На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Надпись на чаше из клада в Надь-Сент-Миклош

Дм. Добров • 14 августа 2011 г.
  1. История
  2. Исторические документы

В 1799 г. в венгерской деревне Надь-Сент-Миклош был найден клад из драгоценной посуды — семь кувшинов, одиннадцать чаш, два бокала, два кубка и рог. Поскольку же тысячелетие назад это была территория Аварского каганата, клад сочли аварским. Найденная посуда содержит несколько кратких надписей, выполненных уникальной азбукой и потому не читаемых, но одна из надписей выполнена по-гречески, а вторая — греческой азбукой на неизвестном языке, сходном с тюркским, т.е., как многие думают, аварском:

ΒΟΥΗΛΑ : ΖΟΑΠΑΝ : ΤΕΣΗ : ΔΥΓΕΤΟΙΓΗ :

ΒΟΥΤΑΟΥΛ : ΖΩΑΠΑΝ : ΤΑΓΡΟΓΗ : ΗΤΖΙΓΗ : ΤΑΙΣΗ.


С учетом чтения греческих сочетаний ΟΥ, ΟΙ и ΑΙ звучит это приблизительно так:

БУЙЛА : ЗОАПАН : ТЕСИ : ДИГЕТИГИ :

БУТАУЛ : ЗОАПАН : ТАГРОГИ : ИТЗИГИ : ТЭСИ.

Следует добавить, что греческая буква вита, называемая бета только у католиков, соответствует нашей букве и звуку В, а звук Б этой буквой византийские греки обозначали лишь факультативно, никак его не отличая на письме от обычного употребления. Например, у нас в древнейшей летописи из греческих источников появилась чудесная страна «Вретанья», т.е. Британия. Отсюда ΒΟΥΗΛΑ может читаться как ВУЙЛА или даже ВОИЛА, если отбросить греческое правило чтения сочетания ΟΥ.

Кстати еще, буква ита (Η) у католиков называется эта, как и читается, например вместо игемон — гегемон, вероятно с прочитанным также придыханием (поди их разбери). Равно, например, и католическое имя Гомер правильно звучит, как ни странно, Омир (хотя имя это пишется со знаком густого придыхания, μηρος, т.е. правильно по-гречески оно будет читаться с огласовкой Х, как химера,— передавать его в иной язык лучше бы было без придыхания, как наши летописцы: «якоже Омир сказуеть»). Автором сего «новогреческого» диалекта является, кажется, Эразм Роттердамский, считавший себя величайшим гением, но сложилась эта система наверняка до него.

За исключением слова ЗОАПАН все слова в приведенной надписи — тюркского корня или очень похожие на тюркские, произведенные на основе тюркских корней. Отсюда делают вывод, что язык авар был тюркским, однако же принадлежность помянутого клада аварам весьма сомнительна ввиду слова ЗОАПАН, которое можно определить как тюрко-германское жупан, именно же болгарское. Образовано это слово, вероятно, германцами, т.е. дунайскими болгарами, от тюркского слова жус (сотня) и германского манн (человек). Последнее же в тюркской фонетике допустимо в форме бан или пан, звонко или глухо, все равно. Слово жусман можно перевести как сотник, но под словом жус может иметься в виду не только буквальная сотня, а еще и родовой разряд общества, например у казахов имеется три жуса. У нас слово сотня тоже используется для обозначения не только буквальной сотни, но и класса, например черная сотня.

Кажется, все без исключения славяне заимствовали тюркское произношение германского слова манн — пан, обозначив им господина, что тождественно, кстати, немецкому словоупотреблению: тюркское слово er (муж) вошло в немецкий язык с придыханием вроде греческого — Herr (мужчина, господин). Эта частность в числе прочего указывает на исходную языковую принадлежность славян к германцам и тюркам, см. ст. «Древняя Русь и славяне».

Безусловно, слово ЗОАПАН среди тюркских слов режет глаз. Поскольку же смысла оно не имеет, а слово жупан ни единому тюркскому языку не принадлежит, то от жупана в приведенной надписи хочется избавиться… Попытку избавиться от жупана предпринял О.В. Мудрак, получив следующий перевод на основе сопоставления с чувашским языком:

«Если князь, то в таком случае, как говорится, прославься!

А вот — чаша, то в таком случае, опрокинь и выпей!, как говорится»

Или

«Князь, следовательно, так сказать, веди себя достойно! (~ прославься!)

А вот — чаша, следовательно, опрокинь и выпей, так сказать».


Слово ЗОАПАН автор разделил на два — ЗО и АПАН, придав им, следующие значения: указательное местоимение «этот» и «значит, итак, следовательно, стало быть». Грубейшей ошибкой является, во-первых, использование указательного местоимения в качестве союза если — то (заявлено одно, но написано иное), а во-вторых, возникшая тавтология: то в союзе если — то значит то же самое, что и следовательно. Приведенное словосочетание «то в таком случае» невозможно ввиду его нелогичности, тавтологического характера. Кроме того, если сегодняшний русский язык с натяжкой допускает предложение без подлежащего и сказуемого, с одним лишь вторым именительным — если князь, где подлежащее и сказуемое восстанавливаются по смыслу из дальнейшего, то отсюда невозможно заключить, что некий дунайский или аварский язык допускал то же самое. Да, сказуемое в тюркском языке могло быть опущено в настоящем времени, как у нас, скажем в Енисейских надписях встречается что-то вроде кыркыз оглы бан (я сын киргиза), но чтобы и подлежащее, и сказуемое, да еще и без ясно выраженного союза? Вообще, удалить из предложения наряду со сказуемым первый именительный и оставить только второй — это грубейшее нарушение логики. Если даже подобное словоупотребление возможно в чувашском языке, то это явно под влиянием разговорного русского, а предполагать его в ином языке нет оснований. К тому же в чувашской реконструкции текста автор обошелся без искусственного ЗО, надуманного.

Поскольку слово ЗОАПАН не удалось логично увести от славянского жупан, то приведенную надпись следует считать не аварской, а болгарской. Авары не могли заимствовать у подчиненных им болгар социальную терминологию, так как обычно и постоянно бывает наоборот. Предполагать же не собственный болгарский характер слова жупан нет оснований. Соответственно, и прочие надписи на посуде клада из Надь-Сент-Миклош следует считать болгарскими, а не аварскими. Загадочные эти письмена, очень похожие на рунические, прекрасно, как мне кажется, соотносятся с германскими руническими памятниками.

О.В. Мудрак попытался также уйти в переводе от собственных имен Буйла и Бутаул, которые звучит в соединении с титулом столь же логично, как например сочетания «князь Боярин» и «князь Город». Все это полный абсурд, ужасающий:

По В. Томсену: «Зоапан Буйла приобрел чашу (τεσι, ταισι, тюрк. tepsi), эта чаша для питья (ιτζ-), которая была приспособлена зоапаном Бутаулом для подвешивания» (1917 г. и 1922 г.).


Там же.

Человека не могут звать Буйла, потому что это очень известный тюркский титул. От него происходит наше слово болярин, т.е. в истоке это было множественное число — бойлар (баи и паны), а использовалось оно, вероятно, в определениях как указатель на класс, например Тоньюкук бойла бага тархан — в болярах, из бояр, что укрепилось в титулах, словосочетаниях, наверняка из частого наименования в предложениях вторым именительным падежом, т.е. это, вероятно, признак письменной культуры. Слово это, как и слово бай, в принципе возможно в разных формах — буйла, бойла, бийла

Человека не могут звать Бутаул, потому что аул — это не человек, а место, как все знают. Подобные наименования — самое обычное дело, например Сартаул, как в «Сокровенном сказании монголов» назван Туркестан или его часть, от имени сартов. Корень же бут значит строить, т.е. Бут-аул значит некое застроенное место, точнее сказать нельзя. У славян тюркский корень бут воплотился в слове будовать, да и у германцев он есть, например английское build. У нас тоже есть слова этого корня: бут (рваный камень строительный), будка и даже будить — строить людей со сна. Тюркское же слово будун переведется не только как народ, но и как строй, военный строй, который при всеобщей воинской обязанности и кочевом образе жизни равнозначен народу.

Стало быть, в рассматриваемой надписи мы видим, что в начале строки, выделенной исследователями, идут два титула, буйла и жупан, а имени, которое должно бы стоять ранее титулов, нет и в помине. Поскольку же надпись идет по кругу, то рассмотрим на предмет обнаружения имени собственного последнее слово, ΤΑΙΣΗ.

В греческой азбуке не было замечательной библейской буквы шин (Ш), ни даже звука Ш в языке. Византийские греки обычно заменяли его на С, т.е. обозначали буквой сигма (Σ). Самым известным примером данной замены является библейское имя Рош, которое у греков превратилось в Рос, как они называли наших предков, по имени князя Рос из книги пророка Иезекииля (у нас в Библии тоже стоит Рос, это перевод более с греческого, чем с подлинника, хотя и сверенный). Отсюда слово ΤΑΙΣΗ может быть рассмотрено тоже как известнейший тюркский титул — тайши. Правда, придется отвлечься от регулярного чтения сочетания ΑΙ как Э, которое смысл имеет только в греческом языке. Ну, нам и требуется не греческое чтение, а тюркская этимология — предположительная, конечно, так как с неизвестного языка ничего перевести нельзя просто в принципе.

Древнетюркский словарь (Л.: Наука, 1969) дает следующее пояснение слову тайши:

TAJŠI [кит. (иероглифы) даши, dai-ši] 1. Старший наставник, учитель (ссылка); 2. знатный человек, именитый (ссылка).

Слово это в качестве титула можно встретить, например, в помянутом «Сокровенном сказании монголов». Точное значение этого титула едва ли теперь можно установить, но это, несомненно, титул. Впрочем, дальневосточные титулы едва ли соответствуют европейским вполне. Например, с тюркской точки зрения наше сочетание из сказки Иван-дурак тоже представляет собой титул при собственном имени.

Три столь разных титула подряд, «тайши буйла жупан», звучат столь же разумно, как известное сочетание гражданин-товарищ-барин, даже менее того, так как один титул из трех иностранный. Да и сочетание «буйла жупан», кстати сказать, звучит в точности так же дико, например сир болярин (сир — это был титул, в частности, французского короля, уместное обращение к нему; наверно, от французов он попал к британцам, англ. sir).

Отвлечемся пока от последовательности титулов и обратим внимание на несовпадение фонетического ряда в первой выделенной исследователями строке и второй: ΖΟΑΠΑΝ — ΖΩΑΠΑΝ и ΤΕΣΗ — ΤΑΙΣΗ. Буквой омега (Ω) обозначали тоже звук О, но более долгий, что, впрочем, относится к греческому языку, а не к данной надписи на некоем языке, не известном ныне. Возникает вопрос: если это одни и те же слова, то почему они записаны дважды в последовательности, как мы уже можем подозревать, явных однородных членов?

Неустойчивость орфографии можно объяснить неустойчивой еще письменной традицией, недавней, когда никто еще не знает, как правильно нужно писать в мелочах, и разными указанные сочетания отнюдь не представляются.

Исходя из смысла слова Бутаул, которое в последовательности титулов неуместно, мы вправе предположить, что как сочетание ΒΟΥΤΑΟΥΛ ΖΩΑΠΑΝ является титулом, отличным от ΖΟΑΠΑΝ, так и сочетание ΗΤΖΙΓΗ ΤΑΙΣΗ отлично от ΤΕΣΗ или ΤΕΣΗ ΔΥΓΕΤΟΙΓΗ. Словосочетание жупан Бутаула понятно в той мере, в какой мы вообще способны понять неизвестный этот язык — исходя из известных нам тюркских корней. Пока оставим его уточненное понимание, и пойдем далее.

Слово ΗΤΖΙΓΗ напоминает казанское по происхождению слово ичиги, как называются сапоги. Возможно, происходит оно от тюркского слова ики (два, оба), т.е. ичиг буквально означает парный, двойной. Занятно же то, что слово ΗΤΖΙΓΗ значит, возможно, тройной, от слова уч (три) в местном диалектном виде ич или иц. Отсюда сочетание ичиги тайши можно сопоставить со Св. Троицей, тройственный тайши (рода не было в тюркском языке). Это вполне уместно, так как рассматриваемая надпись выполнена как обрамление символизированного креста, да и надпись на греческом языке с иного сосуда из данного клада гласит, по уверению автора статьи, указанной в первой ссылке: «Христос через воду (крящения) успокой твоего чадо (раба) как освободи его (из греха)».— Это, вероятно, электронный перевод с болгарского — языка, близкого русскому по словарному составу и простого по синтаксису, почему и перевод статьи вполне читаемый. Уточнить же приведенный перевод греческого высказывания по указанной ссылке невозможно, так как текст на картинке разобрать невозможно. Ну, перевести пару слов с хорошо известного греческого языка нетрудно, так что сомневаться в компетентности переводчика оснований нет.

Таким образом, мы приходим к тому, что в обрамлении вокруг символизированного креста начертаны титулы божественные. Подтверждается это странным словом ΤΑΓΡΟΓΗ, которое можно связать с тюркским слово тенгри (небо), т.е. указанное слово, вероятно с ошибкой в предполагаемом окончании –иг, значит небесный. Ошибку же можно предположить из сходного слова ΔΥΓΕΤΟΙΓΗ, тоже с окончанием –иг в форме -ΟΙΓ. Может быть, в слове ΤΑΓΡΟΓΗ даже не пропущен звук Н в сочетании НГ, так как произношение, нам не известное, могло быть разным, в том числе с почти неслышным звуком Н в слове тенгри и даже совсем без него. Может быть также, что сочетание НГ правильно передавалось в соответствии с греческой орфографией двойной гаммой, ΓΓ, как в слове ангел, у нас в прошлом иногда называемый неправильно, аггел, а изготовитель чаши этого не знал и, сверяясь с образцовым текстом, просто опустил одну гамму как лишнюю. Возможно, сочетание ΤΑΓΡΟΓΗ ΗΤΖΙΓΗ ΤΑΙΣΗ значит один титул — небесная учительная Троица, хотя возможны здесь и два титула.

Исходя из назначения перечисленных в надписи титулов, мы можем уточнить смысл словосочетания жупан Бутаула, предположив, что Бутаул есть царство небесное или нечто в этом роде, община небесная, собранная, построенная, неестественная. Ну, понятно, ведь в царство небесное идет отбор, как учит христианство.

И остается не разобранным возможное сочетание ΤΕΣΗ ΔΥΓΕΤΟΙΓΗ. Первое слово можно, я думаю, считать равным слову ΤΑΙΣΗ, тайши, а второе похоже в основе на очень известное слово джигит, что значило на тюркском языке юноша. Слово же джигитиг будет значить прилагательное юношеский. Таким образом сочетание тайши джигитиг значит учитель юношества, юношеский.

Не вполне ясным остается окончание в словах ΔΥΓΕΤΟΙΓΗ, ΤΑΓΡΟΓΗ и ΗΤΖΙΓΗ, вероятно прилагательных с окончанием –иг, которым никакое дополнительное окончание вроде бы не требуется. Может быть, Η в данном случае — это глухой гласный, который подчеркивает звонкость конченого звука Г, не оглушаемого в произношении, но вполне возможно, что это словообразовательная черта, едва ли слишком значительная, способная поменять приведенный смысл тюркских слов.

Рассмотренные слова не являются в прямом смысле тюркскими — они лишь имеют тюркские корни, принадлежа не тюркскому языку, а тюркскому изводу болгарского. Аварским же этот язык счесть, повторю, невозможно совершенно.

Помимо слова жупан на болгарский язык указывает помянутый предположительный глухой гласный на концах именно тех слов, где он нужен с точки зрения древнерусского языка, оказавшего, несомненно, сильнейшее влияние на болгар, ставшего даже их литературным языком в собственном их изводе, может быть сначала — лишь христианским, как латинский у католиков. Разница же с католиками в том, что болгары, видимо, понимали русский, а большинство католиков латинский не понимало.

Стоит также отметить, что корень слова ΒΟΥΗΛΑ может быть не только тюркским, но и русским, вой, а самое слово воила, вполне русское, может означать в ряду божественных титулов воителя небесного. Это, конечно, фантастика, недоказуемое положение, но чем же еще и является перевод с неизвестного языка, давным-давно канувшего в вечность?

Зову живых