На сайте размещены статьи по русской истории, публицистика, философия, статьи по психологии, а также по грамматике русского и древнерусского языков, в частности – Слова о полку Игореве.

Дм. Добров

Воры и убийство Андрюши

Дм. Добров • 19 октября 2010 г.
Содержание статьи «Дело Бейлиса»
  1. История
  2. Громкие уголовные дела
  3. Европейские евреи
  4. Фальсификации истории
  5. Загадки русской истории
Убитый Андрюша Ющинский

Простившись с дегенератами, мы все-таки не можем пока отрешиться от их бредней: слишком много людей сбили они с толку своими слезливыми баснями. Желательно бы было разобрать теперь не шизофренические их версии и представления о мире, а самую возможность убийства мальчика представителями уголовного мира. Рассмотрение данного вопроса, возможности бытового убийства, поможет нам далее лучше осмыслить убийство ритуальное, хотя речь теперь пойдет о вещах, предельно очевидных и всем известных.

Прежде всего следует осознать, что целью любого бытового убийства является только убийство — воплощение своей ненависти или иной корысти. Никаких иных целей бытовое убийство не предполагает и предполагать не может. Да, множественные ножевые удары могут быть нанесены бытовым убийцей. Но в состоянии аффекта, патологической ненависти в данном случае, убийца наносит множественные удары с предельно возможной для него силой и беспорядочно, что обычно видно на трупе очень хорошо. Он не способен себя контролировать, он не может приподнять мальчику рубашку, чтобы точнее нанести удар в сердце (на рубашке не хватало отверстий); едва ли он даже помнит в аффекте, что у человека есть сердце. Андрюше же Ющинскому, даже если отвлечься от точечной изуверской наколки на виске, совершенно не нужной бытовому убийце и невозможной в аффективном исполнении, удары были нанесены контролируемо, с разной силой (вероятно, разными людьми). Выше вы видели протокол вскрытия в части, например, ударов в сердце, где описаны поверхностные ранения. Хорошо, пусть били мальчика несколько «озверевших людей», но неужели же озверевший мужчина ударит столь слабо, что даже ребенку до сердца не достанет? Это немыслимо. Убийцу же, охваченного ненавистью или местью, но стеснительного словно юная курсистка, даже вообразить невозможно.

Во-вторых следует отметить, что бытовое убийство очень редко совершается с принципиальным выбором оружия и почти никогда с нарочно изготовленным для преступления оружием, примеры чему, я думаю, единичны даже в заказных убийствах, если вообще существуют. Серийные образцы вполне удовлетворительны, если у человека нет маниакальных или сверхъестественных запросов. В убийстве же Андрюши Ющинского использовано было совершенно необычное оружие, его даже определить не смогли, вот оно по профессору Оболонскому: «колющий предмет вроде швайки или стилета, сплющенно-четырехугольной формы с долотообразно отшлифованным с двух сторон концом», Дело Бейлиса. Т. I, стр. 18.— Это не колющий предмет, как поправил в судебном заседании профессор Косоротов, а колюще-режущий формально, с кромкой режущей буквально в несколько миллиметров (идеально колющим считается конусообразное острие — как у шила). Нельзя не признать, что подобное оружие очень удобно именно для источения из жертвы крови: в большой кровеносный сосуд им попасть трудно, даже если захочешь, но вместе с тем оно нанесет вполне достаточную для кровотечения рану. Это, так сказать, безопасное оружие — уберегающее даже от случайного поранения большого сосуда и резкого падения у жертвы кровяного давления с непредсказуемым исходом. Это оружие продляет жертве жизнь даже при нанесении множественных ударов. По строению данное оружие совпадает отнюдь не с воровской финкой из-за голенища, а с еврейским ритуальным холодным оружием для забоя скота, о чем не здесь, ниже.

В-третьих следует отметить, что убийство было совершено в совершенно невероятных для воров условиях: 12 марта при температуре воздуха чуть ниже нуля мальчик был вывалян в глине с кровью, см. протокол выше, а стало быть, убивали его в теплом помещении, где была глина (холодная глина не пристанет к коже — невозможно). При чем здесь воры? У них что, на малинах склады глины были для изготовления кирпичей, как на еврейском кирпичном заводе Зайцева? Не слишком ли изысканная мысль даже для шизоида?

В-четвертых следует отметить для сравнения весьма примечательную черту всех без исключения бытовых убийств: и бытовые убийцы, и тем более бандиты склонны скрывать следы преступления, прятать труп, ведь если нет трупа, то нет и преступления с наказанием; иной раз находят даже обезображенные спрятанные трупы, что делается исключительно с целью затруднить опознание. Труп же Андрюши Ющинского был подброшен в людное место, где часто играли дети, в пещерку, а рядом с трупом были найдены подписанные ученические тетрадки убитого, нарочно подброшенные и облегчившие опознание. При чем здесь воры? Что, у воров ума бы не хватило тетрадки в иное место выбросить? Зачем им было облегчать опознание? А ведь подбрасываемые в людное место трупы убиенных характерны для ритуальных убийств по кровавому завету.

В-пятых, бытовые убийства не совершаются без мотива — мотив всегда есть, причем почти всегда он предельно очевиден. В распространяемых же священнодеятелями версиях убийства Андрюши Ющинского мотив воров лежит в области патопсихологической (шизофренической), а без помощи священноделов вообразить тут воровской мотив и вовсе невозможно. Мальчик не был связан с преступной средой, почему мотива и быть не могло. А кто же питает ненависть к невинному ребенку? Да ведь всякий человек в своем уме называет убийцу детей, тем более действующего с особой жестокостью, отнюдь не вором, а маньяком, не так ли? Разве этого мы не знаем? И разве же слово мы совсем ничего не значит против кучки тупых шизоидов?

В-шестых, в преступной среде, субкультуре, как и в любой иной среде, существуют свои правила поведения, своего рода нравственные основы, свои уважаемые дела и люди, но вот изуверы, убивающие детей с особой жестокостью, в тюрьме популярностью отнюдь не пользуются — гонимы и презираемы всеми. Да оно и понятно: нормальный человек ребенка убить не сможет, а сидеть с явным психом… В данной обстановке нравственным быть просто выгодно, даже агрессивно нравственным. Пойти на преднамеренное убийство ребенка с особой жестокостью для вора значило поставить себя в глазах своей среды рядом со слизняком вроде Бейлиса, которого в тюрьме, кстати, «обижали», а это постыдное и неприятное положение, которого любой вор попытался бы избежать — как начинающий, так и опытный. Допустить участие воров в убийстве Андрюши Ющинского можно бы было только при наличии очень сильного возбуждающего мотива, например смерти нескольких воров из шайки по умыслу мальчика, но это противоречит не только сведениям о мальчике, но и образу действий убийц: аффекта не было, более того, действовали они на редкость разумно, непостижимо даже для некоторых врачей.

Очень естественно для воров вели себя обвиненные евреями в убийстве мальчика Рудзинский, Сингаевский и Латышев: они сильно испугались и признали за собой кражу по своей воле, даже требовали в тюрьме подполковника Иванова, полагая, вероятно, что уж он-то простейшие вещи… Напряжение дошло до того, что Латышев попытался бежать из кабинета следователя — прыгнул на водосточную трубу и сорвался, после чего умер в больнице. Разумеется, если люди приходят в панику от голословного обвинения в убийстве ребенка, подкрепленного не фактами, а вымыслами в еврейских газетах, то счесть их жестокими хладнокровными убийцами невозможно. Бейлис, кстати, в панику не впадал даже от фактов, несмотря на истерический склад характера (психопатию).

Совершенно глупа еврейская клевета на Сингаевского, Рудзинского и Латышева также с точки зрения психологической. Подумайте, психически здоровые люди утром совершают изуверское кровавое убийство ребенка, а вечером спокойно идут обворовывать магазин, после чего едут в Москву кутить… Представьте себе, даже ведь в голову никому из них не пришло водки до отвала напиться после убийства. Да если бы убили они, то уже к обеду все бы пьянющие валялись — тут уж не до магазина. Убить ребенка с особой жестокостью отнюдь не так просто, как кажется евреям: это тягчайший удар по психике, и если бы это сделали нормальные люди, то им бы потребовалась значительная компенсация — не отложить запланированную кражу, новый стресс, они бы просто не смогли. Это невозможно.

В-седьмых следовало бы отметить вытачивание из мальчика крови, совершенно не совместимое с бытовым убийством. Строго говоря, впрочем, фактом это не является, так как большая потеря крови могла последовать и вне намерений убийц, а потому данный вопрос не является главным в определении ритуальности убийства Андрюши Ющинского, как отчего-то вообразили священномыслители. Вытачивание из мальчика крови мы подробнее обсудим чуть ниже, а здесь лишь укажем еще раз на оружие, очень удобное, на мой взгляд, именно для вытачивания крови. Дело в том, что в поперечном сечении эта изуверская колющая штука могла иметь площадь даже более, чем у ряда ножей. В протоколе вскрытия указаны размеры некоторых отчетливых ран, например: «На передней поверхности правой доли печени имеется два укола, из которых один ясно трехгранной формы, в 2 миллиметра по основанию и в 5 миллиметров по высоте», Дело Бейлиса. Т. II, стр. 152.— Толщина стали два миллиметра для ножа вполне прилична: это хороший охотничий нож, не самый большой, конечно, но серьезный, а по пять миллиметров ножей уже нет (это меч целый). Укол примерно такого размера представляет из себя не ножевую щель, а канал для кровотечения наружу, вроде большого кровеносного сосуда, с чем, возможно, связано отсутствие у мальчика обильных внутренних кровотечений, давших бы скопления крови внутри.

Нет ведь ни единого факта, который бы позволил считать убийство мальчика не только воровским, но и вообще бытовым — совершенным из аффективных побуждений, в числе коих ненависть, месть, зависть, корысть да прочие ужасы такого рода. Напротив, очень хорошо видно, что самое убийство было для преступников отнюдь не главным, уступая место более значимым для них действиям…

Ритуал в убийстве Андрюши

Священнодеятели, пытающиеся опровергнуть «кровавый навет», ритуальное использование евреями жертвенной крови, часто ссылаются на Ветхий завет, мол там даже намека подобного нет, а значит, откуда же у евреев возьмется эта дикая и совсем не священная мысль… Подобные утверждения представляют собой в большинстве случаев откровенную ложь и в меньшинстве…— Читать дальше

Тоже интересно:

  1. Убийство царской семьи
  2. Протоколы сионских мудрецов
  3. Антисемитизм

Зову живых