На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Духовная грамота Ивана Грозного

Дм. Добров • 21 июля 2012 г.
Иван Грозный

Во имя Отца и Сына и Святого Духа, Святой животворящей Троицы, и ныне, и присно, и во веки веков, аминь, а также по благословению отца нашего Антония, митрополита всея России, я сам, многогрешный и худой раб божий Иоанн, пишу сие исповедание [за] своим целым разумом. Но посколь­ку нищетою разума одержим и от убогого дома ума моего не мог представить трапезы, пищи ангельских словес исполненной, поскольку ум струпьями пошел, тело изнемогло, болеет дух, струпья телесные и душевные умножились, но нет врача, исцелившего бы меня, то ждал я, кто со мною поскорбит, и не дождался, утешителей не обрел. Воздали мне злом за благо и ненавистью за любовь мою.

Душою я скверен и телом грязен. Когда от божественных заповедей Иерусалима к иерихонским страстям [1] пришел, то житейских ради подвигов прельстился мира сего преходящею красотою. Когда же к мирным гражданам приведен был, то багрянице светлости [2] и золотому блистанию предался умом и в разбойники попал мысленные и чувственные, помыслом и делом. Приятием благодати разоблачен был от одеяния и в ранах полумертвым оставлен — более, чем покажется видящим. Хотя и жив [еще], но Богом из-за скаредных своих дел, более мертвеца смердящий и гнуснейший из всех, кого иереи видели, не услышан. Левит [3] и тот погнушался [бы], обминул меня, поскольку от Адама и до сего дня всех я превзошел в беззакониях согрешивших. Из-за сего всеми ненавидим я.

Каиново убийство совершив, Ламеху [4] уподобился, первому убийце. От Исава [5] унаследовал скверное невоздержание, Рувиму уподобился ненасытностью, осквернившему отчее ложе [6], и иным многим яростью и гневом невоздержанности.

И поскольку [негоже] быть уму зрящим и Бога, и царя в страстях, я разумом растлен был, скоту стал подобен умом и разумением, поскольку голову осквернил желанием непотребных дел и помыслом о них, уста — рассуждением об убийстве, блуде и всяком злом деле, язык — срамословием и сквернословием, гневом и яростью, и невоздержанностью от всякого злого дела, [7] шею и грудь — гордостью и чаянием велеречивого разума, руки — осязанием непотребного, грабежом ненасытным, терзаниями и убийствами внутренними, в которой помыслы всякими сквернами и непотребствами осквернил, обжорством и пьянством, бедра — противоестественным блудом, непотребным воздержанием и опоясанием на всякое злое дело, ноги — движением быстрым ко всякому делу злому. и сквернодеянием, убийством, грабежом ненасытного богатства и иными непотребными глумлениями. Но что же поделаю после того, как Авраам не просветил нас, Исаак не вразумил нас, а Израиль не познал нас! Ты, господи, отец наш есть, к тебе прибегает и милости просит тот, кто не из Самарии, но от Марии-девы неизреченно воплотился, от пречистых твоих ребер водой и кровью, как маслом, пролившись. Христе-боже, язвы струпьев моих душевные и телесные забинтуй и с небесным сочетай меня ликом. Ибо милосерден ты, господи, боже мой, мир дай нам. Кроме тебя не знаем иного и имя твое разумеем. Освяти лицом твоим нас и помилуй. Держава твоя беспримерна, царство без начала и без конца. И сила и слава и держава ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Хотя, по писанию, должны хранить имущество не чада для родителей, а родители для чад, это же высшее имущество, как сказано: премудрость уходящими поется, на краях укрепленных мест проповедуется, при вратах крепких дерзающий говорит [8]. Так предлагаю вам глас мой, сынам человеческим. Лучше тут [не] покупать, особенно злато и сокровища многие, а наиболее почтенны камни драгоценные: все почтенное недостойно купли [9]. Говорит господь, через меня цари царствуют и сильные пишут правду [10]. Поэтому я и предлагаю поучения, насколько моего разума хватает. От убожества моего, чада мои, благодать и божий дар вам.

Так заповедую вам: любите друг друга, и Бог мира да будет с вами. Если любовь сохраните, то всего хорошего достигнете. Веру в Бога твердой и непорочной держите, стойте на молитве и учитесь божественным догматам, как веровать, как Богу угодное творить и в каковом оправдании перед нелицемерным судьей стоять. Это всего более усвойте: православную веру держите крепко, охраняйте ее крепко до смерти. А сами живите в любви. Воинскому делу, насколько возможно, научитесь. Да как людьми править, как жаловать их, беречься от них и во всем уметь их к себе приближать, вы бы тоже научились. Людей бы вы, которые вам правильно служат, жаловали и любили, их ото всех берегли, чтобы гонения им ни от кого не было и они правильнее служили. А которые лихи, на них бы вы опалу клали не скоро, по размышлении, не яростью. Всякому делу учитесь, и божественному, и священническому, и иноческому, и ратному, и судейскому, и московскому пребыванию, и житейскому всякому обиходу, и как чины ведутся у нас и в иных государствах. А что наше государство с иными государствами [общее] имеет, то сами бы вы знали. Также и в обиходе во всяком, как кто живет, как кому пригожим быть и в какой мере кто держится, вы бы научены были. Но [пусть] вам люди не указывают, а вы им указывайте. Чего же не познаете, [узнаете, когда] станете своими государствами владеть и людьми.

А что по множеству беззаконий моих божьим гневом распростершимся изгнан я от бояр, самовольства их ради, и от своего достояния и скитаюсь по сторонам, то, может, Бог когда не оставит. И вам грехом моим беды многие нанесены. Бога ради, не перемогайтесь в скорбях, возложите на господа печаль свою, и он вас воспитает, по слову пророка: отец меня и мать оставили, а господь примет [11], поскольку чаша в руке господа: коли наливает он в нее, то [одного] смиряет, а другого возносит [12]. Никто ведь не приемлет честь от себя, только званый — от Бога. Дает он власть, кому захочет: воздвигает от земли убогого и из навоза возносит нищего, дабы посадить его в князья из людей и престол славы унаследовать ему.

И покуда вас Бог милует, освобождает от бед, вы ничем не разделяйтесь: и люди у вас пусть сообща бы служили, и земля бы общая, и казна бы общая была, ибо так вам прибыльнее.

Ты, Иван-сын, береги сына Федора, своего брата, как себя, чтоб ему ни в каком обиходе нужды не было, но всем бы был доволен, чтоб ему на тебя досады не было, что не дашь ему удела и казны. А ты, Федор-сын, Ивана-сына, брата своего старшего, покуда устроитель [он], [слушайся,] уделы и казны не прося. В своем бы ты обиходе жил, считая, как бы Ивану-сыну не убыточнее, а тебя бы можно прокормить было. И оба бы жили вы сообща и всё устраивали, как бы прибыльнее было. Да ты бы, сын Иван, моего сына Федора, брата своего младшего, держал, берег, любил и жаловал, и добра бы ему желал во всем так, как себе желаешь, и на его лихо ни с кем бы не связывался, а во всем бы был с Федором-сыном, братом своим младшим, и в худе, и в добре одним человеком, поскольку единородные вы у матери своей.

Сами бы вы для себя убежище положили, как сказал Христос во святом Евангелии: где собраны двое или трое во имя мое, тут я, среди них [13]. И если Христос будет среди вас для вашей любви, то никто не сможет вас поколебать, будете вы друг для друга стеной, укреплением и крепостью.

К кому ему прибегнуть и на кого уповать? Ты у него и отец, и мать, и брат, и государь, и заступник. И ты бы его берег, любил и жаловал, как себя. А если перед тобой в чем проступок какой учинит, ты его накажи и пожалуй, но до конца не разоряй. Да ссоркам бы ты отнюдь не верил, поскольку Каин Авеля убил, а сам ведь не наследовал.

Бог благоволит вам. Тебе быть на государстве, а брату твоему Федору на уделе. И ты бы удела его под ним не искал да на его лихо ни с кем не связывался.

А где по рубежам сошлась твоя земля с его землею, ты бы его [землю] берег и накрепко бы искал правды, да напрасно бы не задирался и людским бы вракам не потакал, поскольку, если кто и множество земли приобретет и богатства, гроба повапленного [14] не сможет избежать. И тогда все это останется, по господней притче: у некоего дала обилие нива, который захотел сломать житницы и большие построить, и сказал ему господь: «Безумный, в сию ночь душу твою возьмут у тебя, а что приготовил, кому будет?» [15]

Ты бы любовь нелицемерную держал к брату своему, моему сыну Федору, как сказал божественный апостол Павел: любовь не завидует, любовь не гордится, любовь не злорадствует, не вменяет зло, не радуется неправде, а радуется истине, на все уповает, все терпит, любовь никогда не проходит [16]. Как тот же апостол сказал: если кто о ближних своих не заботится, от веры отвергся, тот неверного хуже [17].

А ты, сын мой Федор, держи сына моего Ивана вместо меня, отца своего, и слушай его во всем, как меня, покорен будь ему во всем, добра желай ему, как мне, родителю своему, во всем. И ни в чем бы ты сыну Ивану не перечил, как мне, отцу своему, и во всем бы жил так, будто по моему слову. А коли благоволит Бог ему на государстве быть, а тебе на уделе, ты бы государства его под ним не искал и на лихо его не связывался бы ни с кем, а всегда бы с сыном Иваном был и в лихе, и в добре одним человеком. А покуда и по грехам Иван-сын государства не достигнет, а ты — удела своего, ты бы с сыном Иваном вместе был, заодно, а с изменниками ему и лиходеями ни в каких бы делах не связывался. А коли тебя начнут прельщать славой, богатством и почестями или начнут тебе которые города передавать, или вольность какую учинят помимо Ивана-сына, или на государство начнут звать, то ты бы отнюдь того не делал и из Ивана-сына воли не выходил. Как сын Иван тебе велит, так бы ты был и ни на что бы не прельщался. А где тебя Иван-сын пошлет на свою службу или людей твоих велит на свою службу послать, ты бы на службу его ходил и людей своих посылал, коли сын мой Иван велит. А где по рубежам Ивана-сына земля сошлась с твоей землей, ты бы берег то накрепко, искал бы правды да напрасно бы не задирался и людским бы вракам не потакал, поскольку, если кто множество богатства или земли приобретет, гроба повапленного не сможет избежать. И тогда все это останется, кроме единых дел, что сотворили, благо ли, зло ли.

Ты бы сына моего Ивана, своего брата старшего, держал вместо меня, отца своего, честно и грозно. И надежду бы ты держал во всем на Бога да на него и ни в чем ему не завидовал, поскольку единородные вы у своей матери.

Сами бы вы для себя убежище положили, как сказал Христос во святом Евангелии: где собраны двое или трое во имя мое, тут я, среди них. И если Христос будет среди вас для вашей любви, то кто сможет вас поколебать? Он тебе и стена, и укрепление, и рать, и крепость. К кому тебе прибегнуть и на кого уповать? Он тебе и отец, и мать, и брат старший, и государь, и заступник.

Ты бы, сын мой Федор, сыну моему Ивану, своему брату старшему, во всем покорен был и добра ему желал во всем так, как мне и себе. Во всем в воле его будь, до крови и до смерти, и ни в чем ему не прекословь. А коли будет на тебя Ивана-сына гнев или обида в чем-нибудь, ты бы сыну моему Ивану, своему брату старшему, не прекословил, рати бы не учинял и себя не защищал, а бил бы ему челом, чтоб тебя пожаловал, гнев свой сложить изволил, и жаловал тебя во всем по моему приказу. А в чем будет твоя вина, ты бы ему еще бил челом, как ему любо. Послушает челобитье — добро, а не послушает, ты бы тоже себя не защищал, а во всем бы, печаль на радость переложив, положился на Бога, поскольку за всякие неправды мститель есть Бог.

А ты бы, Иван-сын, с братом своим младшим, моим сыном Федором, жил в любви и согласии, заодно во всем, по моему приказу. Вы бы, дети мои Иван и Федор, жили в любви и согласии сообща и сей мой приказ помнили крепко. Если благо начнете творить, то все вам благом будет. Если же зло сотворите, то все вам злом обернется. Как сказано было в Евангелии: если кто ослушается отца, смертию да умрет [18]. Всего же больше угождайте [19] православной веры догматам, утверждайте их и разумейте. Здесь благоугодно прожив, и там будущих благ наследники будете, которых око не видит, ухо не слышит и которые в сердце человеку не входят, которые уготовил Бог любящим его. Бога любите от всего сердца и заповедь его от всего сердца творите, насколько ваших сил хватит. Как сказано было в Евангелии, уподобилось царство небесное десяти девам, которые взяли светильники свои и пошли навстречу жениху. Пять было из них мудрых и пять юродивых, которые, взяв светильники свои, не взяли с собой елея. [Мудрые же] взяли елей в сосудах со светильниками своими. За промедлением жениха задремали все и спали. В полночь же крик раздался: «Уже жених идет, выходите навстречу ему». Тогда встали все девы те, зажгли светильники свои, и юродивые мудрым сказали: «дайте нам масла вашего, ведь светильники наши угасают». И ответили мудрые: «Коли вам и нам не хватает, идите лучше к продавцам и купите его». Пока же ходили они покупать, пришел жених, и готовые вошли с ним на пир, и затворены были двери. Потом же пришли прочие девы и сказали: «Господи, господи, открой нам». Он же в ответ сказал им: «Аминь, говорю вам, что не знаете дня и часа, когда сын человеческий придет» [20]. И еще говорится, человек некий, уходя, призвал своих слуг и передал им имущество свое. Одному дал пять талантов, другому два, третьему один, каждому по силе его. Имеющий пять талантов позаботился о них и получил другие пять талантов. Также и два таланта имеющий приобрел другие два. Взявший же один закопал его в землю, скрыв серебро господина своего. По многом же времени пришел господин слуг тех и завязал с ними беседу [21]. Приблизившись, пять талантов взявший поднес [22] другие пять талантов, сказав: «Господин, пять талантов ты мне дал, и я другие пять приобрел ими». Сказал ему господин его: «Хороший слуга, благой и верный, в малом стал верен, над многими тебя поставлю. Раздели радость господина твоего». Приблизившись, два таланта взявший сказал: «Господин, два таланта ты мне дал, я другие два приобрел ими». И этот ту же благодать принял. Закопавший же в землю принял наказание [23].

Рассудите в сердце своем и веру имейте, как сказано [24]: говорю вам, все, сколько в молитве ни просите, веруйте, что примете, и будет вам. И когда стоите, молясь об отпущении, то отец ваш, который на небесах, отпустит вам согрешения ваши [25]. Небо и земля прейдут, слова же мои не прейдут [26]. О дне же том и часе никто не ведает, ни ангелы, которые на небесах, ни сын, только отец [27]. Блюдите, бдите, молитесь, не знаете же, когда господь домой придет, вечером или в полночь, или с пением петухов, или утром. Пусть, придя внезапно, [не] найдет вас спящими [28]. Знайте, что цари в народе господствуют и великими обладают, но не так будет у вас, поскольку если [кто] хочет вящим быть, пусть будет всем слугой, а если кто хочет быть у вас старшим, пусть будет всем рабом. Ибо же сын человеческий пришел не за тем, чтобы служили ему, а чтобы послужить и дать душу свою за избавление многих [29]. Говорю вам, если кто постыдится моих слов, то и сын человеческий постыдится его, когда придет во славе своей и отчей Иисус Христос [30]. Кто же устроитель верный и мудрый, которого поставил господь над челядью своею подавать в пору оскудения? [31] Блажен слуга тот, которого пришедший господин найдет так делающим. Воистину говорю вам, над всем имуществом своим поставит его. Если же скажет слуга тот в сердце своем, медлит господин мой прийти, и начнет бить слуг и служанок, есть, пить и упиваться, то придет господин слуги того в день, которого не чает, и в час, которого не знает, опровергнет его [32] и часть его с неверными положит. Слуга, ведающий волю господина своего, но [не приготовившийся и] не сотворивший [по воле его], бит будет много, а не ведающий, сотворив, достойную мзду примет [33]. Со всякого, кому дано будет много, много взыщется, а кому дано будет больше — [больше] спросят с него [34].

И еще сказал Иисус, человек некий устроил ужин великий, позвав многих, послав слуг своих в пору ужина сказать званым: приходите, ведь уже готово все. И начали вместе отказываться все. Первый сказал, село купил и имею нужду пойти и посмотреть; умоляю тебя, считай меня отказавшимся. Другой сказал, супруг пять волов купил, иду испытать их; умоляю тебя, считай меня отказавшимся. Другой сказал, жену взял, из-за чего не могу прийти. И придя, слуга тот поведал господину все это. Тогда разгневался владыка дома, сказал слуге своему: пойди быстрее на улицы и перекрестки града и нищих, бедных, слепых, хромых веди сюда. И сказал слуга, теперь стало, как ты повелел, и еще есть место. И сказал господин рабу, пойди на пути и беспутье, убеди прийти, пусть наполнится дом мой. Говорю вам, что ни единый из мужей тех званых не попробовал моего ужина: много званых, да мало избранных [35].

И еще, два человека вошли в церковь помолиться, один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, так про себя молился: боже, хвалу тебе воздаю, что не такой я, как прочие люди, хищники, неправедники, прелюбодеи, или как этот мытарь. Пощусь двукратно в субботу [36], десятину даю от всего, сколько приобрету. Мытарь же, поодаль стоя, не желая очи возвести на небо, но бия в грудь свою, говорил: «Боже, милостив будь ко мне грешнику». Говорю вам, что сей ушел оправданным более иного, ибо всяк возносящийся смирится, а смирившийся вознесется [37]. Так что воздайте же что кесарево — кесарю, а что божие — Богу [38]. Послал Бог сына своего в мир не судить мир, а спасти мир. Верующий в него не будет осужден, а неверующий уже осужден, ибо не веровал во имя единородного сына божьего. Суд же в том, что свет пришел в мир, но возлюбили люди тьму больше, чем свет, были ведь дела их злы. Всякий, делающий зло, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличены были дела его, ибо лукавы суть. Творящий же истину, грядет к свету, чтобы проявились дела его, ибо в Боге сотворены суть [39]. Если кто мне служит, пусть за мной следует: где я, там и слуга мой будет. И если кто мне служит, почтет его отец мой [40]. Если любите меня, заповеди мои соблюдите, и я умолю отца, иного утешителя вам даст, чтобы был с вами навеки Дух Истинный [41]. Если кто любит меня, то слово мое соблюдет, и отец мой возлюбит его, к нему придем и обитель у него сотворим [42].

Так заповедал господь наш Иисус Христос творить заповеди свои. За сотворивших же и волю его исполнивших так с любовью молится и благодать им подает.

Отче, пришел час, прославь сына своего, да и сын твой прославит тебя, ибо же дал ты ему власть над всякой плотью, да всякому, что дал ты ему, даст жизнь вечную. Жизнь же вечная в том, чтобы знали тебя, единого Бога, который послал Иисуса Христа. Я прославил тебя на земле и дела совершил, которые дал ты мне сотворить. И ныне прославь меня, отче, у тебя самого славою, которую я имел у тебя прежде бытия мира. И явил имя твое людям, которых ты дал мне из мира; твои были, и мне их дал ты, и слово твое сохранили. Ныне уразумели, что все, сколько дал мне, от тебя суть, ибо глаголы, которые ты дал мне, дал я им, и приняли они их и уразумели, что от тебя пришел, и уверовали, что ты меня послал. Я о них молю, не о сем мире, а о тех, которых ты дал мне, ибо твои суть. И мои все твои суть, и твои — мои, и прославился я среди них [43]. Я дал им слово твое, и мир возненавидел их, ибо не от мира суть, как и я не от мира. Молю не взять их от мира, а соблюсти их от неприязни. Не от мира они, как и я не от мира. Спаси их во истину твою. Слово твое истинно. Как меня послал в мир, так и я послал их в мир, и им я посвящаю себя, да будут они священники за истину. Не о них молю только, но и о верующих по словам их в меня. Пусть все едины станут: как ты, отче, во мне, а я в тебе, пусть и они в нас едины будут, пусть и мир веру имеет, что ты меня послал. И славу, которую дал ты мне, дал я им, пусть будут едины, как и мы едины. Я в них, а ты во мне, пусть будут совершены воедино, и пусть уразумеет мир, что ты меня послал и возлюбил их, как меня возлюбил. Отче, которых дал ты, хочу, чтобы, пока существую я, они были со мною. Пусть видят славу мою, которую дал ты мне, ибо возлюбил меня ты прежде творения мира. Отче праведный, мир тебя не познал, я же тебя познал, и они узнали, что ты меня послал. Сказал я им имя твое, и скажу, пусть любовь, которою ты меня возлюбил, в них будет, и я в них [44].

Видите, каково сие божье дарование? Что же сего любезнее, чем в Боге быть, как Богу быть, с Богом пребывать, божьей любовью в людей вселяться, бесконечными благами наслаждаться и наследовать их? Что же сего злее, чем от Бога отлучиться, вечными благами наслаждения лишиться и бесконечные муки принять?

Вы бы, дети мои, Иван и Федор, божьим заповедям и евангельским усердно подчинялись, и моему наказу и повелению так же с усердием бы подчинились: усердно, со всей силой и крепостью, насколько возможно, лести мира сего злой избегали, а бесконечные заповеди господни и благие и вечные блага наслаждения наследовать пожелали от всей души, крепости и разума, оберегаясь от всякого поползновения, преткновения и ветреного соблазна вражьего. И были бы вы, дети мои Иван и Федор, в любви по сему моему наказу заодно, нераздельно. Раздельно бы были вотчинами и казнами, а сердцем бы и любовью были нераздельны, да никто [бы] никому ни в чем не завидовал. А будет кто чем скуден, тогда [бы] по любви друг друга слушали, но силою бы никто ни у кого не брал. Да во всяком бы деле были заодно, в лихе и в добре, везде, да друг бы от друга не отрекались во всяком деле, не только в труде или страдании, но и в пролитии крови и смерти.

И были бы вы, Иван и Федор, по моему наказу оба едины, во всем бы себя берегли и жили по Богу во всяких делах. И хотя по грехам что и на ярость придет в междоусобных бранях, вы бы поступали по апостолу господню: правду и равенство давайте слугам своим, послабляя прощение, зная, что и вам господь есть на небесах [45]. Так бы и вы делали во всяких опалах и казнях, как где возможно, по рассуждению, [гнев] на милость сменяли и оставляли часть [его] душам своим, ибо долготерпения ради от господа милость примете, как где-то сказано: «подобает царю три следующих вещи иметь: как богу не гневаться, как смертному не возноситься и терпеливым быть к согрешающим». Если так в Боге благостно проживете, то прибавятся вам лета жизни. Нас же, родителей своих и прародителей, не только что в государствующем граде Москве или в ином где месте, но если и в гонении или изгнании будете, в божественных литургиях, в панихидах, в литиях, в милостынях к нищим и в пропитании, насколько возможно, не забывайте, поскольку наших прародителей душ воспоминанием великую пользу нам и себе приобретете здесь и в будущем веке. И благосостояние святых божьих церквей, и над врагами победа, и преодоление, и государства построение, и своей жизни покой, и вечных благ наслаждение молитвою их происходит, поскольку от отцов благодать божья и благословение к вам приходит, наследникам и чадам.

И Бог мира, в Троице прославляемый, будет с вами, молитвами пресвятой и преблагословенной владычицы нашей Богородицы, заступницы христианской. И милость честного ее образа иконы Владимирской, державы Русской защиты, во всякое время и во всяком месте будет на вас, и всех святых всей вселенной молитва и благословение, и русских чудотворцев Петра, Алексея, Ионы, Ивания, Никиты, Леонтия, Сергия, Варлаама, Кирилла, Пафнутия, Никиты и всех святых русских молитвы, и благословение всего нашего рода, от великого князя Владимира, просветившего Русскую землю святым крещением, нареченного во святом крещении Василием, и до отца нашего, великого князя Василия Ивановича всея России, во иноках Варлаама, и матери нашей, великой княгини Елены, и жены моей Настасьи, вашей матери. А что, по грехам, жен моих Марьи да Марфы не стало, то вы бы жен моих Марью да Марфу, своих благодатных матерей, поминали бы всем по тому, как я установил, и поминали бы их со всеми своими родителями незабвенно. А буде Бог помилует, то государства своего достигнете и на нем утвердитесь, а я благословляю вас.

Ты, сын мой Федор, держи сына моего Ивана вместо меня, отца своего, и слушай его во всем. А ты, сын мой Иван, держи сына моего Федора, своего брата младшего, без обиды и будь ему во всем вместо меня.

Благословляю сына моего Ивана крестом животворящего древа большим цареградским. Да сына же своего Ивана благословляю крестом Петра-чудотворца, которым чудотворец благословил прародителя нашего, великого князя Ивана Даниловича, и весь род наш. Да сына же своего Ивана благословляю царством Русским, шапкою мономаховскою и всем чином царским, что прислал прародителю нашему, царю и великому князю Владимиру Мономаху, царь Константин Мономах из Царьграда. Да сына же своего Ивана благословляю всеми шапками царскими и чином царским, что я добыл,— и посохами, и скатертью, по-немецки центурью [46].

Да сына же своего Ивана благословляю царством Русским, чем меня благословил отец мой, князь великий Василий, и что мне Бог дал. Даю ему город Москву с волостями и станами, с путями, с селами, с дворами гостиными и посадскими, с таможенной пошлиной, с мытом, с торгами, с лавками, с дворами гостиными, со всеми пошлинами, с Добрятинским селом и пасекой, с Васильцовым престолом, с податными людьми и родственниками.

Да ему же даю село Сомчинское с городскими дворами и с Самсоновым лугом да село Воробьево с Владимирским, с Семеновским, с Воронцовым, с Кадашевым и с деревнями, как было при мне.

Да ему же даю село Аминево да село Хорошово со всем, по тому, как было при мне.

Да ему же даю на Сетуне село Волынское с деревнями, со всем, по тому же, как было при мне.

Да ему же даю село Воронцово с городскими дворами по обе стороны реки Яузы, с мельницами, как было при мне, да монастырь Лыщиков с дворами.

Да ему же даю слободку Калычевскую с лугом, что было за дядею моим, за князем Андреем Ивановичем, и за сыном его, за князем Владимиром Андреевичем, да села у Москвы Сараево, Единское, Карташево, Ясенево да под Москвою же, что променял князю Владимиру Андреевичу, село Собакино и село Туриново.

Да сыну же моему Ивану даю Замосковские волости, что были за дядею, за князем Андреем Ивановичем, и за сыном его, за князем Владимиром Андреевичем,— волость Раменейцов, волость Загарье, волость Кунье, волость Вохна, волость Ена, волость Гуслицы, волость Гжель с селами пошлинными [47], которые в тех волостях.

А сын мой Иван [пусть] держит на Москве большого своего наместника, по старине, как было при отце моем, при великом князе Василии Васильевиче всея России, и как было при мне. А другого наместника держать на трети князя Владимира Андреевича Донского на Москве же. Которые мои дворы на Москве, внутри города и в посадах, и сады мои все, и пустые места по посаду, [которые] за моими боярами и князьями, за детьми боярскими, за дворянами моими, за приказными людьми, за конюхами и за моими мастерами, и слободы стрелецкие, и ямские слободы,— те все сыну моему Ивану. А у кого будут из бояр, князей или детей боярских [дворы] внутри города, на Москве, за городом и на посадах дворовых, и вотчинные, и купчие вотчинные, или у кого будут грамоты жалованные на дворы отца, великого князя Василия Ивановича, то сын мой Иван [пусть] в те их дворы не вступает.

А волости Московские — Рогожь, Вори, Корзенева, Шерна-город, Сулешино с Новым селом — сыну же моему Ивану. Да ему же волость Сурожик да Лучинское и Радонеж с волостями, с путями, с селами и всеми пошлинами да треть Мушкова с мытом Лопским.

Да сына же своего Ивана благословляю своими великими княжествами, чем меня благословил отец мой, князь великий Василий Иванович. Да ему же великие княжества: город Владимир с волостями, с путями, с селами, со всеми пошлинами, с Муромским сельцом, с Шатуром, с Колужским, с Вышелесом и Островом, с волостью Крысинским и со всем, по тому, как было при мне.

Да сыну же моему Ивану даю к Владимиру в Стародубе и в Ряполове Стародубских князей вотчины, которые остались за мною у князя Михаила Воротынского: село Антиохово, село Воскресенское, село Новые Заменки, что было князя Федора да князя Ивана Гундоровых, село Старые Меховицы, что было Романа Гундорова, село Могучее, что было князя Ивана Пожарского-Меньшова [48], село Воскресенское, что было князя Никиты Тулупова, село Серицы, село Татарово, что было князя Петра Шарапова-Ромодановского, село Троицкое, село Фалеево, что было князя Тимофея да князя Ивана Пожарских, село Андреевское, что было князя Василия Коврова, село Рождественское, деревня Каменное, три села Васильева, что были князя Ивана князя Семенова сына Пожарского, деревня Ковернев и иные деревни, что были князя Ивана князя Андрея сына Коврова, село Нестеровское, что было князя Ивана Меньшова князя Ивана сына Кривозерского, село Александровское, село Устиновское, село Овсяниково, что было князя Андрея Кривозерского с братией, село Хряпово, село Мицыно, что было князя Федора Ромодановского, село Матвеевское, село Яблонцы, что было князя Михаила Ромодановского, село Татарово, село Никольское, что было князя Афанасья Нагаева, село Пантелеево, что было княгини Марьи князя Андрея Стародубского, село Сороки, село Кувено, что было княгини Евфросинии князя Семена Стародубского, село Амелева, что было князя Никиты Стародубского, половина села Рамадонова, что было князя Ивана Ромодановского, село Дмитриевское, что было княгини Федосьи Пожарской с детьми, село Кочергино, что было князя Ивана Пожарского, село Голобоково, деревня Скореково, что было княгини Марьи князя Бориса Пожарского и сына ее князя Михаила, село Лучки с деревнями, что было княгини Марьи князя Петра Пожарского да княгини Федосьи князя Семена, дочери Мезецкого, село Осипово, что было князя Василья Осиповского, село Палех, что было князя Дмитрия детей, Палецкого, село Юрьевское, село Залесье, что были князя Никиты да князя Амы Гундоровых, да села другие все вотчин, что были Семена Образцова.

Да сыну моему Ивану даю город Коломну с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

Да ему же даю город Каширу, с Заречьем, со всеми пошлинами, с волостями за Окою-рекою: Тешилово, Ростовец, Рославль, Венев, Мстиславль и иные места по Рязанский рубеж с путями, с селами, со всеми пошлинами, с Ельцом и со всеми Елецкими землями.

Да сыну моему Ивану даю город Серпухов с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

Да ему же даю город на Плаве и на Солове со всеми полевыми [49] вотчинами и со всем, что было в нем со старины.

Да сына же своего Ивана благословляю, даю ему великое княжество Рязанское: город Переяславль Рязанский, город Старая Рязань, город Ряской, город Данков и треть всю, со всеми пошлинами, с волостями, с селами, с путями и со всеми полевыми отхожими вотчинами, как было при мне.

Да сыну же моему Ивану даю город Мценск с волостями, с путями, с селами, со всеми пошлинами и со всеми полевыми отхожими вотчинами да город Белев, с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами. Да ему же даю треть города Мосальска князя Владимира Всеславича с волостями, с путями, с селами, с таможенной пошлиной и со всеми пошлинами, как было в этой трети со старины.

А князь Михаил Воротынский ведает третью Воротынска, городом Перемышль, городом Одоев Старый, городом Новосиль, Остров и Челну со всем, по тому, как было со старины, а Иван-сын в это к нему не вступает. А князья Одоевские, Оболенские, Воротынские, Трубецкие, Мосальские и их сыновья со своими вотчинами — сыну же моему Ивану, великому государству, служат все сыну моему Ивану. А [если] который из тех князей и иных детей отъедет от сына моего Ивана к сыну моему Федору или в иное место куда-нибудь, то их вотчины сыну моему Ивану.

Да сыну моему Ивану даю город Юрьев Волжский, Белгород, Городец с селами, с деревнями, с рыбными ловлями и со всеми пошлинами, как было при мне.

Да ему же даю город Романов на реке Волге. Держи его, сын мой Иван, за Ногайскими мурзами по тому, как было при мне. А [если] отъедут куда-нибудь или изведутся, то город Романов сыну моему Ивану.

Да сыну же моему Ивану даю город Можайск с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, с Щагощью, с Турьевым, с Ореховкой, с Могильным, с Мишенками, с Шатерью с Сулидовым, с Дмитровцом по обе стороны Угры и с иными местами, что к ним по повинностям [50], как было при мне.

Да сыну же моему Ивану даю город Вязьму и Козлов с волостями, с путями, с селами, со всеми пошлинами и со всем тем, что к Вязьме и Козлову и ко всем Вяземским местам по повинностям, как было при мне.

Да сыну же моему Ивану даю город Дорогобуж с волостями, с путями, с селами, со всеми пошлинами и со всем с тем, что к нему по повинностям, да волости Дорогобужские: Погорелое, Негомля, Хотумичи, Холм, Бятино, Прость, село Заобье, Водосы, Некрасово, Селечна, Кремянное, Редын по реке Уже, Устье, Костково, Рехты, Холмичи, Вышково, Василево, Еськино, село Климово, слободка Владычная в Юртове, село Путятино с деревнями, Игумново, Мстиславец, Ощитов, Жуличь, Мошкова Гора, Лучино Городище, Великое Поле, Лопатин, Копыл, Ужида, Ведро, Озерище и Сверчевы Луки со всем с тем, что к Дорогобужу и к этим волостям и селам по повинностям, как было при мне.

Да ему же даю город Белую, с волостями, с селами и со всеми пошлинами, как было при мне.

Да сына же своего благословляю, даю ему великое княжество Смоленское, город Смоленск, с волостями, с путями, с селами, со всеми пошлинами и со всем с тем, как было при мне и как писано в мирных грамотах с Жигимонтом-Августом королем.

Да сыну же моему Ивану даю город Переяславль с волостями, с путями, с селами, со всеми пошлинами и с Солью, с волостью Серебро, и с Ражественным, и с Бускутовым и с Пенковых князей вотчиною, что в Переяславском уезде, да село Перевятино, да село Горы с деревнями.

Да сыну же своему Ивану даю город Юрьев Польской с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

Да ему ж даю город Дмитров с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

Да ему же даю город Боровск, с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

А что пожаловал царевича Муртазалея, во крещении Михаила, Кобулина сына Ахкибекова, городом Звенигородом, то по тому же, как был Звенигород за царем Симеоном казанским. Сын мой Иван [пусть] держит за ним Звенигород, по нашему жалованью. Да [пусть] служит царевич Муртазалей, во крещении Михайло, сыну моему Ивану, а [если] отъедет куда-нибудь, то город Звенигород сыну моему Ивану.

Да сына же своего Ивана благословляю, даю ему Пошехонье со всеми волостями, с путями, с селами, с Рыбною слободою, с Борисоглебской волостью, что на реке Волге против Романова города, с Пошехонским уездами и пошлинами с пошлинными деревнями со всеми пошлинами и доходами, со всем, по тому, как было при мне.

Да сыну же моему Ивану даю город Вологду с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, как было при мне, да с Заозерьем с Кубаною с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, и Пенковых князей вотчину в третях с Заозерским, да к Вологде село Даниловское из Костромского уезда, по межам.

Да ему же даю город Устюг с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, и Соль Вычегодскую, Вычегду, Вымь, Удому, Сысолу со всеми их местами, да в Заволоцкой земле Ростовщину, Пинегу, Керчму, Пермские, Мезень, Немью, Пильи горы, Пенешу, Выю, Тому, Кур-Горы, Еласкую Гору на Ваге со всем, Онтаков перевар, Карыалской остров, Шалга-Гору, Корчалу, Суру Поганую, Лавелу с иными местами, что к тем местам по повинностям, да Югру по Печеру, Великую Пермь со всем с новыми городками, с солями и со всеми пошлинами, как было при мне.

Да сыну же моему Ивану даю город Галич с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, с Кужейкою, с Чухломою, со всеми городками, что в Галицком уезде, солями и со всем, что к Галичу, к Чухломе и к Унже по повинностям.

Да сына же своего Ивана благословляю великим княжеством Нижегородским, даю ему Новгород Нижний с волостями, с путями, с селами, со всеми пошлинами, с мордвой, с черемисами да город Балахну с Заулусою, с таможенной пошлиной и со всеми пошлинами, как было при мне, да город Василь на Суре, с мордвой, с черемисами и со всеми пошлинами. Которые села в Нижнем Новгороде и на Балахне за мурзами, за князьями, за кем-нибудь, то все сыну моему Ивану.

Да ему же даю город Муром с волостями, с путями, со всеми пошлинами, с мордвой и с черемисами, что к Мурому по повинностям.

Да ему же даю город Мещеру с волостями, с селами и со всем тем, что к ней со старины по повинностям, с Кошковым, Кадом, Темниковым, Шацким городом, со всем. Князья мордовские со всеми их вотчинами сыну моему Ивану.

Да ему же даю город Курмыш да город Алатор на Алаторе с волостями и со всеми пошлинами, и князей мордовских с их вотчинами, с черемисами и со всеми уездами и угодьями, что к тем городам по повинностям.

А что к тем городам я сажал детей боярских на Диком поле, те земли все сыну же моему Ивану, а вотчинникам владеть своим.

Да город Арзамас с мордвой, с черемисами и со всем, по тому, как было при мне. Да город Стародуб Ряполовской, волость Мошок, село Княгинино, что было за Воротынским, в Нижегородском уезде, да Фокино сельцо.

Да ему же даю город Белоозеро с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

Да сына же своего Ивана благословляю, даю треть города Воротынска, с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

Да ему же даю город Городень с волостями, с селами и со всеми пошлинами, как было при мне.

Да ему же даю город Микулин с волостями, с селами, со всеми пошлинами да с князя Семена вотчиною Микулинского, которая не отдана.

Да сыну же моему Ивану даю Вятскую землю, города и волости со всем тем, что к ним по повинностям, и с [Ар]скими князьями, как было при мне.

Да сыну же моему Ивану даю города Северские: Новгород Северской, город Путивль, город Рыльск, Мглин, Драков, город Почап, город Карачев, волости и села тех городов, со всеми Северскими и Полскими угодьями и Тилскими угодьями, со всеми пошлинами, как было при мне. А Северские города, город Рослов, держи, сын мой Иван, со всем мирным грамотам с Жигимонтом-Августом королем.

Да сына же моего Ивана благословляю своею отчиною, великим княжеством Тверским.

Да ему же город Тверь с волостями, с путями, с селами, со всеми пошлинами и со всем, по тому, как было при мне, да город Клин с волостями, с селами, со всеми пошлинами, как было при мне, с Кашиным, что было за Одоевским. А которые князья служилые в Московской и в Тверской земле, те князья [пусть] служат сыну моему Ивану, а вотчины свои держит, как при мне было. А [если] кто [из] тех князей служебных отъедет куда-нибудь, тех князей вотчины сыну моему Ивану.

Да сыну же моему Ивану даю город Торжок с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

Да ему же даю город Ржеву Владимирову, обе половины, с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

Да сына же своего Ивана благословляю великим княжеством Новгородским, Новгородом, со всеми пятью пятинами, с пригородами и со всеми пошлинами. А пригорода Новгородские: город Иван, город Яма, город Копорье, город Орешек, город Ладога, городок Высокой, городок Доман, городок Курск, городок Порхов, городок Кошкин и городок Старая Руса.

А дал Великий Новгород с теми пригородами, со всеми волостями, с погостами, с путями, с селами и со всеми пошлинами, что не было при мне, к Великому Новгороду.

Да сына же своего Ивана благословляю городами, что поставил, с божьей волею, на Литовском рубеже: город Велиж, город Заволочье, город Себеж, город Попович на Невле, волость Поповскую всю. А даю ему те города со всем, как было при мне и как в мирной грамоте написано с Жигимонтом-Августом королем.

Да сыну же Ивану в Новгородской земле город Холм, Велико, Бунца, Лапостицы и с иными местами, с волостями, со всеми пошлинами и со всем с тем, что им по повинностям.

Сыну же моему Ивану даю город Луки Великие да город Невель, город Острое с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами. А Луцкие волости: Березу, Невель, Усвои, Ловце, Веснеболого, с иными волостями, с селами и со всеми пошлинами, как было при мне.

Да сыну же Ивану даю город Торопец, волости Торопецкие, Данково, Любуту, Дубну, Рожну, Туру, Бибиреву, Ставцову, Нежельскую, Плавицкую, Жижецкую, Озерскую, Казариновскую, со всеми пошлинами и со всем, по тому, как было при мне, по мирным грамотам с Жигимонтом-Августом королем.

Да ему же даю город Ржеву Пустую со всеми волостями и погостами, по тому, как было при мне.

Да сыну же моему Ивану даю Карельскую землю всю, город Корелу, с волостями, с путями, с селами, с погосты, со всеми пошлинами и со всем с тем, что к Карельской земли по повинностям, с Лопью, с дикою Лопью.

Да ему же даю Заволоцкую землю: Онего, Каргополе, все Поонежье, Двину, Вагу, Коншегу, Великой погост, Холмогоры и всю Двинскую землю, как было при мне.

Да сыну же моему Ивану даю город Псков со всеми Псковскими посадами и с пригородами: город Воронеж, город Дутсов, город Выборец, город Велье, город Врев, город Владимир, город Остров, город Красной, город Вышегородок, город Кобылье городище, город Изборск, город Опочка, город Гдов. А дал ему город Псков и те пригорода с волостями, засадами, с путями, с селами и со всеми пошлинами по тому же, как было при мне.

А что с божьей волей взял царство Казанское, я царством Казанским благословляю сына же своего Ивана, даю ему город Казань с Арскою стороною, с Побережною стороною, с Луговою стороною, со всеми волостями, с селами, с чувашами, с черемисами, с тарханами, с башкирами, с вотяками и со всеми их пасечными землями Волжскими и Казанскими, с рыбными ловлями, со всеми угодьями и со всеми пошлинами. А как мне Бог [дал] Казанскую землю, то что было со старины к Казанской земле — по повинностям, [как] при прежних царях.

А что с божьей помощью поставил город на Свияге и на Нагорной Чебоксаре поставил город, я городом Свияжским и городом Чебоксарским благословляю сына же своего Ивана, даю ему город Свияжский и город Чебоксарский, со всею Горною стороною, со всем чувашами, черемисами, мордвой, с их вотчинами, с рыбными ловлями и со всеми пошлинами, как мне Бог дал Горную сторону к Свияжскому и к Чебоксарскому городу.

А что с божьей помощью взял царство Астраханское, я царством Астраханским благословляю сына же своего Ивана, даю ему город Астрахань, с торгами, с таможенными пошлинами и со всеми пошлинами, с езжими мочагами [51] и со всеми Астраханскими местами, со всем, по тому, как Астраханское царство прежние цари держали.

А что с божьей помощью взял города в Ливонской земле, город Юрьев, город Вельян, город Ругодев, город Ракобор, город Алыстр, город Кереветь, город Лаюс, город Новой Городок, город Сыренец, город Таврс, город Муков, город Порхов, город Кастер Новый, город Кастер Старый, город Адеж, которой на Ругадевской стороне, город Курелов, город Рынгол, город Ранден, город Конгод, город Кавлет, город Толшебор, город Кутушен, город Сабеи, город Долговыя, двор Занганц, двор Андопеито, был город Медвежья голова, я теми городами всеми, мызами, волостями, с селами, с озерами, с пристанями морскими, со всеми угодьями, с таможенными пошлинами, с весом, со всеми пошлинами тех городов благословляю сына же своего Ивана, со всем с тем, что к тем городам, волостям, селам, мызам по повинностям.

А что поставил в своей отчине, в Ливонской земле, город Говью на реке на Говье, я тем городом Говью с волостями, с мызами, со всем уездом, что было в Говье, благословляю сына же своего Ивана. [Пусть] держит сын мой город Говью со всем уездом к своей отчине Юрьеву Ливонскому.

А что пожаловал голдовника [52] своего, короля Арцымагнуса, в своей отчине, в Лифляндской земле, городом Полчевым и иными волостями с селами, [в том] грамоту жалованную на город Полчев, на волости, на села дал королю Арцымагнусу. [Пусть] сын мой Иван за своим голдовником, за Арцымагнусом королем, город Полчев, волости, села держит по нашей жалованной грамоте, [пусть] служит король Арцымагнус сыну моему Ивану. А [если] отъедет куда-нибудь, город Полчев, волости, села, что были пожалованы королю Арцымагнусу, сыну моему Ивану.

А что дал королю Арцымагнусу в заем пятнадцать тысяч пятьсот рублей денег в московское число, то в тех деньгах король Арцымагнус заложил у меня в Ливонской земле города: город Владимирец, город Ворну, город Прекат, город Смилтен, город Буртники, город Роин со всеми уездами, с селами, с мызами тех городов, сын мой Иван на короле Арцымагнусе те деньги, или за деньги города, которые в тех деньгах заложены, возьмет себе, а сыну моему Федору до того дела нет.

А что по божией воле взял у брата своего Жигимонта-Августа короля свою вотчину город Полоцк, я городом Полоцком с волостями с Полоцкими, с селами, с таможенными пошлинами, с весями, со всеми угодьями, со всем Полоцким уездом, что было со старины к городу Полоцку, я тем городом Полоцком со всем благословляю сына своего Ивана.

А что с божьей помощью поставил города в Полоцком повете, город Сокол на реке на Дрыси, да город Копье, я теми городами благословляю сына же своего Ивана, со всеми волостями, что к тем городам по повинностям [53].

А что с божьей помощью взял у брата своего Жигимонта-Августа короля, город Озерище да к Озерищу волость Усвят, то я в Усвятской волости поставил город Усвят. Я городом Озерищем и городом Усвятом со всеми их волостями, уездами, с селами и с угодьями благословляю сына же своего Ивана, со всем тем, как было в тех городах со старины. [Пусть] держит сын мой Иван то все по мирным грамотам с Жигимонтом-Августом королем.

А что отец наш, князь великий Василий Иванович всея России, написал в своей духовной грамоте брату моему, князь Юрию, город Углич и все поле с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, с Холопьем, что торг на Мологе, да город Бежецкой Верх с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, да город Калугу с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, да город Ярославец Малый с волостями, с путями и со всеми пошлинами, с Суходровью, да город Кременск с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, да город Медынь, Мещерск с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, да Опаков на Угре со всем, да волости на Угре, Товарков, Конопнарь и иные волости по Угре, что были даны князю Василию Шемечичу да князю Василию Стародубскому. Да ему же отписал село у Москвы Озерецкое Старое, село Озерецкое Новое, с деревнями и со всеми прикупами, да село Черкизово с деревнями, что куплено у Петровых детей Яковлева Захарьина, с прикупными селами, с прибавочными становыми деревнями, да сельцо Напрудное с городскими дворами и с посадскими. А [если] божия воля коснется, Юрия-брата в живых не будет и не останется у него ни сына, ни внука, ту вотчину всю, его удел, отец, князь великий Василий, отписал в своей духовной грамоте мне, великому государю. Божия воля сталась, брата моего, князя Юрия, не стало в живых, и ни сына у него, ни внука, ни дочери не осталось. Я из того брата своего удела благословляю сына своего Ивана городом Бежицким Верхом с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, да городом Калугою, с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, да городом Малым с волостями, с путями, с селами, всеми пошлинами и с волостью Суходровью, как было прежде сего, да городом Медынью с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, да волостями Апаковыми на Угре, со всем, по тому, как было прежде сего, да волостями же Таварковым, Конопкою, иными волостями по Угре, что были за князем Василием за Шемячичем и за князем Василием Стародубским, да селом Черкизовым под Москвою, кроме Черкизовской мельницы и одиннадцати деревень, которые к мельнице приписаны.

А что по отца своего духовной грамоте и по брата своего, князя Юрия, приказу пожаловал брата своего, князья Юрия Васильевича, княгиню Ульяну да свою невестку, дал ей на прожиток до ее смерти город Кременск с волостями, с путями, с селами, со всеми пошлинами, с ямскими, с приметными деньгами, с кормлеными откупными деньгами, со всеми наместничьи доходы, что было доходов прежде того, да городом Устюжною Железною, посадом, с деревнями, которые приписаны к посаду, с ямскими, с приметными деньгами, с кормленными окупы, да в Углицком уезде волостью Кадкою, с ямскими и с приметными деньгами, со всякими доходами той волости, да Подмосковными селами, селом Пузяевым с деревнями, селом Белым Ратом с деревнями, да деревнею Наузоловым, иными деревнями, которые с Наузоловым приписаны были деревни к селу Озерецкому, да княгине же Ульяне дал мельницу на реке Клязьме, у села Черкизова, да одиннадцать деревень, которые приписаны к той мельнице, да княгиню же Ульяну пожаловал на Угличе дворцовыми селами, сельцом Зеленцовым с деревнями и селом Никольским Ждановым с деревнями, то сын мой Иван [пусть] держит за нею те города, волости, села до ее смерти, а после ее смерти город Кременск с волостями, с волостью Вешками, сыну моему Ивану, великому государству, а село Черкизова мельница и к ней одиннадцать деревень сыну моему Федору, к селу Черкизову.

А что благословил брата своего, князя Юрия, сверх его удела городом Брянским, я тем городом Брянским благословляю сына же своего Ивана, с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, как было со старины. А село Пузяево с деревнями, село Белый Раст с деревнями да деревня Наузулово и которые деревни приписаны к Наузолову, сыну моему Федору к сельцу Озерецкому. Устюжна Железопольская, волость Каргка, села, которые в Угличском уезде, село Никольское Жданово с деревнями, сыну же моему Федору, к Угличу.

А что по отца своего духовной грамоте и по брата своего, князя Юрия, приказу дал жене его, княгине Ульяне, вотчину впрок, в Угличском уезде село Хороброво с деревнями да село Красное с деревнями, грамоту жалованную на те села и деревни, по нашей жалованной грамоте вольна она отдать по душе, продать, поменять или, буде захочет, роду своему отдать. А сын мой Иван и сын мой Федор в те у ней два села [пусть] не вступаются, по сей нашей жалованной грамоте.

Да сына же своего Ивана благословляю городами и волостями, что были дяди моего, Андрея Ивановича, и сына его, князя Владимира Андреевича, городом Вышегородом на реке на Петрове, с волостями, с селами, со всеми пошлинами и с дворцовыми селами, да в Можайском уезде волостью Алешнею Воскресенским да волостью Петровскою, с селами, с деревнями, с починками, со всеми угодьями, с дворцовыми селами, что в тех волостях, со всеми доходами, да городом Старицею с волостями, с путями, с селами, со всеми пошлинами, с волостями Холмом и Погорелым Городищем, с волостью Синею да городом Алексиным, с Волконою, с волостями, с путями, с селами, со всеми пошлинами, да городом Вереею, с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

А что дал князю Владимиру Андреевичу в мену, против его вотчины, городов, волостей и сел, [то те] города, волости и села князь Владимир передо мною преступил. Те города, волости и села сыну моему Ивану да князя Владимира сына, князя Василия, дочери, смотря по настоящему времени, как будет пригоже.

А сына своего Федора благословляю крестом золотым с мощами Ивана Грязнова.

Да сына же своего Федора благословляю, даю ему город Суздаль с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами да город Шую, с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

Да ему же даю город Кострому да город Плесо с волостями, с путями и со всеми пошлинами.

Да ему же даю город Любим, город Буй, город Судиславль да город Нерехту с Солями, Большею и Малою, со всеми их волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, как было при мне.

Да сына же своего Федора благословляю, даю ему город Ярославль с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами. А князьям боярским ярославским и детям боярским ярославским со своими вотчинами, купленными у сына моего Федора, не отъезжать к сыну моему Ивану и никуда. А [если] кто отъедет от сына моего Федора куда-нибудь, земля их сыну моему Федору. А [если] служат у него, он в их земли и земли жен и детей не вступается.

А которые вотчины взял у князей ярославских, те вотчины сыну моему Федору. Сын мой Федор в том волен: хочет [ли] те вотчины за собою держать, хочет [ли] отдать. А у которых князей ярославских их вотчин не брал, сын мой Федор тех вотчин [пусть] не отнимает у их жен и у детей их. А [если] отъедут к сыну моему Ивану или еще куда-нибудь, те вотчины сыну моему Федору.

Да сыну же моему Федору даю город Козельск и Серенеск с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

Да ему же даю город Серпейск да Мценск с волостями, с путями и со всеми пошлинами.

Да сына же своего Федора благословляю, даю ему город Волок Ламской с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

Да сыну же моему Федору даю село из Москвы, село Крылецкое с деревнями, село Татарово с деревнями, село Сорочино с деревнями, Романцово с деревнями, что причислены от становых деревень, село Озерецкое Старое, село Озерецкое Новое с деревнями и с причисленными деревнями, что причислены от остаточных деревень, сельцо Кузяево, сельцо Белый Раст и Наузовские деревни, которые списаны с Наузовской деревней, те села и деревни сыну моему Федору, к селу Озерецкому.

Да ему же даю сельцо Напрудное с городскими посадскими дворами, а [по] которые места дал ему те дворы, я дал тому список за своею печатью и за дьяка своего приписью.

Да сыну же моему Федору даю в Суздале село Быково, что было князя Ивана Мстиславского, волость Коряковскую со всеми деревнями, с починками, с рыбными ловлями, село Лопатниче, Борисово, полсела Гориц, две трети села Тернеева с приселками, с деревнями, с починками, что были князя Александра Горбатого, да волость Турех с деревнями и с рыбными ловлями.

А что дал сыну моему Федору казны своей, то писано в казенном списке.

А бог даст мне сына с женою моею Анною, я ему благословляю город Углич, Устюжную, Холопью с волостями, с селами, с двумя селами, которые даны старице Александре князя Юрия Васильевича, с данью к Угличу.

Да ему же даю город Кашин с Задубровскою слободою и Славковым, со всеми волостями, с селами и со всеми пошлинами.

Да ему же даю город Ярославец с волостями, с селами и со всеми пошлинами.

Да ему же даю город Верею, с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

А бог даст мне с женою своею с Анною дочерь, я ее благословляю, даю город Зубцов с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами.

Да ей же даю Опоки, Хлепен, Рагачев, с волостями, с селами, с путями и со всеми пошлинами.

Да ей же даю подмосковные села, село Митрополичье, что было Михаила Тучкова, село Елдегино, что было Юрия Шеина, село Симоновское Васильевское Шеина, село Кленки, Услюмовское, Данилово, село Ивановское, Брюхово, село Супонево, Сафаринское Ивана Сафарина, село Давыдовское Дмитрия Яковлева сына Давыдова, со всеми деревнями и с угодьями.

Да благословляю жену свою Анну, даю ей город Ростов с волостями, с путями, с селами и со всеми пошлинами, да под Москвою — село Алешня, село Болтино, село Астанково, с приписными деревнями, что приписаны от черных станов и поместных, да в Ярославле вотчина Суцких князей, село Сутки, село Щулепово, село Болонино, село Мартемьяново, село Борниское, село Новое, село Кривцово, с деревнями, с починками, что было княгини Аграфены Суцкой, да в Юрьеве Польском село Городище Мстиславле, село Флолищево, село Сенмское, село Елохово, с деревнями и со всеми угодьями, да тремя третями Заозерских Пенковых вотчиною со всеми деревнями и угодьями.

А что дал жене своей и детям своим казны своей, то писано в казенном списке.

А что отец наш, князь великий Василей Иванович всея России, пожаловал князя Федора Мстиславскаго, что я придал сыну его, князю Ивану, сын мой Иван в ту его вотчину и его детей не вступается. А [если] отъедет куда-нибудь, та вотчина сыну Ивану.

А что пожаловал князя Михаила, князя Василия сына Львовича Глинского, вотчиною, сын мой Иван у князя Михаила сына, у князя Ивана, и у его детей не вступается ничем. А буде куда-нибудь отъедет, та вотчина сыну моему Ивану.

А что пожаловал Романову жену Юрьевича и ее сына Никиту волостями с селами, сын мой Иван в ту вотчину, ни у них детей, не вступается. А которые у них волости и села будут в сына моего Федора уделе, сын мой Федор по тому же в ту вотчину не вступается, по сей моей духовной грамоте.

А что пожаловал князя Михаила князя Ивана сына Воротынского старою его вотчиною, городом Одоевым, городом Новасию да городом на Черни, я ту вотчину взял на себя, а князю Михаилу дал вместо нее вотчину — город Стародуб Ряполовской, в Муромском уезде, в Зовском стану, волость Мошок, в Нижегородском уезде село Княгинино с деревнями да на реке на Волге Фокино селище. [Пусть] ведает той вотчиной князь Михаила по меновым грамотам, по тому же, как ведал своей вотчиной. [Пусть] служит он и дети его сыну моему Ивану, а сын мой Иван в ту его вотчину и его детей не вступается, а [если] отъедет куда-нибудь, та вотчина сыну моему Ивану.

А город Озерище со всеми пригородами, которые поставил на Полоцком, на Озерецком повете, с Усвятом, сыну моему Федору со всем, по тому, как писано в сей моей душевной грамоте, сыну моему Ивану [54]. А удел сына моего Федора ему же, великому государству.

А что учинил опричнину, это на воле детей моих, Ивана и Федора: как им прибыльнее, [пусть] чинят, а образец им учинен готовый.

А ныне приказываю свою душу и сына своего Федора отцу своему, богомольцу Антонию, митрополиту всея России, да тебе, сыну своему Ивану.

А ты, сын мой Федор, сына моего Ивана, своего брата старшего, слушай во всем и держи его вместо меня, отца своего, государства его под ним не подыскивай. А начнешь ты, сын мой Федор, под сыном под Иваном государство его подыскивать или начнешь с кем-нибудь связываться на его лихо, тайно или явно, или начнешь на него кого поднимать, или начнешь с кем на него союзничать, тогда по евангельскому слову, Федор-сын: если кто не чтит отца или матерь, смертью да умрет.

А кто сию мою духовную грамоту порушит, тому судья Бог, не будет на нем моего благословения.

А у сей моей духовной грамоты сидел… [текст обрывается]


[1] Ис. Нав. 6.
[2] Багряный — цвет императоров Византии.
[3] Левит — иудейский священник.
[4] Быт. 4, 23-24.
[5] Быт. 27.
[6] Быт. 35, 22.
[7] Выделенные серым цветом места вставил какой-то болван-переписчик, не понимавший синтаксических связей.
[8] Проповедь «во вратах» — Иер. 7, 1-2; Пс. 9, 15. Это предложение, как говорится, реминисценция.
[9] Это предложение откуда-то выдернуто и вставлено сюда, да еще, вероятно, искажено. Переписчик не мог его сочинить, так как в нем очень сложное древнее согласование: «лучше бо ту куповати, паче злата и сокровища многа, честнейшии же суть камения многоценна, все честное недостойно ея есть» — местоимение указывает на инфинитив как на существительное. Такое указание на инфинитив встречается, например, в записках Мономаха и в Слове о полку Игореве, только в среднем роде, см. ст. «Имперфект». Во времена Ивана Грозного такое отношение уже не употреблялось, но он нечто подобное употребляет чуть ниже: «Се заповедаю вам, да любите друг друга, и бог мира да буди с вами. Аще бо сия сохраните, и вся благая достигните». Подобное встречается в Евангелиях, причем в том же контексте: «Сия есть заповедь моя, да любите другъ друга, якоже возлюбихъ вы: болши сея любве никто же имать, да кто душу свою положитъ за други своя, Ин. 15, 12 — 13, т.е. моей любви, указание сея идет на сказуемое первого лица возлюбихъ или, может быть, на сказуемое любите.
[10] Притчи 8, 15.
[11] Пс. 26, 10.
[12] Пс. 74, 8-9: «Яко Богъ судия есть: сего смиряет, и сего возноситъ. Яко чаша в руце господни, вина нерастворена исполнь растворения, и оуклони от сея въ сию», т.е. рукой чашу наклонил, налил вина. В тексте же грамоты: «понеже бо вся в руце господеви, яко чаша уклони от сия, в сию смиряет, а сего возносит, никто же бо приемлет честь от себе, но званный от бога».— Впечатление такое, что умалишенный переписывал, да еще и публикаторы знаки препинания коварно расставили, окончательно все запутав.
[13] Мф. 18, 20.
[14] В тексте «трилакотна гроба», каковое выражение нельзя связывать с мерой длины локтем, т.к. слишком мал гроб такой для человека, менее полутора метров.
[15] Лк. 12, 16-20.
[16] 1 Кор. 13, 4-8: «Любы долготерпитъ, милосердствуетъ, любы не завидитъ, любы не превозносится, не гордится, не безчинствуетъ, не ищетъ своихъ си, не раздражается, не мыслитъ зла, не радуется о неправде, радуется же о истине, вся любитъ (покрываетъ), всему веру емлетъ, вся оуповаетъ, вся терпитъ. Любы николиже отпадаетъ…»
[17] 1 Тим. 5, 8.
[18] Мф. 15,4; Мк. 7, 10: «Иже злословитъ отца или матерь, смертию да оумретъ».
[19] В тексте «гоните» вм. «годите». Это распространенное выражение — «годити Богу», но не догматам.
[20] Мф. 25, 1-13. Очень близко к тексту. Этот отрывок, видимо, переписан из Евангелия.
[21] В грамоте «стезався с ними словесы». В Евангелиях «и стязася с ними о словеси». Стязаться на церковном языке значит спорить, состязаться.
[22] «Принесе» в Евангелиях и в грамоте. В Синодальном переводе неверно — принес. На церковном языке приношение — это дар. У Брянчанинова, например, есть книга «Приношение современному монашеству». Так же было и в быту: «нос» значило подарок, приношение, подношение. Если, например, просителю не удавалось всучить чиновнику взятку, то он оставался с носом.
[23] Мф. 25, 14-30. Изложено близко к тексту, но конец скомкан.
[24] В тексте ахинея: «яко иже глаголет, бывает, яко речет».
[25] Мк. 11, 24-25.
[26] Мф. 24, 35; Мк. 13, 31; Лк. 21, 33.
[27] Мф. 24, 35-36; Мк. 13, 31-32.
[28] Мк. 13, 35-36.
[29] Мк. 10, 42-45.
[30] Совершенно бездумно переписано — видимо, надоело переписывать. Мк. 8, 38: «…егда приидетъ во славе отца своего со аггелы святыми». Лк. 9, 26: «…егда приидетъ во славе своей и отчей и святыхъ аггелъ».
[31] В грамоте «даяти во време житомерие». В Евангелии: «даяти во время житомерие», Лк. 12, 42. В Синодальном переводе: «раздавать им в своё время меру хлеба». Нет, слово мера имеет к слову житомерие то же самое отношение, что слово род к слову плодородие. В последнем слове имеется в виду отнюдь не выражаемый вторым корнем объект — род плодов, а качество первого корня, выражаемое вторым,— обилие плодов, урождение их. Соответственно, житомерие осмыслим как умеренность жита, мерность, измеренность, мера. В буквальном переводе, получим, стало быть: подавать вовремя умеренность жита. Это явная ахинея, которую легко можно исправить по смыслу: подавать во время житомерия (умеренности жита, бедности). Равно и на греческом языке, под влиянием которого у нас и явилось это чудовищное слово: σιτομέτριον значит не мера хлеба, как пишут впопыхах, а хлебная умеренность (μέτριον). Μέτριον относится к μέτρον (метр, мера) так же, как мерие к мера. И.Х. Дворецкий дает за словом метрион, в частности, значение «умеренное количество» — «μετρων δεσθαι Her. просить немногого» (Геродот), что вполне согласно со сказанным выше. Соответственно, на греческом языке здесь тоже должен быть родительный… И хотя ν καιρ определенно значит вовремя, за словом καιρός есть не только это значение, но и время, пора. Как хотите, не хотите, а не может быть здесь этой ахинеи — «подавать меру хлеба» или «умеренное количество», все равно. Ну, с чего бы это Христос раздавал хлеб? Наверно, имеется в виду духовная помощь…
[32] В Евангелиях «растешетъ его», Лк, 12, 46, т.е. рассечет.
[33] В Евангелии «неведевый же, сотворивъ же достойная ранамъ (ранам, побоям), биенъ будетъ мало, Лк. 12, 48.
[34] Лк. 12, 48.
[35] Лк. 14, 16-24.
[36] Так в тексте, «в суботу», а неделя — это седмица.
[37] Лк. 18, 10-14.
[38] Мф. 22, 21; Мк. 12, 17; Лк. 20, 25.
[39] Ин. 3, 17-21.
[40] Ин. 12, 26.
[41] Ин. 14, 15-17.
[42] Ин. 14, 23.
[43] Ин. 17, 1-10.
[44] Ин. 17, 14-26.
[45] «Господие, правду и оуравнение рабомъ подавайте, ведяще, яко и вы имате господа на небесех», Кол. 4, 1.
[46] Вероятно, по-латински — мантильей, мантией, скатертью буквально, т.к. собственно скатерть к царскому чину (причиндалам) вроде бы отношения не имеет… Центурия же по-латински — это военный отряд. Может, перепутал за делами-то царскими?
[47] «подъесными», т.е. подъездными, от вида пошлины.
[48] М.б. меньшего.
[49] «польскими».
[50] «потягло».
[51] «с езжыи, с мочаги».
[52] Польск. holdownik, вассал.
[53] «потянет».
[54] Так в тексте, не ясно, кому, Федору или Ивану.

Зову живых