно ясно, что польский вопрос нельзя решить путем ликвидации поляков, подобно тому, как это делается с евреями. Такое решение польского вопроса обременило бы на вечные времена совесть немецкого народа и лишило бы нас симпатии всех, тем более что и другие соседние с нами народы начали бы опасаться, что в одно прекрасное время их постигнет та же участь.


Доктор Ветцель. Замечания и предложения по генеральному плану «Ост» рейхсфюрера войск СС // А. Дашичев. Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы. Т. 2. Агрессия против СССР. Падение «Третьей империи». М., 1973, стр. 32, 34.

Рейхсфюрер войск СС.
№ AR/33/11/42.
RF/V.

Личный штаб рейхсфюрера войск СС, канцелярия. Дело № 90, секретно. Ставка фюрера, 12.6.1942.

Содержание: Генеральный план «Ост» – правовые, экономические и территориальные основы преобразования восточных областей

Дорогой Грейфельт!

Я просмотрел генеральный план «Ост», который мне в общем очень понравился. Я хотел бы в удобное время передать этот план также фюреру. Но для этого необходимо, чтобы мы составили общий план колонизации, который бы учитывал ранее разработанные планы для областей Данциг – Западная Пруссия, Вартской и Верхней Силезии, Юго-Восточной Пруссии, а также для Богемии и Моравии, Эльзас-Лотарингии, Верхней Крайны и Южной Штирии. Все это нужно объединить в общем плане также в интересах подготовки карт и общих расчетов.

Мне кажется, что в одном пункте меня неправильно поняли. Этот двадцатилетний план должен включать полное онемечивание Эстонии и Латвии, а также всего генерал-губернаторства. Мы должны это осуществить по возможности в течение 20 лет. Я лично убежден, что это можно сделать. Предложение создать на территории генерал-губернаторства и всей Остляндии только опорные пункты не соответствует моим желаниям и планам. Хуже обстоит дело с Литвой. Здесь мы в меньшей степени можем рассчитывать на онемечивание населения. Более того, мы должны разработать общий план колонизации этой территории. И это должно быть сделано.

Я прошу до представления общего плана в том же виде, как и генеральный план «Ост», переслать мне для просмотра проект, в котором была бы точно определена наша потребность в людях, рабочей силе, денежных средствах и т. д. и указано, что нам понадобится для выполнения каждого из четырех пятилетних планов. Только после этого мы сможем установить, от каких мероприятий можно будет отказаться в силу их невыполнимости…

Ваш Г. Гиммлер


Там же, стр. 39.

В первом документе, обратите внимание, не сказано, что уничтожение евреев выполняется именно по плану «Ост» — указано лишь на ошибку. Второй же документ, повторю, подтверждает существование плана «Ост», в связи с которым помянуто уничтожение евреев.

Когда указанные сочинения «ревизионистов» читает человек, который знает, что отрицаемые ими документы существуют и опубликованы, причем приведенным примером они не исчерпываются, то он остается в полном недоумении: как можно опубликованные документы объявлять несуществующими? Ладно бы еще объявили, что эти документы сфабрикованы жидобританцами, жидоамериканцами или жидобольшевиками — в зависимости от того обстоятельства, кто представил документ,— это бы было по меньшей мере понятно, но ведь прямо пишут, что вовсе не существуют документы, подтверждающие существование плана по уничтожению евреев. Можно бы было допустить, что «ревизионисты» просто не слышали ни об одном из документальных подтверждений плана по уничтожению евреев, но кто же пишет историю, не попытавшись ознакомиться даже с элементарными вещами? Может ли человек в своем уме подвергать критике факты, о которых он даже не слышал? Да, это бывает. Для подтверждения бредовой идеи никакие исторические документы изучать не требуется: и без того все предельно ясно. Названные «ревизионисты» отрицают существование документов, подтверждающих действительность нацистского плана по уничтожению евреев, по той простой причине, что точно знают об отсутствии этих документов в действительности, причем знают без каких-либо подтверждений. Это очень яркая черта бредового состояния: не мысли следуют из действительности, а наоборот — действительность следует из мыслей. Кажется, Карл Маркс заметил, что сознание определяется бытием,— это и есть психическая норма, отсутствие бредовых идей, т.е. определяющих бытие в воображении. С точки зрения психологии, попытка вывести действительность из мыслей, чувств и желаний, бред, лежит в основе попыток шизофреников преобразовать действительность под свое представление или хотя бы составить верное ее описание для иных реформаторов. Если же представление или верное описание совсем не совпадает с действительностью — что ж, тем хуже для действительности. Да, представьте себе, ошибки в действительности следует исправлять.

Исповедание человеком бредовых идей еще не указывает на его психическую болезнь: психопатам, в частности шизоидам, бредовая идея может быть индуцирована (наведена со стороны), как это называется в психопатологии, что касается, к сожалению, и здоровых психически людей. Наиболее опасно массовое заражение бредовыми идеями — общество в бреду. Самым известным и чудовищным примером индуцированных бредовых идей являются идеи Гитлера, приведшего в бредовое состояние миллионы людей, практически весь народ. У Гитлера была ярко выраженная паранойя — «Mein Kampf» (моя борьба, отлично сказано, ведь это смысл жизни любого параноика, так можно даже и самую паранойю назвать). Ненависть к евреям была привита Гитлеру в обществе смолоду — в Европе евреев, мягко говоря, не любили, а вот ненависть к русским и, главное, желание воевать с Россией для развития колоний «тысячелетнего рейха», отраженное в его книге «Моя борьба», он породил уже сам. Некоторую роль в становлении его воинственных патологических убеждений явно сыграли представления о «жидобольшевизме», почерпнутые из желтых листков или сплетен. Представления о евреях он черпал из тех же источников, да и не было иных. Вот Гитлер пишет о своих воинственных планах относительно России:

Мы, национал-социалисты, совершенно сознательно ставим крест на всей немецкой иностранной политике довоенного времени. Мы хотим вернуться к тому пункту, на котором прервалось наше старое развитие 600 лет назад. Мы хотим приостановить вечное германское стремление на юг и на запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке. Мы окончательно рвем с колониальной и торговой политикой довоенного времени и сознательно переходим к политике завоевания новых земель в Европе.

Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены.


А. Гитлер. Моя борьба. Часть вторая. Глава XIV. Восточная ориентация или восточная политика.

Это к тому, что ряд дегенератов, уже не только «ревизионисты», их круг чуть более широк, отстаивает бредовую идею, что Гитлер напал на СССР в порядке защиты. Даже если отвлечься от множества иных исторических документов и свидетельств, то одна лишь книга Гитлера свидетельствует о его агрессивных намерениях, которые он просто привел в исполнение, когда оказался у власти. Да параноик и не мог поступить иначе: отказаться от своей борьбы за справедливость, действительную или мнимую, значит для него прекратить жить. В сущности своей параноик — это социальный маньяк, мономан, как красиво говаривали прежде.

Параноические идеи отличаются от шизофренических тем, что они всегда связаны с действительностью, обычно с социальными отношениями. Патология же состоит в том, что параноик смотрит на мир как бы через мощную лупу, в которой крупно выделяется его детище, его борьба, а все остальное искажается и уплывает в сторону. С точки зрения психологии любопытный пример представляет собой объединение, слияние параноических мотивов и шизофренических методов — параноидная шизофрения (так, впрочем, могут называть и вообще бредовое развитие шизофрении). Блестящим представителем последней является Виктор Суворов с его патологической идеей о поджигателях Второй мировой войны. Насколько мне известно, Суворова неоднократно ловили на невежестве и даже на вранье, но никто не опроверг его теории в принципе, на уровне метода. Принцип же Суворова состоит в том, что он вполне искренне пытается доказать виновность СССР в развязывании войны путем разбора «открытых источников», анализа советских военных приготовлений весной 1941 г., когда на западной советской границе уже скопилась нацистская армия в несколько миллионов человек. Некоторые запоздалые приготовления к войне, конечно, были в СССР, и они отражены в советской печати, воспоминаниях участников, никто и не пытался их скрывать, но эти приготовления поздней весной 1941 г. не свидетельствуют об агрессивных намерениях в силу сложившейся для СССР военной угрозы: это был всего лишь ответ на действия Гитлера, с лета 1940 г. приступившего к сосредоточению на советских границах огромной армии (первые сообщения нашей военной разведки о наращивании войск в Варшаве относятся именно к лету 1940 г. [1]). Таким образом, представления Суворова, не ориентированные во времени на основаниях причины и следствия, являются бредовой идеей параноидного толка, «замуровали демоны», но шизофренического исполнения, так как он не понимает разницу между причиной и следствием, не способен ориентировать образы мышления во времени на основаниях вывода.

Психопатия (расстройство личности, говорят теперь) по нормальным ее внешним проявлениям плохо отличима от экстремумов нормального состояния, но от психоза, развития патологических процессов, ее можно отличить по отсутствию продуктивной психической симптоматики — бреда, галлюцинаций и чего угодного прочего в психике, выходящего за рамки состояния большинства людей, скажем функциональных отклонений интеллекта вроде представленного выше (путаница между причиной и следствием — это довольно типично при шизофрении). Скажем, если человек думает, что его окружают демоны и беседует с голосами, то это явное шизофреническое состояние. Вместе с тем бред не обязательно должен быть несистематизирован и откровенно глуп: в качестве бреда возможна даже научная теория (например, есть класс параноиков, считающих себя великими изобретателями), а равно и социальная или философская. Бредовую идею наиболее коротко можно определить как заведомо ложную, невыводимую в математическом смысле, логическом.

Несмотря на явную нелогичность метода Суворова, у него есть верные последователи, например Э. Радзинский, повторивший его бредни в книге «Сталин». При этом Радзинский, будучи психически нормальным человеком, вел себя, как больной, то ли параноик, то ли шизофреник: есть масса документов, свидетельствующих о кровожадных военных планах нацистов, о которых человек, называющий себя историком, должен бы знать, но все они оказались совершенно не значимы в рамках бредового вымысла о демоническом характере Сталина… Это индуцированное бредовое состояние.

Кроме отрицания фактов «ревизионисты» позволяют себе особенную логику, ассоциативную, или полное отсутствие общепринятой логики, например:

«Освободив» Майданек, советские войска обнаружили там буквально горы обуви, которые немедленно были представлены в качестве доказательства массовых убийств заключённых, как это показано на рисунке 1.


Г. Рудольф. Лекции по холокосту. Лекция первая. 1.1. Непреднамеренная ошибка?

Горы обуви в концлагере

Майданек — это один из крупнейших лагерей смерти, где содержалась масса заключенных. Для человека в своем уме слово «освободив», взятое в кавычки, значит в данном случае, что освобождение людей, находившихся в неволе, было мнимым и на самом деле освобождением не является. Безусловно, я понимаю, что грамотный шизофреник объяснил бы здоровым людям, что имеется здесь в виду, целый роман, гамма негативных чувств и ассоциаций, но пишут ли так нормальные люди, даже испытывающие неприязнь к освободителям заключенных нацистского режима? Неужто же этот Рудольф полагал, что люди в Майданек прибывали добровольно, а советские войска в ходе «освобождения» выставили их оттуда силой или заточили там насильно? Нет, это хороший пример шизоидной логики (равно и шизофренической): человек пишет одно, но выразить этим хочет совсем иное, ассоциацию, субъективное отношение к освободителям, которое к объективному описанию действия, грамматическому, отношения не имеет и должно выражаться неформально, словами. При шизофрении эта черта может быть гипертрофирована, т.е. больной способен выдумывать не только новые значения слов, но и новые слова. В наиболее тяжелых случаях может возникнуть даже новый язык, тарабарщина, никому кроме больного не понятная. Происходит своеобразное стирание грани между субъективным и объективным, стирание личности, некоей грани, отделяющей личность от мира, сначала от животного, а потом и от банального явления природы, когда рефлексы заторможены уже все или почти все.

Новые понятия шизофренического рода могут возникать и путем негативизма, рефлексного отторжения. Для лучшего понимания ущербности негативных построений можно рассмотреть, как образуется очень широкий ряд шизофренических мысленных и чувственных образов, которые можно назвать амбивалентными . С точки зрения логики обратные отображения истинны, как и прямые. Например, если логично утверждение «отрезок А длиннее отрезка Б», то истинным будет и обратное построение, обратное действие, сравнение: «Отрезок Б короче отрезка А». Далее совсем небольшая тонкость: если обратные отображения оба истинны и могут сосуществовать в теории, в органическом единстве, то отсюда никоим образом не следует, что противоположные значения некоего преобразования представляют собой одно и то же и существуют одновременно. Ну, понятно: обратными бывают методы, они истинны в теории одновременно, а противоположными — значения, и они не могут быть истинны одновременно, действительны, скажем человек не может быть одновременно плохой и хороший. В шизофреническом же мышлении происходит, во-первых, путаница между бытием и сознанием в указанном выше «марксистском» духе, а во-вторых — разрушение представлений о выводе, функции, отображении, уплощение мышления. Отсюда противоположные значения в шизофреническом воображении образуют полное единство, органичное, как и обратные методы в теории, например к некоему человеку больной может испытывать одновременно любовь и ненависть (представить это невозможно, патология уже глубокая). Особенность такого рода отклонений, отличие их от глупости, состоит в том, что их можно систематизировать и объяснить с точки зрения логики. Иначе говоря, это нарушения функциональные, процессуальные, не случайные.

Патологический негативный образ тоже возникает через поиск противоположности. Скажем, если свое мнение о состоянии своего здоровья душевнобольной считает истинным, а мнение врачей, соответственно, ложным (это более или менее обычное дело), то патологический образ может возникнуть, если больной расширит свои представления, назвав мнение врачей «официальным» и распространив данное определение на мнения всех людей, которые считают, что ему нужно лечиться. Таким образом в сознании возникнет недействительный образ — некая направляющая «официальная» сила, которая совершенно загадочным образом подчинила себе совершенно разных людей, друг с другом не связанных, не знакомых и даже ничего не имеющих общего. Проиллюстрировать сказанное можно следующими примерами из сочинений «ревизионистов»:

Сотни письменных показаний в Нюрнберге указывают на хорошие условия в лагерях, но рассматривались, как правило, только те, которые держали линию официальной пропаганды.


Р. Харвуд. Шесть миллионов – потеряны и найдены.

Заключенные лагеря смерти

Несомненно, в официальную версию «холокоста» верит подавляющее большинство по крайней мере жителей Запада, и происходит это по вполне оправданной причине.


Ю. Граф. Миф о холокосте.

Энциклопедии и всякого рода справочники нельзя назвать по-настоящему надёжными источниками в строгом научном смысле этого слова. Начав работать с ними, вы сразу же натолкнётесь на заграждение из контраргументов официальной историографии и в итоге выставите себя на посмешище.


Г. Рудольф. Лекции по холокосту. Пища для размышления. 1.7. Лица, пережившие холокост.

Слово «официальный» используется в приведенных отрывках как характеристика историографии нескольких десятков государств, два крупных объединения которых не только не имели совсем ничего общего в идеологии, но и препирались по любому удобному поводу в течение нескольких десятилетий. Сошлись же они, как это ни поразительно, только по одному принципиальному вопросу — преступности власти немецких национал-социалистов в 1933 — 1945 гг. Мало того, миллионы военных из США, Европы и СССР, бывшие современниками нацистов и воочию видевшие плоды их дел, считали их в полном согласии с «официальной историографией» самыми кровавыми преступниками в истории человечества — считали независимо от политических своих взглядов и принадлежности к той или иной идеологической системе. Письменных воспоминаний или современных сообщений осталось, конечно, не столь много, не миллионы, но достаточно много, чтобы считать их выражением мнения фронтовиков. Отсюда нетрудно представить, в каком психическом состоянии нужно находиться, чтобы считать нацистов оклеветанными, а клевету эту — навязанной десяткам государств из единого центра, вероятно еврейского.

Надо добавить, что авторство первого из указанных сочинений не определено четко: данный текст распространяется и под фамилией Цундель, и под фамилией Харвуд, причем кто именно его создал, Цундель или Харвуд, с наскоку выяснить невозможно. Понимать ли так, что в высшем смысле это все равно? Или, может быть, Цундель и Харвуд — это одно лицо в амбивалентном представлении? Или же эта парочка — нечто вроде доктора Джекила и господина Хайда? Или уж Харвуд — это псевдоним Цунделя?

Понятно, стало быть, как в воображении возникает патологический образ врага: поскольку существует только два мнения, правильное и «официальное», то любой человек, придерживающийся последнего, становится наймитом лживой «официальной» силы, которая решила захватить мир в свои цепкие лапищи. Это лишь довольно распространенная среди душевнобольных и психопатов демонизация действительности.

Любопытно, что «ревизионисты» даже не пытаются спорить в общепринятом значении этого слова — они лишь упрямо отрицают мнение своих врагов, причем часто на самых смехотворных основаниях, воображаемых как «научные»:

Второй процесс Цюнделя в 1988 году стал переломным моментом во всей истории ревизионизма. На этом процессе выступил с сенсационным докладом инженер Фред Лейхтер, который научно доказал, что те сооружения, которые демонстрируются в Освенциме в качестве "газовых камер", физически не могли использоваться для массового уничтожения людей.


Ю. Граф. Миф о холокосте.

В 1983 году канадец немецкого происхождения Эрнст Цундель предстал перед канадским судом по обвинению в сознательном распространении ложной информации о холокосте. Он был обвинён в продаже произведений, в которых отрицался холокост. Весной 1988-го, во время апелляционного производства, по рекомендации своего консультанта Робера Фориссона Цундель стал искать экспертов, которые могли бы составить судебную экспертизу относительно помещений бывших немецких концлагерей Освенцим и Майданек, в которых, согласно показаниям свидетелей, людей якобы травили газом. По рекомендации американских государственных властей Цундель обратился за помощью к Фреду Лёйхтеру.

Испытывая острую нехватку времени, Фред Лёйхтер в конце концов составил подобный отчёт, чьи выводы я хотел бы привести прямо сейчас: «После просмотра всего материала и инспектирования всех мест в Освенциме, Биркенау и Майданеке автор находит доказательственный материал избыточным. Ни в одном из этих мест не было газовых камер для казни. Наилучшая инженерная оценка автора такова, что предполагаемые газовые камеры в осмотренных местах не могли использоваться в качестве газовых камер для казни в то время, так же как использоваться или всерьёз рассматриваться как могущие иметь подобное предназначение сегодня».


Г. Рудольф. Лекции по холокосту. Лекция вторая. Публичные дискуссии 2.8. Эксперт по казням, которого едва не казнили.

Самым главным достижением Фреда было следующее: для проведения «экспертизы» он поехал в Польшу и в музейных помещениях газовых камер тайком колупал стены геологическим молотком для получения образцов на исследование. Полученные нетрадиционным способом образцы Фред сдал в американскую лабораторию на анализ, соврав там, что анализ сих отколупов будет использован в качестве доказательства промышленной аварии. Лабораторный тест дал отрицательный результат на присутствие в отколупах синильной кислоты и ее производных, что несколько позже пояснил заведующий лабораторией Джеймс Рот, в интервью, вошедшем в фильм Эрола Морриса «Господин Смерть: взлет и падение Фреда А. Лехтера младшего»: отравляющие вещества накапливаются в стене газовой камеры на толщине приблизительно до десятой доли человеческого волоса, а потому исследование отколупов, полученных при помощи молотка, вообще никакого смысла не имеет. Употребил он образное ироничное сравнение: исследование Фреда имеет столько же смысла, сколько исследование краски на стене путем анализа древесины под краской [2]. Что ж, это знакомые и, главное, понятные уже методы, не так ли?

В жизни Фред во главе собственной фирмы, в качестве главного инженера, занимался производством и продажей технического обеспечения для смертной казни — оборудования для смертельных инъекций, электрических стульев и виселиц, а потому, конечно, считал себя в вопросе казней крупнейшим специалистом. По образованию, однако, он был не инженером, а историком, благодаря чему, вероятно в связи с шумихой, поднявшейся вокруг его имени, угодил в октябре 1990 г. под суд в своем родном городе Мэлден, штат Массачусетс, по пустяковому обвинению в незаконной инженерной деятельности [3]. Кстати сказать, если непрофессионал занимается изготовлением оборудования для смертной казни, то следует заключить, что это ему интересно, но интерес-то этот здоровым не назовешь.

Несмотря на то, что мнение Фреда было раскритиковано, ни единый «ревизионист» даже не попытался учесть критику в своих измышлениях, нет даже намека, что «ревизионистам» эта критика известна. Маниакальная же сосредоточенность на Фреде, конечно, не может не настораживать.

Приведенный Г. Рудольфом вывод Фреда абсурден с технической точки зрения: любое помещение, двери и окна которого закрываются, может быть использовано как газовая камера, даже полная герметизация не обязательна. Иной раз, например, при утечке бытового газа квартира превращается в газовую камеру, хотя она не герметизирована. Так, комендант Освенцима Гесс писал в известных записках, что за одной из первых казней он лично наблюдал в противогазе — находясь, надо полагать, за пределами камеры, а не рядом с умирающими, т.е. камера не была герметизирована. Разумеется, можно создать более удобные и безопасные условия для палачей, но даже при использовании самой примитивной камеры неудобства и опасность для палачей невелики — тем более что использовался газ в гранулах «Циклон Б», который выделяться начинал только внутри камеры после вбрасывания в нее гранул. На руку палачам было и то, что используемая синильная кислота (она закипает при температуре чуть выше комнатной, кажется 27°С) не является стойким соединением. Действительно же трудно бы было подвести в камеру газ из баллонов. Собственно, использование гранулированного отравляющего вещества, выделяющего газ, решило все главные проблемы, а остались сущие пустяки — тем более что выгружать трупы из камер, как писал Гесс, принуждали заключенных евреев, здоровье которых едва ли сильно волновало лагерную администрацию. Им даже противогазы выдавать было неразумно с точки зрения нацистов.

Отсутствие вентиляции, хотя устроить ее крайне просто, тоже не является препятствием для использования помещения в качестве газовой камеры (равно и ее наличие не является угрозой для лагеря, т.к. постепенное рассеивание паров синильной кислоты в атмосфере не даст смертельной концентрации): вовсе не обязательно проветривать камеру после каждой казни. Эсэсовцы могли заходить туда только в противогазах, а впрочем, нечего им там делать было. О евреях же, используемых на обслуживании камер, едва ли у нацистов голова болела: все равно убивать всех. Да, синильная кислота имеет характерный запах (также, говорят, и цианистый калий, ее производная), но подобные вещи мало кто знает, и паники среди казнимых ожидать не приходилось даже в том случае, если запах в помещении удерживался от партии казнимых до партии: всегда можно объяснить запах как следствие дезинфекции или дезинсекции, а то и ароматизации.

Можно добавить, что в относительно высоких концентрациях, несколько процентов, синильная кислота взрывоопасна, но смертельная для человека концентрация на два порядка ниже. Вообще, ядовитое вещество, столь же удобное в обращении, легкодоступное (пестицид), позволяющее палачам легко от него защититься, безопасное для окружающей среды ввиду необходимых для смерти малых концентраций и нестойкости своей, быстродействующее и годное для массовых убийств, как «Циклон Б», даже сегодня найти едва ли удастся. Кажется, успешно конкурировать с «Циклоном Б» может только выхлопной газ автомобиля, который тоже применялся в газовых камерах.

Для лучшего понимания технических возможностей газовых камер следует ознакомиться с их описанием:

Первые три бетонированные камеры были небольшого размера, 5 x 5 метров, то есть площадью в двадцать пять квадратных метров каждая. Высота камеры сто девяносто сантиметров. В каждой камере имелось две двери – в одну впускались живые люди, вторая служила для вытаскивания загазированных трупов. Эта вторая дверь была очень широка, около двух с половиной метров. Камеры были смонтированы на одном фундаменте.

Эти три камеры не удовлетворяли заданной Берлином мощности конвейерной плахи.

[…]

Площадь каждой камеры была 7 x 8 метров, то есть пятьдесят шесть квадратных метров. Общая площадь новых десяти камер составляла пятьсот шестьдесят квадратных метров, а считая и площадь трех старых камер, которые продолжали работать при поступлении небольших партий, — всего Треблинка располагала смертной промышленной площадью в шестьсот тридцать метров. В одну камеру загружалось одновременно четыреста – шестьсот человек. Таким образом, при полной загрузке десяти камер в один прием уничтожалось в среднем четыре – шесть тысяч человек. При самой средней нагрузке камеры треблинского ада загружались по крайней мере два – три раза в день (были дни, когда они загружались по шесть раз).

Умерщвление длилось в камере от десяти до двадцати пяти минут.


Далее Гроссман пишет про нагнетаемый в камеру газ, но при указанных размерах и наполняемости камеры нагнетание в нее газа — это совершенно лишнее действие, бессмысленное: люди в камере умрут и без газа — от недостатка кислорода, причем даже герметизация камеры не обязательна (объем кислорода, который может поступать в мелкие щели, не сравним с его расходом). При предельно низкой высоте камеры, 190 см, плотно стоящие в ней люди заполнят почти весь ее объем, и воздуха для дыхания в ней почти не останется. Отсчет оставшейся жизни в ней при предельной ее наполненности пойдет на количество вдохов, так что указанное время удушения, от десяти до двадцати пяти минут, вполне достаточно для смерти находящихся в камере людей от недостатка кислорода. Смерти же в камере начнутся уже очень скоро только от паники: очень скоро в указанных условиях повысится температура воздуха, станет тяжело дышать… Газ же можно признать технически необходимым только при неполной загрузке камеры для ускорения смерти узников. Разумеется, газ мог применяться также из «гуманных» соображений, для ускорения и облегчения смерти.

Указанный эффект, недостаток кислорода для дыхания, испытывал каждый человек, который находился в небольшом душном помещении, непроветренном. И каждый может представить, что рядом с ним в душном этом помещении находилось еще десять или сто человек и всем им тоже нужно было дышать…

Есть в описаниях газовых камер и сведения, которые выглядят сомнительно, вызывают вопросы, например:

В первое время, когда были пущены новые камеры и палачи не могли сразу наладить газовый режим и производили опыты по дозировкам различных отравляющих веществ, жертвы подвергались страшным мучениям, по два-три часа сохраняя жизнь. В самые первые дни скверно работали нагнетательные и отсасывающие устройства, и тогда муки несчастных затягивались на восемь и десять часов.

[…]

Вторым принятым в Треблинке способом, получившим наибольшее распространение, было откачивание с помощью специальных насосов воздуха из камер. Смерть при этом наступала примерно от таких же причин, как и при отравлении окисью углерода: у человека отнимали кислород. И, наконец, третий способ, менее принятый, но все же применявшийся, убийство паром; и этот способ основывайся на лишении организма кислорода: пар вытеснял из камер воздух.


Там же.

Неудачное удушение могло длиться часами только в том случае, если в составе газа в камеру нагнеталось достаточное для дыхания множества людей количество кислорода — если, например, нагнетались газы от двигателя, в выхлопе которого мало было оксида углерода (это смертельный газ) и достаточно кислорода. В выхлопе дизеля принципиально меньше оксида углерода и больше кислорода, чем в выхлопе бензинового двигателя; количество кислорода там может быть относительно большим (кажется, до 18% экстремально, почти как в воздухе, где 21% кислорода), а количество оксида углерода — малым (при проверках выхлопа дизелей концентрацию оксида углерода, кажется, даже не определяют). Что же касается конкретных расчетов, то двигатели бывают не только разных марок и разных мощностей, но и разного возраста, т.е. разного износа и ухода, в связи с чем состав выхлопа может заметно отличаться даже у двигателей одной марки и одной мощности. В дизеле на высоких оборотах топливо может просто не успевать сгореть полностью, соответственно и кислород остается, а потому для понижения количества кислорода в выхлопе дизеля и повышения количества прочих веществ палачам следовало уменьшить обороты, т.е. увеличить время сгорания топлива.

Дизель, безусловно, меньше годится для убийства людей, чем бензиновый двигатель, но во времена нацистов установить это можно было только испытанием — чем они и занимались, как на основании свидетельств написал Гроссман. В те времена автомобилей по сравнению с нынешним днем было крайне мало, и отравляющие вещества в выхлопе, естественно, никто не замерял — разве что нацистские изготовители промышленных газовых камер на основе автомобиля (они, впрочем, имели возможность испытывать свои изобретения прямо на людях). Выглядит же выхлоп дизеля гораздо более ядовитым, чем выхлоп бензиновый, за счет сажи, которая и окрашивает выхлоп в черный цвет или темно-серый при меньшей ее концентрации. Да, сажа тоже токсична, но к мгновенной смерти вдыхание ее не приводит (впрочем, в загазованном сажей помещении возможны, вероятно, рефлексные спазмы дыхательных органов, отказ вдыхать гадость). Поскольку же по внешнему виду и запаху выхлоп дизеля кажется более опасным, чем выхлоп бензинового двигателя, то нацисты и должны были проводить первые эксперименты на людях именно с дизелем, это закономерно и понятно.

Что же касается откачивания воздуха из газовых камер и вытеснения его при помощи пара, то это могут быть лишь безграмотные предположения немногих оставшихся в живых свидетелей. Это можно считать подтверждением смерти от недостатка кислорода, якобы откачиваемого или вытесняемого постепенно, тогда как постепенно он расходовался естественным путем. Пар же возник в воображении потому, вероятно, что в камере было очень жарко от присутствия многих тел и дыхания, а трупы были потные… Это не ложь и не дезинформация «официального» еврейского центра, а лишь неверное осмысление фактов очевидцами, т.е. теми лицами, которые принуждены были изымать трупы из газовых камер и по случайности остались в живых. Гроссман же, судя по его статье, имел дело с очевидцами треблинского ада.

В общем-то, система убийства в камерах была очень проста и надежна, примитивна, никаких технических тонкостей не содержала. Убивать в камерах было, конечно, гораздо проще, чем расстреливать, к тому же это гораздо менее травмировало палачей: люди в камерах умирали сами, непосредственное физическое воздействие на них для причинения им смерти не требовалось.

Помимо газовых камер все без исключения «ревизионисты» отрицают использованное на Нюрнбергском трибунале главных нацистских преступников число погибших евреев — шесть миллионов. Все сходятся на том, что указанное число есть «официальная» подделка, но происхождение этого числа некоторые объясняют своеобразно:

В 1996 году вышла монография о Нюрнбергском процессе под авторством британского историка Дэвида Ирвинга (ныне находящегося в опале из-за своих неугодных взглядов[22]). В ней он задавался вопросом: как это сионистские лидеры могли в июне 1945-го, сразу же по окончании войны в Европе, да ещё и находясь в Вашингтоне, определить точное число жертв среди евреев (шесть миллионов, разумеется), учитывая тот факт, что в хаотичных условиях, царивших в Европе в то время, было просто невозможно провести какую бы то ни было перепись населения?[23]

С: Ну, еврейские организации могли поддерживать контакт с местными еврейскими общинами и на какой-то момент осознать, что их больше не существует.

Р: Возможно. Но позвольте, я продолжу. За год до Ирвинга немецкий историк Иоахим Хоффманн, десятилетиями работавший в Немецком федеральном отделе по изучению военной истории, обратил внимание на то, что Илья Эренбург, главный советский специалист по злодеяниям, опубликовал цифру в шесть миллионов в советском издательстве иностранной литературы[24] ещё в декабре 1944-го, за четыре с лишним месяца до конца войны. А в мае 1944-го сионистский активист, раввин Дов Вайссмандель, утверждал, что на тот момент было истреблено шесть миллионов европейских и российских евреев[25].

Вильгельм Хёттль, с другой стороны, нашёл статью в февральском номере газеты «Reader's Digest» за 1943 год, в которой говорится о уже совершённом убийстве по меньшей мере половины из шести миллионов евреев, находившихся под гитлеровской угрозой[26]. Пролистав подшивку «Нью-Йорк таймс» за тот период, мы можем убедиться, что это далеко не единичный случай[27]. Вот несколько цитат из этой газеты.

«Нью-Йорк таймс», 13.12.1942, стр. 21: «[…] Подтверждённые сообщения указывают на 2 миллиона евреев, убитых варварским, сатанинским способом, а также на планы полного уничтожения всех евреев, которых нацисты могут заполучить в свои руки. Массовое уничтожение трети еврейского населения из сферы гитлеровского господства и уничтожение, грозящее всем остальным, представляет собой беспрецедентный холокост».

«Нью-Йорк таймс», 20.12.1942, стр. 23: «То, что происходит с пятью миллионами евреев в занятой немцами Европе, всем из которых грозит уничтожение […]. В начале декабря 1942 года Государственный департамент в Вашингтоне представил цифры, указывающие на то, что число евреев, депортированных и погибших с 1939 года в Европе, управляемой странами Оси, достигло ужасающей цифры в два миллиона и что ещё пяти миллионам грозило уничтожение».

«Нью-Йорк таймс», 2.03.1943, стр. 1, 4: «[Раввин Херц сказал] о спасении жизни шести миллионам еврейских собратьев […] о спасении тех, кто ещё может избежать пыток и смерти от рук нацистов […]».

«Нью-Йорк таймс», 10.03.1943, стр. 12: «[…] 2 миллиона евреев, убитых в Европе. […] Оставшиеся четыре миллиона убивают в соответствии с планом». [2+4 = 6 млн.]

«Нью-Йорк таймс», 20.04.1943, стр. 11: «Четыре миллиона евреев было истреблено […] ещё пять миллионов находится под непосредственной угрозой уничтожения […]». [2+5 = 7 млн.]


Г. Рудольф. Лекции по холокосту. Лекция первая. Пища для размышления. 1.3. Когда нам стало известно о холокосте?

Очень мило выглядит последний расчет, в шизофреническом духе: в приведенной цитате сказано про четыре миллиона убитых и пять под угрозой, но в арифметическом комментарии дано «2 + 5 = 7 млн» — как говорится, два пишем, два на ум пошло…

Далее по ходу лекции выясняется, что подобные сообщения о шести миллионах были и раньше:

В 1919-1927 годах еврейские организации проводили в США крупные кампании по сбору средств, во время которых утверждалось, что пять или шесть миллионов евреев в центральной и восточной Европе находятся на грани гибели. Я приведу несколько важных отрывков из газетных сообщений и благотворительных акций, начиная с более поздней из известных мне.

«Нью-Йорк таймс», 4.12.1926: «…пять миллионов голодающих […] половина евреев всего мира, страдающая от голода и эпидемий […]».

«Нью-Йорк таймс», 21.04.1926: «От евреев из Европы доносится крик […] гибнет целый народ […] миллионы евреев заперты в Европе […]».

«Нью-Йорк таймс», 9.01.1922, стр. 19: «…невыразимые ужасы и бесчисленные преступления, совершённые против еврейского народа. Г-н Херц заявил, что был истреблён 1 миллион людей и что за три года 3 миллиона человек в Украине «прошли через все круги ада» […]».

[…]

«Нью-Йорк таймс», 7.05.1920: «…еврейские военные страдальцы из центральной и восточной Европы, где шесть миллионов людей испытывают жуткий голод, болезни и смерть […]».

«Нью-Йорк таймс», 5.05.1920, стр. 9: «Шесть миллионов мужчин и женщин из восточной Европы нужно спасти от уничтожения в результате голода и болезней».

«Нью-Йорк таймс», 5.05.1920, стр. 19: «Шесть миллионов голодающих, охваченных лихорадкой страдальцев в разодранной войной Европе взывают к нам […]».

«Нью-Йорк таймс», 3.05.1920, стр. 11: «Нужна ваша помощь для спасения жизней шести миллионам людей в восточной и центральной Европе».

«Нью-Йорк таймс», 3.05.1920, стр. 12: «В России и соседних странах евреи были подвергнуты крайне злобному преследованию […]. По оценкам, более пяти миллионов человек умирают от голода; среди них бушует страшная эпидемия тифа, которая уже распространилась среди соседнего населения».

«Нью-Йорк таймс», 2.05.1920, стр. 1: «Шесть миллионов человеческих душ — без еды, пристанища, одежды и медицинской помощи».

«Нью-Йорк таймс», 1.05.1920, стр. 8: «Но жизни шести миллионов людей ждут ответа».

«Нью-Йорк таймс», 21.04.1920, стр. 8: «В Европе на сей день имеется свыше пяти миллионов евреев, умирающих от голода, и многие из них поражены страшной эпидемией тифа».

«Нью-Йорк таймс», 3.12.1919, стр. 19: «…только чудо может спасти от смерти от голода и холода пять-десять миллионов людей в Европе и на Ближнем Востоке этой зимой […] зверское избиение евреев».

«Нью-Йорк таймс», 3.12.1919, стр. 24: «[заголовок] В Польше голодают пять миллионов […] Эта война сделала беспомощными и больными пять миллионов евреев из восточной Европы».

«Нью-Йорк таймс», 12.11.1919, стр. 7: «…страшная, невероятная нищета, голод и болезни [поразили] около шести миллионов душ, или половину еврейского населения Земли […] миллион детей и […] пять миллионов их родителей и стариков».

«Америкэн хибру», 31.10.1919, стр. 582 и сл.: «Из-за океана шесть миллионов мужчин и женщин просят нашей помощи […] шесть миллионов человеческих душ. […] Шесть миллионов мужчин и женщин гибнут […] в грозном холокосте человеческих душ […] шесть миллионов голодных мужчин и женщин. Шесть миллионов мужчин и женщин умирают […]» (см. репродукцию статьи в приложении к первой главе).

[…]

В 1900 году раввин Стивен Вайс сделал следующее заявление перед еврейскими американскими благотворительными организациями: «Имеется 6 миллионов живых, кровоточащих, страдающих аргументов в пользу сионизма»[33]

С: Похоже, мы имеем дело с определённой константой еврейских страданий — цифрой в шесть миллионов.

Р: На это есть особая причина. Бенджамин Блеч говорит о древнем еврейском пророчестве, в котором евреям было обещано возвращение в землю обетованную после утраты шести миллионов их людей[34].

С: Отрывки, которые вы процитировали, указывают на то, что еврейские страдания были выгодны различным еврейским лидерам в качестве аргумента для осуществления их цели — возвращения в землю обетованную.

[…]

Таким образом, происхождение цифры в шесть миллионов — которой, тем временем, уважаемые историки придали статус «символичной цифры»[36], даже в том, что касается холокоста Второй мировой войны, — не основывается ни на каком конкретном знании потерь среди еврейского населения.


Там же.

Предложенные цитаты можно проверить: у газеты «Нью-Йорк таймс» есть архив в интернете, но он платный (четыре доллара США за статью); поиск же по архиву выдает только названия статей, которые в лекциях Рудольфа не указаны (шизоидов и прочих страдальцев проверять нужно обязательно: они способны подправлять цитаты и даже целиком выдумывать, ведь все «и так ясно»). Таким образом, легко было проверить только ссылку на статью Эренбурга конца 1944 г., но и этого достаточно для размышлений:

В захваченных ими странах и областях немцы убили всех евреев: стариков, грудных детей. Спросите пленного немца, во имя чего его соотечественники уничтожили шесть миллионов неповинных людей, он ответит: «Они евреи. Они черные (или рыжие). У них другая кровь». Это началось с пошлых анекдотов, с криков уличных мальчишек, с заборных надписей, и это привело к Майданеку, к Бабьему Яру, к Треблинке, к рвам, набитым детскими трупами.


Помнить! // И.Г. Эренбург. Война 1941–1945.

Здесь, как видим, подтверждаются некоторые из приведенных выше выдержек: Эренбург был уверен, что нацисты убили всех евреев, оказавшихся в их власти, т.е. все шесть миллионов. Это число евреев, оказавшихся во власти нацистов, не соответствует приведенному самим нацистами в протоколе Ванзейской конференции [4]: на Европу и СССР, по мнению нацистов, приходилось более 11 млн. евреев, в том числе на СССР — 5 млн. Почти все европейские евреи оказались доступны нацистам, за исключением лишь евреев в нескольких странах: в Испании — 6 000 человек, в Португалии — 3 000, в Швейцарии — 18 000, в Швеции — 8 000, в Британии — 330 000, в Ирландии — 4 000, в европейской части Турции — 55 500. Благодаря тому, что в числе советских евреев особо выделены белорусские и украинские, часть которых, впрочем, эвакуировалась и была призвана в армию, нетрудно по протоколу Ванзейской конференции посчитать общее количество евреев, оказавшихся под властью нацистов. У меня получилось 9 308 968 человек. Да, из этих девяти миллионов часть украинских и белорусских евреев эвакуировалась (эвакуация граждан происходила не по национальному признаку, а в связи с эвакуацией необходимых производств и учреждений), часть была призвана в армию, но мы не учли в общем количестве число российских евреев, оказавшихся под властью нацистов, так как в протоколе оно не указано. Да, часть из них тоже эвакуировалась и ушла на военную службу, но ведь не все. Таким образом, приведенное общее число можно принять как приблизительное. Если верить этим данным, то миллионы евреев, переживших нацистское господство, не противоречат убитым шести миллионам. Не верить же им нет оснований: едва ли нацисты, обладая совершенно определенным планом в отношении евреев, использовали бы статистические данные о распределении евреев по европейским странам, которые казались недостоверными или даже неубедительными. Впрочем, эти данные наверняка поддаются проверке — хотя бы частично.

По мысли Г. Рудольфа, приведенные им мнения о вечных шести миллионах нашли свое отражение в обвинениях Нюрнбергского трибунала, в которых тоже названо число шесть миллионов, правда со ссылкой на иные источники, но до разъяснения, каким же образом могло это произойти, Рудольф не опускается: и так ясно, что жидобританцы, жидоамериканцы и жидобольшевики сговорились в «официальном» центре и оклеветали нацистов; участие в афере жидофранцузов тоже возможно. Что ж, логика привычная: «замуровали демоны».

Приведенные Рудольфом сообщения, в том числе сообщение Эренбурга, о котором только помянуто, носят откровенный истерический характер, это необоримое желание обратить внимание на страдания своего народа, что для евреев было обычным даже в нормальной обстановке. Вот, например, пишет о них Достоевский:

Положим, очень трудно узнать сорокавековую историю такого народа, как евреи; но на первый случай я уже то одно знаю, что наверно нет в целом мире другого народа, который бы столько жаловался на судьбу свою, поминутно, за каждым шагом и словом своим, на свое принижение, на свое страдание, на свое мученичество.


Дневник писателя за 1877 г. Март. Глава вторая. // Ф.М. Достоевский. Полное собрание сочинений. Л.: Наука, 1983. Т. 25, стр. 77.

Как видим, евреи жаловались на злую судьбу даже до рождения Гитлера, и если поискать в газетах девятнадцатого века, то тоже наверняка можно будет найти истерические сообщения о смертельной угрозе всем евреям. Разумеется, в связи с войнами первой половины двадцатого века количество истерических заявлений могло только увеличиться.

Истерик, конечно, может добиться, чтобы окружающие потакали его капризам, но это не злой его умысел, а психическая конституция или, может быть, в отдельных случаях преходящее следствие перенесенных душевных потрясений. Кроме того, нет доказательств, что устроители Нюрнбергского трибунала пошли на поводу у тех истерических евреев, которые провозглашали жертвы, руководствуясь ужасом, а не действительными данными. Совпадение же чисел доказательством не является, так как невероятным его не назовешь. Скажем, если бы совпали числа 5 993 976 человек, то это было бы совсем другое дело.

Число шесть миллионов, использованное обвинением на Нюрнбергском трибунале главных нацистских преступников, было названо двумя лицами со ссылкой на А. Эйхмана, начальника «еврейского» отдела IV-B-4 в Главном управлении имперской безопасности (отдел занимался сначала еврейской эмиграцией, потом, после начала войны с СССР, депортацией евреев в лагеря и гетто). Сам же Эйхман, будучи захвачен в 1960 г. израильскими спецслужбами, сослался только на д-ра Рихарда Корхера, статистика, которому он предоставлял информацию:

[…] Ну хорошо, тот человек, статистик, пришел ко мне в отдел. У него было указание от рейхсфюрера составить подробную статистику о положении дел с решением еврейского вопроса в Европе; все дела с грифом «государственная тайна», все надо было предоставить этому сотруднику. И он был явно в курсе дела, это я сразу заметил. Он уже запросил всех командующих полицией безопасности.

ЛЕСС. К каким выводам он пришел?

ЭЙХМАН. Он объединил все дела по уничтожению на Востоке. Это было к тому времени, вместе с эмиграцией и естественным сокращением, как он это называл, наверное, 4 500 000 или 5 миллионов. Такое число осталось у меня в памяти. Тем самым – так было сказано в том отчете – проблема евреев в Европе в основном закрыта.

ЛЕСС. Вы не знаете фамилию статистика?

ЭЙХМАН. Она начиналась на "Ц". Почему-то мне кажется – Цахариас?

ЛЕСС. Доктор Корхер?

ЭЙХМАН. Корхер? Боже мой, я так ошибся? Корхер, Корхер? Эту фамилию я тоже слышал!

ЛЕСС. Какие материалы вы представили этому статистику?

ЭЙХМАН. Все дела с грифом «государственная тайна», как было приказано. По всем эшелонам, о которых нам было доложено.

ЛЕСС. Эти материалы содержали и цифры об уничтожении евреев?

ЭЙХМАН. Нет. Уничтожение – нет. У меня их никогда не было.

ЛЕСС. Только число эвакуированных и поезда? Вам ведь сообщали, когда эшелон отправлялся.

ЭЙХМАН. Такие сообщения мы получали. Я знал только эти числа, и по ним Гюнтер в своем кабинете отмечал на стене – ведь это… это, наверное, десятки раз видел д-р Лёвенгерц… каждый, кто туда заходил, мог видеть этот график, длинную кривую. Жаль, что я уже не помню общего числа.

ЛЕСС. Вы и до этого уже составляли отчет о числе депортированных евреев?

ЭЙХМАН. До того, как пришел статистик? Господин капитан, я не знаю. Если было приказано, то, разумеется, делал, но вспомнить не могу. При многочисленной писанине – потому что наша работа состояла ведь только из писанины – сейчас на самом деле очень трудно уверенно отвечать о каком-то отдельном деле из этой писанины.

ЛЕСС. Статистик приходил потому, что Гиммлер находил число уничтоженных евреев слишком низким?

ЭЙХМАН. Нет. Этот статистический отчет был сделан затем, чтобы дать Гиммлеру возможность информировать Гитлера. Потому что я потом получил документ обратно, с пометкой Гиммлера:

«1. Фюрер принял к сведению. 2. Черновики уничтожить».

Или слова «черновики» не было. Просто «2. Уничтожить».


Исследования Корхера сохранились, но переводов на русский язык нет. Вот вывод Корхера в переводе с английского языка:

Общее число евреев в мире в 1937 г. оценивают, как правило, величиной около 17 млн., в том числе – более 10 млн. в Европе. Евреи концентрируются или концентрировались главным образом в оккупированных Германией бывших польско-русских областях между Черным морем и Финским заливом и между Черным морем и Азовским, а также в торговых центрах Рейнской области Центральной и Западной Европы и на берегах Средиземного моря.

С 1937 по начало 1943 г. число евреев в Европе, отчасти из-за эмиграции, отчасти из-за чрезмерно высокого уровня смертности евреев в Центральной и Западной Европе, отчасти из-за эвакуации, особенно на густонаселенных восточных территориях, которая здесь учитывается как текущая (?– off-going), должно было уменьшиться приблизительно на 4 миллиона. Не следует забывать в этой связи, что гибель советских русских евреев на оккупированных восточных территориях зафиксирована только частично, а смертные случаи в остальной европейской части России и на фронте не учтены совсем. Кроме того, существует миграция евреев в азиатскую часть России, которая не известна нам. Миграция евреев из европейских стран, не входящих в немецкое влияние, также в значительной степени не известна по порядку величины. В целом европейское еврейство должно было с 1933 года, то есть в первой декаде национал-социалистической немецкой власти, потерять почти половину своего населения.


Процесс здесь описан приблизительно в средней точке его развития: политика геноцида по отношению к евреям с начала 1943 г. продолжалась по меньшей мере еще около двух лет, до осени 1944 г. В конце же войны Эйхман, как он признал на израильских допросах, говорил своим офицерам о 5 млн. убитых евреев, см. указ. соч., что почти согласно с сообщением свидетелей Нюрнбергскому трибуналу о 6 млн. убитых евреях.

Конечно, обоснованно оценить число убитых евреев трудно, но факт в том, что «ревизионисты» никогда и не пытались его оценить: одна часть их утверждений построена только на негативизме — нежелании принимать существующие данные и отрицании их при помощи смутных ассоциаций, как выше у Рудольфа, или ясных намеков на поганые «официальные» козни, а другая — на неверных данных и, как водится, шизофренических вымыслах, шизофренической статистике:

Согласно Chambers Encyclopaedia (Энциклопедия Чеймберс), число евреев проживающих в довоенной Европе составляло шесть с половиной миллионов. То есть, если верить легенде о «массовом уничтожении», то в послевоенной Европе практически не должно было остаться евреев. Но Baseler Nachrichten (Базелер Нахрихтен), нейтральная швейцарская газета, используя еврейские статистические данные, установила, что между 1933 и 1945 гг., полтора миллиона евреев эмигрировали в США, Англию, Швецию, Испанию, Португалию, Австралию, Палестину и даже Китай и Индию. Это подтверждает еврейский журналист Бруно Блау (Bruno Blau), который приводит то же самое число в Нью-Йоркской еврейской газете Ауфбау (Aufbau), от 13 августа 1948 г. Из этих эмигрантов примерно 400 тыс. приехали из Германии перед сентябрем 1939 г., когда началась война. Это также подтверждается в публикации Всемирного Еврейского Конгресса «Единство в Диаспоре» (Unity in Dispersion", стр. 377), в которой говорится – «Большинству немецких евреев удалось выехать из Германии до начала войны». В дополнение к немецким евреям, 220 тыс., из общего числа 280 тыс. австрийских евреев, эмигрировали к сентябрю 1939 г., а начиная с марта 1939 г., Институт Еврейской Эмиграции в Праге помог 260 тыс. евреям эмигрировать из Чехословакии. После сентября 1939 г. в Германии, Австрии и Чехословакии оставалось только 360 тыс. евреев. Около полумиллиона эмигрировали из Польши до начала войны. Эти цифры означают, что число еврейских эмигрантов из других европейских стран (Франция, Голландия, Италия, страны Восточной Европы) было примерно 120 тыс. Таким образом, массовый выезд евреев до, и в течение войны уменьшает число евреев в Европе до, примерно, пяти миллионов. К этим эмигрантам мы также должны добавить тех евреев, которые бежали в Советский Союз после нападения Германии на Польшу, а также тех, кто был впоследствии эвакуирован с территорий, куда продвигались немецкие войска. Большинство из эвакуированных были польские евреи, но кроме тех, согласно Райтлингеру, около 300 тыс. евреев из других европейских стран перебрались на советскую территорию между 1939 и 1941 гг. Таким образом, общее число еврейских переселенцев в Советский Союз было около полутора миллионов.

Ф. Фостер (Freiling Foster), чья статья о евреях в Советском Союзе была напечатана в журнале Colliers (Коллиерз) от 9 июня 1945 г., пишет что 2,2 мил. перебрались туда с 1939 г., спасаясь от нацистов, но цифра полтора миллиона, пожалуй, ближе к реальности [почему бы это, любопытно?].

Таким образом, еврейская миграция в Советский Союз уменьшает число евреев на территориях, оккупированных Германией до примерно трех с половиной миллионов. Из этих следует вычесть тех, кто жил в нейтральных странах, которым удалось избежать последствий войны.


Р. Харвуд. Шесть миллионов — потеряны и найдены.

Число евреев, бежавших в СССР, получено при помощи шизофренической статистики, науки сложной и далеко не каждому понятной, поэтому представленный «вывод» требует пояснений. Число, близкое к 1,5 млн., а именно 1,4 млн., можно получить, если сложить все числа, приведенные после ссылки на публикацию Международного еврейского конгресса: 220 000 австрийских евреев, 260 000 чешских евреев, 500 000 польских евреев, 120 000 евреев из Франции, Голландии, Италии и стран Восточной Европы и 300 000 евреев «из других европейских стран». Вместе с тем, после приведенного числа евреев из Франции, Голландии, Италии и стран Восточной Европы, 120 000, подведен итог: «Таким образом, массовый выезд евреев до, и в течение войны уменьшает число евреев в Европе до, примерно, пяти миллионов», каковое число было получено ранее, сообщением об отъезде из Европы в 1933 — 1945 гг. полутора миллионов евреев.— Все это полный абсурд, дикий шизофренический вымысел: столь чудовищных размеров переселения людей из всей Европы в Советский Союз не было, автор выдумал его в патологических своих дерзаниях. Приведенные числа он черпал, вероятно, тоже из глубин своего поврежденного воображения.

Выше уже достаточно, кажется, сказано о бредовых идеях, чтобы вдумчивый человек догадался, куда в шизофренических дерзаниях пропало полтора миллиона европейских евреев, бежавших в СССР: элементарно, Сталин сослал их в Сибирь, где их и убили. Разумеется, нормальные люди понимают, что столь чудовищное по величине переселение людей через континент не могло остаться незамеченным в памяти народов и совсем не отразиться в советских архивных документах, но это ведь нормальные… Убеждать же душевнобольного или шизоида в ущербности его глупых вымыслов просто бессмысленно — тем более если несчастный склонен к негативизму.

Вот как Г. Рудольф разъяснил своим благодарным слушателям, что до миллиона евреев было депортировано в Сибирь:

С: Вы хотите сказать, что Сталин депортировал евреев в Сибирь?

Р: Конечно. Заннинг приводит цифры, объявленные тогдашними еврейскими благотворительными организациями, которые говорят о том, что после начала войны с Германией на восток было перемещено примерно от полумиллиона до миллиона евреев.


Г. Рудольф. Лекции по холокосту. Лекция первая. Пища для размышления. 1.6. Действительно ли не хватает шести миллионов?

Заннинг — это очередной несчастный, охваченный шизофреническим поиском: таких данных не существует. Теперь, видите ли, уяснить себе бредовый характер подобных заявлений способны уже многие люди: советские архивы открыты.

Критиковать «ревизионистов» сложно в силу используемого ими шизофренического метода — перечисления бессвязного количества фактов и патологических вымыслов, каждый из которых призван лишь зародить сомнение, но сам по себе ничего не доказывает. Факты используются «ревизионистами» не для получения заключений, а лишь для представления своих взглядов на их фоне, давно уже готовых заключений. Психически здоровый человек сначала изучает факты, а потом составляет на их основе свое мнение, но «ревизионисты» поступают наоборот: готовое мнение пытаются обосновать фактами и патологическими вымыслами.

С шизофреником трудно спорить отнюдь не потому, что он умен или всегда прав,— мир он видит иначе, а логичные методы для него ничто. Если шизофреник ведет спор, то он и его противник могут говорить о разных вещах, называя их одними словами. Если же предметом спора является бредовая идея, то опровергнуть ее в глазах шизофреника невозможно просто в принципе: бредовая идея выше действительности и любых фактов; как уже сказано, не она следует из действительности, а действительность из нее.

Деятельность «ревизионистов», хотят они того или нет, носит идеологический характер и политический, но именно со стороны политической идеологии она бессмысленна: попытка оправдать воинствующий европейский империализм в лице Гитлера совершенно бесперспективна в нынешних условиях, причем мешают тому вовсе не евреи с их бедами. Политическое и экономическое объединение Европы уже состоялось под чутким руководством Большого брата из-за океана, причем почти все ныне довольны, во всяком случае — помалкивают (открытые национальные проблемы в Европе можно пересчитать по пальцам). Чтобы возродить европейский империализм, устранить как помеху следует не представления европейцев о холокосте, а Большого брата с его идеологией, плохой или хорошей, но господствующей в Европе с недавних пор. Устранение же Большого брата с его идеологией противоречит интересам большинства: если завтра о чем-нибудь в Европе снова скажут — über alles, а то и по-английски — above everything, то снова покатится под откос достигнутое в последние десятилетия благополучие… Кому это нужно? «Ревизионистам»? Поэтому для всех европейцев было бы лучше, если бы в качестве über alles выступали погубленные нацистами евреи — сколько бы их ни было. Да, это своего рода символ, наднациональная идея, до определенной степени тоже объединяющая Европу, идеология, и ничего постыдного, оскорбительного для Европы, здесь нет, хотя это и коробит тех, кто относятся к евреям с неприязнью.

Очень многие в Европе, я думаю, понимают, что поджигатели империалистических европейских войн первой половины двадцатого века совершили глупость: победил-то в войнах Большой брат, экономика которого никогда не испытывала столь резкого подъема, как после второй войны. Ну, кто такой Гитлер по сравнению с деперсонализированным Большим братом? Мальчик в коротких штанишках с помочами. Все, безусловно, это понимают, а потому политическим, идеологическим и экономическим идеалом большинства европейцев теперь является страна Большого брата, а не Третий рейх или иная колониальная империя.

В Европе «ревизионисты» за свои убеждения подвергаются преследованиям, в т.ч. уголовным, и весьма справедливо жалуются, что это недемократично, нарушение свободы слова, так как никаких преступлений они не совершают, не призывают даже к национальной ненависти. Верно, обращаются с ними недемократично, но занимается этим не авторитарный режим в своих целях, а либералы, вполне осознавшие главную беду Европы,— воинствующий псевдонационалистический империализм в форме ненависти к иным народам, чаще всего к соседним. Вот, например, как Бердяев описал Европу между двумя войнами:

Наблюдая разные национальности Европы, я встречал симпатичных людей во всех странах. Но меня поражал, отталкивал и возмущал царивший повсюду в Европе национализм, склонность всех национальностей к самовозвеличению и придаванию себе центрального значения. Я слышал от венгерцев и эстонцев о великой и исключительной миссии Венгрии и Эстонии. Обратной стороной национального самовозвеличения и бахвальства была ненависть к другим национальностям, особенно к соседям. Состояние Европы было очень нездоровым.


Н.А. Бердяев. Самопознание. Глава Х. Россия и мир Запада.

Конечно, в подобном мире всегда будут идти войны, всегда будут возникать высшие народы с величайшими и исключительными задачами, но кому это нужно теперь в Европе? Шизофреникам? Все, конечно, понимают, что единая Европа без национальных трений, так сказать соединенные штаты Европы, гораздо более выгодна ее населению, чем, например, Великая Эстония с глобальными задачами. Последняя-то никому не нужна, даже многим эстонцам.

Само по себе отрицание холокоста можно, конечно, считать идеей чисто научной, исторической, но если посмотреть на исток идеологии холокоста, то отрицание его есть отрицание новейшей европейской идеологии, собственно новейшей Европы, а последнее не выгодно гораздо большему количеству людей, чем кучка дегенератов, все еще не способных отвлечься от мстящегося им коварства евреев. Отсюда причинение «ревизионистам» ущерба является мерой вполне демократической, не авторитарной, проводимой в интересах европейского общества, которая легко может быть одобрена на референдуме. Да, причина гонений на «ревизионистов» носит идеологический характер, но новая идеология никоим образом не навязана Европе евреями или даже американцами, разве что косвенно победителями во Второй мировой войне, но в победителях-то ходит половина Европы. Ни евреи, ни американцы не правят Европой, а евреи никакой европейской проблемы уже не составляют (т.н. еврейский вопрос, ассимиляция евреев, уже пришел к разрешению естественным путем, а также через образование Израиля).

Последние лет двести европейская история поступательно развивается в республиканском направлении, отрицая воинствующий империализм и колониальную политику, поэтому идеология Большого брата, родившегося, кстати, в Британской колонии, близка европейским либералам. Попытка же цепляться за дремучие ценности, самый примитивный родовой культ, национал-социализм, является в наши дни всего лишь нездоровым консерватизмом, патологическим. Гитлер в истории Европы стал завершающим воплощением империализма, уже уродливым и отталкивающим. Его борьба за единую европейскую империю стала реваншем, который окончился полным поражением империализма в Европе — военным, политическим, идеологическим и экономическим. И разве теперь возможен на данном направлении «ревизионизм» вне психических отклонений?

Тоже интересно:

  1. Антисемитизм
  2. Протоколы сионских мудрецов

[1] «14 июля 1940 г.

«По данным Белорусского пограничного округа, с 1 по 7 июля сего года в Варшаву и ее окрестности прибыло семь дивизий немецких войск. Прибывшие войска заняли все казармы и часть учреждений Варшавы. Кроме того, части войск отмечены в Новом Дворе, Рембертуве, Гродиске, Корчеве и других пунктах в радиусе 60 км от Варшавы.

«Вокруг Варшавы производятся фортификационные работы. На шоссейных дорогах сооружаются противотанковые препятствия…», см.: 1941. Документы. В 2-х книгах. Книга первая. М.: Международный фонд «Демократия», 1998.

Зову живых